Голосование

????????, ??????????, ????????? ?? ??? ??????? ?????????? ????? ??????? ???????, ??????? ??? ???????, ?????? ??????. ????? ????????????????? ????? ????? ? ????.

ß ÷èòàþ âñå ñîîáùåíèÿ ïî Èñòîðèè ÎØÌÀ.
13 (56.5%)
Èíîãäà çàáåãàþ â òåìó, íî âñ¸ ÷èòàòü íå ïîëó÷àåòñÿ, õîòÿ õî÷åòñÿ.
9 (39.1%)
Ýòî óæå èíòåðåñíî òîëüêî èñòîðèêàì.
1 (4.3%)
Ýòî íå èíòåðåñíî.
0 (0%)

Проголосовало пользователей: 23

Автор Тема: Что мы знаем о "морской авиации" ?  (Прочитано 149732 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #250 : 16.05.2009 01:25 »
А весной всё ещё было поправимо! Военная машина продолжала раскручивать обороты! И наша Школа успешно "вступила" в войну. А капитан I ранга А.А.Янович отлично справился со своей задачей, о чём эмоционально и подробно пишет в своём Рапорте от 30 апреля 1916 года.

КРАТКИЙ ОЧЕРК
ВОЗНИКНОВЕНИЯ, ОРГАНИЗАЦИИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАКИНСКОГО
ОТДЕЛЕНИЯ ОФИЦЕРСКОЙ ШКОЛЫ МОРСКОЙ АВИАЦИИ О.В.Ф.


Янович приступил к "командованию" в Баку 1 октября 1915 года, заручившись предварительно всеми необходимыми указаниями от Начальника Воздухоплавательного Отделения МГШ и поддержкой как со стороны этого отделения, так и от Отдела Воздушного флота при Высочайше Утверждённом Комитете.

Из этого Рапорта можно узнать, как проходило устройство Школы и кто активно содействовал этому: Командир Бакинского Порта Контр- Адмирал Клюпфель, Бакинский Градоначальник Полковник Мартынов (позднее Черноморский Губернатор), Начальник Бакинского Торгового Порта Капитан I- го ранга в отставке Данилов, Городской Голова Л.Л.Быч и его заместитель Арутюнов.

Впоследствии Янович отдельно благодарил и наградил деньгами (50 руб.) состоявшего три месяца при работах десятника Бакинской Городской Управы Нестора Авдеенко "за внимательные и старательные отношения к работам и за предупредительные отношения к ряду мелких нужд Школы" (из мартовского приказа по Школе).

Причём особо отмечено, что город Активно, а часто и безвозмездно проводил многие работы: отгородил Каменную пристань деревянным забором, построил гараж, мастерские и склады, отремонтировал здание канцелярии, пристроив к ней кают- компанию, а главное, устроил спуски к воде для гидропланов. Причём пристань высокая, а глубина бухты возле неё позволяла приставать крупным судам, поэтому и спуски вышли длинными и широкими (не менее 14 метров), соответственно было выделено много дорогостоящего дерева для свай и настилов. Город провёл электричество во все службы Школы, включая шхуну Али- Абат, и взял его оплату на свой счёт. Шхуна Али- Абат была удачно приспособлена для проживания команды Школы. Там был устроен так же лазарет и Школьная фото лаборатория.

На пристани была устроена сигнальная мачта с реей, на которую поднимали шар  в нелётную погоду и при необходимости созвать летавшие гидропланы на пристань, когда подымался ветер. На верхушке мачты установили флюгер Вильда. Рядом с ней разместился ящик для оперативного склада бензина, который в случае пожара предписывалось сбросить в воду. Другой ящик из под лодки Щетинина М- 5 был оборудован под наблюдательную вышку. По приделанным к нему трапам сигнальщики поднимались к подзорной трубе.

Через пару недель после Каменной начались подобные работы на Старо- Таможенной пристани и опять за счёт города. А далее уже средствами О.В.Ф. проведён телефон, оборудована метеостанция, организованы противопожарные меры. Кроме материальных Школе предоставили и человеческие  ресурсы. Помимо прибывших из Петрограда 33 самых необходимых нижних чинов, выделили людей из Каспийской отдельной флотской роты и пеших Симбирских дружин, доведя общее количество до 150- 160 человек.

Первый эшелон из Петрограда прибыл 12 ноября, 14 декабря- второй. 22 ноября Школа была торжественно освящена, молебен с водосвятием совершал сам Епископ Бакинский Григорий. А на Открытие были приглашены "все власти, представители Городского самоуправления, по 20 человек учащихся при своём начальстве от каждого из учебных заведений Баку, а так же ряд крупных лиц из обывателей города. После молебна был поднят флаг О.В.Ф., произнесены здравицы" в честь представителей Царствующей Фамилии "и были демонстрированы первые публичные полёты".
« Крайнее редактирование: 16.05.2009 08:06 от samurai »
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #251 : 16.05.2009 18:44 »
Я подсчитала: с 22.11.1915 по 28.04.1916 (дни первого и последнего в сезон полётов) включительно прошло 159 дней. Из них, по словам Яновича,  было 120 полётных с общим числом 635 часов 57 минут. Помимо непогоды полёты отменялись только в "первый день Рождества Христова, Новый Год и первый день Св. Пасхи" и в Страстную субботу. В воскресенье летали по желанию и только до 12 часов.

Здесь уместно вспомнить приказ № 471 от 14.03.1916г., в котором Янович писал о необходимости строгого и точного ведения записей полётов. В конце выдаёт очередное "отцовское" наказание с назиданием: Охотника Ольта, сделавшего ошибку в записи на 3 минуты, арестовываю на 5 суток строгим арестом и заменой стоянием под ружьём, а всем охотникам рекомендую помнить, что правильное ведение книги полётов есть постоянное составление документов чрезвычайно важных и небрежное отношение к ним будет мною преследоваться строжайшим образом! Вот так вот прививалось отношение к делу и соблюдался порядок в Школе!

До начала января 1916 года в Школе был только один инструктор- Штабс- Капитан Грузинов. Янович и в Рапорте и в других документах отдаёт ему должное. Но с Нового года руководителями становятся сдавшие экзамены Прапорщик по морской части Быков, чуть позднее Мичман Петров, потом Штабс- Капитан Энгельс и, наконец, Прапорщик Яковлев. Немного ранее Рапорта в ответ на запрос из МГШ о представлении личного состава Школы в следующий чин и к наградам Янович 19.04.1916 года подробно пишет о заслугах перечисленных выше.

Грузинова характеризует, как "блестящего лётчика и инструктора", который имея "громадную перегрузку" не только сумел подготовить первых выпускников Школы, но и одновременно заведовал хозяйственной частью. В ознаменование заслуг предлагалось произвести Грузинова в следующий чин. Ну а мы уже знаем, что именно Грузинову было доверено руководство Школой во второй сезон.

Прапорщик Быков, безвременно погибший в конце 1916- го года в учебном полёте, был в числе первейших выпускников Школы и после сдачи экзамена оставлен инструктором. Он выпустил многих лётчиков, и был очень значимой фигурой. Во второй сезон стал Помощником Грузинова и в его отсутствие исполнял обязанности Начальника Школы, когда эшелон прибыл в Баку. Из упомянутого письма от 19.04.1916 узнаём, что он к тому же блестяще поставил дело ротного хозяйства, и в Школе было всё необходимое для Мастерских. "Благодаря чрезвычайным его хозяйственным способностям команда была обута, одета и накормлена". Вот что значил Быков! Его Янович рекомендовал представить в звание подпоручика по Адмиралтейству.

В Рапорте отдельно уделяется место методике преподавания лётного искусства, которую разработал Штабс- Капитан Энгельс. Она заключалась в постепенном приучении курсантов к гидроплану, последовательном изучении частей, что значительно снижало трудности освоения техники, чем если бы это происходило сразу. По сдаче Экзаменов Энгельс стал инструктором 21.02.1916 и, как водилось, после отъезда Петрова стал заведовать хозяйственной частью и Мастерскими с 30.01.1916, наладил учёт и отчётность. "Несмотря на чрезмерную нагрузку" успевал работать над собственными конструкциями и изобретениями, как мы уже знаем, создал новый морской истребитель, на котором, увы, и погиб в начале декабря 1916 года. Предлагалось представить Энгельса к ордену Св.Станислава 2-й степени.

В превосходной степени характеризовался так же Лейб- Гвардии Преображенского полка Прапорщик Яковлев. Хотя он сдал экзамен на Морского Лётчика только 24 марта, после чего стал инструктором, но зато он принял на себя заботы по Школьной Канцелярии и отлично поставил дело, совмещая с обучением. Причём пожелал сдать экзамен не только на Лётчика, но и на Прапорщика по авиационной части, хотя как офицеру ему это не требовалось, но позволяло лучше освоить техническую часть предстоящей работы. Яковлев представлялся к Св. Станиславу 3-й степени.

Очевидно, что личный состав и сам Янович гордились таким курсантом! Январским приказом №173 по Школе Начальник объявлял, что согласно приказа Командира Лейб- Гвардии Преображенского полка от 10 января 1916 года за №11 старший унтер- офицер из охотников команды конных разведчиков того же полка, а ныне состоящий в переменном составе вверенной мне Школы прапорщик Всеволод Яковлев, Всемилостливейше награждён Георгиевским Крестом 1-й степени за проявленные им личное мужество и храбрость в боях против неприятеля за время с 11 августа по 3 сентября 1915 года. Фронтовик!- сказали бы мы теперь.   

В Рапорте, как и в письме от 19.04.1916, были отмечены с благодарностью Мичман Сергей Петров, который совмещал учёбу с должностью Адъютанта и впоследствии был инструктором до отправки в часть, помощник инструктора Авиационный унтер- офицер Томашевский и Авиационный прапорщик Горячев, о котором расскажу ниже. Кроме того в упомянутом письме Янович выразил мнение, что 25% нижних чинов команды Школы заслуживают награды, и он представил их к медали "За усердие".   

Особое место в Рапорте уделяется радиотелеграфии. С приездом для обучения Лейтенанта Стогова Школа приобрела отличного связиста, хорошо осведомлённого о новинках и перспективах этого дела в Авиации. Узнав, что предполагается оснащение самолётов радиостанциями, Янович организовал усиленное обучение курсантов азбуке Морзе, умению передать и принять тексты на слух. Занятия возглавил Заведующий Радиотелеграфными станциями Каспийского моря Мичман Сакович, которому в помощь выделили двух телеграфистов.

Из документа мы узнаём и об использовавшихся гидропланах. Но если ему следовать, то картина сложится не правильная. Янович говорит о 8 учебных аппаратах, из которых 2 в разное время были окончательно разбиты. На самом деле в Школе было 14 гидропланов, из которых окончательно разбит один, причём это следует из его же книги приказов. Но часть аппаратов числились в ремонте постоянно или периодически, некоторые без двигателей. Запчастей хватало, как и новых и перебранных моторов, можно было отремонтировать и собрать больше гидропланов, но в этом просто не было потребности. Видимо, в число 8 Янович включает только те, на которых летали курсанты. Ранее я приводила перечень аппаратов, числившихся в Школе. Это в большинстве лодки Григоровича М- 5, так же самолёты Щетинина следующих модификаций, прибывших для испытаний, на которых позже летали и курсанты, две лодки Ф.Б.А. и один Кертисс, впрочем разобранный.

Небольшой ремонт делали в своих Мастерских. А более серьёзные работы производили в Средне- механико- строительном Техническом Училище, руководитель которого Брянов оказывал громадную помощь, иногда даже откладывал собственные дела, чтобы осуществить экстренные работы для Школы.

Школьной Метеостанцией руководил специально командированный для этого вольоопределяющийся охотник Павел Введенский, которому помогал упоминавшийся Зейдон Ландау. Причём наблюдения передавались сначала в Главную физическую, потом в Романовскую Обсерваторию и имели самостоятельное значение не только для Школы. Но основные сводки ежедневно по телеграфу приходили из Тифлисской Обсерватории.                                                               
« Крайнее редактирование: 17.05.2009 02:10 от samurai »
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Sibor

  • Сибор
  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 29
  • Докопаться до истины никогда не поздно.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #252 : 16.05.2009 20:01 »
"Охотника Ольта, сделавшего ошибку в записи на 3 минуты, арестовываю на 5 суток строгим арестом и заменой стоянием под ружьём, а всем охотникам рекомендую помнить, что правильное ведение книги полётов есть постоянное составление документов чрезвычайно важных и небрежное отношение к ним будет мною преследоваться строжайшим образом!"

В приводимом ранее списке Переменного состава от 1 марта 1916 года фигурировал охотник 1-го разряда ОТС.

Думаю, что в тексте Приказа опечатка или... %7
История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #253 : 16.05.2009 23:16 »
Ничего не могу сказать по этому поводу.
Фамилия Ольт встречается и дальше в приказах, например в наряде на 10 марта. Но в списках его действительно нету. Возможно не опечатка, а неправильно прочитанное с рукописного текста. Ведь многие документы сначала писались вручную, а после их перепечатывали.

Возьмём это на заметку.  %6


Многое можно узнать из Рапорта Андрея Александровича Яновича, но если вы ждёте списков, то вас ждёт разочарование. Известно, что в первый Бакинский сезон было выпущено 20 лётчиков офицеров (18 из них мы перечислили выше) и один нижний чин (понятно, что Томашевский). Всего обучалось 40 офицеров и 17 нижних чинов, имевших право на производство в офицеры.  

Четыре человека получили звание авиационных кондукторов. Все охотники 1 разряда подвергались экзамену на авиационного прапорщика во флоте. На случай перехода во флот этот экзамен сдал и Прапорщик Яковлев.

В Петроград выехали 16 обучавшихся офицеров, 7 из которых летали самостоятельно, и 22 нижних чина, самостоятельно летали 8 из них.

Были от Школы отчислены: Прапорщик Барон- Майдель, плохо чувствовавший воду и так и не научившийся посадкам на неё, Мичман Любушкин, как не сдавший теоретические экзамены, Мичман Ушнев за дерзость. С Горяиновым на момент написания рапорта вопрос не был решён, но он тоже будет отчислен вскоре.

Из рапорта узнаём о трёх серьёзных несчастных случаях: С Миккоевым, Горяиновым и Антоненко, которые описывала выше.

Здесь Янович опять горячо благодарит за содействие Школе лиц, которых уже перечисляли, Контр- Адмирала Клюпфеля, Капитана I ранга Данилова, Бакинского Градоначальника Мартынова, Начальника Училища Брянова и добавляет к ним Коменданта железнодорожного и водного участка станции Баку Ротмистра Редрикова, благодаря которому Школа имела постоянную и своевременную возможность получать и отправлять грузы. Все за исключением Редрикова были награждены золотыми или серебряными знаками О.В.Ф.

У меня сложилось впечатление, что отношения в Школе были довольно демократичными, хотя до "равенства и братства" предстояло прожить ещё год, а законодательство, хоть и корректировалось в условиях войны, между тем поддерживало сословное неравенство, что в особенности было заметно по оплате труда и некоторым другим признакам. Между тем "наши" были связаны делом, которое требовало предельных сил, а потому в Школе ценились профессионализм и чувство локтя. Вот и Янович не забывал отмечать нижние чины и поощрял их за хорошую работу. 66 человек из них, в том числе и некоторые Бакинцы из Каспийской Отдельной Флотской роты, поехали вместе со Школой в Петроград. Так же с собой взяли особо ценного столяра охотника Кавказского Стрелкового полка французского подданного Иосифа Бржозовского, ранее работавшего на авиационных заводах, и машинного кондуктора Иванова.

Кстати, достаточно просмотреть списки постоянного и переменного состава Школы, чтобы понять, насколько был интернациональным её состав, как офицеров, так и нижних чинов. И вплоть до окончания деятельности в Школе поддерживалась дисциплина, и она действовала, как небольшой, но боеспособный гарнизон, независимо от перемен политической власти, что не может не вызывать уважения к нашим авиаторам. Судьба большинства из них сложится драматически, независимо от того, в чей стан они попадут. Кто- то после революции повоюет и там, и там, и в конце концов окажется за границей. Но до самого конца Школа в Баку будет обучать курсантов, и даже отступать от турок будет организованно и достойно, сделав всё возможное для спасения Отечества и выполнив воинский долг до конца.

Разумеется, Янович не забыл и высшее руководство в лице управляющего Делами Высочайше Учреждённого Комитета капитана первого ранга Верховского, который с пониманием и очень оперативно реагировал на все нужды Школы, и Заведующего Финансовым отделом этого Комитета действительного Статского Советника Леневича, благодаря которому деньги в Школу поступали быстро и аккуратно.

Из отчёта можно узнать, что в Школе для нужд остались "вольнонаёмные служащие: Казначей- Содержатель, член Биржевой артели, отвечающий денежно за всё имущество Школы П.П.Григорьев, вольнонаёмный бухгалтер С.И.Седунов и вольнонаёмный шоффёр Бортников, оставленный при грузовом автомобиле Школы", а так же 34 нижних чина для охраны, к которым ежедневно для охраны помещений и инвентаря добавлялся караул от гарнизона.

"Общее наблюдение за территорией Школы и имущества по соглашению с Командиром Бакинского Порта поручено Командиру Каспийской Отдельной флотской роты Капитану по Адмиралтейству Проворихину, благодаря постоянному содействию которого рота снабжалась нижними чинами в потребном количестве и благодаря предупредительности которого все неподходящие нижние чины обменивались на более подходящих и хорошего поведения. Таковых перемен нижних чинов было в продолжении зимы более 80 случаев."

И ещё Янович отмечает совершенно из ряда вон выходящее событие, о котором, кстати, в Архиве имеется целое дело. Я этого дела не запрашивала, но примерно можно догадаться, о чём речь. Морской лётчик Мичман Величковский незадолго после сдачи экзаменов был отправлен в Персию в составе особой экспедиции, организованной Командиром Бакинского Порта. Школа его снабдила лучшим аппаратом с запчастями и механиком. В Рапорте ничего не сказано о целях и задачах экспедиции, но она была выполнена достойно, и лётчика наградили боевой наградой.

Вот краткое содержание отчёта. Поверьте, расставаться с Яновичем даже через 93 года после описываемых событий тяжело, тем более зная, чем это закончится.

Могу с уверенностью сказать, что Российской Морской Авиации очень повезло, что одним из первых у её истоков стоял Капитан I ранга морской офицер Андрей Александрович Янович, который мог бы быть одним из первых наших лётчиков, а стал одним из первых наставников подраставшей Морской Авиации!

Доброй и светлой памяти этого человека стоило бы посвятить отдельное исследование. И хотелось бы, чтобы морские офицеры этим озадачились, а я готова помочь со своей стороны всем, что известно об авиационной стороне его деятельности.
« Крайнее редактирование: 16.05.2009 23:45 от samurai »
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #254 : 17.05.2009 02:09 »
Ну и дела!
И ведь никто меня не поправил, ни ДМЛ, ни Sibor, а ведь этот лист из книги приказов у вас есть!
И я раньше "не видела"!

Загадка Сафонова: приказ по Школе №174 от 16.01.1916г.
Сдавший успешно экзаменационный полёт переменного состава Мичман Сафонов отчисляется от вверенной мне Школы с напрвлением в распоряжение Начальника Офицерской Школы Морской Авиации в Петрограде для сдачи оставшихся ему теоретических и практических испытаний.

Таким образом на данный момент Самый первый, по крайней мере из известных, утверждённый в звании с 5.01.1916г. Морской лётчик, выпускник Офицерской Школы Морской Авиации, сдавший все экзамены к 2.01.1916 года- Прапорщик Быков!

Почему же Сафонов спешно покинул Школу, не досдав экзамены?! Во- первых, он нужен был на войне, а во- вторых, возможно, он возвращался с какой- то оказией, например с эшелоном, который привёз новые лодки и двигался обратно в Петроград. А в- третьих... может, у него не достало времени на теоретическую и практическую подготовку, оттого теоретический экзамен он не сдавал (или не сдал, или не собирался сдавать), и его утверждение в звании состоялось в Петрограде позже, чем он реально стал Морским лётчиком?!

Ещё хочу заметить, что у Яновича практиковалось сначала сдавать теоретический и практический экзамен, лишь затем лётный. Почему в отношении Сафонова это правило было нарушено, непонятно, хотя, я думаю, что учиться летать он начал ещё в Службе связи, как и Быков. Впрочем, это только догадка. Между тем далее практика сдачи экзаменов поменялась, в Петрограде и затем в Баку уже сдавали в первую очередь лётный, а потом остальные экзамены. Чему подтверждения- приказы по Школе.

О дисциплине и Яновиче.

Возвратился Величковский из ТОЙ САМОЙ командировки 2 февраля вечером да и не нашёл нужным явиться пред ясные очи Начальника, и впервые Янович увидел его почти через 24 часа после прибытия его в Баку. При встрече со мной /Яновичем/ Мичман Величковский поздоровался точно я виделся с ним только накануне.

Для того чтобы Мичман Величковский помнил, что при возвращении из командировки первою обязанностью офицера явиться непосредственному своему начальству... арестовываю Мичмана Величковского при гауптвахте на пять суток.

Кроме того советую Мичману Величковскому помнить, что до отправления из Школы он состоит в ней на тех же основаниях, на коих находятся в Школе ещё пять офицеров, сдавших успешно полёты и не думать, что факт самостоятельной временной командировки ставит его в какое- то исключительное, перед другими офицерами, положение.


Из приказа №240 от 4.02.1916 года.  :D :D :D :D :D

Вспоминаю, как досталось Телепневу, когда он вздумал отлынивать от разборки разбитого гидроплана, да ещё и жаловаться начальству. И Телепнёв тоже Герой Балтийского театра действий Первой Мировой войны!

Sibor, я тут покопалась в своих бумагах и подумала вот что: Ольт был просто не из лётного состава, т.е. его не собирались готовить к самостоятельным полётам. И Ольт и Отс встречаются в приказах одного дня от 12 февраля. Ольт в тот день дежурил на Аэродроме Каменной пристани. И фамилия эта попадается в приказах неоднократно. Так что это не ошибка, просто Ольт, возможно, будущий наблюдатель, бомбёр или моторист. И таких было не мало, как я вижу.
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн Sibor

  • Сибор
  • Новичок
  • *
  • Сообщений: 29
  • Докопаться до истины никогда не поздно.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #255 : 17.05.2009 06:19 »
К списку первых выпускников Бакинского Отделения ОШМА нужно добавить мичмана Карцова, которого Морской Министр утвердил в звании Морского Летчика с 5 апреля 1916 года.
Этим же Циркуляром мичман Щепотьев утвержден в звании Морского Летчика с 6 апреля 1916 года.
Таким образом, в Списке Первых Выпускников Школы в Баку имеем 19 офицеров и 1 нижнего чина. %19
Не хватает 1 офицера. %33 На это место есть кандидатура мичмана Громана, который упоминается в одном Циркуляре с мичманами Карцовым и Щепотьевым, НО... беда в том, что его нет в Списках Переменного состава ни от 16 января 1916 года, ни от 1 марта 1916 года %7
" Ищите и обрящете..."
« Крайнее редактирование: 18.05.2009 01:14 от Sibor »
История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков.

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #256 : 17.05.2009 11:51 »
Вот это СПАСИБО!  %6

Если честно, то я втайне надеюсь, что у Вас уже есть таблица, где в списках Школы напротив каждой фамилии стоит дата присвоения звания. И я даже хотела просить Вас прислать мне эту таблицу. Потому что, к сожалению, часть сведений в Архиве отсутствует (весь апрель, например), но их можно отчасти восполнить по другим источникам. У меня стоит задача: выловить недостающие сведения из известных Биографий. Но это не малая работа, и я опасаюсь, что я навсегда останусь на той войне.

Так что помогайте!  %4  %3 %3 %3 %17
Чего не будет у Вас, может быть, дополнит ДМЛ.
Я же со своей стороны готовлю вам обоим небольшой презент. Потерпите немного, надо отсканить.

Кстати, ДМЛ, я помню своё обещание про съёмку памятников. Планирую это сделать в ближайшее время. Я вижу, что Вы тут часто бываете, хотя и не пишете.  %7 Между тем Ваши замечания очень бы пригодились!  %11
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн ДМЛ

  • Младший форумчанин
  • **
  • Сообщений: 77
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #257 : 18.05.2009 19:34 »
ЧЕСТЬ ИМЕЮ

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #258 : 22.05.2009 00:26 »
ДМЛ подсказал: М.И.Сафонов получил звание Морской лётчик 20.03.1916.  %6

Цитировать
Sibor, я тут покопалась в своих бумагах и подумала вот что: Ольт был просто не из лётного состава...


И, наконец, меня окончательно осенило.  :> ;D
Дело в том, что в приказах опубликованы списки переменного состава Школы, т.е. курсантов. А летали там не только курсанты. Кто мог и желал, , кому позволяло образование и здоровье, летали и учились другим дисциплинам иногда и постоянные работники Школы. Просмотрела назначения в наряды, а так же списки ответственных за противопожарную безопасность и пр., там и постоянный и переменный состав вместе.

Потому будут сложности с идентификацией списков Школы с получившими звание Морской Лётчик в ОШМА.

Цитировать
Общее наблюдение за территорией Школы и имущества по соглашению с Командиром Бакинского Порта поручено Командиру Каспийской Отдельной флотской роты Капитану по Адмиралтейству Проворихину, благодаря постоянному содействию которого рота снабжалась нижними чинами в потребном количестве и благодаря предупредительности которого все неподходящие нижние чины обменивались на более подходящих и хорошего поведения. Таковых перемен нижних чинов было в продолжении зимы более 80 случаев.


Когда я читала отчёт А.А.Яновича, я уже знала кое- что об этом Проворихине. Оттого у меня закралось сомнение в том, нет ли излишней восторженности у Яновича к тем, с кем ему пришлось контактировать по долгу Начальствования в Школе. И мои смутные сомнения ещё более подтвердились после того, как я ознакомилась с Приказами Директора Маяков и Лоций Каспийского моря и Командира Бакинского Порта

Фонд №1160
Опись 1
Дело №7 (1915 год), №8 (1916 год), №9 (1917 год)
.

Увы, в этих делах отсутствуют приказы за наиболее интересовавшие меня периоды, например, по дате катастрофы Энгельса. Да и вообще для наших целей там удалось мало, чего найти. Лишь некоторые штрихи к общей картине дел в Порту. Ну вот ещё, судя по приказам, можно сделать вывод, что Контр- Адмирал Клюпфель был человеком набожным и весьма почитал все церковные праздники и службы. Все приказы на эту тему обстоятельны, и распоряжения сделаны тщательно и с видимым удовольствием. А вот господин Проворихин, то ли плохо справлялся с обязанностями, то ли был вообще не годен к службе, но вместо подъёма карьеры его постоянно понижали за разные грехи. Думаю, что именно на нём лежит большая доля вины за гибель Прапорщика Горячева, первую тяжёлую утрату в Школе. Но о Проворихине позже.

Прапорщик по авиационной части Горячев прибыл в Баку 31.12.1915 года прямо перед праздником из Петроградской Школы Морской Авиации. Одновременно с ним оттуда же приехали ещё несколько прапорщиков. Похоже, что в Питере они сдавали экзамены по теории и практике на первый офицерский чин, а в Баку должны были учиться летать. В Школу его прикомандировали из Службы Связи Балтийского моря, как и многих других. Он был очень толковым и хозяйственным парнем. Янович его описывает с большой симпатией. В неоднократно выше упомянутом письме от 19.04.1916 Горячев назван в числе 6 лучших офицеров Школы, как человек поразительной работоспособности, толковости и распорядительности.

Основная заслуга Горячева- его удачная командировка за двигателями и запчастями, куда он отправился приказом №437 от 9.03.1916 года. В помощь ему дали авиационного унтер- офицера I статьи Аристова, снабдили командировочными из расчёта по 5 рублей в день- офицеру и по 50 копеек- унтеру на 15 дней и выдали "предложения на проезд по железным дорогам лит.А", а проще говоря, талоны на бесплатный проезд в скором поезде. За это время им надо было объехать Питер и Москву, побывать на заводах "Дукс" и "Гном", получить заказанные заранее моторы, приборы, инструменты, разные другие агрегаты и материалы для гидропланов, вплоть до метизов, за которые по приезде Горячев отчитался самым тщательным образом, и Рапорт этот сохранился. Написан он с еле сдерживаемым триумфом, поскольку заводы не укладывались в сроки, нарушали порядок комплектации заказа, и Горячев немало потрудился, чтобы выбить всё необходимое. Но несмотря на некоторое опоздание отлично выполнил приказ, что для Школы было очень важно.

И вот если первый эшелон с основным имуществом был уже в Петрограде, то в середине июня за остатками необходимого имущества отправили в Баку именно Прапорщика Горячева. Сформировать вагоны и отправить их в условиях военного времени стоило труда, не смотря на помощь железнодорожников в пунктах отправления и назначения. Составы задерживались из- за недостатка подвижного состава на пересадочных станциях и всяких неурядиц. А Горячев с его организационными талантами с этим должен был справиться.

И дёрнула же его нелёгкая напоследок перед отъездом из Баку покататься на одном из оставшихся и не совсем исправных самолётов. Уже полтора месяца он летал самостоятельно, наверное, вскоре сдал бы экзамен, но не судьба...
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

Оффлайн samurai

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 7076
  • Пол: Женский
  • достоинство и честь
    • ICQ клиент - 491453364
    • Просмотр профиля
    • SAMURAI
    • E-mail
Re: Что мы знаем о "морской авиации" ?
« Ответ #259 : 23.05.2009 02:18 »
Как следует из Рапорта Содержателя Школы П.П.Григорьева, 20 июня 1916 года Прапорщик по Авиационной части А.Горячев, допущенный к самостоятельным полётам 27 апреля 1916 года, вместе с механиком своего аппарата рядовым Левченко опробовали мотор и спустили на воду лодку Щетинина М-5 с бортовым номером №1. Запустив мотор, они по воде направились к острову Нарген, повернули против ветра и попытались оторваться от воды, но это не удалось. Тогда они развернулись и сделали вторую попытку, взлетели с трудом почти в 500 метрах от береговой линии, "пролетев над берегом очень низко, около кинематографа Феномен сделали крутой вираж, скользнули на левое крыло и упали на бульвар около решётки задев серединой за фонарный столб."

Свидетелями всего этого, помимо Содержателя Григорьева, были Бухгалтер Школы Степан Седунов и строевой унтер- офицер Лука Бугаев, наблюдавший всё это с левого борта шхуны Али-Абат, и оба дали одинаковые показания, что подтверждено проведённым Григорьевым дознанием. Весь аппарат был совершенно разбит, Горячев скончался на месте, а Левченко усадили в фаэтон, но и он умер по дороге в Михайловскую больницу. Согласно актам вскрытия обоих, оба трупа были сильно переломаны, в том числе в области грудной клетки (буквально сплющена) и головы (лица разбиты практически в лепёшку)- следствие лобового столкновения. Но в медицинском заключении указано, что головы обоих трупов обгорели, особенно Горячев, а в Рапорте о пожаре не упомянуто. Я читала подлинники медицинских документов, написанные от руки паталогоанатомом Михайловской больницы, подпись неразборчива.

На Рапорте указан только месяц июнь без числа, но имеется некая виза от 5 июля, хотя к Проворихину он попал аж 19 июля, о чём есть его собственноручная запись с предписанием Григорьеву провести дознание. В то время, как на самих дознаниях, заверенных чернильными подписями всех троих свидетелей, стоит виза об их получении уже в Особом Комитете по Усилению флота 21 июля, но понятно, что за два дня попасть в Петроград они не могли. Складывается впечатление, что Проворихин вообще не знал, что творится во вверенном ему подразделении, когда ставил свою визу, потому что к этому времени всё было уже отправлено в Петроград вместе с Актами вскрытия. Ну а в самой Петроградской Школе о событии в Баку было известно сразу телеграммой, поскольку уже 21.06.1916 года приказом №266 Прапорщик Горячев исключается из переменного состава Школы, как разбившийся насмерть при самовольном полёте.

Александр Андреевич Горячев и Константин Левченко погибли глупо, пренебрегнув здравым смыслом. Григорьев свидетельствует, что тогда дул свежий северный ветер и шёл мелкий дождь, мотор работал плохо и не давал достаточных оборотов, а лодка текла и набрала воды. И не было никакой необходимости лететь. По счастливой случайности, кроме пилотов, никто не погиб и не пострадал, хотя на бульваре собралась толпа зевак, которых разгонял Бугаев, выставляя оцепление вокруг обломков аппарата.

Интересно, что 23 июля телеграммой Капитан Проворихин жалуется представителю Главного Морского Штаба капитану 1-го ранга Графу Алексею Павловичу Капнисту на Контр-Адмирала Клюпфеля. Клюпфель ровно в полночь с 22 на 23 июля собственной персоной внезапно нагрянул в Школу с проверкой по анонимному доносу о ненадлежащей постановке охраны и пьянстве нижних чинов. Результатом явилось предложение "раскассировать" Школу, т.е. провести проверку вверенного Проворихину имущества.

Капнист соответственно запрашивает Клюпфеля и получает ответ от 25 июля: "Ничего особенного не произошло/ но ввиду слабого надзора охранявшая оставленное имущество команда плохо плохо несла службу и дурно себя вела/ заменил её новой/ желательно произвести проверку имущества специалистом" Лично у меня после знакомства с карьерой Проворихина сомнений в словах Клюпфеля не возникло.

При поступлении в службу на Каспий Проворихина назначили командовать Каспийской отдельной флотской ротой, из которой как раз предоставлялись нижние чины для службы в нашу Школу. Однако, 31 июля его отстраняют от должности, а 24 августа назначают исполняющим делами штурманского офицера на посыльное судно Астрабад. Возможно и дальше он чем- то проштрафился, поскольку 31 октября его даже переселяют из ведомственной квартирки с более, чем 20- ю метрами жилой площади, в худшую 11- ти метровую в другом "офицерском корпусе". Причём никаких следов преследования за политические взгляды кого бы то ни было в Приказах не обнаружено, только за пьянство и нарушение дисциплины.

Но ещё более любопытно, что когда 26 сентября 1916 года Школа вернулась из Петрограда, и первый эшелон, возглавляемый Прапорщиком Быковым, прибыл в Баку, Капитан Проворихин сказался больным и неким приказом ввиду своей болезни возложил начальствование над Школой на Быкова. Поскольку он был формально отстранён от Командования Отдельной флотской ротой и назначен на Астробат, то и "присматривать" за Школой и издавать официальные приказы он не мог. Не знаю, почему руководство Школой в Петрограде не было осведомлено об этом, но могу предположить только одно, что между Главным Морским Штабом, к коему на тот момент относился Капнист, и Морским Генеральным Штабом, который реально занимался делами ОШМА, относительно Авиации было слабое взаимодействие. И этому есть косвенные свидетельства в документах. Ну а Клюпфель сам решал кадровые вопросы, касавшиеся морских офицеров вверенной ему службы и просто не счёл нужным сообщить об отстранении Проворихина в О.В.Ф. при Генморе.

Немного о драматической судьбе Графа Капниста, который ведал некоторыми, в том числе финансовыми  вопросами со стороны Военно- морского руководства, касательно Школы.

Капнист Алексей Павлович (17.05.1871–31.10.1918)

Российский военно-морской деятель. Граф, камергер Двора Его Императорского Величества (1913). Контр-адмирал (1917). Родился 17 мая 1871 г. Учился на физико-математическом факультете Московского университета, откуда перешел в Морской кадетский корпус, который закончил в 1891 г. В звании корабельного гардемарина совершил дальнее плавание в Средиземное море. Произведен в мичманы в 1892 г. Служил в Гвардейском экипаже, плавал на Балтийском море и в составе эскадры Тихого океана. Участвовал в войне с Китаем (1900-1901). С отличием закончил Артиллерийский класс в 1901 г. со званием артиллерийского офицера 1-го разряда. В 1903-1906 гг. на военно-дипломатической работе (морской агент в Австро-Венгрии и Италии). За отличия по службе в 1906 г. произведен в капитаны 2-го ранга. Затем служил на Черноморском флоте старшим офицером линкоров "Иоанн Златоуст" (1906-1907) и "Три Святителя" (1907-1908). С 1910 г. в отставке, избран предводителем дворянства Мглинского уезда Черниговской губернии (1911-1913). С началом первой мировой войны вернулся на службу, работал помощником начальника Морского генерального штаба. С декабря 1914 г. капитан 1-го ранга. С января 1916 г. офицер для поручений при начальнике морского штаба Верховного главнокомандующего, с июля – начальник управления Беломорско-Мурманским районом при морском министре. В марте 1917 г. представлял морское ведомство в комиссии "для преобразования быта армии и флота" под председательством генерала А.А. Поливанова. 27 июля 1917 г. назначен исполняющим обязанности начальника Морского генерального штаба с присвоением звания контр-адмирала. С сентября 1-й помощник морского министра. 15 ноября отстранен от должности и арестован за отказ подчиняться Совнаркому и Военно-морскому революционному комитету. В 1918 году приехал на Кавказские минеральные воды, где находилась его семья. Был арестован в Железноводске (09.1918) ЧК Северного Кавказа в качестве .заложника, затем (4.10) переведен вместе с другими арестованными в Пятигорск, где содержался в "Новоевропейской гостинице" на Нижегородской улице. Казнен на городском кладбище города Пятигорска по приказу и при личном участии председателя ЧК Северного Кавказа Г.А. Атабекова (1892–1925) и председателя ЧК Кисловодска А. Ге (?–21.01.1919) вместе с 70 другими заложниками, среди которых были генералы от инфантерии Н.В. Рузский, А.П. Шевцов, члены Государственного Совета князь Н.П. Урусов, Н.С. Крашенинников, министр путей сообщения С.В. Рухлов, министр юстиции Н.А. Добровольский, генерал от кавалерии князь Г.А. Туманов, генерал-лейтенанты князь А.И. Багратион-Мухранский, князь Ф.М. Урусов и др. Особая Комиссия по расследованию злодеяний большевиков, состоящая при Главнокомандующем Вооруженными силами Юга России произвела (27.02–1.03.1919) эксгумацию трупов казненных и установила, что убийства производились с необычайной жестокостью. Заложников подвергали избиениям и издевательствам, а затем обезглавили.
Награжден орденами Св. Анны 3-й степени. Св. Станислава 2-й степени, Св. Владимира 4-й степени, медалью за участие в войне с Китаем, юбилейными медалями, почетными знаками, итальянским орденом "Королевский офицерский крест".

Взято отсюда http://flot.parus.ru/biogra10.htm#KapnistAP

Алексей Павлович приходился родным правнуком известному поэту и драматургу Василию Васильевичу Капнисту.
« Крайнее редактирование: 23.05.2009 02:32 от samurai »
Если ты слышишь колокол, не спрашивай, по ком он звонит. Он звонит по тебе...

 

Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта