Просмотр сообщений

В этом разделе можно просмотреть все сообщения, сделанные этим пользователем.


Сообщения - Бурыч

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
1
у нас нет диванчика))))))

2
А так же было опробовано левое кресло нашего фалкона))))

3
Игорь был в гостях на нашем самолете, за что был награжден фирменными тапочками))))

4
Млин, Серега, не грузится((((((
весит 139КБ, а говорит что более 150 нельзя((((((
Лови на мыло!!!!!

5
А сегодня будет такое?!
Главное чтобы дождя не было))))) с ветром))))

6
Серега, что-то ты в Скайпе перестал показываться((((((
Кризис или дела появились?

7
Серега, возможно скоро и я к тебе заеду((((((
Где-то в конце мая((((

8
Очень надеюсь что у Славы все хорошо закончится!!!
Вчера был в церкве, поставил свечу за Славу.


9
Привет всем!
Вот ссылка о нашем Типе!
http://www.nevskoevremya.spb.ru/criminal/5235/kogdavnachalnikah/

Когда в начальниках согласья нет
15-04-2009
Побег вора из колонии стал причиной ареста нескольких высокопоставленных руководителей ГУ ФСИН

Эта история началась еще в феврале в колонии-поселении при следственном изоляторе № 6 в Горелово, где хватились заключенного – 34-летнего уроженца Белоруссии Ильи Биязова, осужденного за кражу. В тот же день были сформированы три оперативно-поисковые группы, которые направились в Калугу, Москву и Владимир, туда, где мог появиться беглец. Спустя 12 дней одна из групп обнаружила Биязова в поселке под Владимиром. При задержании у беглого воришки сдали нервы – начался острый психоз, обострилась язвенная болезнь. В 10 вечера того же дня арестанта доставили в областную больницу имени Гааза и поместили в психиатрическое отделение.
Вечером следующего дня врачи тюремной больницы обнаружили ушибы на спине заключенного и тут же позвонили куда следует, хотя раньше медики такой «сор» из избы старались не выносить. Реакция последовала незамедлительно. В больницу прибыл старший следователь следственного отдела Центрального района Следственного управления по Санкт-Петербургу, чтобы разобраться в избиении заключенного. Проверка, которая в обычной ситуации заняла бы недели, была окончена за считаные часы, а ушибы на спине арестанта обернулись уголовным делом. В принципе так и должно быть: на любое насилие нужно реагировать немедленно. Неувязка лишь в том, что правозащитники и журналисты, работающие с арестантами, давно привыкли, что возбуждения уголовного дела в таких случаях приходится добиваться месяцами. Даже когда речь идет о массовом избиении, серьезных увечьях и гибели людей.
На этот раз следствие действовало молниеносно. Днем 19 февраля был задержан начальник оперативного управления ГУ ФСИН подполковник Вячеслав Типпель. В его служебном кабинете, машине и съемной квартире провели обыск. Именно Типпеля следствие заподозрило в избиении заключенного – он посещал беглого арестанта в его палате в числе еще десятка офицеров ГУ ФСИН.
А на следующий после задержания день Смольнинский суд постановил заключить Типпеля под стражу. Его водворили в СИЗО № 3. Это событие произвело эффект разорвавшейся бомбы в системе: что бы раньше ни происходило за тюремными стенами, столь высокопоставленные люди никогда не привлекались к ответственности.
Дальше – больше. По подозрению в избиении того самого заключенного задержаны начальник СИЗО № 6 (из него и сбежал Биязов) подполковник Андрей Гаврилов и его заместитель Александр Хачикян. Они тоже помещены под стражу.
Тем временем за беглым вором Ильей Биязовым приехали сотрудники ФСБ и забрали из больницы в свой ведомственный следственный изолятор. Вор перешел в разряд особо охраняемых свидетелей. А люди, разбирающиеся в тайных механизмах правоохранительной машины, сразу догадались: даже столь незначительная фигура может помочь снести верхушку уголовно-исполнительной системы региона и поменять установившиеся в ней порядки. Эти смелые предположения стали оправдываться, когда спустя примерно месяц после вышеописанных событий начальник ГУ ФСИН по Петербургу и Ленобласти Владимир Маленчук получил грозную бумагу из Москвы, – ему объявили выговор. После этого его заместитель по безопасности и оперативной работе Евгений Бычков написал рапорт об отставке. По словам коллег, это был благородный поступок офицера, который сам взял на себя вину за то, что не уследил, не справился, не оправдал доверия. И это при том, что Бычков был в отпуске, когда развивались эти драматические события, и никак не мог на них повлиять.
Среди своих сослуживцев и журналистов, работающих с тюремным ведомством, Бычков заслужил репутацию трудоголика и аскета. Все привыкли, что приходит он на работу едва ли не раньше всех и уходит последним. Его невозможно застать в кабинете – он ездит по учреждениям, следит за порядком, вмешивается во все нюансы тюремного жизнеустройства. При этом второй человек в уголовно-исполнительной системе крупного региона живет в общежитии учебного центра ГУ ФСИН в Пушкине, месяцами не видит близких. Бычков – один из тех людей, которые работают не за страх, а за совесть и получают удовольствие от своего труда, говорят сослуживцы. Теперь судьбу Евгения Бычкова должны решить в Москве – в Федеральной службе исполнения наказаний.
Между тем расследование ЧП в тюремной больнице продолжается. С самого начала в Следственном управлении по Петербургу наотрез отказываются от официальных комментариев. Журналистам четко дают понять: в этом деле не все так просто и лучше держаться от него подальше. Однако «НВ» удалось выяснить из источников в следственном ведомстве, что в день, когда обнаружились ушибы на спине у беглого заключенного, в палате Биязова побывали двое уголовников, осужденных за изнасилование и разбой, работающих санитарами в тюремной больнице. Что эти люди делали там, неизвестно, но именно на показаниях арестантов из «хозобслуги», по нашим сведениям, и строится обвинение против Типпеля, Гаврилова и Хачикяна.
Безусловно, в правовом государстве любое насилие против человека, тем более подневольного, должно быть наказано вне зависимости от должности и статуса виновного. Но адвокаты и правозащитники, привыкшие месяцами и годами безуспешно добиваться справедливости в таких случаях, откровенно говоря, не верят, что ушибы на спине беглого вора стали истинной причиной таких потрясений в руководстве ГУ ФСИН. Достаточно вспомнить массовое избиение заключенных колонии № 3 в Форносово в 2006 году, загадочную гибель одного из арестантов, который осмелился сделать этот факт достоянием гласности, смерть нескольких заключенных «Крестов» в 2005–2007 годах, когда во время прокурорской проверки выяснялось, что сотрудники учреждения водили людей в чужие камеры на «разборку», после чего выносили тела. Ни один из тогдашних руководителей ГУ ФСИН или начальников учреждений после этого за решеткой не оказался. Сейчас эти люди стали чиновниками, занялись бизнесом и преподавательской деятельностью.
Именно поэтому в юридических кругах ищут другие, скрытые причины происходящих в ГУ ФСИН событий. В адвокатском сообществе бытует версия, что Владимиру Маленчуку и его команде мстят за несговорчивость. Говорят, раньше между силовыми структурами существовал негласный корпоративный договор – с ГУ ФСИН можно было условиться, кого «сгноить» в тюрьме, кому создать более комфортные условия, кого поскорее отпустить на УДО. Маленчук же решил все делать по-своему и вызвал неудовольствие многих влиятельных людей.
Еще одна версия – в этом году наконец началось активное строительство новых «Крестов» – огромного тюремного комплекса площадью 100 гектаров. На эти цели государство собирается потратить более 13 миллиардов рублей – сумму достаточную, чтобы заинтересовать довольно серьезных людей.   

история вопроса

Маленчук и его команда
Полтора года назад на должность начальника главного управления Федеральной службы исполнения наказаний (ГУ ФСИН) по Петербургу и Ленобласти был назначен Владимир Маленчук – человек пришлый, никаких связей в Питере не имевший. Он вместе со своей командой, собранной практически по всей России, с ходу начал наводить новые порядки. Когда в ведомстве задул ветер перемен, многие сотрудники аппарата, начальники учреждений, офицеры и даже рядовые сотрудники предпочли уйти из него. И даже адвокаты тогда хватались за голову: как работать, если сломаны привычные схемы и разрушены отлаженные связи?
Перемены в тюремном ведомстве вовсе не ограничились кадровой политикой. Выражаясь соответствующими словами, «черные зоны» (в которых порядки диктуют криминальные лидеры) постепенно стали «красными», то есть власть полностью перешла в руки официального начальства. В учреждениях резко ужесточили порядок, провели селекцию заключенных, отправили в другие колонии криминальных лидеров, которым прежде очень даже хорошо сиделось в Питере. Естественно, это не вызвало восторга среди заключенных. В «Крестах» и в колонии № 5 в Металлострое произошло даже некое подобие беспорядков. Тогда в прессу попадали страшные сообщения о массовых голодовках, избиениях заключенных и прочих несчастьях, которые оказались позже уткой. Юристы и журналисты даже устроили своеобразный тотализатор: кто в итоге окажется сильней – криминалитет или новое руководство ГУ ФСИН?
Маленчук и его команда это испытание выдержали. Очень скоро все потрясения закончились. И тюремное начальство занялось ремонтом, благоустройством и прочими хозяйственными заботами. Вдруг нашлись деньги на строительство и ввод новых корпусов. За полтора года облик учреждений изменился до неузнаваемости. Заключенные стали привыкать жить в чистоте, есть в столовой, выходить на работу. В «Крестах» впервые за всю историю тюрьмы вывели всех крыс и тараканов. Для этого оказалось достаточным заключить договор со специализированной фирмой, до чего раньше никто не додумался. В некоторых корпусах старейшей городской тюрьмы впервые за пять лет появилось тепло, из кранов полилась горячая вода, в камерах и галереях покрасили тоскливые обшарпанные стены.
Надо сказать, что при Владимире Маленчуке тюремное ведомство стало едва ли не самой открытой силовой структурой в регионе. Журналисты впервые получили возможность обращаться за комментариями непосредственно к руководителю и его заместителям. Тогда как другие ведомства ограничивают контакты на уровне пресс-служб. Показательный факт: когда в «Крестах» начались волнения, руководство тут же созвало пресс-конференцию и журналисты из первых уст узнали, что происходит на самом деле. И это был беспрецедентный случай. А когда в колониях навели порядок, за тюремные стены стали пускать даже родственников заключенных, устраивать для них дни открытых дверей, чтобы люди своими глазами увидели, в каких условиях живут их близкие. Грамотная политика руководства ГУ ФСИН положила конец разговорам о бунтах, насилии и беззаконии в тюрьмах.

Кстати, осведомленные люди говорят, что предшественник Маленчука Валерий Заборовский, отправленный на пенсию летом 2007 года, не прочь был возглавить дирекцию по строительству тюремного комплекса. Эту же должность прочили Александру Волоху – бывшему начальнику ГУ ФСИН по СЗФО. Во всяком случае, именно эти две фамилии фигурировали в слухах.



10
Мужик, я сама ох....ля

Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта