Автор Тема: Война в Корее  (Прочитано 15054 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Война в Корее
« : 03.05.2009 12:43 »
Всего в воздушных боях советскими, китайскими и корейскими истребителями в период с ноября 1950 года по 27 июля 1953-го сбито 1307 самолетов. Из этого количества 75% всех уничтоженных в Корее самолетов приходится на долю советских летчиков, что еще раз подтверждает их решающий вклад в нанесенный противнику урон.

Всего же советскими, китайскими и корейскими частями ВВС (включая зенитную артиллерию и стрелков-зенитчиков сухопутных войск КНА и китайских народных добровольцев)  {676}  уничтожено 2814 самолетов американских ВВС и авиации союзных с ними стран.

Общие потери контингента советских войск в Корее составили 299 человек, из них офицеров — 138, сержантов и солдат — 161.

Советские авиационные дивизии, участвовавшие в отражении налетов авиации США, потеряли 120 летчиков. Потери зенитной артиллерии в личном составе составили 68 человек убитыми и 165 ранеными.

Потери самолетов в воздушных боях, проведенных летчиками контингента советских войск, составили 335 МиГ-15.


Почти 38 месяцев шло противостояние у 38-й параллели, которое унесло жизни около 4 миллионов человек. Боевые действия на земле шли с переменным успехом до 10 июля 1951 года, когда линия фронта стабилизировалась в районе 38-й параллели. После этого бои носили локальный позиционный характер, не приносивший успеха ни одной из воюющих сторон.

На море боевые действия вообще носили односторонний характер с применением мощного флота только одной стороной — войсками ООН, — так как у КНДР не было своего военного флота.

А вот боевые действия в воздухе шли на протяжении всех трех лет войны, тем более что обе противоборствующие стороны имели в своем составе большое количество боевой авиации и активно ее применяли.

Воздушная война в Корее характерна тем, что впервые в боевых действиях в большом количестве была применена обеими воюющими сторонами реактивная авиация первого поколения разных типов. В ходе боевых действий обе стороны отрабатывали новые приемы воздушных боев с применением реактивной техники, вносили новшества по различному боевому применению реактивной авиации на ТВД.

Описанную в этой книге воздушную войну в небе Кореи можно разделить на пять этапов применительно к действиям авиации социалистического блока, состоявшего из трех стран-союзников в этой войне — СССР, КНР и КНДР. Военно-воздушные силы социалистического лагеря активно участвовали в этой войне и противостояли мощным ВВС стран ООН во главе с США, так как на 98% авиация ООН состояла из авиачастей ВВС и ВМС США.  {677}

Первый этап длился с 25 июня по 1 ноября 1950 года. В этот период боевые действия в небе Кореи молодая и малочисленная авиация КНДР вела с мощной армадой из 1340 самолетов 5-й Тактической ВА ВВС США на Дальнем Востоке и авиации Южной Кореи (всего двадцать самолетов из их числа). Заметим, что авиация КНДР состояла из 239 самолетов разных типов и назначений периода Второй мировой войны советского производства. Авиация же 5-й ТВА на Дальнем Востоке почти наполовину состояла из частей, на вооружении которых была реактивная техника. К тому же боевая подготовка и боевой опыт американских пилотов не шли ни в какое сравнение с подготовкой и боевым мастерством молодых северокорейских летчиков.

К этому следует добавить, что состав авиации ООН в Корее постоянно увеличивался. Так, уже с 29 июня 1950 года в боевые действия вступила эскадрилья Королевских ВВС Австралии — 77-я аэ на штурмовиках Ф-51 «Мустанг», а в июле — две транспортные аэ австралийских королевских ВВС — 30-я и 36-я аэ на самолетах С-47 «Скайтрейн». В июле была создана 1-я аэ Южнокорейских ВВС на самолетах Ф-51Д «Мустанг», а чуть позже (в ноябре–декабре 1950 г.) в состав авиации ООН вошла 2-я аэ Южноафриканских ВВС на штурмовиках Ф-51Д «Мустанг» и транспортная 13-я аэ греческих ВВС на самолетах С-47 «Скайтрейн».

Кроме того, с июля 1950 года в составе авианосных сил ВМС ООН в Корее действовали 5 авианосцев из состава ВМС Англии и Австралии с палубной авиацией своих стран (11 эскадрилий), три отдельные эскадрильи патрульных гидросамолетов типа «Сандерленд» Мк 5. В войне участвовали и летчики ВВС Канады — в Корею была направлена одна аэ транспортных самолетов типа ДС-4М «Норт Стар», кроме того, 20 канадских летчиков были зачислены в состав ВВС США и проходили боевую стажировку в составе их ВВС.

Конечно, против такой силы неопытные и малочисленные ВВС КНДР устоять не могли и были попросту разгромлены в основном на аэродромах и в немногочисленных воздушных боях.

Второй этап воздушной войны начался с 1 ноября 1950 года, когда в бойвступили советские летчики силой всего в одну авиадивизию сокращенного состава — около 100 самолетов. Однако на вооружении этой иад советских ВВС (речь идет о 151-й гиад генерала И.В. Белова) состояли современные, лучшие на тот период в советских ВВС реактивные истребители МиГ-15. Данная дивизия провоевала в 1950 году всего две недели, но внесла существенный перелом в ход воздушной войны  {678}  в Корее. Авиация ООН стала нести существенные потери и все чаще не выполняла поставленные перед нею боевые задачи. Постепенно на аэродромах Китая, расположенных недалеко от границы Северной Кореи, увеличивалось количество реактивных истребителей МиГ-15. На помощь 151-й гиад прибыли еще две советские иад сокращенного состава, и число МиГ-15 к концу года достигло 200 машин. Событием, повлиявшим на ход войны, стало создание на базе этих дивизий в конце 1950 года особого 64-го иак ПВО.

До апреля 1951 года три советские авиадивизии, сменяя друг друга, надежно прикрывали все важные стратегические объекты, вверенные им, постепенно расширив район своего действия капрелю 1951 года до г. Ансю в Северной Корее.

Третий период начался со смены состава 64-го иак, завершенной к июню 1951 года. В бой вступили две новые авиадивизии советских ВВС — 303-я и 324-я иад, элитарные авиачасти советских ВВС, обладающие большим боевым опытом и имеющие большой налет на реактивной технике. С вступлением в бой этих двух авиадивизий советских ВВС контроль над районом, который вскоре стал называться «Аллеей “мигов”», стал более надежным, и противник чувствовал себя, входя в этот район, очень неуверенным и осторожным. Сами американцы отмечали, что в этот период войны «миги» стали более агрессивными, а летчики, сидящие в них, были сильными и опасными противниками.

Данный состав 64-го иак был наиболее сильным за весь период войны в Корее, так как именно летчики этого состава корпуса захватили господство в районе «Аллеи “мигов”», разгромили несколько авиачастей 5-й ВА США, и именно их «работа» заставила командование 5-й ТВА убрать из района действия «мигов» поршневую ИБА — авиачасти, вооруженные штурмовиками Ф-51 «Мустанг», а также поршневую палубную авиацию, так как от противодействия «мигов» они несли большие потери. Весной и осенью 1951 года серьезные поражения и потери от огня «мигов» понесли бомбардировочные авиагруппы, вооруженные Б-29, и командование САК было вынуждено перевести эти бомбардировщики на ночную работу, чтобы снизить их потери.

Именно летчики данного состава одержали больше всех побед над летчиками США и пилотами ООН, сбив за этот период войны около 550 самолетов противника в воздушных боях. За успешные боевые действия в небе Кореи 18 летчикам и командирам 303-й и 324-й иад было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.  {679}

Однако ради объективности нужно отметить, что одна треть засчитанных летчикам этих дивизий побед являются предположительными. Чаще самолет противника получал только повреждения, но сбит не был. Дело в том, что подтверждения побед летчиков корпуса в этот период осуществлялись так: брались данные фотоконтроля и доклад участвовавших в бою летчиков, и на основании этого производилось подтверждение победы летчиков. То же самое делалось и в 64-м иак, в этот период поисковых команд тогда еще не было, и только иногда приходили подтверждения об упавших самолетах противника от наземных частей.

Рассматривая пленки фотоконтроля побед летчиков ЗОЗ-й и 324-й иад, приходишь к мнению, что часть побед спорна, так как огонь велся с большой дистанции (800–1000 м), и хотя самолет противника виден в прицеле, но уверенности, что он сбит, никакой. Поэтому в действительности число сбитых этими двумя дивизиями предположительно завышено. К тому же по большинству побед, одержанных в этот период, нет вещественных доказательств в виде деталей со сбитых самолетов. Но это нив коем случае не умаляет заслуг летчиков 303-й и 324-й иад или ставит под сомнение полученные за эту войну награды — получены нашими воинами заслуженно, и не их вина, если командованием корпуса не была налажена четкая работа по подтверждению всех побед летчиков, или в некоторых случаях были «натяжки» побед некоторым летчикам. Теперь доподлинно известно, что и у американцев большое количество липовых побед, однако вряд ли они будут делать ревизию и объективно подсчитывать победы своих летчиков. Да, честно сказать, это не делается нигде в мире. Известно, что после каждой войны одна сторона утверждает о своих победах и потерях, а другая дает на этот счет свои данные, и всегда они сильно разнятся. Не будет и ревизии побед и у советских летчиков — засчитано 303-й дивизии более 300 побед, так и останется в истории.это число побед. Оспаривать число побед и потерь может противная сторона — американцы, что они и делают на протяжении всего периода после корейской войны, но это их дело!

После этого руководство ударилось в другую крайность — не засчитывать, как нужно, победы, менять их авторов, занижая успех одних летчиков и возвышая других. Забирая их от рядовых летчиков, делая дутый авторитет их командирам. Об этом идет речь среди участников этой войны до сих пор.

Четвертый период воздушной войны в небе Кореи был самым неудачным, и начался он с января 1952 года с третьей смены 64-го иак: двух новых авиадивизий из системы ПВО СССР —  {680}  97-й и 190-й иад. В период их боевой деятельности (с конца января по середину августа 1952 года) господство в «Аллее “мигов”» было ослаблено — противник стал чувствовать себя более вольготно, и недаром именно в этот период командование 5-й ВА США смогло осуществить ряд своих успешных воздушных операций. В этот период войны мы не только начали утрачивать господство в воздухе, но и не могли защитить свои места базирования. Почти 50% потерь эти дивизии понесли в районе своих аэродромов на взлете или посадке. Количество побед резко снизилось, а количество потерь резко возросло, поэтому только одному летчику из состава этих двух авиадивизий было присвоено звание Героя Советского Союза за довольно скромное число побед (6 сбитых). Однако большинство упреков следует адресовать не летчикам корпуса, а командованию как 64-го иак, так и высшему командованию ВВС СССР. Только по их вине в мясорубку этой войны были брошены фактически не подготовленные к данным условиям воздушной войны летчики Армии ПВО, которые готовились к перехватам небольших групп бомбардировщиков противника и одиночных самолетов врага в рамках бытующей тогда концепции предполагаемой ядерной войны. Они не были готовы к ведению маневренных боев со скоростной и маневренной истребительной и истребительно-бомбардировочной авиацией противника, в данном случае с авиацией 5-й ТВА ВВС США в Корее. К этому надо добавить, что летный состав этих дивизий был молод и не обладал большим боевым опытом, налет на реактивной технике был невысок, а ввод в бой был осуществлен наспех, без надлежащей подготовки. Отсюда и большие потери в боях и потеря инициативы в этот период.

Правда, были и объективные моменты снижения побед и увеличения потерь в этот период войны. С 1952 года в бой была введена только реактивная боевая техника 5-й ВА США, которая к 1952 году возросла количественно в два раза. Качественно улучшилась и техника противника — в боях участвовали модернизированные Ф-84Е и Ф-84Д, а также в большом количестве появились Ф-86Е, что также повлияло на ход воздушных боев. Все это привело к перевесу в ходе воздушной войны в сторону противника.

Ввиду ухудшения обстановки в небе Кореи командованием ВВС СССР было принято решение вновь провести смену состава корпуса и вывести из боев 97-ю и 190-ю иад. Уже в июне 1952 года в бои вступили две вновь прибывшие из Союза авиадивизии ПВО — 133-я и 216-я иад. Так начался новый, заключительный и наиболее долгий (длиной в год) пятый период воздушной войны в Корее, который длился с июля 1952 года по август 1953 года. Состав корпуса вновь обновился, но перелома в воздушной войне не произошло, бои приняли локальный затяжной характер и шли с переменным успехом.

Хотя прибывший состав двух дивизий был более опытным, но он все равно ранее выполнял функции авиации ПВО. Таких крупномасштабных воздушных операций по всей ширине «Аллеи “мигов”», какие были в 1951 году, уже не было. Тогда наши армейские летчики сами осуществляли поиск противника, операции по вытеснению авиации противника из того или иного района «Аллеи “мигов”», а в 1952 и 1953 годах этого почти не делалось — выполнялись чисто функции авиации ПВО, прикрывались те или иные важные объекты Северной Кореи. Правда, надо отметить, что летчики ПВО, изучив тактику нового противника, все же довольно надежно прикрывали вверенные им объекты КНДР от налетов авиации противника. Ради объективности заметим, что состав авиации противника постоянно качественно улучшался: истребители Ф-86Е были заменены наболее мощные и маневренные (более мощный двигатель и новое крыло с предкрылками) Ф-86Ф разных модификаций (Ф-1, Ф-25, Ф-30), к тому же часть ИВА 5-й ТВА США в 1953 году вновь была обновлена почти наполовину, поэтому вместо устаревших Ф-80 в авиакрылья прибыли новые истребители-бомбардировщики Ф-86Ф-30. Все авиакрылья ИВА, имеющие штурмовики Ф-84Е и Ф-84Д, получили новую модификацию «тандерджет» Ф-84Г. Поэтому в 1953 году наши летчики сражались в  {682}  небе Кореи только с модифицированными «сейбрами» и «тандерджетами».

На вооружении 64-го иак неизменно оставалась все та же модификация нашего лучшего на тот период истребителя МиГ-15бис, который, однако, в 1953 году утратил былые преимущества. По сути, характеристики «сейбра» и «мига» сравнялись по многим показателям, и теперь в бою решало, кто сидит в кабине самолета: молодой, неопытный пилот или опытный мастер своего дела, обладающий богатым боевым опытом и мастерством. Неверное решение командующего авиацией ПВО маршала Савицкого А.Я., который в качестве пополнения в 64-й иак направлял молодых и неопытных пилотов из авиации частей ПВО с налетом на реактивной технике в 30–50 часов, способствовало тому, что именно они становились добычей опытных летчиков 4-го и 51-го иакр ВВС США. В наших ВВС было немало авиачастей армейской авиации, обладающих богатым боевым опытом, имеющих высокое мастерство и большой налет на реактивной технике. Если бы они направлялись в состав 64-го иак, то, вероятно, обстановка в ходе боевых действий в небе Кореи коренным образом изменилась бы в нашу сторону, но этого сделано не было.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #1 : 03.05.2009 12:53 »
Еще одной ошибкой командования ВВС и 64-го иак была система ввода в бой сменяемых частей авиакорпуса. Ввод осуществлялся в очень короткие сроки, а не постепенно, без надлежащего изучения ТВД и самого противника, его тактики, что всегда приводило к необоснованно большим потерям. Более разумной была смена летного состава, которой пользовались американцы. Они плавно заменяли летный состав одних и тех же авиачастей 5-й ВА, без их вывода из войны. Отъезд летчиков на родину осуществлялся после выполнения 100 боевых вылетов или по ранению, т. е. постоянно с опытным составом воевали более молодые, которые вводились в бой постепенно и бережно. Молодой, только прибывший в часть летчик первые боевые вылеты осуществлял только после программы учебных боев с опытными летчиками 4-го и 51-го иакр, которые передавали ценный опыт, полученный ими в боях с «мигами». После этого молодой летчик вылетал на боевые задания в качестве ведомого у более опытного пилота, причем в первых боевых вылетах в бой он не вступал, а наблюдал за его ходом со стороны, изучая тактику противника под присмотром ведущего, и только затем допускался к участию в боях.

Ничего подобного не было сделано в 64-м иак, там в бои вступали резко и в течение одного-двух месяцев привыкали к особенностям и тактике противника, при этом несли ненужные потери в технике и, главное, в людях.

Последнее, на что хотелось бы обратить внимание читателей, так это на неравные условия ведения воздушной войны в небе Кореи, о чем почти не пишут в своих публикациях и трудах западные авторы и историки. Дело в том, что советским летчикам своим командованием было запрещено вести разговоры в воздухе по-русски, пересекать береговую черту Северной Кореи, т. е. залетать в море и приближаться к линии фронта ближе 50–60 км во избежание попадания в плен, так как советские воины воевали в небе Кореи инкогнито. Из всех этих запретов только первый был отменен уже в самых первых боях, так.как приводил к глупым последствиям, были и жертвы этого запрета. Остальные два запрета действовали до конца боевых действий в Корее. Из-за этих запретов наши летчики не могли встречать противника на дальних рубежах (так как тот появлялся всегда со стороны моря), преследовать уходящего противника. Часто была удобная позиция для атаки, но нельзя было ее использовать, так как противник был над водой. Очень много подбитых самолетов США, пользуясь этим обстоятельством, спасались от преследования «мигов» в море, и если бы не этот  {684}  запрет летать над морем, то, уверен, потери у американцев резко бы возросли.

Американцы хорошо знали об этих запретах и постоянно этим пользовались, сокращая выход к цели через пролет над морем, уход от преследования в море и т. д. К этому нужно добавить, что и американским летчикам было запрещено пересекать границу КНР и атаковать аэродромы Северо-Восточного Китая. Однако командование 5-й ТВА США закрывало глаза на эти нарушения границ КНР, отсюда и постоянная блокировка аэродромов первой линии в Северо-Восточном Китае, отсюда и большие потери авиакорпуса при посадке и взлете с этих аэродромов.

Были даже случаи обстрелов летчиками «сейбров» стоящих на земле самолетов, правда, жертв не было, но «миги» иногда получали от этих обстрелов повреждения на земле. Если бы советские ВВС открыто участвовали в этой войне и не было бы этих запретов, то и над морем, и в районе аэродромов Южной Кореи американским летчикам было бы довольно неудобно на ТВД.

Несколько слов о наших союзниках по коалиции в этой войне: авиация КНДР в основном активно сражалась в первые два месяца этой войны, а потом была полностью уничтожена. Возродили ее в 1951 году советские советники и инструкторы на территории КНР, при помощи которых были созданы новые авиачасти ВВС КНДР на реактивной технике. До середины 1952 года боевые действия в основном вела одна ночная авиачасть под командованием Пак Ден Сика. С середины 1952 года боевые вылеты начал выполнять истребительный авиаполк Кан Чжен Дена(или Кан Чон Док) на реактивных МиГ-15. И только с ноября 1952 года в бой вступила одна иад ВВС КНДР в составе авиации ОВА. Самый активный период боевых действий ВВС КНДР выпал на конец войны, а точнее, февраль 1953 года, когда в состав ОВА ввели две северокорейские иад на реактивных МиГ-15 и ночную авиачасть все того же Пак Ден Сика. Согласно данным северокорейцев, опубликованным в журнале «Новая Корея» (1955. № 9), ВВС КНДР за войну сбили 164 самолета противника, в том числе 44 Ф-86, 11 Б-26, 11 Б-29 и 98 других типов. На земле авиацией КНДР было уничтожено 287 самолетов противника, в том числе 12 Б-29, 10 Б-26 и 265 других типов самолета. Наиболее результативным был 56-й гиап, которым командовал Герой КНДР Ким Ди Сан. Эта авиачасть в воздушных боях и на аэродромах противника уничтожила за войну 102 самолета противника, из них 11 типа Б-29. Причем около 60 самолетов противника полком было уничтожено в  {685}  1950 году впервые месяцы войны, а еще 36 Ф-86 полк уничтожил с апреля 1953 года по 27 июля 1953-го. Многие летчики этого полка стали Героями КНДР, в их числе и первые герои этой войны летчики Ким Ги Ок, Ли Дон Гю, Ли Мун Сун и др. Другой отличной авиачастью в составе ВВС КНДР был полк, которым командовал Ким Таль Вон, первую победу полк одержал еще 05.11.1950. За годы войны летчики этого полка сбили в воздушных боях более 40 самолетов США. Летчикам этого полка было присвоено высокое звание Героя КНДР. Двое из них это звание получили посмертно. Ан Хен Зун сбил два самолета США и потопил один эсминец противника, а Пэк Ги Рак сбил в воздушных боях четыре самолета США. После Ким Таль Бона командиром полка стал Герой КНДР Ри Су Ен.

Китайские летчики-добровольцы вступили в эту войну в январе 1951 года, их ВВС были представлены одним 10-м иап. Однако в апреле 1951 года была создана Объединенная Воздушная Армия, основу которой составили авиачасти ВВС КНР — первые их дивизии, начавшие воевать в составе ОВА, это 3-я и 4-я иад ВВС КНР. Они были вооружены реактивными истребителями МиГ-15 и состояли организационно из двух иап. К концу войны в состав ОВА входили уже 6–7 авиадивизий ВВС КНР на реактивных МиГ-15 и МиГ-15бис.

Начальник Политуправления ВВС НОА Китая генерал-лейтенант авиации Ван Хай Цю сообщил в печати в 1960 году, что авиаподразделения частей китайских народных добровольцев в войне в Корее 1950–1953 гг. в воздушных боях сбили или повредили 425 самолетов противника. Многие летчики ОВА были удостоены высокого звания Героя КНР разных степеней. Сам генерал Ван Хай Цю, участник этой войны, командовал звеном, затем аэ, полком и закончил войну заместителем командира одной из иад, лично сбил в воздушных боях девять самолетов США.

Наиболее удачно в небе Кореи воевали летчики 3-й и 12-й иад ОВА. Известно, что одна из иад из состава ОВА, которой командовал Чжэн Чжан Хуа, за время участия в этой войне сбила 47 самолетов США, два из которых сбил сам Чжэн Чжан Хуа.

Однако по последним данным, полученным из архива МО России, статистика боевых действий ОВА такова: с ноября 1952 года по конец июля 1953 года летчики ОВА совершили 11 028 боевых вылетов, провели 250 воздушных боев, в которых стрельбу вели 598 летчиков ОВА. В воздушных боях сбито 139 самолетов противника и 44 подбито. Свои потери за этот период составили: 155 самолетов МиГ-15 и 45 погибших летчиков.  {686}  Сюда не входят действия поршневой авиации ВВС КНДР. Полная же статистика побед и потерь по ОВА выглядит так: китайские ВВС введены в бой с декабря 1950 года (прибыли на аэродром Аньдун, а в бои вступили в январе 1951 года). В апреле 1951 года создана ОВА, и в бои вступили две китайские авиадивизии — 3-я и 4-я иад. С марта 1952 года в бой были введены еще три китайские авиадивизии — 2, 6 и 15-я иад, а с мая 1952 года — еще две китайские иад. Корейские ВВС были введены в бой с начала 1952 года в составе всего одной авиадивизии. В конце 1952 года их количество было доведено до трех авиадивизий, две из которых (обе иад) были в составе ОВА, третья была ночная и действовала самостоятельно.

Всего китайскими и северокорейскими летчиками было совершено за войну 22 000 боевых вылетов, проведено 366 воздушных боев, в которых ими был сбит 271 самолет противника, в том числе: 176 Ф-86, 5 Ф-86Ф-30, 27 Ф-84, 30 Ф-80, 12 Ф-51, 15 Ф4У-5, 1 Б-26, 2 «Метеор Мк.8», 1 Ф-82 и 2 самолета прочих типов.

Свои потери: 231 самолетМиГ-15и 126 летчиков. В эти данные не включены действия поршневой авиации ВВС КНДР и КНР. С их учетом число побед и потерь было бы больше. Сухопутными силами КНДР и КНР сбито 1284 самолета противника.

Статистика побед и потерь летчиков и зенитчиков 64-го оиак ПВО периода 1950–1953 гг., согласно архивным данным, выглядит так: за время боевых действий в небе Кореи летчики 64-го иак совершили около 64 000 боевых вылета с налетом около 50 000 часов, провели 1872 воздушных боя, в которых сбили 1097 самолетов противника, в том числе: 642 Ф-86, 178 Ф-84, 121 Ф-80, 13 Ф-94, 2 Ф4У-5, 28 «Метеор Мк.8», 2 АД-1, 69 Б-29, 30 Ф-51, 8 Б-26, 2 Б-45 и т. д.

Свои потери в боях составили 319 самолетов МиГ-15 и Ла-11, и более 120 летчиков погибло. Кроме того, входящие номинально в состав 64-го иак ПВО четыре зенитно-артиллерийские дивизии (28, 35, 87 и 92-я зад) сбили за войну в небе Кореи 153 самолета противника, в том числе 35 Ф-86, 5 Ф-86Ф-30, 25 Ф-84, 47 Ф-80, 5 Ф-51, 17 Б-26, 7 Б-29 и 12 самолетов прочих типов. Потери зенитных частей 64-го иак ПВО составили 64 убитых и 65 человек ранено, потеряно 6 орудий и 1 прожектор.

Всего же авиационная коалиция трех стран народной демократии уничтожила за войну (только на реактивных МиГ-15) 1368 самолетов противника. Свои потери в воздушных боях составили 550 самолетов МиГ-15, в боях погибло 246 летчиков. Общее же число уничтоженных самолетов противника в небе Кореи совместно с наземными зенитными частями ПВО этих  {687}  трех стран составило 2805 самолетов. Если к нему добавить победы в воздушных боях и уничтоженные на аэродромах Южной Кореи победы, одержанные летчиками КНДР и КНР на поршневых самолетах, то общее число уничтоженных за войну самолетов противника достигнет 2900.

Если взять статистику потерь армейской авиации США и авиации ВМС и морской пехоты США, то они таковы: ВВС потеряли в боях 1466 самолетов, из которых в воздушных боях 147 самолетов(!) и 78 при невыясненных причинах. Еще 1248 самолетов потеряли ВМС и Морская пехота США в Корее. Другие страны ООН, чья авиация участвовала в боевых действиях в Корее (Великобритания, Австралия и Южная Африка), потеряли в небе Кореи 152 самолета.

Общие потери авиационной коалиции стран ООН в этой войне, согласно западным данным, составили 2866 самолетов. В этой войне погибли 1144 летчика ВВС США, 306 получили ранения, 214 попали в плен с последующей репатриацией и еще 40 пропали без вести.

По книге
Сейдов И.

С 28 «Красные дьяволы» в небе Кореи. Советская авиация в войне 1950–1953 гг. Хроника воздушных сражений. — М.: Яуза; Эксмо, 2007. — 704 с. — (Сталинские соколы).
« Крайнее редактирование: 04.05.2009 21:31 от samurai »
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #2 : 04.05.2009 21:33 »
Игорь Сейдов

«КРАСНЫЕ ДЬЯВОЛЫ» В НЕБЕ КОРЕИ


Привожу только фрагменты, касательно наших потерь за время войны...

Цитировать
Чашу терпения советской стороны переполнили два инцидента, которые произошли накануне ввода войск КНД в Корею: 4 сентября недалеко от советской ВМБ в Порт-Артуре в Желтом море был атакован 11 палубными истребителями Ф4У «Корсар» из эскадрильи ВФ-53 (авианосец «Вэлли Фордж») советский самолет-разведчик А-20 из состава 36-го мтап ТОФ. Советские летчики выполняли учебный полет и были без всякой на то причины атакованы и сбиты самолетами ВМС США — все три члена экипажа погибли.
 

Цитировать
Сначала в 9 часов утра 9 ноября /1950-го года/ на отражение налета палубной авиации ВМС США вылетела семерка «мигов» из состава 139-го гиап, ведущим группы был начальник воздушно-стрелковой службы (ВСС) 139-го полка майор Бочков Б.В. В районе Аньдунского моста они обнаружили большую группу поршневых самолетов палубной авиации ВМС США, которые пытались разрушить этот важный стратегический объект. Налет на мост осуществляли палубные «корсары» и «скайрейдеры» 11-й АГ ВМС США, базирующиеся на авианосце «Филиппин си». В налете участвовало 8 АД-2 из эскадрильи ВА-115, около 20 Ф4У «Корсар» из эскадрилий ВФ-113 и ВФ-114, которых сверху прикрывали две восьмерки реактивных палубных истребителей Ф9Ф «Пантера» — эскадрилий ВФ-111 и ВФ-112.

Вот с ними и столкнулись над мостом летчики 139-го гиап. По сути, это был первый бой для летчиков 1-й аэ этого гвардейского полка, поэтому в боевом азарте они бросились в гущу самолетов противника, и завязался беспорядочный бой. Командир 1-й аэ капитан Грачев М.Ф. и командир группы майор Бочков Б.В. в азарте боя носились среди самолетов противника, по сути, не руководя боем и подчиненными. Поэтому строй аэ распался на отдельные пары и одиночные самолеты — каждый сражался сам по себе, не заботясь о прикрытии друг друга. Несмотря на эти промахи, советские летчики смело вели бой с превосходящим противником и, сражаясь в гуще самолетов  {46}  противника, не давали им прицельно сбрасывать бомбы на мост. В этом бою героически в одиночку сражался командир аэ капитан Грачев, который, по свидетельству других участников, сбил лично 2–3 самолета США. Один «скайрейдер» также сбил командир группы майор Бочков Б.В. После значительных потерь от «мигов» штурмовики стали выходить из боя, и тут на разрозненные «миги» сверху напали звенья «пантер». Одной из четверок «пантер» под командованием У.Т. Эймена удалось взять в «клещи» одиночный «миг» и в упор расстрелять его из своих 20-мм пушек. Так в этом бою погиб первый советский летчик-интернационалист капитан Грачев Михаил Федорович. Это была первая боевая потеря 64-го иак и одновременно первая официальная победа летчиков США (и ВМС США).



Цитировать
11 ноября / 1950 года/ у летчиков корпуса состоялся всего один бой, но довольно ожесточенный. В 14 часов дня по вызову с ВПУ Аньдуня с аэродрома Аныиань вылетела на разведку четверка МиГ-15 под командованием начальника ВВС 151-й гиад майора Колядина. А в районе Аньдуня в 14 ч. 24 мин. это звено было атаковано группой из 20 Ф-80 справа сверху. Для выхода из-под атаки он сделал энергичный боевой разворот. При этом боевой порядок нарушился, бой вели парами. Ведомый Колядина старший лейтенант Акимов отбил атаку на своего ведущего и сбил один Ф-80. Отбить атаку по самолету старшего лейтенанта Насонова М.П. сразу не удалось. Во время атаки Насонов продолжал полет по прямой. Колядин и ведущий второй пары командир 2-й аэ полка Герой Советского Союза майор Боровков В.Д., отбив атаки наседавшего противника, передали по радио: «23-й, в хвосте самолет противника, отвернись!» Насонов команду не  {51}  выполнил, продолжал плавный разворот влево с креном в 30, а в это время Ф-80 с дистанции 50 м вел по нему огонь. Насонов стал снижаться левой управляемой спиралью. Боровков пошел на помощь своему ведомому старшему лейтенанту Насонову, зашел в хвост атакующей пары и сзади, с дистанции 500–200 м, сбил один Ф-80. Тут Боровков, прикрывавший Насонова, вновь был атакован двумя Ф-80, вступил с ними в бой и вынужден был прекратить дальнейшее прикрытие. При вынужденной посадке на строящийся аэродром Аньдун старший лейтенант Насонов М.П. погиб.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #3 : 04.05.2009 21:34 »
Цитировать
После сражения 14.11.1950 до 18 ноября летчики 64-го иак встреч с авиацией противника не имели. А 18 ноября состоялся последний бой летчиков 64-го иак с авиацией США: в этот день на отражение налета палубной авиации ВМС США, которая вновь попыталась прорваться к мостам через р. Ялу, вылетела шестерка «мигов» из 3-й аэ 67-го иап под командованием капитана Пахомова М. В районе Аньдуня встретились с группой палубных истребителей типа Ф9Ф-2 «Пантера» из эскадрильи ВФ-111. В ходе боя ведомый капитана Таршинова А.И. старший лейтенант Булаев В. увлекся атакой по одному из Ф9Ф-2 и на 12 секунд бросил своего ведущего — атаковал самолет противника и сбил его. Но в это время другая пара самолетов противника  {56}  атаковала и сбила самолет капитана Таршинова, который погиб в этом бою. «Миг» в этом бою сбила пара подполковника У.Е. Лэмба (его ведомый лейтенант Р.Е. Паркер) из эскадрильи ВФ-111. Но и сами американцы в этом бою потеряли две машины: вторую «пантеру» сбил командир аэ капитан Пахомов Михаил. Американцы признали потерю только одной своей «пантеры» Ф9Ф-3 № 123506 (пилот Pay), да и то спустя 12 дней после этого боя.

погиб в бою заместитель командира аэ капитан Таршинов Аркадий Иванович

Цитировать
Потери за месяц /ноябрь/ боев составили по обеим дивизиям всего три МиГ-15 и четыре летчика. Погибли в боях советские летчики капитаны Грачев М.Ф., Насонов М.П. и ТаршиновА.И., в августе месяце от энцефалита умер летчик 72-го гиап старший лейтенант Кузнецов И.М. Все четверо похоронены на русском кладбище в Порт-Артуре.

4.12.1950 года              29-й гиап
Цитировать
Через час, в 13 ч. 05 мин., на патрулирование вылетело звено «мигов» из состава 1-й аэ полка под командованием капитана Науменко С.И. Спустя 15 минут наши летчики обнаружили пару штурмовиков Ф-80, которые, видимо, возвращались со штурмовки на свою базу. Осмотрев пространство и не обнаружив рядом других самолетов противника, капитан Науменко    {62}    

принял решение атаковать противника, тем более что тот не обнаружил еще наших «мигов». Науменко в паре со своим ведомым лейтенантом Мининым А.С. перешел в атаку и, сблизившись с не подозревавшим ни о чем противником, удачно обстрелял сначала самолет ведомого пары «шутинг старов», который загорелся и пошел к земле. Не прекращая атаку, Науменко устремился к ведущему Ф-80, который, видимо, только сейчас обнаружил грозившую ему опасность и пытался уйти резко вверх от атаки «мига». Но американский летчик, видимо, еще не знал, что «миг» на вертикали превосходит «шутинг стар», и этот просчет стоил ему, возможно, жизни. Науменко быстро сблизился с Ф-80 и с дистанции 400 метров несколькими короткими очередями поразил самолет противника. Горящий Ф-80 сделал резкий разворот и со снижением устремился на свою территорию. Его попытался догнать на пикировании и добить старший лейтенант Румянцев К.В., но при пикировании Румянцев, видимо, превысил допустимую скорость «мига», произошла деформация хвостового оперения «мига», и самолет не вышел из пике, врезался в землю. Так полк понес первую свою потерю: погиб летчик старший лейтенант Румянцев Константин Владимирович.

Цитировать
6 декабря, группа из пяти Б-29 направилась к северокорейскому аэродрому в районе Сингисю. На перехват была поднята группа из 6 «мигов» 1-й аэ под командованием капитана Науменко С.И. В районе часа дня они на высоте 6000 м обнаружили группу Б-29. Сделал это лейтенант Минин А.С., который обнаружил уходившую пятерку Б-29 и доложил об этом ведущему. Тот же, не видя цели, приказал Минину идти в атаку и обозначить цель, тем более что у Минина из всей группы  {64}  не было ПТБ. Минин, зная итоги первого боя с Б-29, проведенного 1 декабря, атаковал Б-29 с короткой дистанции, поджег ему два мотора, и тот горящим стал падать на землю. Минин был вынужден выйти из боя и идти на аэродром, так как у него кончалось горючее, а разгром группы Б-29 довершила четверка Науменко, которая подожгла еще два Б-29 (отличились капитаны Науменко и Богатырев).

Из этого боя из группы Науменко С.И. не вернулся старший лейтенант Сериков Н.Н., который вовремя этого полета на перехват самолетов противника вырвался вперед (его «миг» имел более новый двигатель), в одиночку ушел в район Сингисю и до сих пор числится без вести пропавшим. Возможно, он первый атаковал группу Б-29 и был сбит стрелками «крепостей» или что-то случилось с его самолетом

Цитировать
Через два часа, в районе 15 часов дня, на патрулирование ушла другая шестерка «мигов», но уже из состава 2-й аэ полка под командованием капитана Крымского В.Н. В районе Сингисю они обнаружили пару Ф-80, которые высматривали цели на земле. Они еще не обнаружили «мигов», и, воспользовавшись этим обстоятельством, капитан Крымский атакой сверху, сблизившись с этой парой «шутинг старов», обстрелял самолет ведомого и сбил его. Затем, продолжая полет, наша группа встретила уже звено Ф-80 и также атаковала противника. На этот раз капитану Крымскому удалось повредить один «шут», после чего остальные скрылись на малой высоте.

Результат сражения под Сингисю 6 декабря был в пользу советских летчиков: сбито официально 3 Б-29, и, кроме того, в воздушном бою с истребителями прикрытия командир 2-й аэ майор Крымский В.Н. сбил один Ф-80 и повредил другой. У нас с боевого задания не вернулся один МиГ-15 (Сериков Н.Н.).

Цитировать
На другой день летчики 29-го полка провели два успешных боя с авиацией противника. Сначала в первой половине дня звено «мигов» из 2-й аэ под командованием капитана Введенского Л.П. в 11 ч. 45 мин. в районе Сингисю встретило звено Ф-80, и в коротком бою капитан Введенский поразил один самолет противника. Через два часа, в 14 ч. 10 мин., в этот же район вылетели уже два звена «мигов» из состава 3-й аэ полка под командованием капитана Юркевича И.И. Вскоре они обнаружили звено Ф-80, которые были выше «мигов», но это не помешало последним атаковать противника. В ходе этой атаки на вертикали старший лейтенант Павленко П.А. сбил один «шут» и затем продолжил уходить вверх, после чего его самолет перешел в резкое пикирование, из которого так и не вышел. Видимо, в результате резкого вертикального маневра и из-за больших перегрузок на «миге» старшего лейтенанта Павленко обломались концевые части руля высоты до узла подвесок, и самолет вошел в крутое пикирование и врезался в землю — Павел Павленко погиб.

... Потеря старшего лейтенанта Павленко Павла Андреевича была последней в декабре.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #4 : 04.05.2009 21:36 »
Цитировать
22 декабря произошло крупное сражение «сейбров» и «мигов», но в нем участвовали летчики 177-го иап. По сути, это был первый серьезный бой летчиков 177-го иап...

В этот же день, после обеда, во второй половине дня, восьмерка МиГ-15 2-й аэ под командованием капитана Фомина М.Я. в районе Сингисю была неожиданно сверху атакована 12 Ф-86. В этом тяжелом бою, по заявлению наших летчиков, было сбито три «сейбра» капитаном Фоминым М.Я., старшим лейтенантом Тищенко В.К., лейтенантом Рябовым П.Т. Правда, американцы признали потерю только одного «сейбра». В этом неравном бою погиб старший лейтенант Барсегян С.А., а также был сбит еще один самолет эскадрильи в районе аэродрома Аньдун, но его пилот лейтенант Зуб А.А. катапультировался из подбитой машины, при приземлении на парашюте он сломал обе ноги и попал в госпиталь.

Цитировать
Но пиком январских боев в небе Кореи стало сражение над Сингисю 23 января /1951 года/ . Обозленные большими потерями, летчики 27-й авиагруппы ВВС США решили показать свою мощь и в полном составе вылетели в район Аньдуня. Подходя со стороны залива, 24 Ф-84 (по другим данным, их было 48) пересекли границу КНР и направились к аэродрому Аньдун. Вот как об их появлении над аэродромом вспоминает Перекрест А.И.: «Когда мы позавтракали в 7 ч. 00 мин. утра и вышли из дежурного домика, солнце только начало выходить из-за горизонта. Не успели мы перекурить после еды, как увидели, что со стороны моря, на высоте примерно 400–500 м, идет целая колонна самолетов Ф-84, они шли четверками друг за другом, их было не менее 45 машин. Это был первый случай крупного нарушения границы КНР при нас. Шли они как на параде, огня по нашим самолетам, стоящим на аэродроме, не открывали. От дежурного домика, где мы стояли, до стоянки самолетов было 50–60 м, и мы сразу бросились к своим «мигам», сели в кабины, запустили двигатели и начали взлетать». В 7 ч. 10 мин. с аэродрома Аньдун в воздух последовательно ушли 28 МиГ-15, и среди них 8 «мигов» из 10-го иап, а остальные 20 «мигов» были из 29-го гиап. Завязался ожесточенный воздушный бой, в котором сошлись около 80 самолетов с обеих сторон.

Первой ушла по тревоге шестерка «мигов» из состава 2-й аэ под командованием капитана Крымского В.Н., и именно они первыми обнаружили первую группу из 8 «тандерджетов», которые, нарушив границу КНР, направлялись к авиабазе Аньдун, которая располагалась непосредственно напротив Сингисю, но на другом берегу реки Ялуцзян. Видимо, данная группа противника должна была обеспечить действия подходившей основной ударной группы. Группа капитана Крымского вступила в бой с этой восьмеркой Ф-84, и довольно удачно, т. к. вскоре капитану Чумакову Г. П. удалось сбить один из «тандерджетов». В этот момент в район боя подошла основная группа противника, и все пространство было занято самолетами противника, и шестерка «мигов» просто растворилась среди самолетов врага. Но это преимущество длилось не больше минуты, так как сначала в район боя подошла шестерка «мигов» из 1-й аэ под командованием капитана Орлова П.И., а еще через минуту подошла еще восьмерка «мигов» 3-й аэ под командованием капитана Юркевича И.И. В небе крутилась гигантская «карусель» из нескольких десятков машин.  {85}

Несколько «мигов» было обстреляно «тандерджетами» на взлете, при этом два «мига» были подбиты, и они были вынуждены сесть на аэродром, не вступив в бой. Были подбиты самолеты капитана Жандарова и старшего лейтенанта Андрианова А.Ф., самолет последнего получил три пробоины в двигатель. «Миг» Андрианова был бы сбит, так как в него вцепились два Ф-84, но его спасла пара капитана Глинского, который атаковал пару «тандерджетов» и сбил один из них, другой ушел крутым виражом из-под атаки.

Героически сражался в этом бою капитан Гребенкин Г.М., но его зажала четверка Ф-84 и сбила, — капитан Гребенкин не успел спастись, эта была единственная потеря полка в этом бою и последняя в этой войне. Но летчики 29-го полка с лихвой отплатили врагу за свою потерю: они сбили 8 Ф-84 и подбили 2–3 машины противника. Правда, полку было засчитано только 6 побед, которые одержали летчики Орлов П.И., Богатырев И.Ф., Курносов А.К., Рязанов А., Чумаков Г.П. и Перекрест А. И. Еще два «тандерджета» были сбиты летчиками Глинским Ю.И. и Гребенкиным Г.М., но им по разным причинам эти победы не засчитаны.

Цитировать
17 марта /1951 года/свою первую потерю понесли летчики 72-го гиап. Как это произошло, рассказывает участник этого вылета бывший командир аэ этого полка Бордун Анатолий Зиновьевич: «Нас подняли четверкой при погоде в 10 баллов облачности, при нижней кромке облаков в 100–150 м и видимости в 2–4 км. По тревоге я в составе четверки вылетел на прикрытие железнодорожной станции, где стоял особо важный состав. Моим ведомым был гвардии капитан Дымченко Л.М., вторая пара была в составе гвардии капитана Дубровина В.М. и его ведомого гвардии старшего лейтенанта Хоминича С.Ф. Полет проходил в очень сложных метеоусловиях, боевой порядок — колонны пар. Когда вышли в район станции, то обнаружили четверку Ф-80, которая пыталась атаковать станцию. Мы атаковали ее, и она тут же рассыпалась и бросилась наутек. Дубровин обстрелял один Ф-80 и вошел в облака за уже разваливающимся «шутинг старом». Тот, вывалившись из облаков, тут же воткнулся в сопку. Выйдя из облаков, Дубровин увидел близко землю и стал выходить из пике, но не хватило высоты, и его «миг» врезался в  {103}  сопку рядом с Ф-80. Так погиб опытный пилот, участник Великой Отечественной войны замполит аэ Дубровин В.М.».

Цитировать
Единственную потерю в бою с «сейбрами» летчики 151-й гиад понесли 24 марта /1951 года/ . Вот как описывает этот бой его участник майор Бордун А.З.: «Тогда вылетели восьмеркой, одно звено вел я, а второе — майор Афонин В.П. В районе Аньдуня, а вернее, в 50 км севернее его, над территорией Северной Кореи встретились сначала с 12 Ф-86, а затем подошла еще восьмерка Ф-86. На высоте 12 000 м завязали с ними бой. В ходе боя пара Афонина пошла за парой «сейбров» резко вверх, при этом ведомый Афонина старший лейтенант Савинов Ю.П. сорвался в штопор, из которого вышел под облаками на высоте 3000 м. Но его здесь подловили «сейбры» и сбили, а Афонин был увлечен атакой за «сейбром» и не успел прийти на помощь Савину. В ходе этого боя пара «сейбров» зажала самого Афонина, и, выручая его, я атаковал их и сбил одного из них. Вскоре у участников боя стало заканчиваться горючее, и обе стороны вышли из боя». Гвардии старший лейтенант Савинов упал вместе с самолетом и погиб в этом бою, но, по другим высказываниям, его в этом бою «сейбры» не сбивали, а он сам не смог вывести машину из штопора и врезался в землю.


 2 апреля 1951 года
Цитировать
Бой выдался тяжелым. В этом, по сути, первом своем серьезном бою из-за неорганизованности и неожиданного нападения 176-й полк понес первые потери: был сбит и погиб летчик 1-й аэ старший лейтенант Никитченко П.Д....

Капитан Джеймс Джабара из 334-й аэ сбил в этом бою гвардии старшего лейтенанта Никитченко П.Д.

9 (?) апреля 1951 года
Цитировать
На следующий день была еще одна встреча с «торнадо» летчиков дивизии, но уже из 176-го гиап. В том же районе появились еще два РБ-45, но под прикрытием 10 Ф-86, поэтому на его перехват в 11 ч. 05 мин. были подняты три группы «мигов» из состава 176-го полка. Первой обнаружила самолеты-разведчики шестерка капитана Шеберстова К.Я. Летчики этой группы попытались прорваться к «торнадо», но были атакованы «сейбрами», и им пришлось вступить с ними в бой. Бой начался неудачно, так как в самом начале боя у ведомого капитана Геся Г.И.  {124}  лейтенанта Негодяева В.Ф. произошел отказ двигателя, и он стал мишенью для «сейбров». Летчик пытался дотянуть до своего аэродрома, но это ему сделать не удалось, и он совершил вынужденную посадку на рисовое поле недалеко от Сингисю. При посадке самолет был полностью разбит, а летчик получил легкие ранения и был доставлен в госпиталь. Пара «сейбров» пыталась добить самолет Негодяева еще в воздухе, но этого не дал им сделать капитан Гесь, но все равно капитан Макс Вейлл из 336-й аэ заявил на земле, что повредил один из «мигов», что не соответствует действительности.

До самолетов-разведчиков летчикам группы капитана Шеберстова добраться не удалось, но они оттянули на себя часть истребителей прикрытия. Второй группе капитана Мурашева В.Г. также не удалось перехватить РБ-45, и только третьей группе «мигов» в составе 6 экипажей из 2-й аэ 176-го гиап под командованием гвардии капитана Героя Советского Союза Васько А.Ф. удалось атаковать самолеты-разведчики. Но противник уже выполнил свою задачу и повернул на свою территорию. Преследуя их, группа гвардии капитана Васько настигла их, и капитану Васько удалось выйти в атаку на «торнадо» и поразить его несколькими снарядами, но добить его не дали «сейбры» и не дали ударить по разведчику. Звено Васько вступило в бой с шестеркой Ф-86, и капитану Васько удалось на встречных курсах расстрелять один из «сейбров», и тот взорвался в воздухе. Пара же гвардии старшего лейтенанта Лазутина И.В. попыталась добить разведчика, и Лазутину удалось близко подойти к РБ-45, но сбить его он не смог, так как у него отказало оружие. Тут на них навалилась четверка «сейбров», и 1-й лейтенант из 336-й аэ Артур О'Коннор сбил ведомого Лазутина старшего лейтенанта Слабкина Федора Васильевича, который погиб в кабине самолета.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #5 : 04.05.2009 21:38 »
Цитировать
При возвращении из одного учебного боя произошла трагедия. При посадке на аэродром Аньдун подполковник Дзюбенко пропустил вперед своего ведомого майора Гуляева и при маневре случайно попал в спутную струю от двигателя самолета Гуляева. Машину Дзюбенко перевернуло, но так как высота была очень мала, «миг» задел крылом о бетонку ВПП. Самолет упал на бетонку кабиной вниз и взорвался — погиб летчик подполковник Дзюбенко. Этопроизошло5.06.1951 на аэродроме Аньдун.

Цитировать
1 июня 1951 года четыре Б-29 из 98-й БАГ дважды в течение дня совершали налеты на железнодорожный мост юго-западнее Синыйджу. Если в первом рейде «крепости» не имели противодействия и выполнили свое задание, то во время второго налета эта группа была атакована одиночным МиГ-15 — это был советский летчик гвардии старший лейтенант Евгений Стельмах из 3-й аэ 18-го гиап. В первый день лета летчики 18-го гиап приступили к активным боевым действиям в «Аллее “мигов”». На боевые задания в этот день ушли несколько групп в составе эскадрилий из 18-го гиап. Одну аэ в составе 10 машин, которые ушли на боевое задание в 8 ч. 35 мин. для прикрытия железной дороги на участке Аньдун–Пхеньян, вел командир 3-й аэ капитан Антонов П.Н. В районе Эйдзю на высоте 7000 м они увидели четверку Б-29, которая шла значительно ниже их группы.

Однако в этот момент несколько пар «сейбров» атаковали ведущее звено капитана Антонова и разбили строй звена, а затем связали их боем. При этом пара старшего лейтенанта Малашина Ф.М., уйдя от атаки пары Ф-86, обнаружила еще одно звено самолетов противника и перешла на них в атаку. Но, как выяснилось, это был не противник, а второе звено группы под командованием старшего лейтенанта Корниенко Н.Л. Пока наши летчики разбирались, кто свой, а кто чужой, ведущий второй пары звена Корниенко, старший лейтенант Стельмах Е.М., быстрее всех разобрался в ситуации и со своим ведомым вышел из «боя» с парой Малашина и тут же обнаружил под собой звено Б-29.

Стельмах крикнул ведомому, что идет в атаку, и перевел самолет в атаку. Но, как оказалось, команду Стельмаха его ведомый старший лейтенант Муравьев В.И. не расслышал и просто потерял своего ведущего. Поэтому никто не видел, куда делся Стельмах, и вернулись на аэродром Мяогоу без него.

Стельмах же, думая, что ведомый прикрывает его сверху, без опаски пошел в одиночку в атаку на четверку Б-29 и с первой же атаки залпом из пушек развалил крыло одному Б-29, который разрушился в воздухе и упал в районе Эйдзю на землю. Во второй атаке Стельмах подбил другой Б-29, и тот с горящим двигателем вышел из строя и стал уходить на свою территорию. Но тут самого Стельмаха неожиданно атаковала пара «сейбров»  {166}  прикрытия из 335-й аэ и зашла в хвост одиночному «мигу», и капитан Ричард Рэнсботт своим огнем перебил рули управления на самолете Стельмаха, поэтому Евгению пришлось катапультироваться из подбитой машины. Однако советскому летчику пришлось снова вступить в бой с врагом, но уже на земле, так как к месту его приземления подошла одна из диверсионных групп противника и в момент приземления попыталась взять советского летчика в плен. Видя, что его окружили вооруженные люди в странной форме, он попытался скрыться, но последние открыли по нему огонь из винтовок. Советский летчик открыл ответный огонь и сражался с группой диверсантов до последнего патрона, а когда у него остался последний патрон, он пустил его себе в сердце, чтобы не даться врагу живым. По другой версии, корейские воины его приняли за американца.

Цитировать
23 июня /1951 года/ командование 64-го иак изменило практике посылки мелких групп «мигов» в район «Аллеи «мигов”» и впервые отправило на прикрытие охраняемых объектов большие полковые группы «мигов». В этот день сначала были подняты в 8 ч. 30 мин. утра два полка 303-й иад (17-й и 18-й полки) в количестве 42 экипажей, а в 9 часов утра на усиление вылетевшей группы и прикрытие их при выходе из боя был поднят в полном составе и третий (523-й) полк дивизии в количестве 24 экипажей. Дивизионная группировка «мигов» попросту выдавила все самолеты противника из района Ансю: американское командование послало в этот район группу из 8 Б-29 под прикрытием 20 Ф-86, но, обнаружив большую группу «мигов», бомбардировщики тут же повернули назад, прекратив выполнение своего боевого задания. «Сейбры» попытались атаковать группировку «мигов» отдельными парами и звеньями, но из этого ничего не вышло — все наскоки «сейбров» были не только отбиты, но капитану Тюляеву И.И. удалось сбить один из Ф-86, который упал в районе станции Сяренкан.

После посадки летчиков 17-го и 18-го полков 303-й иад в небо ушла группа из 18 «мигов» 176-го гиап под командованием подполковника Вишнякова С.Ф. В районе Тейсю их попытались атаковать 8 Ф-86, но сами были атакованы сверху прикрывавшей основную группу полка шестеркой «мигов» под командованием капитана Крамаренко С.М. Крамаренко удалось сбить в этой атаке один из «сейбров», который врезался в землю. Остальные «сейбры» тут же покинули район боя. Правда, группа подполковника Вишнякова вернулась на аэродром без одного своего самолета: в 9 ч. 26 мин. в районе Сенсена шестерка «мигов» капитана Шеберстова К.Я. была неожиданно обстреляна с земли зенитной батареей КНА, и один из снарядов поразил самолет гвардии лейтенанта Негодяева Владимира Федоровича, и осколки, видимо, убили летчика, так как неуправляемый «миг» упал в 12 км северо-восточнее Сенсена. Так от «дружеского» огня погиб наш советский летчик!

25 июня 1951года
Цитировать
Старший лейтенант Фокин Г.Т. с ведомым старшим лейтенантом Аграновичем Е.Н. продолжал преследование звена Б-29. Сблизившись с замыкающим Б-29 до дистанции 1000 м, с задней полусферы произвел две длинные очереди. В этот момент его ведомый старший лейтенант Агранович прошел впереди старшего лейтенанта Фокина и боевым разворотом влево ушел вверх. При выходе из атаки старший лейтенант Фокин был атакован парой Ф-86 сзади справа. Старший лейтенант Фокин правой восходящей спиралью вышел из-под удара. А вот его ведомому Евгению Аграновичу это сделать не удалось: выйдя вверх, он был неожиданно атакован сзади парой Ф-84 из непосредственного прикрытия бомбардировщиков Б-29, которые в упор расстреляли его самолет. Защитить его было некому, и в результате атаки его самолет загорелся и упал в районе п. Кинхори, что в 17 км юго-западнее Эйдзю. Летчик старший лейтенант Агранович Евгений Наумович погиб...

Чуть позже пришло подтверждение о том, что в этом вылете старший лейтенант Агранович все же уничтожил один Ф-80, который пытался атаковать его ведущего. Так что Евгений Агранович  {189}  тем самым до конца исполнил свой долг ведомого, спас своего командира и пал смертью храбрых.

Цитировать
8 июля /1951 года/ также был вылет на отражение большого налета противника на северокорейский аэродром Кандонг, который штурмовали «мустанги» 18-й ИБАГ. Они были перехвачены 20 «мигами» из 523-го иап под общим командованием Героя Советского Союза майора Даниленко Н.Н. Увидев «миги», «мустанги» тут же стали уходить из данного района. Встреча произошла в районе 9 часов утра восточнее Пхеньяна. Цели на земле штурмовали несколько групп Ф-51 общим количеством 30 машин. Когда противник был обнаружен, Даниленко своей ударной группой сделал левый боевой разворот, а вот ведущий прикрывающей группы майор Трефилов А.П. пропустил этот момент и попросту потерял визуальный контакт с ударной группой. Даниленко в это время вышел в атаку на штурмовики, однако допустил просчет — не обеспечил прикрытие сверху на случай атаки других самолетов противника, за что жестоко поплатился.

Атака по штурмовикам также не удалась из-за неверных действий штурмана полка капитана Павловского П.П., который без разрешения ведущего оставил строй и в одиночку попытался  {193}  атаковать один из «мустангов», строй звена при этом распался, и организованной атаки не получилось.

В это время на группу майора Даниленко сверху свалились две восьмерки «сейбров» под командованием нового командира 4-го иакр полковника Френсиса Габрески, которые воспользовались теми ошибками, что совершили ведущие групп «мигов», и без помех сбили два «мига». Один «миг», в кабине которого находился старший лейтенант Обухов Алексей Андреевич, сбил сам командир крыла полковник Габрески, при этом пилот «мига» погиб. А вот другому будущему асу 334-й аэ 1-му лейтенанту Ричарду Беккеру удалось сбить «миг» незадачливого капитана Павловского, но тому удалось спастись на парашюте.

Цитировать
11 июля /1951 года/ произошел крупный воздушный бой в районе Сенсена. Утром 21 Ф-80 попытался нанести удар по целям в районе Ансю, но были перехвачены 26 «мигами» из 324-й иад. Увидев «миги», «шуты» тут же покинули район, а сверху «миги» атаковали 14 Ф-86. Вот что рассказал об этом бое командир 196-го иап подполковник Пепеляев Евгений Георгиевич: «Вылетел во главе шестерки. Вскоре завязался воздушный бой с Ф-86. Смотрю — передо мной шестерка «сейбров». Положение выгодное. Зная, что меня прикрывает ведомый и сзади еще звено капитана Назаркина В.А., начал атаку. Но звено Назаркина не смогло обеспечить ее. Позже командир звена объяснил, что потерял нашу пару на солнце, может быть, и так, не знаю. Американцы же, воспользовавшись этим, сразу взяли в оборот моего ведомого и вскоре его сбили. Ларионова мы не смогли даже похоронить — его самолет упал в Желтое море. И сразу же очередь по моему «мигу». Вторая пара заходит справа, а Назаркин молчит. Я понял, что помощи не будет, тут уж не до воздушной победы, и с высоты тысяч семь-восемь бросил машину в штопор. Внизу  {195}  облачность, верхняя кромка тысячи на три. Иду, а «сейбр» надо мной идет по спирали, но не хватает мастерства пилоту, не может меня достать. Влетел в облако, вывернул самолет, что называется, у самой воды и на свой аэродром... А Назаркин больше не летал, его отправили в Союз». Самолет Пепеляева был подбит и с пробоинами сел на аэродром Аньдун. Еще до боя с шестеркой Ф-86 Пепеляев сбил один «сейбр», тем самым отомстив за гибель своего ведомого старшего лейтенанта Ларионова Ивана Васильевича, который до сих пор числится пропавшим без вести.

В тот же день 11 июля
Цитировать
В это же утро, но чуть раньше летчиков 196-го иап, в бой с передовым заслоном, состоящим в общей сложности из 35 Ф-86, вступили летчики 176-го гиап. В 9 ч. 20 мин. на перехват самолетов противника ушли 22 экипажа 176-го полка под командованием подполковника Вишнякова С.Ф. Через двадцать минут в районе Сяренкана они встретили большую группу «сейбров» 4-го иакр, целью которых было сковать боем «миги» и не дать им выйти в район действия штурмовиков ИБА. Бой разгорелся на разных высотах, группы разбились на звенья и отдельные пары. В самом начале боя повезло старшему лейтенанту Образцову Б.А., которому удалось сбить один из «сейбров». Однако на выходе из атаки самолет Образцова сам был атакован сзади тремя Ф-86. Прикрыть Образцова никто из товарищей просто не успел, и один из «сейбров» поразил самолет Образцова. Наш летчик получил тяжелое ранение в поясничную часть пулей. Образцов покинул самолет без катапультирования и приземлился в районе Сенсен. После этого был подобран местными органами власти Северной Кореи, которые доставили его в медпункт, где была оказана первая помощь. Из медпункта  {196}  старший лейтенант Образцов Борис Александрович на автомашине зенитной части был доставлен в свою часть, но по пути, не доезжая 12 км до г. Аньдун, от внутреннего кровоизлияния скончался.

Цитировать
В свою очередь, самолет старшего лейтенанта Образцова сбил 1-й лейтенант Ральф Гибсон из 335-й аэ, а самолет старшего лейтенанта Ларионова сбил 1-й лейтенант Милтон Нельсон из той же 335-й аэ.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #6 : 04.05.2009 21:40 »
Цитировать
24 августа /1951 года/ в конце дня установилась вновь летная погода, и в 17 часов дня на перехват самолетов противника была поднята группа «мигов» из состава 523-го иап. В 17 ч. 20 мин. в районе Хакусен они попали под удар «сейбров» 4-го иакр. Во время полета в район поиска противника строй полка неожиданно из-за облаков был атакован двумя восьмерками «сейбров». Замыкающей в строю шла пара лейтенанта Свистуна Г. К. с ведомым лейтенантом Шеваревым A.M., именно по ним и ударила одна из восьмерок «сейбров». Уходя от атаки «сейбров», наша пара совсем отстала от строя полка, чем и воспользовались «сейбры», зажав их со всех сторон. Летчики полка даже не заметили пропажи из строя двух своих товарищей.

В это время два советских летчика приняли неравный бой с восьмеркой Ф-86. Григорий Свистун смело атаковал одну пару «сейбров» и сбил один из них. Ведя прицельный огонь по    {207}    

самолету Ф-86, старший лейтенант Свистун внезапно сзади сверху был атакован четырьмя самолетами Ф-86. В результате атаки его самолет получил повреждение управления. По данным, установленным на месте падения самолета, летчик катапультировался и был обнаружен в 2 км от места падения самолета с нераскрытым парашютом и привязанным к сиденью. Огневых ран на теле летчика не обнаружено. Предполагаемой причиной гибели летчика является потеря сознания при катапультировании, в результате чего летчик, не приходя в сознание, ударился о землю и погиб.

Свистун Григорий Карпович попал под удар пары «сейбров», которую вел полковник из штаба 4-го иакр Бенджамин Престон.

Цитировать
Первое крупное сражение состоялось 2 сентября /1951 года/ . Большая группа Ф-80 предприняла налет на один из районов в зоне «Аллеи “мигов”». На ее перехват в начале 10-го часа утра вылетели летчики 18-го гиап в полном составе, но атаковать Ф-80 не удалось, так как те заметили на малой высоте около 30 «мигов» и тут же прекратили налет и ушли в сторону моря. А вот на летчиков 18-го гиап навалились летчики 335-й аэ на «сейбрах», завязался тяжелый воздушный бой, в котором стороны распались на пары и звенья, и завертелась карусель. В первой же атаке «сейбры» зажали пару старшего лейтенанта Щукина Л.К. Старший лейтенант Виктор Акатов отбил атаку на своего ведущего, но был сбит капитаном Ральфом Гибсоном со своим ведомым.

Цитировать
Погода утром 2 сентября  /1951 года/ была неважная, видимость была плохая, поэтому вести бой обеим сторонам было нелегко. Шестерка «мигов», которую вел гвардии капитан Герасименко Н.И., в разрывах облаков обнаружила 4 «сейбра» и тут же перешла в атаку на них, так как была выше противника. С дистанции 120 м гвардии капитан Герасименко Н.И. сбил один «сейбр», а его ведомый гвардии старший лейтенант Капитонов М.Н. — второй. В этом бою от своего ведущего капитана Тарасова Д.А. оторвался ведомый гвардии старший лейтенант Колпиков С.Т., который бросился на подвернувшийся «сейбр». Сергею Колпикову удалось сбить его, но его тут же зажала четверка «сейбров» и зажгла его «миг» — это сделал командир 335-й аэ майор Уинтон Маршалл. Гвардии старшему лейтенанту Колпикову Сергею Тимофеевичу спастись не удалось, он погиб.

Цитировать
2 октября /1951 года/ илоты, попавшие под удар «мигов», вызвали помощь в виде трех звеньев Ф-86, которые атаковали самолеты 17-го иап. В 15 ч. 16 мин. в районе Тэйсю на высоте 9000 м при ведении воздушного боя с этими «сейбрами» самолет, пилотируемый командиром звена капитаном Морозовым И.Н., сзади сверху с дистанции 200–300 м был атакован парой Ф-86. В результате атаки самолет МиГ-15 загорелся и упал в 5 км юго-восточнее Ододо, что 24 км северо-восточнее Сенсен. Летчик капитан Морозов Иван Николаевич погиб.

23 октября 1951 года   МиГ-15
Цитировать
При возвращении на свой аэродром пара старшего лейтенанта Яковлева в районе 15–20 км северо-западнее Аньдуна  {265}  была внезапно атакована 4 самолетами Ф-86, в результате чего самолет, пилотируемый старшим лейтенантом Хуртиным Василием Михайловичем, загорелся в воздухе и горящим упал в сопку 3 км юго-западнее Гаолимынь, что 12 км юго-восточнее Фунхуанчен, при ударе самолета о землю летчик погиб.


26 октября  1951 года
Цитировать
летчики 4-го иакр сопровождали группы штурмовиков Ф-80. Первый налет, как всегда, был совершен утром в районе 9 часов. В районе Ансю их, как обычно, встретили «миги» корпуса. В отражении налета ИБА США участвовали летчики 17-го и 18-го авиаполков 303-й иад и летчики 196-го иап 324-й иад. В этот раз 16 экипажей 18-го гиап, действуя в ударной группе на высоте 8000 м, встретили группу «сейбров» и вступили с ними в бой. А экипажи 196-го полка атаковали группы штурмовиков,  {276}  работающих на малой высоте. В ходе этого сражения летчики 196-го иап сбили три Ф-80. Кроме того, летчик 18-го полка старший лейтенант Степанов В.И. парой атаковал четверку «сейбров» и, добившись искусным маневром выгодного положения, с близкой дистанции в упор расстрелял «сейбра».

Однако в этом бою часть «сейбров» прорвалась к штурмовикам и сбила один из «мигов»: старший лейтенант Шебанов Федор Дмитриевич, погнавшись за подвернувшимся «сейбром», остался один, чем и воспользовалась пара Ф-86 и сбила его. Федор Шебанов, герой апрельских боев, сбивший в небе Кореи 6 самолетов США, погиб в этом бою. Его сбил 1-й лейтенант Клод Митсон из 336-й аэ.


Цитировать
В октябре в боях погибли три советских летчика: Морозов Иван Николаевич, капитан, командир звена 2-й аэ 17-го иап; старший лейтенант Хуртин Василий Михайлович, летчик 3-й аэ 523-го иап, и старший лейтенант Шебанов Федор Дмитриевич, летчик 3-й аэ 196-го иап, которому за бои в небе Кореи присвоили звание Героя Советского Союза.

4 ноября 1951 года
Цитировать
Не так хорошо обстояли дела у летчиков 523-го полка /иап/, которые раньше пришли в данный район и были неожиданно атакованы большой группой Ф-86 и вступили в бой в невыгодных условиях. Вскоре несколько самолетов полка получили повреждения от огня «сейбров», и пришлось вызывать помощь. Хотя помощь в лице летчиков 17-го и 18-го полков прибыла вовремя, но полк все равно не избежал потерь в этом тяжелом бою. При следовании в район Ансю в составе части летчик старший лейтенант Филимонов на высоте 8000 м в районе Тайсен доложил по радио, что у него на самолете разгерметизировалась кабина, и по указанию командира аэ пошел на свой аэродром. При следовании на свой аэродром в районе Дэогуандонг на высоте 4000–5000 м его пара была внезапно атакована 6 Ф-86. Филимонов из-под атаки истребителей противника ушел в сторону солнца с набором высоты, и «сейбры» потеряли его. Пролетев 20–30 секунд по прямой, Филимонов принял решение развернуться вправо и снова идти в направлении Сиодзио со снижением. В это время (14 ч. 31 мин.) он был снова атакован «сейбрами» сзади и сбит. В результате поисков был найден самолет в разрушенном состоянии и отдельно подвижная часть фонаря. Среди деталей разрушенного самолета летчика и катапультного сиденья обнаружено не было, что дает основание предполагать  {300}  катапультирование летчика. Летчик старший лейтенант Филимонов Валерий Павлович не найден.


8 ноября 1951 года
Цитировать
Одновременно с летчиками группы майора Шеберстова с группой штурмовиков и истребителей Ф-86 дрались чуть более 20 экипажей 196-го полка под командованием подполковника Пепеляева Е.Г. Вот как описывает это сражение его участник, бывший летчик 196-го иап Овчинников Александр Павлович: «Накануне этого дня был в полку митинг по случаю очередной годовщины Октября, поэтому вылетов 7 ноября не было. А вот на следующий день, 8 ноября, мы поднимались большой группой четыре раза. Я летал в первой ведущей группе ведомым у командира полка Пепеляева. Особенно выдался тяжелым воздушный бой,с большой группой противника: с группой Ф-86 — на высоте и с группой Ф-84 — внизу. Во второй половине дня погода была облачная, пасмурная. Самолеты противника находились сверху над рваной облачностью и снизу — под облаками. Видимость была ограниченной, а самолетов противника и своих — целый рой. Трудно было понять, где свои, а где противник, только черные «тандерджеты» и «шутинг стары» носились внизу, выполняя свою задачу. Продолжительность боя казалась вечностью.

В боевом порядке старший лейтенант Травин был крайним справа, и ему первому досталось от «сейбров», которые закрутили за правой группой, и Травин оказался жертвой только из-за того, что слепо тянулся за своим ведущим Рудько, а надо было уйти от удара маневром. В этом бою было много огня и взрывов падающих самолетов...

... полк потерял летчика старшего лейтенанта Травина Алексея Федоровича, который только в октябре месяце прибыл в полк на пополнение, и это был один из первых его боевых вылетов.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #7 : 04.05.2009 21:41 »
28 ноября 1951 года
Цитировать
Еще два «сейбра» в этом бою в районе Дзюнсен сбил командир 523-го иап майор Оськин Д. П., ной полк понес в этом сражении тяжелую потерю. Прикрывая инспектора по технике пилотирования дивизии майора Правоторова В.П., погиб его ведомый, старший лейтенант Герман Тимофеевич Шаталов, одержавший в небе Кореи 5 личных побед, — один из лучших летчиков полка. Он своим самолетом закрыл самолет командира. В процессе боя с 14 самолетами Ф-86 в 8 ч. 08 мин. в районе 10 км юго-западнее Ансю пара майора Правоторова была атакована 4 Ф-86. Самолет его ведомого капитана Шаталова получил повреждения управления, летчик катапультировался. При катапультировании летчик столкнулся с хвостовым оперением самолета и погиб. На помощь сражавшимся вылетали группы «мигов» из состава 17-го и 18-го полков, но они встреч с противником в этот день не имели.

Цитировать
А вот 5 декабря /1951 года/ в отражении очередных налетов ИБА противника в район Ансю вновь участвовали все полки 303-й и 324-й дивизий. Летчиками полков было выполнено по три боевых вылета за день, и почти все с боями. Так, во время второго боевого вылета командир 196-го иап полковник Пепеляев Е.Г. рискнул повести свой полк за линию Пхеньян–Вонсан и столкнулся с большой группой штурмовиков Ф-80 на малой высоте. Атакуя попарно строй «шутинг старов», они расстроили их боевые порядки и сбили три Ф-80. Но подошедшие «сейбры» подловили и сбили на малой высоте самолет старшего лейтенанта Рыжкова Александра Дмитриевича, который погиб вместе с  {347}  машиной. Александр Рыжков был ведомым командира полка Пепеляева Е.Г., с начала боевых действий полка воевал в составе 64-го иак и имел 4 личные победы в небе Кореи.

5 декабря 1951 года
Цитировать
Однако в бою с «сейбрами» понес потери и 18-й гиап. Шестерка «мигов» из 2-й аэ дралась с превосходящими силами противника, и в ходе боя был серьезно подбит самолет старшего лейтенанта Батурова А.И., и он стал выходить из боя. Пятерка товарищей надежно прикрывала его от атак «сейбров», но при  {348}  посадке на свой аэродром остановился двигатель подбитого «мига», и Батуров катапультировался, но не хватило высоты для наполнения купола парашюта, и летчик погиб.

5 января 1952 года
Цитировать
Летчики 51-го крыла ВВС США понесли первое крупное поражение от «мигов» 64-го корпуса в небе Кореи. Согласно данным штаба 64-го иак, на базу не вернулось 9 «сейбров». Потери с нашей стороны составил один МиГ-15, в котором погиб командир звена 18-го гиап Степанов Василий Иванович, одержавший в небе Кореи 5 побед. В ходе воздушного боя он был подбит и на поврежденном самолете долетел до своего аэродрома Мяогоу, но при посадке машина выскочила за пределы полосы, и самолет скапотировал, при этом столкновении летчик погиб.

Цитировать
16 января /1952 года/ американцы вновь организовали налет своей ИБА в район «Аллеи “мигов”». Впереди они выслали крупный заслон из «сейбров» 51-го иакр, за ними шли группы «тандерджетов». В отражении этого напета участвовали обе дивизии корпуса. В первом утреннем сражении, которое состоялось в районе 8 часов утра, летчики 523-го полка в составе 14 экипажей в районе Тайсен на высоте 10 000 м встретили звено «сейбров» и атаковали их. Но тут подошли еще несколько групп «сейбров» общим количеством 18 машин, и численное превосходство было уже на стороне противника. На помощь пришли летчики 18-го гиап, которые взяли на себя часть истребителей противника. Но когда к району боя подошли летчики 17-го полка, то бой уже закончился, и летчики 523-го полка возвращались на свой аэродром. В этом бою майор Охай Г.У. сбил один «сейбр», который упал в море. Еще один «сейбр» сбил в этом бою летчик 18-го полка старший лейтенант Сапожников Б.П., но после этого он  {393}  сам попал под удар пары подполковника Джорджа Джонса из штаба 51-го иакр, и его «миг» был сбит. Борис Петрович Сапожников погиб в этом бою! В составе 523-го полка был легко поврежден самолет старшего лейтенанта Ковалева В.И., самолет которого получил в этом бою две пробоины.


Цитировать
17 января /1952 года/ , летчики 51-го иакр взяли реванш за поражение 16 января, сбив два «мига» корпуса. В этот день на выполнявшую патрульный полет группу «мигов» 176-го гиап напала группа «сейбров» из 16-й аэ 51-го крыла и 334-й аэ 4-го иакр. В этом же бою был сбит молодой летчик, недавно прибывший на пополнение, старший лейтенант Филиппов Александр Васильевич. Он остался без ведущего, один, и при возвращении на аэродром был атакован парой «сейбров» и сбит. Он катапультировался, но приземлился уже мертвым.


Цитировать
Единственная потеря в эти последние дни января случилась в составе 523-го полка. Причем это была последняя гибель пилота 303-й дивизии в этой войне, да и то это была не боевая потеря. При возвращении с боевого задания 30.01.1952 на посадке молодой пилот старший лейтенант Паршуков П.И. ударил колесами сверху самолет своего ведущего старшего лейтенанта Яковлева Ивана Ивановича, и тот, коснувшись полосы, соскочил с нее и врезался в капонир. При столкновении летчику зажало приборной доской ноги, в самолете возник пожар, и техники не смогли освободить летчика из тисков разрушенной кабины; и он сгорел живым в горящей машине. Жалко было, что такой жуткой смертью погиб отличный летчик полка, одержавший в небе Кореи 4 победы.

РЕЗУЛЬТАТЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 64-ГО ИАК В 1951 ГОДУ

Дивизия       Состав    Количество побед Потери самолетов Потери летчиков Период боевых действий
324-я иад  176-й гиап         97                       13                4                 04.51 г.–1.01.52 г.
                196-й иап         100                        12                5                 04.51 г.–1.01.52 г.
303-я иад   17-й иап           89                        8                        4                      06.51.–1.01.52 г.
                 18-й гиап          85                      14                       6                      05.51 г.–1.01.52 г.
                 523-й иап         96                       15                       5                      06.51 г.–1.01.52 г.
             Управление иад     9                        -                 –                      06.51 г.–1.01.52 г.
151-я гиад  28-й гиап         29                       3                         2                      10.01.51 г.–1.04.52 г.
                 72-й гиап          4                         2                        2                      1.03.51 г.–1.04.51 г.
50-я иад     29-й гиап         14                        1                        1                      1.01.51 г.–25.01.51 г.
                 177-й иап          9                        –                        –                       1.01.51 г.–4.02.52 г.
-------------------------------------------------------------------------------------
Итого                               532                       68                        29


РЕЗУЛЬТАТЫ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 303-й И 324-й ИАД
Дивизия   Полк   Побед   ГСС   Период б.д.   Командир       Пот. сам.      Пот. летч.
303-я иад      318            05.51 — 02.52     п-к Лобов,
                                                            ГСС п-к Куманичкин       
    17-й иап  108     4     06.51 — 02.52   м-р Пулов                10                   4
    18-й гиап  96      3    05.51 — 02.52      п/п-к Белостоцкий     18                   8
          523-й иап  105     4     06.51 — 02.52     ГСС п/п-к Карасев,
                                                                    м-р Оськин            16                  6
324-я иад            216           03.51 — 01.52     3 ГСС п-к Кожедуб И.Н.       
         176-й гиап  107    4     03.51 — 01.52     ГСС п/п-к Вишняков С.Ф. 15           5
         196-й иап   109    2     03.51-01.52         п-к Пепеляев Е. Г.   12           4
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #8 : 04.05.2009 21:43 »
Цитировать
группой «сейбров» был сбит и погиб летчик 16-го иап старший лейтенант Троицкий Игорь Ильич. Это произошло в полковом вылете 9 февраля /1952 года/, и это была первая потеря как в полку, так и в дивизии.

Цитировать
в воздушных боях было сбито 3 «мига» дивизии, погиб один летчик: 20 февраля /1952 года/ в бою с «сейбрами» 51-го иакр был сбит летчик 494-го полка старший лейтенант Таркан В.Ф., которому удалось благополучно катапультироваться, а вот в бою 27 февраля, когда летчики дивизии сделали по 2–3 боевых вылета за день, в бою с «сейбрами» из 4-го иакр был сбит и погиб летчик 256-го иап старший лейтенант Деревянко Леонид Петрович. Его сбил майор Феликс Эсла из 334-й аэ. Кроме того, не боевые потери составили еще 2 самолета: 24.02.52 г. во время выполнения учебного воздушного боя над аэродромом Аньдун в воздухе столкнулись два самолета 821-го иап. При этом погиб заместитель командира полка подполковник Васильев А.Н., второй пострадавший при столкновении, летчик 3-й аэ старший лейтенант Мазикин Е.Т., катапультировался и остался жив.


Цитировать
21 февраля /1952 года/ тяжелые потери понес 16-й иап — под удар «сейбров» 4-го иакр попали летчики 2-й аэ, погибли в бою летчики старшие лейтенанты Шершаков Василий Николаевич и Кожевников Алексей Павлович (пуля попала ему в голову). Они стали добычей капитана Брукса Лайлса из 336-й аэ и 1-го лейтенанта Билли Добса из 335-й аэ.


Цитировать
22 февраля  /1952 года/ был вылет шестерки «мигов» из 1-й аэ 16-го иап, и во время разворота старший лейтенант Евгений Павлович Савинов сорвался в штопор, из которого он не смог выйти. Боя не было, и эта гибель пилота является не боевой потерей полка.

11 марта 1952 года командир  2-й аэ 16-го полка майор Зинченко Н.Д.
Цитировать
пара Ф-86 снизу атаковала пару майора Зинченко, которые их не видели, и, обстреляв ее, поразила самолет ведомого старшего лейтенанта Иванова. Видимо, пули попали в боекомплект, и произошел взрыв. Иванов катапультировался, но погиб при приземлении на сопку.
...Этот бой состоялся в период 15ч. 20 мин. — 15ч. 48 мин. дня. Так полк понес тяжелую утрату: был сбит «сейбрами» и погиб летчик 2-й аэ старший лейтенант Иванов Александр Николаевич, который уже успел за короткий срок участия в боях сбить два Ф-86.


11 марта 1952 года
Цитировать
24 Ф-86 из 4-го иакр, которые атаковали группу подполковника Дмит-рюка Г.Ф. Завязался воздушный бой, в котором, кроме летчиков 821-го иап, участвовала и подошедшая на помощь группа «мигов» из 494-го иап. В этом бою летчик 1-й аэ 821-го иап лейтенант Бушнев A.M. сбил один «сейбр». Еще один «сейбр» сбил старший лейтенант Алексеенко А.А. из состава 494-го полка. В свою очередь, и «сейбрам» удалось подбить один «миг» из состава 494-го иап, и при вынужденной посадке погиб летчик полка старший лейтенант Зенаков Николай Иванович.

24 марта 1952 года
Цитировать
Одновременно уходящие «шутов» атаковали и подошедшие «миги» 16-го иап, и командиру 1-й аэ майору Зенову Г.К. удалось подловить и сбить один Ф-80 чисто, с подтверждением по всем инстанциям. Но тут неожиданно подошли «сейбры» из 4-го иакр и пошли в атаку на шедшую впереди 1-ю аэ 148-го гиап. Под удар восьмерки «сейбров» попало звено старшего лейтенанта Филиппова Е.В., один из которых, разогнав на снижении скорость, не справился с ней и столкнулся с самолетом Филиппова. Обе машины рухнули на землю, при этом в кабине своего самолета погиб командир звена старший лейтенант Евгений Викторович Филиппов, уже имевший к этому дню две победы в небе Кореи. По другой версии, было наоборот: не «сейбры» атаковали звено Филиппова, а, отбивая атаку этой восьмерки Ф-86, сам Филиппов направил свой самолет на ведущего «сейбра» и таранил его и сам при этом погиб. Но, скорее всего, более правдоподобен первый вариант этого столкновения.

24 марта 1952 года
Цитировать
Кроме того, оставшегося без ведомого (Федосеев был сбит зениткой) капитана /1-й аэ 148-го гиап/ Любовинкина П.С. зажала пара «сейбров», и он, отбиваясь от них, просил по радио помощи, но в круговерти боя этого не удалось сделать, и при подходе к аэродрому «сейбры» все же добили Любовинкина, и он вместе с самолетом pyxнул недалеко от Аньдуня.

Из рассказа Федосеева
Цитировать
Из расспросов китайцев я понял, что Женя катапультировался на малой высоте и ее ему не хватило для раскрытия парашюта. Через день приехала наша машина с фельдшером и техником самолета. Они мне и рассказали, как в том злополучном вылете погиб мой ведущий Павел Любовинкин. Оставшись один, он почему-то не пристроился к ведущей паре Моторин–Корочкин, а пришел в одиночку на аэродром на средней  {435}  высоте. Это была его грубая ошибка, стоившая ему жизни! Дело в том, что американские летчики приступили к планомерной блокаде аэродрома Аньдун. Находясь над морем, они контролировали заход на посадку наших «мигов» после боевого вылета. У нас в противовес этому была выработана тактика приходить на аэродром на большой высоте, не делая никаких разворотов, как можно быстро производить посадку, т. е. посадку с ходу. Вот тут-то они и подловили над аэродромом Пашу Любовинкина.

За воздушным боем наблюдали многие. Заградительным огнем работала зенитная артиллерия. И вот когда самолет Любовинкина завис на очередной «косой петле», они его достали. Как рассказывали очевидцы, он все-таки катапультировался нормально, а когда опускался на парашюте, эта сволочная пара «сейбров» открыла по нему огонь. Как следствие, когда Любовинкин приземлился, он был уже мертв.

1 апреля  1952 года
Цитировать
Летчики 821-го полка совершили три вылета на перехват самолетов противника и также провели два воздушных боя с «сейбрами», в которых старшие лейтенанты Левичев Н.К. и Болдин И.Ф. сбили два «сейбра», но потеряли один свой самолет, в котором погиб старший лейтенант Черников Николай Иванович.

2 апреля  1952 года
Цитировать
потери понес 494-й иап: летчики этого полка дважды вылетали в этот день на перехват самолетов противника и провели два воздушных боя с «сейбрами» из 51-го иакр: в первом вылете дрались в районе Дээгуандонг с 20 Ф-86, а во втором вылете в район Кидзио дрались уже с 24 Ф-86. И в ходе этих боев потеряли два самолета, причем в одном из них погиб старший лейтенант Воронов Александр Яковлевич, другой пилот, старший лейтенант Таркан В.Ф., катапультировался.

Цитировать
13 апреля /1952 года/ над Ялуцзян вновь сошлись в бою летчики 51-го иакр и 64-го иак. Отбивая очередной налет ИБА противника, советские летчики взяли на себя «сейбры» прикрытия, а по группам «шутинг старов» и «мустангов» ударили летчики ОВА. Бой был ожесточенным, и потери были с обеих сторон существенными: летчики корпуса сбили четыре «сейбра», потеряв 3 своих самолета и одного пилота — в бою погиб летчик 494-го иап старший лейтенант Шебеко Владимир Михайлович.

21 апреля 1952 года
Цитировать
был подбит и тяжело ранен летчик 1-й аэ 256-го иап старший лейтенант Бондаренко А.Ф. и погиб летчик 2-й аэ этого же полка Толмацкий Израэль Алексеевич. Также был сбит на посадке и погиб другой летчик полка старший лейтенант Селиванов Дмитрий Степанович. Вот как это произошло со слов инженера аэ Верховского Виктора Георгиевича: «Во время гибели Селиванова я находился на аэродроме Мяогоу. Это случилось в последнем за день вылете. К концу посадки наших самолетов пришли «гости», и один из Ф-86 сел на хвост «мига» Селиванова. Не успев развернуть самолет на солнце, Селиванов, выполняя «бочки», полез почти вертикально вверх. «Сейбр», преследуя его, открыл огонь по самолету Селиванова. Выполняя вертикальную спираль, самолет продолжал набирать высоту. Продолжая преследование и ведя огонь с интервалами, противник, казалось, начал незначительно отставать. Но тут на самолете Селиванова начало заканчиваться топливо (видно было, как пошел прерывистый инверсионный след), и примерно на высоте 9000 м самолет начал останавливаться, где и был обстрелян в последний раз. После чего Селиванов катапультировался, но, видимо, попал в зону обстрела, так как парашют не  {447}  раскрылся и летчик разбился. Самолет же Селиванова не рухнул на землю, а стал падать на хвост, затем он как бы выровнялся горизонтально и, будто остановившись, начал горизонтальное движение с крыла на крыло, с хвоста на нос и опять все снова. Мы уже начали думать, что самолет может упасть на стоянку наших самолетов (он был сбит в створе полосы). Но на высоте приблизительно 30 м он клюнул носом вниз и, ударяясь верхней частью кока о землю, свалился на хвостовое оперение. Конечно, самолет сильно деформировался, но факт то, что его не разорвало на куски. Упал он восточнее ВПП в 150 м от дороги, идущей в наш городок»...

На помощь летчикам 190-й иад из Аньдуня была поднята шестерка «мигов» из состава 3-й аэ 16-го иап,но на взлете их неожиданно со стороны залива атаковала четверка Ф-86 и сбила замыкающую пару капитана Наумова Николая Ивановича. Оба пилота катапультировались, но у Наумова не хватило высоты, и он разбился при посадке, а ведомый, старший лейтенант Чиврагов А. И., благополучно приземлился и остался цел. Это был первый случай, когда самолеты корпуса были атакованы при взлете (обычно били на посадке) и понесли потери.

Цитировать
3 мая /1952 года/ особо не повезло летчикам 494-го иап. Они попали под неожиданный удар «сейбров» и потеряли сразу три машины: были сбиты старшие лейтенанты Кулаков Г.П., Унанов Г.И. и Ефимов М.И. Из них первые двое спаслись с помощью катапульты, а старший лейтенант Ефимов Михаил Иванович погиб.

Цитировать
20 мая /1952 года/ летчики 335-й аэ во главе с новым командиром 4-го иакр полковником Гаррисоном Тингом провели успешный воздушный бой в районе р. Ялуцзян, недалеко от Аньдуня, сбив 3 МиГ-15 из состава ОВА. Один из них сбил сам Тинг. Эта же группа атаковала взлетающие с аэродрома Аньдун «миги» и сбила прямо над аэродромом штурмана 256-го иап капитана Колмансона Виктора Эммануиловича, который погиб в своем «миге». В этот день часть летчиков 256-го иап перегоняла партию новых МиГ-15бис из Аньдуня в Мяогоу, и эта трагедия случилась прямо перед посадкой этой группы. Вот как об этой трагедии рассказывает ее очевидец инженер аэ Верховский Виктор Георгиевич: «По возвращении полка из боя, при заходе на посадку (с севера на юг), он был атакован «сейбром»-охотником, выскочившим из-за северо-западных скал. У самолета Колмансона высота была 60–70 м, мы в это время стояли возле рации в ожидании наших машин. «Сейбр» в крутом пикировании, довернув машину вправо, открыл огонь с некоторым упреждением. Колмансон успел промолвить по радио: «Ох, гады, заловили...», и тут по самолету прошла трасса пуль. Машина клюнула носом вниз и ударилась о землю в начале ВПП, но взрыва не было. От удара о землю сработала катапульта и выбросила Колмансона из кабины на бетонку. Одна из пуль попала в него и прошла от затылка по всему телу. Похоронили мы его в Порт-Артуре».
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Братство ЕВВАУЛ
  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Война в Корее
« Ответ #9 : 04.05.2009 21:45 »
25 мая 1952 года
Цитировать
В другом вылете в тот день четверка «мигов» из 2-й аэ 256-го иап под командованием капитана Образцова Ю.Д., выискивая группы штурмовиков, была сама неожиданно атакована в этой дымке звеном Ф-86. Был сбит самолет старшего лейтенанта Красулина Федора Семеновича, он катапультировался, но при приземлении неудачно столкнулся с землей и погиб.

1952 года 31 мая
Цитировать
летчики 821-го иап понесли в этот день тяжелую утрату: погиб командир звена 1-й аэ капитан Денисов Иван Федорович, одержавший в небе Кореи две победы. Вот что рассказывает летчик этой аэ замполит эскадрильи Городнянский Василий Иванович: «Помнится, 31 мая утром я повел звено почти к Пхеньяну и, возвращаясь по команде с КП корпуса на аэродром базирования, услышал, что аэродром блокировала большая группа «сейбров». Звено капитана Денисова взлетело с блокированного аэродрома и завязало воздушный бой с «сейбрами». И все было бы, пожалуй, благополучно, если бы убрались шасси у Ивана Денисова. Шасси нельзя было убрать потому, что тумблер уборки шасси не был включен. Денисов не знал о том, что на самолете командира полка данной серии, на котором был выпущен на задание, был установлен тумблер для страховки.

Техник не предупредил летчика об этой особенности самолета, и это кончилось трагически. После взлета шасси не убралось. С КП, поняв, в чем дело, подсказали летчику поставить тумблер на подъем, но было уже поздно. Скорость достигла 400 км/ч, и шасси нельзя было убрать полностью. Гасить скорость до меньшей, чем 400 км/ч, тоже было невозможно. Завязался неравный бой, в котором самолет Денисова стал мишенью, хотя Иван маневрировал им так, чтобы избежать прицельного огня. Попутно скажу поданной потере полка, что почти все боевые потери полка были не в ходе боев, а тогда, когда летчики возвращались с задания без горючего, и тут их ожидали на посадке «сейбры». Американцы висят над заливом в 30 км от Аньдуня и, видя как взлетают или садятся наши самолеты, бросаются в пике и бьют почти беспомощные самолеты — не велика честь сбить самолет с выпущенными щитками или шасси. Помнится, что руководящий состав аэ и полка предложили генералу Лобову обсудить меры для сокращения потерь в районе аэродромов. Совещание состоялось, но прикрыть аэродром было нечем».

Цитировать
27 июня /1952 года/ первую потерю в небе Кореи понес 147-й гиап. По тревоге с аэродрома Мукдена в район Аньдуня была поднята пара капитана Петраева П.С. для прикрытия возвращающихся с боевого задания самолетов корпуса. В районе Аньдуня они были атакованы четверкой Ф-86, и в завязавшемся бою был подбит самолет старшего лейтенанта Пожидаева Владимира Алексеевича. При посадке на аэродром он потерпел аварию, так как садился на фюзеляж, летчик погиб. Пожидаева сбил капитан Джон Спалдинг из 25-й аэ. Это была первая потеря авиатехники в боевых действиях в 133-й иад и в данном полку в частности.

4 июля 1952 года
Цитировать
Не повезло в этот день и летчикам 821-го иап, которые были подняты на помощь, но сами они в районе аэродрома попали под удар другой группы «сейбров» и, потеряв три машины, прекратили выполнение задания. Были сбиты старшие лейтенанты Никифоров М.В., Александров П.В. и Шмагунов В.В. — первые двое спаслись, а вот Шмагунов Владимир Васильевич погиб в своем самолете. Это была единственная жертва в этот день в составе 190-й иад и единственная гибель летчика корпуса за весь июль.

1 августа, 1952 года
Цитировать
тяжелый бой в небе Кореи провели летчики 726-го иап. 1 августа большая группа Ф-86 попыталась прорваться к Супхун ГЭС, но на них были наведены летчики 726-го иап, которых вел начальник по ВСС полка подполковник Чиж В.И. в составе 24 экипажей. Наша группа летела на высоте 10 000 м, но противник в лице Ф-86 появился неожиданно, и был  {487}  он еще выше, чем наши «миги». Получилось так, что «сейбры» получили преимущество и в высоте, и в неожиданности, чем и воспользовались. Поэтому бой с самого начала выдался для наших летчиков невыгодный во всех отношениях. По словам ставшего затем командиром этого полка подполковника Чижа В.И.„ бой неудачно проведен еще и по вине самих летчиков полка, которые, увлекаясь боем, не следили друг за другом, т. е. были нарушены взаимосвязь и выручка в бою между собой.

Итог боя был печален. Несмотря на то что летчикам полка удалось сбить два «сейбра», которые записали на свой боевой счет старшие лейтенанты Колотое П.Г. и Сычев Н.И., были сбиты и погибли заместитель командира 3-й аэ капитан Горобченко Валентин Степанович и командир звена капитан Костин Андрей Алексеевич, летчик 2-й аэ старший лейтенант Цветков Лев Михайлович был также сбит, успел катапультироваться, но высоты не хватило для раскрытия купола парашюта, и Цветков погиб.

Цитировать
4.08.1952, на боевые задания в район порта Чемульпо вылетела шестерка МиГ-15 из 3-й аэ 494-го иап под командованием капитана Чистякова Н.П. Во время полета к цели группа была атакована парой Ф-86, но они атаковали ведущую четверку, не видя сзади себя пару капитана Крутских В.Р., и подставили себя под удар. Воспользовавшись благоприятным моментом, Крутских атаковал их сверху, но не учел разницы скорости. Он атаковал сверху на большой скорости и не успел обстрелять «сейбры», проскочил их. Летчик «сейбра», а это был 1-й лейтенант Генри Крисцибайн из 335-й аэ, увидев впереди себя «миг», выпустил тормозные щитки, обстрелял проскочивший его «миг» и сбил ero. «Сейбры» сразу же ушли в залив. Крутских Василий Романович катапультировался из подбитой машины, но ему не хватило высоты для раскрытия парашюта, и он погиб.

5 августа 1952 года
Цитировать
Летчики 16-го иап над Аньдунем были атакованы звеном Ф-86, и ими был сбит недавно прибывший молодой летчик лейтенант Сергей Семенович Язев, который катапультировался из подбитой машины, но нелепо погиб при приземлении. Это была последняя потеря и последняя жертва в составе 97-й иад и в 16-м полку в частности в этой войне.

Цитировать
серьезными выдались бои 20 августа /1952 года/ , когда противник предпринял налет своей ИБА в районе Сиодзио–Пхеньян. В его отражении участвовали летчики 133-й и 216-й иад, нос большой группой, состоящей из «тандерджетов» и прикрывавших их «сейбров», столкнулись летчики 726-го иап. В этом ожесточенном бою летчики этого полка сбили один «сейбр», но потеряли два самолета. Командир 2-й аэ майор Шеховцов А.А., уже совершая посадку на аэродроме Аньдун, был атакован четверкой Ф-86. Вступив в бой со звеном Ф-86, провел его тактически неграмотно, завязав бой с ними на виражах, что было неверно, так как «сейбры» имели преимущество на виражах. За это Шеховцов и поплатился — на вираже с ним сблизилась пара «сейбров» и сбила его самого и его ведомого старшего лейтенанта Лелецкого В.М. При этом майор Шеховцов Александр Алексеевич погиб, а старший лейтенант Лелецкий спасся на парашюте.


Цитировать
31 августа  /1952 года/ днем боев не было в «Аллее “мигов”», но корпус потерял одну машину в результате авиакатастрофы. Во время взлета с аэродрома из-за срыва ПТБ погиб заместитель командира 2-й аэ 518-го иап капитан Еремченко Федор Степанович — опытный боевой летчик, и жаль, что не в бою. К слову надо сказать, что из-за плохого качества поставляемых ПТБ в 1952-м и 1953 годах в составе корпуса было потеряно несколько самолетов, в том числе приведших к гибели нескольких пилотов.

4 сентября 1952 года
Цитировать
В этом сражении летчики 676-го иап серьезно подбили два «сейбра», сделали это летчики 2-й аэ капитана Каратуна М.Д. (один Ф-86 он сам подбил в этом бою), однако летчик этой аэ старший лейтенант Татаров был сбит, но благополучно катапультировался. Был подбит также самолет замполита 3-й аэ старшего лейтенанта Кизима Н.Ф., и он вынужден был сесть вне аэродрома. Летчики 415-го иап сбили в этом бою два «сейбра» без своих потерь. Однако при возвращении на аэродром Дапу на 4-м развороте был атакован «сейбрами»-охотниками из 4-го авиакрыла самолет старшего лейтенанта Титова А. И., у которого было уже выпущено шасси, и у всех на виду обстрелян — «миг» резко клюнул и врезался в холм возле аэродрома и взорвался. «Сейбры» взмыли вверх и ушли в залив. В этот день Александр Иванович Титов сбил своего первого американца в небе Кореи и, увы, погиб над своим аэродромом.

Еще одна трагедия разыгралась над аэродромом Дапу. Подошедшая пара старшего лейтенанта Затолокина Михаила обнаружила по команде с КП над аэродромом несколько пар «охотников». Затолокин атаковал ближайшую к нему пару «сейбров» с высоты и ударил в упор из пушек по одному из них, и «сейбр» развалился в воздухе. Его пилот катапультировался и попал в плен. Затолокин пошел на посадку, не рассчитал и проскочил полосу, сел на грунтовую полосу и, попав в рытвину, снес шасси «мигу». В самолете произошло замыкание электропроводки, и кабина задымилась. Дым хлынул в кабину пилота, а вылезти он не мог, так как заклинило фонарь кабины, и летчик задохнулся до того, как к нему на помощь пришли техники. Так нелепо погиб Михаил Иванович Затолокин.

Цитировать
7 сентября /1952 года/ на прикрытие аэродромов Аньдун — Мяогоу — Дапу вылетели 24 экипажа из 535-го и 913-го иап 32-й иад. Для летчиков 535-го иап это был первый боевой вылет в небо Кореи, к сожалению, он был неудачным. Вот что рассказывает бывший командир аэ этого полка Сема Кирилл Иванович: «7 сентября был запланирован облет района боевых действий в составе аэ. Ведущим был назначен заместитель командира 535-го иап подполковник Акимов П.С. с ведомым штурманом полка майором Исаковым В.В. Я со своим ведомым Иваном Шикуновым прикрывал их. Второе звено вел старший лейтенант Маслеев Ф.И. Мы пересекли всю территорию Северной Кореи поперек и уже приближались к границе с Китаем, как сзади выше с черным шлейфом дыма от форсажа я заметил звено Ф-86, которое шло на сближение с нашим звеном. Я предупредил об этом ведущего группы Акимова, но он ответил: «Протянем». И стал набирать высоту. Наша высота была 12 000 м, я вторично предупредил, что противник сближается, и требовал резко развернуться на 180 градусов (для атаки в лоб), но ведущий снова ответил: «Протянем». В это время мой ведомый Иван Шикунов передал по радио, что по нему стреляют. Я оставил ведущую пару и резким разворотом вправо пошел на помощь ведомому. Ему подал команду развернуться влево, но он вместо этого разворот начал вправо, чем усложнил для меня отбивание атаки. Я открыл огонь с упреждением и отбил один Ф-86, но они уже успели поджечь самолет Шикунова. Он катапультировался (это произошло над аэродромом Дапу) и благополучно приземлился. Но когда к нему подъехала «Скорая помощь», оказалось, что он мертв. Видимо, в момент катапультирования он наклонил голову и от перегрузки сломались шейные позвонки. Так трагически погиб в первом же боевом вылете мой ведомый Ваня Шикунов /Шикунов Иван Михайлович/. Это была единственная гибель пилота в моей аэ за всю командировку». Это была единственная потеря корпуса в этот день.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

 

Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта