Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Темы - samurai

Страницы: [1] 2 3 4 5
1
Перед вами удивительный фотоархив З.М.Явича!

Снимки можно копировать на другие ресурсы исключительно в информационных (не коммерческих) целях без ограничений, но с обязательным указанием на источник и ссылкой на нас.


Большая часть этих фото преспокойно и давненько "пылилась" в нашей Галерее на сайте.
Коротко стриженные парни в тельняшках, неизвестные и очень- очень далёкие...
Ну так пришла пора вспомнить о них!

Перед вами выпуск Военно- теоретической школы лётчиков в Ленинграде.
Морской выпуск 1931- 32 г.г.



Большинство этих ребят, если не все, после окончания попали в Ейск учиться дальше на морских лётчиков, а в 1933-м закончили Училище. Тогда существовал такой порядок: в Ейске летали, осваивали разные типы самолётов. Но до того в Ленинграде целый год грызли гранит наук!

Было тяжёлое голодное время.
Но это было время великих побед в Авиации, время надежд!
Они готовились защищать Родину. Но они не могли и предположить, какая страшная война их ждёт впереди. Именно выпускники 30- х годов приняли на себя самый тяжёлый, самый мощный удар!
И приняли они его достойно!

Групповое фото выпускников Военно- теоретической школы.


2
Фото № 001 

Штабс- капитан Лейб- Гвардии Егерского полка, Морской Лётчик, участник I- й Мировой войны,
инженер, авиаконструктор Виктор Львович Корвин- Кербер.


Фото № 002



Фото № 003

Леонид, Виктор и Борис, сыновья Людвига Бернгардовича Корвин- Кербера, Вице- Адмирала Императорского флота, первого командира Флотилии Северного Ледовитого океана, и Ольги Фёдоровны Шульц. Наследники известнейших морских офицерских династий, все трое были авиаконструкторами.


Фото № 004

Начинаю публикацию удивительного Архива Морского лётчика, выпускника 1917 года Бакинского Отделения Офицерской Школы Морской Авиации Виктора Львовича Корвин- Кербера.

3
Войны / Война в Корее
« : 03.05.2009 12:43 »
Всего в воздушных боях советскими, китайскими и корейскими истребителями в период с ноября 1950 года по 27 июля 1953-го сбито 1307 самолетов. Из этого количества 75% всех уничтоженных в Корее самолетов приходится на долю советских летчиков, что еще раз подтверждает их решающий вклад в нанесенный противнику урон.

Всего же советскими, китайскими и корейскими частями ВВС (включая зенитную артиллерию и стрелков-зенитчиков сухопутных войск КНА и китайских народных добровольцев)  {676}  уничтожено 2814 самолетов американских ВВС и авиации союзных с ними стран.

Общие потери контингента советских войск в Корее составили 299 человек, из них офицеров — 138, сержантов и солдат — 161.

Советские авиационные дивизии, участвовавшие в отражении налетов авиации США, потеряли 120 летчиков. Потери зенитной артиллерии в личном составе составили 68 человек убитыми и 165 ранеными.

Потери самолетов в воздушных боях, проведенных летчиками контингента советских войск, составили 335 МиГ-15.


Почти 38 месяцев шло противостояние у 38-й параллели, которое унесло жизни около 4 миллионов человек. Боевые действия на земле шли с переменным успехом до 10 июля 1951 года, когда линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели. После этого бои носили локальный позиционный характер, не приносивший успеха ни одной из воюющих сторон.

На море боевые действия вообще носили односторонний характер с применением мощного флота только одной стороной — войсками ООН, — так как у КНДР не было своего военного флота.

А вот боевые действия в воздухе шли на протяжении всех трех лет войны, тем более что обе противоборствующие стороны имели в своем составе большое количество боевой авиации и активно ее применяли.

Воздушная война в Корее характерна тем, что впервые в боевых действиях в большом количестве была применена обеими воюющими сторонами реактивная авиация первого поколения разных типов. В ходе боевых действий обе стороны отрабатывали новые приемы воздушных боев с применением реактивной техники, вносили новшества по различному боевому применению реактивной авиации на ТВД.

Описанную в этой книге воздушную войну в небе Кореи можно разделить на пять этапов применительно к действиям авиации социалистического блока, состоявшего из трех стран-союзников в этой войне — СССР, КНР и КНДР. Военно-воздушные силы социалистического лагеря активно участвовали в этой войне и противостояли мощным ВВС стран ООН во главе с США, так как на 98% авиация ООН состояла из авиачастей ВВС и ВМС США.  {677}

Первый этап длился с 25 июня по 1 ноября 1950 года. В этот период боевые действия в небе Кореи молодая и малочисленная авиация КНДР вела с мощной армадой из 1340 самолетов 5-й Тактической ВА ВВС США на Дальнем Востоке и авиации Южной Кореи (всего двадцать самолетов из их числа). Заметим, что авиация КНДР состояла из 239 самолетов разных типов и назначений периода Второй мировой войны советского производства. Авиация же 5-й ТВА на Дальнем Востоке почти наполовину состояла из частей, на вооружении которых была реактивная техника. К тому же боевая подготовка и боевой опыт американских пилотов не шли ни в какое сравнение с подготовкой и боевым мастерством молодых северокорейских летчиков.

К этому следует добавить, что состав авиации ООН в Корее постоянно увеличивался. Так, уже с 29 июня 1950 года в боевые действия вступила эскадрилья Королевских ВВС Австралии — 77-я аэ на штурмовиках Ф-51 «Мустанг», а в июле — две транспортные аэ австралийских королевских ВВС — 30-я и 36-я аэ на самолетах С-47 «Скайтрейн». В июле была создана 1-я аэ Южнокорейских ВВС на самолетах Ф-51Д «Мустанг», а чуть позже (в ноябре–декабре 1950 г.) в состав авиации ООН вошла 2-я аэ Южноафриканских ВВС на штурмовиках Ф-51Д «Мустанг» и транспортная 13-я аэ греческих ВВС на самолетах С-47 «Скайтрейн».

Кроме того, с июля 1950 года в составе авианосных сил ВМС ООН в Корее действовали 5 авианосцев из состава ВМС Англии и Австралии с палубной авиацией своих стран (11 эскадрилий), три отдельные эскадрильи патрульных гидросамолетов типа «Сандерленд» Мк 5. В войне участвовали и летчики ВВС Канады — в Корею была направлена одна аэ транспортных самолетов типа ДС-4М «Норт Стар», кроме того, 20 канадских летчиков были зачислены в состав ВВС США и проходили боевую стажировку в составе их ВВС.

Конечно, против такой силы неопытные и малочисленные ВВС КНДР устоять не могли и были попросту разгромлены в основном на аэродромах и в немногочисленных воздушных боях.

Второй этап воздушной войны начался с 1 ноября 1950 года, когда в бойвступили советские летчики силой всего в одну авиадивизию сокращенного состава — около 100 самолетов. Однако на вооружении этой иад советских ВВС (речь идет о 151-й гиад генерала И.В. Белова) состояли современные, лучшие на тот период в советских ВВС реактивные истребители МиГ-15. Данная дивизия провоевала в 1950 году всего две недели, но внесла существенный перелом в ход воздушной войны  {678}  в Корее. Авиация ООН стала нести существенные потери и все чаще не выполняла поставленные перед нею боевые задачи. Постепенно на аэродромах Китая, расположенных недалеко от границы Северной Кореи, увеличивалось количество реактивных истребителей МиГ-15. На помощь 151-й гиад прибыли еще две советские иад сокращенного состава, и число МиГ-15 к концу года достигло 200 машин. Событием, повлиявшим на ход войны, стало создание на базе этих дивизий в конце 1950 года особого 64-го иак ПВО.

До апреля 1951 года три советские авиадивизии, сменяя друг друга, надежно прикрывали все важные стратегические объекты, вверенные им, постепенно расширив район своего действия капрелю 1951 года до г. Ансю в Северной Корее.

Третий период начался со смены состава 64-го иак, завершенной к июню 1951 года. В бой вступили две новые авиадивизии советских ВВС — 303-я и 324-я иад, элитарные авиачасти советских ВВС, обладающие большим боевым опытом и имеющие большой налет на реактивной технике. С вступлением в бой этих двух авиадивизий советских ВВС контроль над районом, который вскоре стал называться «Аллеей “мигов”», стал более надежным, и противник чувствовал себя, входя в этот район, очень неуверенным и осторожным. Сами американцы отмечали, что в этот период войны «миги» стали более агрессивными, а летчики, сидящие в них, были сильными и опасными противниками.

Данный состав 64-го иак был наиболее сильным за весь период войны в Корее, так как именно летчики этого состава корпуса захватили господство в районе «Аллеи “мигов”», разгромили несколько авиачастей 5-й ВА США, и именно их «работа» заставила командование 5-й ТВА убрать из района действия «мигов» поршневую ИБА — авиачасти, вооруженные штурмовиками Ф-51 «Мустанг», а также поршневую палубную авиацию, так как от противодействия «мигов» они несли большие потери. Весной и осенью 1951 года серьезные поражения и потери от огня «мигов» понесли бомбардировочные авиагруппы, вооруженные Б-29, и командование САК было вынуждено перевести эти бомбардировщики на ночную работу, чтобы снизить их потери.

Именно летчики данного состава одержали больше всех побед над летчиками США и пилотами ООН, сбив за этот период войны около 550 самолетов противника в воздушных боях. За успешные боевые действия в небе Кореи 18 летчикам и командирам 303-й и 324-й иад было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.  {679}

Однако ради объективности нужно отметить, что одна треть засчитанных летчикам этих дивизий побед являются предположительными. Чаще самолет противника получал только повреждения, но сбит не был. Дело в том, что подтверждения побед летчиков корпуса в этот период осуществлялись так: брались данные фотоконтроля и доклад участвовавших в бою летчиков, и на основании этого производилось подтверждение победы летчиков. То же самое делалось и в 64-м иак, в этот период поисковых команд тогда еще не было, и только иногда приходили подтверждения об упавших самолетах противника от наземных частей.

Рассматривая пленки фотоконтроля побед летчиков ЗОЗ-й и 324-й иад, приходишь к мнению, что часть побед спорна, так как огонь велся с большой дистанции (800–1000 м), и хотя самолет противника виден в прицеле, но уверенности, что он сбит, никакой. Поэтому в действительности число сбитых этими двумя дивизиями предположительно завышено. К тому же по большинству побед, одержанных в этот период, нет вещественных доказательств в виде деталей со сбитых самолетов. Но это нив коем случае не умаляет заслуг летчиков 303-й и 324-й иад или ставит под сомнение полученные за эту войну награды — получены нашими воинами заслуженно, и не их вина, если командованием корпуса не была налажена четкая работа по подтверждению всех побед летчиков, или в некоторых случаях были «натяжки» побед некоторым летчикам. Теперь доподлинно известно, что и у американцев большое количество липовых побед, однако вряд ли они будут делать ревизию и объективно подсчитывать победы своих летчиков. Да, честно сказать, это не делается нигде в мире. Известно, что после каждой войны одна сторона утверждает о своих победах и потерях, а другая дает на этот счет свои данные, и всегда они сильно разнятся. Не будет и ревизии побед и у советских летчиков — засчитано 303-й дивизии более 300 побед, так и останется в истории.это число побед. Оспаривать число побед и потерь может противная сторона — американцы, что они и делают на протяжении всего периода после корейской войны, но это их дело!

После этого руководство ударилось в другую крайность — не засчитывать, как нужно, победы, менять их авторов, занижая успех одних летчиков и возвышая других. Забирая их от рядовых летчиков, делая дутый авторитет их командирам. Об этом идет речь среди участников этой войны до сих пор.

Четвертый период воздушной войны в небе Кореи был самым неудачным, и начался он с января 1952 года с третьей смены 64-го иак: двух новых авиадивизий из системы ПВО СССР —  {680}  97-й и 190-й иад. В период их боевой деятельности (с конца января по середину августа 1952 года) господство в «Аллее “мигов”» было ослаблено — противник стал чувствовать себя более вольготно, и недаром именно в этот период командование 5-й ВА США смогло осуществить ряд своих успешных воздушных операций. В этот период войны мы не только начали утрачивать господство в воздухе, но и не могли защитить свои места базирования. Почти 50% потерь эти дивизии понесли в районе своих аэродромов на взлете или посадке. Количество побед резко снизилось, а количество потерь резко возросло, поэтому только одному летчику из состава этих двух авиадивизий было присвоено звание Героя Советского Союза за довольно скромное число побед (6 сбитых). Однако большинство упреков следует адресовать не летчикам корпуса, а командованию как 64-го иак, так и высшему командованию ВВС СССР. Только по их вине в мясорубку этой войны были брошены фактически не подготовленные к данным условиям воздушной войны летчики Армии ПВО, которые готовились к перехватам небольших групп бомбардировщиков противника и одиночных самолетов врага в рамках бытующей тогда концепции предполагаемой ядерной войны. Они не были готовы к ведению маневренных боев со скоростной и маневренной истребительной и истребительно-бомбардировочной авиацией противника, в данном случае с авиацией 5-й ТВА ВВС США в Корее. К этому надо добавить, что летный состав этих дивизий был молод и не обладал большим боевым опытом, налет на реактивной технике был невысок, а ввод в бой был осуществлен наспех, без надлежащей подготовки. Отсюда и большие потери в боях и потеря инициативы в этот период.

Правда, были и объективные моменты снижения побед и увеличения потерь в этот период войны. С 1952 года в бой была введена только реактивная боевая техника 5-й ВА США, которая к 1952 году возросла количественно в два раза. Качественно улучшилась и техника противника — в боях участвовали модернизированные Ф-84Е и Ф-84Д, а также в большом количестве появились Ф-86Е, что также повлияло на ход воздушных боев. Все это привело к перевесу в ходе воздушной войны в сторону противника.

Ввиду ухудшения обстановки в небе Кореи командованием ВВС СССР было принято решение вновь провести смену состава корпуса и вывести из боев 97-ю и 190-ю иад. Уже в июне 1952 года в бои вступили две вновь прибывшие из Союза авиадивизии ПВО — 133-я и 216-я иад. Так начался новый, заключительный и наиболее долгий (длиной в год) пятый период воздушной войны в Корее, который длился с июля 1952 года по август 1953 года. Состав корпуса вновь обновился, но перелома в воздушной войне не произошло, бои приняли локальный затяжной характер и шли с переменным успехом.

Хотя прибывший состав двух дивизий был более опытным, но он все равно ранее выполнял функции авиации ПВО. Таких крупномасштабных воздушных операций по всей ширине «Аллеи “мигов”», какие были в 1951 году, уже не было. Тогда наши армейские летчики сами осуществляли поиск противника, операции по вытеснению авиации противника из того или иного района «Аллеи “мигов”», а в 1952 и 1953 годах этого почти не делалось — выполнялись чисто функции авиации ПВО, прикрывались те или иные важные объекты Северной Кореи. Правда, надо отметить, что летчики ПВО, изучив тактику нового противника, все же довольно надежно прикрывали вверенные им объекты КНДР от налетов авиации противника. Ради объективности заметим, что состав авиации противника постоянно качественно улучшался: истребители Ф-86Е были заменены наболее мощные и маневренные (более мощный двигатель и новое крыло с предкрылками) Ф-86Ф разных модификаций (Ф-1, Ф-25, Ф-30), к тому же часть ИВА 5-й ТВА США в 1953 году вновь была обновлена почти наполовину, поэтому вместо устаревших Ф-80 в авиакрылья прибыли новые истребители-бомбардировщики Ф-86Ф-30. Все авиакрылья ИВА, имеющие штурмовики Ф-84Е и Ф-84Д, получили новую модификацию «тандерджет» Ф-84Г. Поэтому в 1953 году наши летчики сражались в  {682}  небе Кореи только с модифицированными «сейбрами» и «тандерджетами».

На вооружении 64-го иак неизменно оставалась все та же модификация нашего лучшего на тот период истребителя МиГ-15бис, который, однако, в 1953 году утратил былые преимущества. По сути, характеристики «сейбра» и «мига» сравнялись по многим показателям, и теперь в бою решало, кто сидит в кабине самолета: молодой, неопытный пилот или опытный мастер своего дела, обладающий богатым боевым опытом и мастерством. Неверное решение командующего авиацией ПВО маршала Савицкого А.Я., который в качестве пополнения в 64-й иак направлял молодых и неопытных пилотов из авиации частей ПВО с налетом на реактивной технике в 30–50 часов, способствовало тому, что именно они становились добычей опытных летчиков 4-го и 51-го иакр ВВС США. В наших ВВС было немало авиачастей армейской авиации, обладающих богатым боевым опытом, имеющих высокое мастерство и большой налет на реактивной технике. Если бы они направлялись в состав 64-го иак, то, вероятно, обстановка в ходе боевых действий в небе Кореи коренным образом изменилась бы в нашу сторону, но этого сделано не было.

4
           
                                1947 год, г.Ейск
Молодой, необученный. 7 ноября 1947год. На другой день после присяги.
                 Через два дня исполнится семнадцать лет.

                          ЖИЗНЬ
приключения и невыдуманные истории
               о Полярной Авиации
    Ейского училища бывшего курсанта
             /из 1951 года выпуска/
                          МАРКА,
             рассказанные им самим.


***

Я с тридцатого года... В 47-м поступил в ВМАУ им.Сталина в Ейске,
а закончил уже в Николаевском ВММТАУ в 51-м.


***

Предисловие:

"Алё, Галина, это Марк из Иерусалима..."- удивительно радостный и бодрый голос человека на том конце провода. Я знаю, кто он, знаю, что ему немало лет, и я очень удивилась той живости и скорости, с какой он откликнулся на мою просьбу. Да что там, просьбу! Будто ветеран только ждал, когда его пригласят на этот Форум, в тот дом, где теперь виртуально живут дети и внуки тех, кого он помнит молодыми, с кем учился, служил и работал.

"Галина, я написал две книжки. Впрочем, книжки- громко сказано. Первую я сам напечатал и сам переплёл. Вторую издали лучше, она уже настоящая. Обе вышли "огромным" тиражом, целых 15- 20 экземпляров каждая, и тут же разошлись по друзьям и знакомым. Но я хочу Вам послать обе. Во второй книге я немного переработал и дополнил истории, написанные в первой. И ещё я в ближайшее время попрошу перефотографировать снимки, как Вы просите, и тогда всё вместе вышлю Вам".

"Алё, Галина, это Марк. Я послал Вам книги и диск, а ещё записи всех сообщений в интернете по датам, чтобы Вам легче было их найти." Через три (!) дня экспресс почтой я их получила! Вторую, более полную книжку я отсканирую и размещу немного позже. Хотя часть интернет- историй совпадают с тем, что рассказано в книге, это всё же разные вещи. А пока что представляю живые истории от Марка, рассказанные на ветках Лётного Братства "Морская Авиация- Есть!".




***

Спасибо, Старший матрос за то, что рассказал одну мою историю. А теперь я расскажу другую, о которой сейчас уже почти никто не знает. Все помнят про знаменитый Карибский кризис, когда мы были, как говорили, в одном дне от Третьей мировой войны А я расскажу о моменте, когда мы были в пятнадцати минутах от войны с Америкой. За каждое слово ручаюсь, так как я был непосредственным участником этих событий.

В январе 1952-го года я, после окончания николаевского ВММТАУ (Военно-Морское Минно-Торпедное Авиационное Училище. Оно существовало до 1956 г, поэтому я так подробно нго назвал) прибыл на ТОФ, в Романовку в 1535-й Киркинесский, Гвардей ский, орденов... полк.

Самолет мой - Ил-4. Для штурманов: в носу кабины ГОРИЗОНТАЛЬНО установлен путевой компас А-4,Это картушка, плавающая в жидкости, как на кораблях восемнадцатого века.

И вот как то летом, только только начинало рассветать, посыльный грохочет в окно (я жил в деревне): Тревога! Прыгаю в комбенизон, Планшет с картрй, ветрочетоми и НЛ-8 и бегом в эскадрилью. Сейчас, думаю, как обычно -постение, проверка явки, поболтаем немного, о пойдем досыпать.

Перед штабом эскадры адьютант: Получать оружие, и на стоянку готовить самолеты к вылету! Ну, думаю, наверно Комдив нас проверяет. Стоянку прожектора освещают, охрана с автоматами. Подготовили машины к вылету, заправили, ждем. Команда: подвесить по четыре ФАБ-250, ввенуть взрыватели АПУВ-1, Ого! Не иначе нас Командующий ВВС проверяет!!

Подвесили, сделали, ждем что дальше будет. А дальше - следующая команда: Вывернуть взрыватели, бомбы снять, подвесить четыре ФАБ-500, ввернуть взрыватели...

Вы представьте себе что это такое: Полк, 27 машин, на каждой две тонны боьб с боевыми взрывателями. Да еще видим, что на стоянку второго полка провезли торпеды с боевыми зарядными отделениями, в за тем мащина с автоматчиками, а там взрыватели к торпедам!Что, говорю, Шмага (летчик мой, Шмачков Вадим, а по паспорту - Выдезнар, т.е. - Выше Держи Знамя Революции, вот родители удружили!), не иначе сам Генерал-полковник Преображенский пожаловал! Летному составу в штаб полка! На доске большая схема: Залив Петра Великого, южнее ордер кораблей, в центре - аваяносец. Командир полка с указкой около схемы. - Товарищи офицеры! Тревога - боевая. Повторяю: тревога была не учебная, не учебно- боевая, тревога -БОЕВАЯ!! Авианосец "Энтерпрайс" , работавший по Корее ( напоминаю:52-й год, Корейская война)взял курс на нашу Главную ВМ базу, на Владивосток. В составе ордера один крейсер, ....эсминцев, ...сторожевиков. На данный момент кординаты Широта..., долгота... Наша задача - бомбовый удар полком, осровная цель - авианосец.

10 минут на прокладку маршрута, и по самолетам. Полк поведу я.
По команде весь полк запустился,выруливаем, первое звено уже на полосе (я во втором звене). За нами вытягивается второй полк с торпедами.

Командир полка просит взлет. -Минуту ждать! Через минуту-две опять - Разрешите взлет! -Минуту ждать! И так раза три. Потом команда: -Двигатели выключить, из кабин не выходить, запуск по трем зеленым ракетам.

Через три часа зарулили на стоянку, бомбы не снимали, Трое суток провели в штабе и около него, потом - отбой. Вот я описал то, что было. Больше ничего не знаю кроме того, что за несколько минут, когда мы были уже на взлетной, авианосная эскадра застопорила ход. Остальное - додумывайте сами. Знаю только одно: наш полк был послан для отвлеченияи должен был быть практически полностью уничтожен: 27 тихоходных ИЛ-4 (если не ошибаюсь - 270км) плотным строем, на высоте 1200м.... Но тогда мы об этом не думали.

Вот такая история.

6
Лето и осень 1913 г. прошли на 1-ой Воздушной Станции в учебных полетах, и ноябре погиб во время такого полета талантливый молодой летчик П. Ваксмут.

Балтийское море

Драшпиль http://www.xxl3.ru/kadeti/rus_mor_avia.htm

 лейтенант П. Ваксмут погиб в результате аварии 23 ноября 1913 года.  В телеграмме, полученной помощником начальника Главного Морского штаба говорилось : « Сегодня в 4 часа дня лётчик Службы связи Балтийского моря лейтенант Пётр Ваксмут 1-й на гидроаэроплане типа Сикорский-10, имея пассажиром вольнонаёмного инженера по авиационной части Шишкова, планировал после ½ часового полёта на воду. На высоте 30 метров аппарат клюнул носом и упал в воду. Сидевший в аппарате лейтенант Ваксмут найден мёртвым с разбитой головой (вероятно, произошло кровоизлияние в мозг), у инженера Шишкова вывих руки и лёгкие травматические повреждения, опасности для жизни нет» П.П.Ваксмут исключён из списков погибшим при исполнении служебных обязанностей (10.12.1913). Лейтенант Ваксмут стал 28-м погибшим русским лётчиком

Из переписки с ДМЛ.

7
Фото из личных архивов Олега Бугаёва, любезно предоставленные им самим.

Убедительная просьба- не растаскивать на другие ресурсы без личного согласия автора.
Нам будет приятно, если вы пригласите друзей посмотреть эти фото сюда, дав ссылку на эту и другие темы форума.  %6

Тренировка парада 2008 года.







10


Курсант Ейского военно-морского авиационного училища им. И.В.Сталина А.П.Аносов. 1940 год.

Александр Петрович Аносов- летчик 12-го ГБАП КБФ, закончил училище в 1943 году.



Курсанты Ейского военно-морского авиационного училища им. И.В.Сталина, 1940 год: Аносов (в центре), Богданов (справа), слева (?). Имени третьего курсанта Александр Петрович уже не помнит, помнит только, что он был родом из Ростова-на-Дону.


"- Как Вы оцениваете войну сейчас?

- Да, так же как и раньше. Надо было драться, иначе всему конец, мне, тебе, России. Мы не могли не победить и победили."

Воспоминания тут http://www.airforce.ru/history/ww2/anosov/index.htm

Страницы: [1] 2 3 4 5
Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта