Форумы > Крылья над морем

История от Марка...

(1/38) > >>

samurai:
           
                                1947 год, г.Ейск
Молодой, необученный. 7 ноября 1947год. На другой день после присяги.
                 Через два дня исполнится семнадцать лет.

                          ЖИЗНЬ
приключения и невыдуманные истории
               о Полярной Авиации
    Ейского училища бывшего курсанта
             /из 1951 года выпуска/
                          МАРКА,
             рассказанные им самим.

***

Я с тридцатого года... В 47-м поступил в ВМАУ им.Сталина в Ейске,
а закончил уже в Николаевском ВММТАУ в 51-м.

***

Предисловие:

"Алё, Галина, это Марк из Иерусалима..."- удивительно радостный и бодрый голос человека на том конце провода. Я знаю, кто он, знаю, что ему немало лет, и я очень удивилась той живости и скорости, с какой он откликнулся на мою просьбу. Да что там, просьбу! Будто ветеран только ждал, когда его пригласят на этот Форум, в тот дом, где теперь виртуально живут дети и внуки тех, кого он помнит молодыми, с кем учился, служил и работал.

"Галина, я написал две книжки. Впрочем, книжки- громко сказано. Первую я сам напечатал и сам переплёл. Вторую издали лучше, она уже настоящая. Обе вышли "огромным" тиражом, целых 15- 20 экземпляров каждая, и тут же разошлись по друзьям и знакомым. Но я хочу Вам послать обе. Во второй книге я немного переработал и дополнил истории, написанные в первой. И ещё я в ближайшее время попрошу перефотографировать снимки, как Вы просите, и тогда всё вместе вышлю Вам".

"Алё, Галина, это Марк. Я послал Вам книги и диск, а ещё записи всех сообщений в интернете по датам, чтобы Вам легче было их найти." Через три (!) дня экспресс почтой я их получила! Вторую, более полную книжку я отсканирую и размещу немного позже. Хотя часть интернет- историй совпадают с тем, что рассказано в книге, это всё же разные вещи. А пока что представляю живые истории от Марка, рассказанные на ветках Лётного Братства "Морская Авиация- Есть!".



***

Спасибо, Старший матрос за то, что рассказал одну мою историю. А теперь я расскажу другую, о которой сейчас уже почти никто не знает. Все помнят про знаменитый Карибский кризис, когда мы были, как говорили, в одном дне от Третьей мировой войны А я расскажу о моменте, когда мы были в пятнадцати минутах от войны с Америкой. За каждое слово ручаюсь, так как я был непосредственным участником этих событий.

В январе 1952-го года я, после окончания николаевского ВММТАУ (Военно-Морское Минно-Торпедное Авиационное Училище. Оно существовало до 1956 г, поэтому я так подробно нго назвал) прибыл на ТОФ, в Романовку в 1535-й Киркинесский, Гвардей ский, орденов... полк.

Самолет мой - Ил-4. Для штурманов: в носу кабины ГОРИЗОНТАЛЬНО установлен путевой компас А-4,Это картушка, плавающая в жидкости, как на кораблях восемнадцатого века.

И вот как то летом, только только начинало рассветать, посыльный грохочет в окно (я жил в деревне): Тревога! Прыгаю в комбенизон, Планшет с картрй, ветрочетоми и НЛ-8 и бегом в эскадрилью. Сейчас, думаю, как обычно -постение, проверка явки, поболтаем немного, о пойдем досыпать.

Перед штабом эскадры адьютант: Получать оружие, и на стоянку готовить самолеты к вылету! Ну, думаю, наверно Комдив нас проверяет. Стоянку прожектора освещают, охрана с автоматами. Подготовили машины к вылету, заправили, ждем. Команда: подвесить по четыре ФАБ-250, ввенуть взрыватели АПУВ-1, Ого! Не иначе нас Командующий ВВС проверяет!!

Подвесили, сделали, ждем что дальше будет. А дальше - следующая команда: Вывернуть взрыватели, бомбы снять, подвесить четыре ФАБ-500, ввернуть взрыватели...

Вы представьте себе что это такое: Полк, 27 машин, на каждой две тонны боьб с боевыми взрывателями. Да еще видим, что на стоянку второго полка провезли торпеды с боевыми зарядными отделениями, в за тем мащина с автоматчиками, а там взрыватели к торпедам!Что, говорю, Шмага (летчик мой, Шмачков Вадим, а по паспорту - Выдезнар, т.е. - Выше Держи Знамя Революции, вот родители удружили!), не иначе сам Генерал-полковник Преображенский пожаловал! Летному составу в штаб полка! На доске большая схема: Залив Петра Великого, южнее ордер кораблей, в центре - аваяносец. Командир полка с указкой около схемы. - Товарищи офицеры! Тревога - боевая. Повторяю: тревога была не учебная, не учебно- боевая, тревога -БОЕВАЯ!! Авианосец "Энтерпрайс" , работавший по Корее ( напоминаю:52-й год, Корейская война)взял курс на нашу Главную ВМ базу, на Владивосток. В составе ордера один крейсер, ....эсминцев, ...сторожевиков. На данный момент кординаты Широта..., долгота... Наша задача - бомбовый удар полком, осровная цель - авианосец.

10 минут на прокладку маршрута, и по самолетам. Полк поведу я.
По команде весь полк запустился,выруливаем, первое звено уже на полосе (я во втором звене). За нами вытягивается второй полк с торпедами.

Командир полка просит взлет. -Минуту ждать! Через минуту-две опять - Разрешите взлет! -Минуту ждать! И так раза три. Потом команда: -Двигатели выключить, из кабин не выходить, запуск по трем зеленым ракетам.

Через три часа зарулили на стоянку, бомбы не снимали, Трое суток провели в штабе и около него, потом - отбой. Вот я описал то, что было. Больше ничего не знаю кроме того, что за несколько минут, когда мы были уже на взлетной, авианосная эскадра застопорила ход. Остальное - додумывайте сами. Знаю только одно: наш полк был послан для отвлеченияи должен был быть практически полностью уничтожен: 27 тихоходных ИЛ-4 (если не ошибаюсь - 270км) плотным строем, на высоте 1200м.... Но тогда мы об этом не думали.

Вот такая история.

samurai:


***

На каких самолетах летал в те давние былинные времена, и чем занималась тогда Морская авиация.

Окончил я Николаевское ВММТАУ в 51 году на Ил-4.Наше училище, насколько я знаю, (хотя нет полной уверенности, что это так), где выпускались и пилоты, и штурманы. На третьем курсе на боевые машины - Пе-2, ТУ-2, ИЛ-4, садились три матроса, три курсачя: летчик, штурман и стрелок-радисти и вперед, всю программу проходили вместе в таком экипаже.Летали по полной программе: маршруты, бомбометание, АФС,разведка, низкое торпедометание.Вот на этом остановлюсь маленько.Этим уже, наверно, лет пятьдесят не занимаются, и написано об этом мало, почти - ничего. А интересное занятие!

Подвивается торпеда, как сейчас помню: 25-36 АНУ, вместо Боевого зарядного отделения - учебное, в котором вместо взрывчатки - 190 литров(сядьте поустойчивей)чистого ЭТИЛОВОГО спирта.Я не зря подчерннул - этилового, только как. Для этого, как и для антиобледенительных систем применялся только чисткйший этиловый спирт.Почему? Очень просто:при любом, самом жестком, контроле, в противном случае потери в авиации были бы значительно больше, чем во время войны. Ну ладно, я малость отвлекся.

Углубление на торпеде ставится восемь метров, чтобы в борт не врезаля.
Взлетаем, и на полигон в Киркенитский залив, а там уже эсминец, а то и крейсер, ходит.
Выходим на полигон на 1200м, ищем цель. А, вон он прет! Разворот на цель, резкое снижение до тридцати метров. Боевой! Сброс за 8-10 кабельеовых. Выходим из атаки с разворотом, чтобы в мачты не врезаться. За пару лет до нас приизошел такой случай:

Вышел такой экипаж на полигон, а дымка была сильная, ищут цель. Видин штурманец в дымке
вдалеке какая то коробка шлепает. О! Вижу цель! Курс..., Снижаемся! Боевой!!! А это был какой то румынский транспартюга. У моряков еще память о войне свежа,видят - торпедоносец в атаку заходит, дают SOS, Видят след от торпеды, многие с борта попрыгали.Шума, говорили, меого было.
Да, веселое было время! А самолеты были старые, изношенные, на некоторых еще сохранились маленькие корабликиЮ на фюзеляже нарисованые..Редкий день обходился без задержек, а то и вынужденных. Похоронили мы тогда за лето восемь наших товарищей.
В следующий раз продолжу, если интересно.

***

... Много есть что рассказать о том далеком времени. Тем более, что, благодаря "Старшему матросу" я попал в свою родную компанию, все все понимают.А с Колей мы знакомы очень давно, более полувека, т.е еще с прошлого тысячелетия. Он еще под стол пешком ходил Его отец - летчик, и его дядя, штурман,Саша Бендрышев, это были мои близкие друзья. Представьте себе: в Николаевском гарнизоне в одной квартире живут два друга: летчик и его штурман, а жены их - родные сестры. А я хоть и служил в Сергеевке, но был у них частым гостем. Иных уж нет, а те - далече...

В январе 57-го перебрался я На Океанскую Нач. ПД и спасательной службы-штурманом корабля. И вот примерно через год поднимают мой экипаж по тревоге: На полигоне "Бухта Анна" упал ИЛ-28. Пошли в район, шесть часов ходили там, ничего и никого не нашли.. И так получилось, что в тот же вечер я ч чем то срочным загремел в госпитаь во Владивосток. На другой день мне кто то говорит, что Ил был из Николаевской дивизии, жив один летчик, лежит в соседней палате. Я бросился туда, моя же дивизия. И слышу такую историю. Пошлс на полигон. Летчик и штурман молодые, попали в облака, потеряли пространственнуб ориентировку, падают. Командир, как он мне сказал, приказал катапультироваться и сам катапультировался, он один и остался жив.

Я спрашиваю - А кто штурман бул?
- Да Вы не знаете, молодой.
Я только дух перевел, а он говорит: - Там еще штурман звена был - капитан Бендрышев....
Знал бы я кого я искал вчера весь день....

А потом я узнал подробности. Еще в бытность мою в Сергеевке в чью то дурную голову пришла идея полсаживать в кабину Ил-28 , расчитаную на одного человека, с одной катапультой, штурмана-инструктора. Мы еще тогда говорили, что добром эта идиотская затея добром не кончится. Вот и в этот раз так полетели: на основном кресле, на катапульте - Саша, а на боковом сиденьи, у прицела, штурман.
Когда падали - все переговоры шли в эфир:
- Садись на колени!!!
-Прыгайте, у вас дети! (За пру месяцев у Саши сын родился, а Ниночке три годика было)
- Садись, тебе говорят!!!!!

Вобщем - какапультировались они вместе. Штурман и стрклок-радист погибли сразу. А у Саши, как потом оказалось был только закрытый перелом одной ноги.Вю ночь плыл к стоя щему вдалеке крейсеру (тоже учавствовал в поиске, но с темнотой застопарил ход). Не думал умирать: пыталя привлечь внимание выстрелами из пистолета, вложенного в кабуру и застегнутую: ведь за утерю пистолета под суд отдают!

С рассветом вахтенный увидел его в 60-и метрах от борта крейсера. Медики пришли к выводу, что смерть наступила за сорок минут до того, как его подняли. Смерть - от переохлаждения организма.

samurai:
***

Расскажу о самом, наверно, необычном экзамене в системе нашей родной Морской Авиации за все время ее существования.

Итак, утро 6 ноября 1951 года. День последнего государственного выпускного экзамена.В нашем классном отделении это История нашей родной коммунистической партии, тогда она называлась ВКП(б).Ну, это понятно, штурман торпедоносец без знания истории партии, это все равно, что жених без мужского отростка. Не подумайте, что это я придумал такое сравнение. Еще когда то очень давно нобелевский лауреат Михаил Шолохов написал повесть "Они сражались за Родину" Так там, но только в первом издании, потом вычеркнули, так вот там у него есть такое сравнение: - солдат без чего то там, ну и так далее...про отросток. Да, позавтракали мы и только собрались двинуться на последний экзамен, как молнией пронеслась весть:Приказ в Москве только что подписан!!!!!! То есть мы уже не курсанты, мы все уже лейтенанты, летчики и штурманы!! Ура!!!!! Ну, ура то ура, а дальше то что? А ничего, надо идти и сдавать экзамен. Представляете себе ситуацию??

Дело объяснялось просто.Обычно выпускники ждали Приказа пару недель, а то и больше.Уж не знали, бедняги чем заняться.В город не тянуло, наоборотт-ткое каких встреч уже избегали. в общем мучительное было ожидание. Кто бывал в Николаеве наверно помнят перед центральным входом в УЛО фонтан (когда мы были на тридцатилетии в 81 году он еще был).

Так вот за год до нас, мы из окна аудитории наблюдали занятную сцену: Заросшие, одуревшие вконец выпускники выпустили из банки наловленных в Буге бычков в фонтан, расселись вокруг с удочками, через полчаса бросили удочки,повылавливали этих бычков руками, выкинули их куда попало и пошли в кубрик, наверно - спать.

А у нас была иная ситуация. Училище расширялосьВместо нас, 192-х человек, набрали что то около 350-и первокурсников, девать их было некуда, жили они в палатках. А уже осень глубокая, болели, ныли. Ну и начальство правильно решило, что так как все мы были обречены на успешную сдачу экзаменов, то был заранее составлен проэке Приказа, и отправлен в Москву.А там, повидимому на день ошиблись. Мы всего этого конечнотогда не знали. И вот представьте себе:сижу я с билетом, один из самых последних, в гнусно-приподнято-праздничном настроении и смотрю в окна: в одно вижу около кубрика курсачи наши (вернее уже лейтенанты, как и я)кителя с золотыми погонами примеряют, фуражки с крабами, в другое - в трибуну последние флаги втыкают. А я должен рассказывать какая там толковища была на пятом съезде!!!А в голове, конечно торричелева пустота.

Хорошо - председателю, генералу, в туалет понадобилось.Тут же подскачил Нач цикла Истории партии, полковник, Что у тебя, пятый съезд,Знаешь?
Пиши: - выступали....Вопросы.....Решения.....

Вобщем вышел я, отбарабанил все,как паномарь, получил полновесную пятерку. И через полчаса на торжественном построении всего Училища слушал Приказ.



Я в кабине Утёнка. Слева- Коля Суханов, справа- Володя Томашков.


***

Предпоследний экзамен был четвертого ноября - Минно-торпедная подготовка, т.е. основное для штурмана торпедоносца.

Беру билет, и сразу бросается в глаза второй вопрос - Рассчет угла раствора двух торпед при ударе по цели, идущей ходом...узлов под курсовым углом...градусов.Ну, думаю, тут я блесну! Это был самый сложный вопрос всего курса, две страницы сплошной математики. Я не был никогда отличником, так - середнячок. Но как то так получилось, что именно эту тему я очень хорошо разобрал, это был мой коронный номер. Но взглянув на первый вопрос, я обомлел: Преоритет в области развития минно-торпедного оружия. Ужас!

Большинству из вас, к счастью, понятие борьбе с космополитизмом известно только из литературы. а тогда был самый разгар этой самой борьбы.А сводилось все к тому, что весь мир был в еще совершенно диком, первобытном состоянии. Но они сукины дети, все великие открытия и изобретения российских ученых приписали себе, и необходимо наконец с этим разобраться и доказать что на самом-то деле все как раз обстоит наоборот. И тут же французская булка сразу стала называться городской булкой, трубка Пито - трубкой приема статического и динамического давления, а этот спортивный снаряд, как нам заявил в физкультурном зале прерподаватель, носивший иностранное название "лопинг", с сегодняшнего дня называется по русски просто: Русские круговые вращающиеся концентрические качели.Понятно? А теперь, курсант Кнава, пошел на лопинг! И мне надо было всю эту ахинею вспоминать. Ну, нашел я эти данные где то среди разрешенных схем, переписал, вызубрил.Вышел отвечать и выпалил одним духом:
- Первый самолет иизобрел русский офицер Можайский
- Радио изобрел русский инженер Попов.
- Радиолокацию тоже изобрел Попов. Во время радиопереговоров между двумя кораблями связь прервалась, а Попов обратил внимание, чтръо между кораблями в это время проходила металлическая баржаи и радиоволны отразились, и так далее...
- Первую торпеду изобрел русский офицер Акимов
И вои так я отчеканил пунктов двадцать
- Ответ окончен, разрешите отвечать на второй вопрос?

Пркдседатель комиссии, если память мне не изменяет, это был генерал-лейтенант Кадомцев, зам по летной Преображенского, говорит:
- Что там у вас? Рассчет угла раствора двух торпед...... Я думаю, если вы первый,такой важный вопрос так хорошо знаете, то второй - тем более. Садитесь, пять!

А закончил Кадомцев жизнь трагически.Взлетел он на каком то МИГе новом,не помню каком, а он летал на всех истребителях, и на высоте вдруг слышит приятный женский голос: "Пожар левого двигателя, пожар левого двигателя" Он Заорал "Какая еще п... вмешивается в технику пилотирования! И через пару секунд взорвался. Так рассказывали о его гибели.Он не знал еще, что на новые машины начали ставить Эти устройства, я забыл как они назывались. Мы их "Машками"звали, Я с ними познакомился позже, когда работал на Ан-12 в Полярной Авиации. Дурная техника, плохо работала, Мы ее отключали. А вот тогда сработала четко.

***

Спрашивали - на каких машинах мы летали в те былинные годы.

Окончил я Николаевское ВММТАУ в 51-м году на ИЛ-4, и на нем же летал год в полку на ТОФ в Романовке.На этих машинах полк Преображенского Берлин бомбил. Но как они добирались туда,я имею в виду штурманское оборудование самолета, я не понимаю. Ну представьте себе, братцы штурманы: компас стоит на полу кабины, в носу, как с корабля восемнадцатого века снят,картушка в жидкости крутится, вокркг - шкала. Высотомер, вариометр, КУС. Все.Нет, не все: еще РПКО-2, т.е. радиополукомпас. Надо настроиться на станцию, а потом развернуть рамочную антенну на станцию.А как это делается: надо крутиь рамку добиваясь на слух минимального приема. А слух у каждого разный, и минимальный прием у каждого свой, так что даже выйти на привод не так просто. А уж определиться прокладкой пеленгов, это вообще проблема. А ведь летали, это же в армии был дальний бомбардировщик!

Конечно, никакого обогрева в кабине не было.Зимой, скажем за бортом минус тридцаь, и в кабине те же тридцать Ну, унты , меховая куртка, краги меховые до локтя. Но ведь надо и работать.Покрутишь в руках карандаш, НЛ, ветрочет (может ужа многие и не знают что это за штука такая - ветрочет)и руки куда? - в меховую ширинку, только там и отогреть немного можно было. Бомболюк открывался чисто механически нажмешь на ручку и створки вываловаются под собственной тяжестью на тросах. А поднимаются вращением большого шрурвала на правом борту. Хороший самолет был!

Потом год на ТУ-2 летал, это уже в Сергеевке, в Николаевской дивизии. Там - главная радость штурманская, это АРК-5. Это-же чудо: настроился и сразу тебе стрелка курсовой угол показывает, и поправок никаких!!! Такое-же потрясение я испытал, когда уиидел через много лет на АН-12, уже на гражданке, маленький приборчик - ДИСС - доплеровский измеритель скорости и сноса. Никаких тебе бортовых визиров, никаких тебе контрольных участков! Сиди себе как в лаборатории и снимай показания: стрелочка тебе УС выдает, цифирьки крутятся - путевая точная, это ж какая благодать! Там б.люки большие, длинные, торпеда заходит свободно. Скорость 360км, это уж была более современная и гораздо более подходящая для Минно-торпедной авиации.

А потом, в конче 53 года переучились на ИЛ-28. Это уже начало новой эпохи, эпохи реактивной техники. Правда через несколько лет я вернулся на поршня, на Бе-6, и эти пять лет на лодках, последние мои годы на флоте, были, пожалуй, для меня самыми лучшими за всю службу. Ну, о лодках, это отдельная тема.

Но был еще один самолет, реактивный самолет, о котором далеко не все знали, это ТУ-14.
Очень длинный, низкий, гораздо ниже Ил-28, зеленый.А длина за счет большого, метра два или больше, гермоотсека, сокершенно пустого, там только несколько электронных блоков стоало.Говорили, что Туполев там хотел какой то третий, дополнитнльный, двигатель поставить. Армия, говорили, от него отказалась, а у нас было два полка: один на ТОФе, один не другом флоте.

Его необычный вид привел к трагедии. Это был период "холодной войны". Американцы чуть ли не ежедневно шастали у наших берегов, поднимались истребители, иногда сбивали. Была даже такая форма информации в газетах и по радио:"Были подняты наши истребители, и самолет-нарушиткль ушел со снижением в сторону моря". Значит, е...и его.

Так вот подняли однажды ДСы, пару. Наводили их наводили на нарушителя, а потом цель потеряли и приказали возвращаться. И вдруг ведущий видит - шлепает вдалеке какой то длинный, зеленый. Докладывает - Вижу цель, разрешите атаковать!
- Опознаете цель?
-Так точно, опознаю, разрешите атаковать!
- Атакуйте!

А потом , это уже позже по пленке прослушивали, голос ведомого:
- Вижу наши опознавательные и хвостовой номер!
- Х...я, камуфляж, это "Канберра", прикрывай, атакую!

Как потом оказалось, у ТУшки "Свой-чужой"не работал.

Штурмаом на сбитой машине был мой однокашник по Николаевскому училищу, а ведомым пары - однокашник по Ейскому ВМАУ.

samurai:


***

Насчет полка Морской Авиации в Москве. В 50-м году, еще курсачем, во время отпуска в Москве, приехал в этот полк встретиться с приятелем. Где стоял полк не помню, но, мне кажется, не Остафьево. Но очень хорошо помню, что рядом с большим ангаром, как говорили - туполевским, стояли рядом два самолета: "В-29" - тот самый, который сел на одном из наших приморских аэродромов и был перегнан в Москву, и наш "Ту-4".

Это надо видеть: - один к одному! Только Боинг какой то обтрепаный, краска облезла, и пулеметы из башен торчат, а второй - как с иголочки, и вместо пулеметов - пушки.
 
Всем известно, что машина была цельнотянутая, как и все оборудование, вплоть до прицела. На ИЛ-28 стоял прицел ОПБ-4. Штука, конечно замечательная, но речь не об этом.

На корпусе прицела, впереди, сидел тумблер. Он был законтрен, и внутри корпуса к нему не подходил ни один проводок. Повидимому когда конструировали "Норден" , то что то хотели сделать, а потом не понадобилось. Но был приказ: не умничать, делать абсолютную копию!

Вспомнил! Московсеий полк в пятидесятых стоял на аэродроме "Измайлово". Там уже давно город.

***

Насчет А-20 и "Бостона", до какого года они летали у нас.

Что я могу сказать об этом. Конечно слышал я о них много. Видел "Бостон" один раз, в Скадовске, мы туда перелетели на вторую половину лета для полетов на торпедометание из Чернобаевки в 51-м году, Это все были наши училищные аэродромы. Однажды вдруг сел у нас "Бостон". Мы, конечно его тут же весь облазили. Очень он нам понравился: так здорово там в кабинах, так красиво, по сравнению с нашими ИЛами.

Когда я приехал на ТОФ через полгода, там ни тех, ни других уже не было. Может на других флотах еще оставались, не знаю.

Помню рассказ старших ребят о том как их готовились сдавать американцам.
Пришел приказ готовить машины к сдаче, привести их в идеальный вид. Заменили все, что можно было, опустошив все склады запчастей, вычистили, вымыли, вылизали, покрасили, Ждут американцев. Садятся две машины: Дуглас и большой грузовик, из которого выползло какое то чудище, что то вроде громадной хлопушки. И пошла эта зверюга вдоль стоянки, сзади самолетов. Подошда к первому самолету - хлоп! хвост в смятку. Ко второму - хлоп!...хлоп...хлоп...хлоп.. Залезла в свой грузовик, и обе машины улетели. Вот такая была история, как мне ее рассказали.

Мне кажется, что неправильно считать, что Ту-16 пришли на смену Ил-28 Они пришли немного позже Ил-28х, по, вобщем работали в одно время. Да и выполняемые задачи у них были совершенно разные.



***

Мне много раз, за мою почти сорокалетнюю службу в авиации задавали вопрос: - А правда ли, что летчики часто пьяные летают? - вот мне рассказывали, что.... Я всегда это категорически отрицал. Говорил, что этого нет и не может быть. Ну, по причинам всем нам известным, не буду распространяться. И говорил я это совершенно искренне.

Но жизнь - она штука достаточно сложная, абсолютно все предусмотреть невозможно. Правда эта история произошла уже не в Морской, а в Полярной Авиации, где то в середине шестидесятых.

Наш экипаж Ли-2 дежурил на Диксоне, это центральный аэродром Западного сектора Арктики, куда входят и архипелаги - Северная Земля и Земля Франца Иосифа, и полярные станции на многочисленных островах, и дрейфующие в океане станции СП, вобщем - много чего.

А дежурством это называлось потому, что мы должны были в любое время, и где бы мы не находились выполнить сан рейс в любую точку, где это срочно потребовалось:заболел кто то, срочная операция, нужна. белый мишка подрал, а то и просто какой то полярнице аборт потребовался. А что поделаешь,ей, как и любой гражданке Союза по закону полагается.

На самом деле дежурство, это обычная работа, которой на Диксоне всегда очень много. Так много, что мы, как правило, за месяц налетывали две месячные саннормы, т.е. около двухсот часов. А как же НПП? Оказывается можно и рыбку съесть....Просто мы вылетали на работу из Москвы обычно с пятнадцатого и по пятнадцатое. И в том - сто, и в этом сто, и по документам - не придерешься.

И вот однажды возвращаемся мы после трехдневной работы: сбрасывали почту по всем полярным станциям, на Диксон. Я просматриваю документы,подсчитываю налет.

- Ребята, у нас будет полная саннорма, а сегодня двадцать седьмое. Значит три дня свободны! А тут бортмеханик, Володя Водопьянов (кстати - сын того самого..) голос подает: - и трехсотчасовой регламент!! А это минимум пара дней работы. Общий восторг!

Три дня гарантированного отдыха! Не только какой то министр, сам Господь Бог на может приказать нам лететь до конца месяца, иначе он несет всю ответственность за все, что мы натворим в полете.
Сели, привели себя в порядок, и за стол. Уставшие,наработавшиеся. Ну, а у нас, конечно, было, да и магазин рядом. Посидели крепко, не до поросячьего визга, конечно, но захорошели маленько, и расползлись по краватям. Погасили свет, и только только чувствую, что проваливаюсь куда-то во тьму, кто то хлопает по ноге - дежурная: штурман, к телефону. Звонит диспетчер, Володя Татаринов. Этот наш разговор я запомнил почти дословно, хоть и прошло столько лет.

- Марк, срочный санрейс на Грэм-Белл!
У меня душа в пятки: это остров на Земле Франца Иосифа, сразу в мозгах крутится - в один конец 1200, но там нет заправки, значит - через "Средний" (это аэродром на Северной Земле, это значит - 1600! Это еще двое суток работы, а мы еще...

Понимаю, что лететь надо, это тот самый случай, когда все материковые законы и наставления отступают перед Законом Арктики, хоть и неписаным:Там умирает человек (солдат, у него перетонит), и только от нас зависит - останется ли он жив. Но человек за соломинку хватается: оттянуть хоть на пару часиков!
- Володя, у нас саннорма..
- Ты что, ох... что ли, срочный санрейс!!
- Володая, но у нас трехсотчасовые...

В ответ слышу рев, крик, визг с поминовением всех моих родных до пятого колена, апостолов, и прочая, и прочая...
- Ладно, Володя, поднимаю экипаж, вылет через два часа. Открыть дежурство в Нагурии, на Среднем, в Амдерме, Хатанге,Эклипсе,Усть-Каре. Вахту открыть на Русском, на Успении, Преображении, Визе,на Ркдольфе, Виктории...

Полярная ночь, мы одни в Карскрм море, погода плохая и быстро меняющаяся, и нам необходимо погода , прогнозы и готовность принять нас всех аэродромов, и фактическая погода на всех полярных станциях. И чтобы была бесперебойная связь!

Поднимаю ребят, "Радую" их, что санрейс только на Грэм-Белл, что погода - хуже некуда, но лететь надо. Идем на медосмотр Леночка, молодой врач, но уже старая полярница, она все понимает. Щупает пульсы наши, пишет всем 70-80 -Как вы, мальчики? А ей с нами лететь надо!

Взлетели. и тут, по закону подлости, господь выдал нам все, что у него было самое мерзопакостное. Сразу вошли в облака и началось сильнейшее обледенение. Ну представьте себе что это было такое, если на винты и стекла пришлось выпустить не только весь спирт из системы, но и весь из 60-и литрового резервного бака в фюзеляже! Качали альвеером и плакали! С большим трудом, почти на взлетном, еле еле пробились за облака на 4700. А кислорода на Ли-2 и в помине не было, в общем те еще условия, да еще к нашему состоянию.Леночка все к нам подходит: - Как вы, мальчики?.. Ничего, все в порядке. А сами все друг на друга поглядываем.

Рейс этот продолжался двое суток. Солдатика мы спасли, доставив его в Воркуту.

Подробности всего этого рейса описывать не буду, хотя это был, пожалуй, не только самый трудный, но и самый интаресный полет. Вся эта история продолжалась двое суток, да еще день работы до этого.
Но самое тяжелое для меня во всей этой истории было невероятное желание спать. Все остальные спали.Автопилот работает, пилоты дремлют по очереди, бортмеханик спит в своем уголке, радисту тоже временами выпадает по 20-30 минут. Для меня же, штурмана, это было совершенно исключено. Я подсчитал потом, что я не спал трое сутоки шесть часов.Это было для меня самое большое испытание в жизни. И спасли меня, да и всех, наверно, три банки кофе, кокорые я один употребил за эти двое суток. Сначала по две, потом по три, по пять ложек в чашку.

Зато когда, в конце концов, сели в Воркуте и пришли в гостиницу, я уснул по системе "храп стук", то есть вначале послышался храп, а потом стук падающего тела.

samurai:
***

Спрашивали меня - как в наше время, т.е.в пятидесятых годах, решался квартирный вопрос. Как я понимаю, имеется в виду квартирный вопрос для демобилизованных и отставников.

Но я , с вашего разрешения, сначала немного хочу об этом самом вопросе в наших гарнизонах. Я, за исключением последних шести месяцев, служил на ТОФ. Начинал службу в Романовке, хорошо знаю Кневичи, Николаевку, Новороссию, Новонежино, Океанское.И еще - Сергеевку, в ней я прослужил четыре года. Ну, Сергеевка, это гарнизон особый, и полк там был особый, и быт там был тоже особый. Я о Сергеевке еще обязательно расскажу. А пока скажу только, как мне один приятель сказал, что перейдя из Сергеевки на Океанскую, это все равно, что ты пересел из "Запорожца" в "Мерседес". Это еще слабо сказано.

И еще один момент. Я не знаю: - может там и до сих пор ничего не изменилось, и ничего нового я вам не раскажу. Но ведь прошло уже полвека!! Я был почти уверен, что в военных гарнизонах уже давно все изменилось. Ведь армия уже совсем другая, гигантское жилищное строительство в стране. Что же, оно наших гарнизонов не коснулось?!! Такого быть не может!

Но во время трагедии с "Курском" по телевизору несколько раз показали гарнизон Видное", эти старые обшарпаные двухэтажные ДНСы, точно такие же как полвека назад в наших гарнизонах (только тогда они были намного новей, и поприличней выглядели), текущие потолки в комнатах, и живущие в этижх комнатах семьи подводников атомных лодок, уходящих на много месяцев в океан. И я понял - это навсегда!

Мне тут попалось упоминание, что Романовка захирела. Дом офицеров в полуразрушенном состоянии. А в пятидесятых это был очень хороший городок, а Дом офицеров у нас был, кажется, лучший на ТОФе. А все остальное было везде одинаково. Одинаковые двухэтажные дома с трехкомнатными квартирами. В каждой квартире - три семьи. Или - вариант, в маленькой комнате - пара холостяков. Вода - в колонках, туалеты (типа - сортир) тоже снаружи, один на несколько домов. Правда электричество везде было (кроме Сергеевки, но там и воды тоже не было) Вот так и жили. И воспринималось все это тогда как то нормально.

Не избалованными мы тогда были...

Ну, а насчет жилья после службы как то тогда тогда и вопрос вроде остро не стоял. По каким то правилам, инструкциям, военкоматы ставили на учет, на очередь... Да и мало тогда уходили.
А вот в шестидесятом, когда было хрущевское сокращение "1200000", когда был сломан хребет российской военной авиации (я об этом еще расскажу), был издан Указ Президиума Верховного Совета (все с больших букв, как было принято. Кстати анекдот: Как отличить украинца-патриота? А он пишет москва с маленкой буквы, а Сало - с большой).

Да, так по тому Указу демобилтзованным офицерам обязаны были дать жилье в течении ТРЕХ месяцев! И у каждого была справка, что он демобилизован ПО УКАЗУ...

Как этот Указ исполнялся, это уже другое дело. Об этом можно много рассказывать.



***

Я подумал, что многие, приезжая в Николаев на разные там курсы, переучивания, могли знать человека, о котором я хочу рассказать. Когда мы были уже выпускниками (для штурманов это был четвертый. а для летчиков - пятый год курсантской жизни. После Войны много разных перетрубаций было, задержек на год выпуска пр...) в чью то дурную голову на Скаковой аллее- 4 пришла мысль, что для поднятия воинской дисциплины надо в наше МОРСКОЕ АВИАЦИОННОЕ училище прислать воспитателями, командирами взводов (взводов у нас никогда и в помине не было) молодых выпускников пехотного училища.

И к нам попал такой пацан, лейтенант Вася, после двух лет в своем пехотном училище.

Ну, вы можете себе представить что из этой затеи получилось. Нет, для первокурсников, и, может быть даже и для второкурсников, для молодых салажат,это было принято как норма. Но для нас это было воспринято, как оскорбление! И вели мы себя соответственно. Да мы и чувствовали негласное сочувствие и поддержку командования курса,полковника Денщика.

Конечно никто его не боялся, отмахивались от него как от назойливой мухи. Он бежал жаловаться Денщику. А тот ему говорил: - не лезь к ним, они службу лучше тебя знают, посадили тебя сюда, и сиди тихо...

Заходит он однажды в кубрик, а мы сидим там и болтаем о чем то своем. И слышит Вася, как один из нас говорит что то такое, вроде - лежу я, братцы, на курсе... Наш "воспитатель" не выдерживает. и командирским голосом орет: Товарищи курсанты!Это что за жаргон! Вы штурманы. или хулиганы!? Это на бабе лежат, а не на курсе! В ответ, конечно, тут же получает: - Пошел на х..! Поворачивается, и бежит в кабинет Денщика, через несколько минут выходит как побитая собаченка, и у нас больше в этот день не появляется.

....Отбой, дожимся спать. Появляется Вася: - Это что такое! В тальняжках, да еще шинель на одеяло! Вот у нас в пехоте в одних трусах и под одним одеялом!....

Кто то из угла орет - Холодно!!
- Он смотрит на термометр на стене: - 18 градусов это холодно!?,-
- Он неправильно показывает, с него девиацию не списывают!!.
И тут мы мсе хором: Не списывают девиацию!! сколько раз Деньщику говорили, холодно, замерзаем!!!!!!!
 
Бежит к Деньщику: почему с термометра девиацию не списывают? Через несколько минут тот приходит: - Ребята, ну что вы над парнем издеваетесь! А вообще парнишка он был неплохой.

Прошло много лет. И вот в ноябре восемьдесят первого собрались мы на свое двадцатипятилетие. Встречает нас какой то подполковник, размещает по комнатам в гостинице, организует питание. По всем, говорит, вопросам обращай тесь ко мне, я все дни буду с вами. И тут чей то голос: - Никак Вася!!! Точно, он самый!

Вот так вырос человек на своем боевом посту, "воспитывая" курсантов. а потом устраивая быт приезжающих на переподготовку офицеров. Наверно и до полковника дослужился.
Вот я и подумал, что в восьмидесятых, может, кто его и встречал.

Навигация

[0] Главная страница сообщений

[#] Следующая страница

Перейти к полной версии