Автор Тема: АВИАЦИЯ, ЕЙСК, история, жизни, судьбы...Раздел 2  (Прочитано 29517 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Всем привет! :D
Видя, что даже на мощных компьютерах раздел "История" окрывается долго, для облегчения доступа к материалам и повышения комфортности просмотра окрываю вторую часть ветки. :)
Продолжаем!!! ;)
Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Война в Корее

(Korean War). Началась 25 июня 1950 г., когда войска КНДР пересекли 38-ю параллель и вторглись в Южную Корею. В то время на Западе — и в особенности в Соединенных Штатах — было широко распространено мнение, что этот акт агрессии осуществлен не без ведома Советского Союза для проверки готовности Запада к более решительным акциям в рамках *холодной войны. В настоящее время, однако, считается, что инициатива исходила прежде всего от Северной Кореи, не приемлющей искусственного разделения страны, которое последовало за крахом японского правления в 1945 г. Так что, возможно, чрезвычайно жесткая реакция президента Гарри Трумэна основывалась на неверном восприятии существующего положения дел. В любом случае кончилось все тем, что Соединенные Штаты убедили Совет Безопасности ООН, деятельность которого временно бойкотировал вооруженный правом вето Советский Союз, дать санкцию на военную помощь жертве агрессии. Войска Соединенных Штатов под командованием генерала США Дугласа Макартура предотвратили полный захват Южной Кореи, а затем перешли к вытеснению северных корейцев обратно за 38-ю параллель. В этот момент Трумэн (возможно, недальновидно) настоял на переносе войны на территорию Северной Кореи в целях наказания агрессора. Это в свою очередь послужило причиной вторжения КНР (октябрь 1950 г.), что и спасло Северную Корею, и в конце концов все завершилось в 1953 г. перемирием на основе фактического возврата к status quo ante. В конце 1950 г. в США раздавались голоса с требованием идти в войне до победного конца, даже если для этого понадобится бомбить Китай, рискуя тем самым, что война могла бы перерасти в ядерную, если бы Советы тогда сочли для себя выгодным вмешаться. Но Трумэн отверг эти настойчивые требования и соответственно почувствовал себя обязанным сместить Макартура, который и не пытался скрывать свое несогласие с ним. Таким образом, в итоге одни рассматривают войну в Корее как первую войну, в которой американцы не смогли победить, а другие считают ее первым случаем, когда системе коллективной безопасности на основе ООН удалось прийти на помощь жертве агрессии.

Полвека назад наши асы устроили американцам "черный четверг"
Александр КОШЕЛЕВ
Войну 1950-1953 гг. в Корее принято считать "локальной", хотя то был самый масштабный и кровопролитный конфликт после второй мировой. Эту войну именуют "неизвестной", "забытой" хотя она унесла свыше 4 миллионов жизней. Об этой войне молчали более трети века хотя через нее прошли 40 тысяч советских военнослужащих. Ее историю спрятали в спецхраны, ее опыт так и не был востребован, ее герои пребывают в безвестности, а павшие похоронены тайно в чужой земле. Hа родине им нет даже памятника...
Hачавшись летом 1950 года как внутрикорейский конфликт между коммунистическим Севером и проамериканским Югом, уже осенью эта война едва не переросла в третью мировую. В сентябре, когда северокорейские войска контролировали уже 9/10 полуострова, в конфликт вмешались Соединенные Штаты. Действуя под эгидой ООH, американцы организовали мощный контрудар, высадили десанты в тылу северян и, имея подавляющее превосходство в живой силе и технике, развернули наступление на Пхеньян. Вскоре северокорейская армия была прижата к китайской границе. Американское командование поспешило объявить о победоносном завершении войны. Hо СССР и Китай не оставили своих союзников в беде. Hа исходе октября 1950 г. огромная китайская группировка перешла границу и нанесла сокрушительный удар по "войскам ООH". Воздушное прикрытие этого контрнаступления обеспечивала советская авиация. В ноябре наши летчики впервые встретились в бою с американцами.
Это случилось 1 ноября 1950 года, вспоминает В.Г. Монахов. Всего в тот день было сбито 3 американских самолета. Мы потерь не имели.
- В те первые дни в Корее тяжело было?
- Hе тяжелее, чем в Отечественную. Уже после первой недели боев в Корее мы заметили, что янки начали избегать столкновений с нами. Советская авиация обеспечила надежное прикрытие важнейших военных объектов и коммуникаций в тылу наступающих китайских и северокорейских войск.
К лету 1951 года фронт стабилизировался. Стало очевидно, что корейский конфликт не имеет военного решения. Однако боевые действия продолжались здесь еще два года до лета 53-го.
Действия нашей авиации в Корее были сугубо оборонительными. В отличие от американцев мы не "работали" по наземным целям, не бомбили гражданское население. Hа наших складах вообще не было ни одной авиабомбы. Мы не имели в Корее ни бомбардировщиков, ни штурмовиков одни истребители...
Вспоминает Герой Советского Союза Е.Г. Пепеляев, командовавший в Корее авиаполком и лично сбивший 20 самолетов противника.
- Летать приходилось с корейскими опознавательными знаками, в китайской форме, без документов. Ведь официально Советский Союз в войне не участвовал Сталин избегал открытого столкновения с американцами, чреватого третьей мировой.
Вообще, из-за того, что СССР скрывал свое участие в корейской войне, мы изначально были поставлены здесь в очень сложные условия. Hам запрещалось летать над морем, где господствовал американский флот, запрещалось приближаться к линии фронта, чтобы, если собьют, не упасть на вражескую территорию и не угодить в плен. Американцы были осведомлены обо всех этих запретах и умело ими пользовались например, когда становилось совсем уж жарко, их самолеты уходили от нас всегда в сторону моря, где мы не могли их преследовать. В общем, они имели перед нами большую фору, не говоря уж об огромном численном превосходстве. Однако вернуть себе господство в воздухе так и не смогли.
Ровно полвека назад советские летчики выиграли одно из решающих сражений корейской войны. Вспоминает участник боя Л.H. Иванов:
- 12 апреля янки бросили на бомбардировку стратегических мостов через реку Ялуцзян 48 своих "Крепостей" под прикрытием 80 истребителей. "Крепости" так мы звали американские стратегические бомбардировщики Б-29 "Суперфортресс". Именно такой самолет сбросил атомную бомбу на Хиросиму. Это огромная машина, способная нести больше 9 тонн бомб и полторы дюжины крупнокалиберных пулеметов. Хотя американцы имели трехкратный численный перевес, бой 12 апреля обернулся для них полным разгромом. Hикогда не забуду тот день. Я был в ударной группе. Подбил "Крепость" первой же очередью, метров с восьмисот, потом прорвался через заградительный огонь и вторую очередь всадил в упор, так что только клочья полетели. Экипаж выбросился с парашютами их там человек десять было, не меньше... Тут на нас навалились истребители прикрытия, и завертелась карусель...
Герой Советского Союза С.М. Крамаренко:
- Hаш командир Иван Кожедуб лучший ас Великой Отечественной поднял в воздух всю дивизию, почти полсотни "МиГов". Я был в группе прикрытия и видел первую нашу атаку со стороны видел, как рассыпался строй "Крепостей", не меньше полудюжины из них загорелось, экипажи покидали обреченные машины, в небе стало бело от парашютов. Тут и мы сцепились с американскими истребителями. В тот день я записал на свой счет первую победу. А всего янки потеряли тогда 2 истребителя и 10 "Крепостей", еще больше было подбито, многие из них разбились при посадке. Hо даже такой ценой выполнить задание и разбомбить мосты им так и не удалось. В общем, это был настоящий разгром. Американцы не зря прозвали тот день "черным четвергом" и потом полгода не решались повторять подобные налеты. В следующий раз рискнули только в октябре с тем же результатом. После такого урока американское командование вообще отказалось от использования своих хваленых стратегических бомбардировщиков в дневное время, перешли было на ночные налеты но их били и ночью. Всего янки потеряли в Корее около двухсот "Крепостей". Для них это был настоящий шок...
Пытаясь "сохранить лицо", американцы всячески занижали свои потери. Так что их официальная статистика представляется, мягко говоря, сомнительной. По сей день спорят и об итогах конфликта, и особенно о цифрах потерь. Большинство исследователей полагает, что Корее война обошлась в 4 миллиона жизней. Американцы и их союзники по "войскам ООH" потеряли только убитыми более 70 тысяч; китайцы, очевидно, на порядок больше. Hаши потери в Корее 315 человек и 335 "МиГов". При этом, если верить советским данным, наши пилоты и зенитчики сбили более 1300 самолетов противника то есть соотношение потерь почти 4:1 в нашу пользу. Западная же статистика утверждает, что все было в точности до наоборот и воздушная война в Корее якобы была выиграна американскими ВВС. Так кому же верить? Вот мнения ветеранов.
С.М. Крамаренко:
- По их липовой статистике, они сбили в Корее больше самолетов, чем у нас было.
Е.Г. Пепеляев:
- Помню, недавно пригласили меня в Америку, на встречу ветеранов. Так когда я сказал, что сбил в Корее два десятка самолетов больше, чем лучшие из их асов, а в моем полку соотношение потерь было 10:1 в нашу пользу, американцы смотрели на меня, как на Мюнхгаузена. Ведь им полвека врали насчет их "побед" в Корее, им с детства внушают, что они самые лучшие.
То есть можно сказать, что и для США это во многом "неизвестная война"?
Л.H. Иванов:
- Hо американцы хотя бы не скрывали своего в ней участия. А у нас любые упоминания о корейской войне были запрещены, подписку брали "о неразглашении"! Hам, ветеранам, пришлось молчать о своем прошлом больше трети века. Как будто это было что-то постыдное. Hо нам нечего стыдиться.
С.М. Крамаренко:
- Что бы там ни твердила западная пропаганда, нам эта война была не нужна. И не мы были главными ее виновниками и зачинщиками. Hа самом деле, к 1950 году Советский Союз еще не оправился от последствий Отечественной войны и не имел ни намерений, ни возможности начинать третью мировую. Когда летом 1953 года американский командующий подписывал соглашение о перемирии, он прямо заявил, что это самый черный, позорный день в его жизни. Вот вам и ответ на вопрос, кто на самом деле победил в Корее.
А главное я уверен, что ценой корейской войны была предотвращена третья мировая. После разгрома в небе Кореи американской бомбардировочной авиации Пентагон осознал, что не имеет надежных средств доставки атомного оружия.
Источник: "Век", 13 апреля 2001 года
 
Ночной заслон
(малоизвестные страницы Корейской войны 1950-53 гг.)
Игорь Сеидов, Ашгабат
Все больше и больше мы начинаем узнавать об одном из самых малоизвестных военных конфликтов, который возник летом 1950 г. на Корейском полуострове - 25 июня начались боевые действия между Северной и Южной Кореей. Эта война продолжалась ровно три года и один месяц. В ней с обеих сторон погибло более миллиона человек. Кроме того, существовала большая вероятность перерастания конфликта в третью мировую войну, поскольку в нем были затронуты интересы двух супердержав - США и СССР. Эти страны активно участвовали в войне, причем Соединенные Штаты действовали открыто под флагом ООН на стороне Южной Кореи, а Советский Союз - негласно на стороне Северной.
Вооруженные силы США в этом конфликте были представлены всеми родами войск, куда входили несколько сот тысяч военнослужащих. Советские вооруженные силы - лишь одним отдельным авиационно-истребительным авиакорпусом, куда, впрочем, кроме авиационных частей, входили: несколько зенитно-артиллерийских дивизий, несколько зенитно-прожекторных полков и несколько радиотехнических батальонов (локаторщиков). Кроме этого, в частях вооруженных сил КНДР и китайских народных добровольцев (КНД), которые также активно принимали участие в этой войне, находилось две-три сотни наших военных советников и несколько военных госпиталей. Такова была расстановка сил в этой войне. В боевых же действиях активно участвовали только зенитчики и летчики, которые в составе 64 ИАК противостояли мощной 5 ВА США, не говоря уже об авиации их союзников - Австралии, Канады, Англии, Южной Кореи, Южной Африки.
Американские ВВС активно вступили в боевые действия 27 июня и сразу же, частично уничтожив авиацию Северной Кореи на аэродромах, завоевали полное господство в воздухе. Северокорейские летчики мужественно сражались, но силы были не равны, и уже к октябрю 1950 г. превосходство авиации США и их союзников стало полным. Войска Северной Кореи и КНР несли большие потери от налетов авиации США. Перед командованием Вооруженных Сил Северной Кореи и КНР встала первоочередная задача воздушного прикрытия своих войск. Правительства этих двух стран обратились к руководству СССР за помощью. У КНДР и КНР не было ни мощной авиации, ни достаточного количества опытных летных кадров, поэтому только прямое участие советских авиачастей, укомплектованных лучшими летчиками, в основном - истребительной авиации, могло в корне изменить положение в небе страны. Сталин лично дал добро на такую поддержку, правда, сделал он это негласно. И вот, в конце октября, получив команду из Москвы, на базе авиачастей советских ВВС, которые дислоцировались в Северо-Восточном Китае (где они занимались обучением пилотов КНР летному делу и мастерству), были созданы две авиадивизии, составившие основу 64 ИАК. Возглавлял корпус генерал-лейтенант авиации Иван Васильевич Белов. Первоначально части корпуса располагались на трех основных авиабазах Северо-Восточного Китая: в Мукдене, Аньшане и Ляояне, весьма удаленных от линии фронта в Северной Корее.
Боевые действия летчики 64 ИАК начали 1 ноября 1950 г. на реактивных истребителях МиГ-15 бис. С этого момента безраздельному господству в воздухе американцев и их союзников пришел конец.
В этой воздушной войне участвовали лучшие самолеты с обеих сторон, впервые отрабатывались новые тактические приемы ведения воздушной войны на реактивной технике. В своей статье мне хотелось бы осветить один из моментов этой "неизвестной" войны, до сих пор находящейся под грифом "секретно", а именно - ту часть воздушных сражений, которая происходила ночью.
Ударной силой ВВС США в Корее являлись бомбардировочные части Стратегического Авиационного Командования (Strategic Air Command - SAC) или сокращенно - САК. Они были вооружены мощными стратегическими бомбардировщиками - гордостью американцев - В-29 и В-50 (модификация В-29). Авиачасти САК начали боевые действия уже 27 июня 1950 г. с налета на Пхеньян. Долгое время они безнаказанно совершали свои опустошительные рейды в глубь территории КНДР и даже КНР. Лишь с появлением советских истребителей МиГ-15 с мощным вооружением (1 пушка - 37 мм и 2 пушки - 23 мм) у В-29 появился опасный противник, и части САК сразу начали нести тяжелые потери.
До лета 1951 г. САК предпринимало различные контрмеры для повышения результативности дневных налетов "суперкрепостей" на объекты, охраняемые "мигами", и уменьшения потерь от этих "красных императоров" (так прозвали американцы МиГ-15). Вылетали большими группами, потом - более мелкими под сильным прикрытием, но эти меры были малорезультативны.
Так, например, в апреле Стратегическое Авиационное Командование подготовило мощную операцию по прорыву заслона "мигов" и уничтожению очень важного стратегического объекта - моста возле г. Аньдун, соединявшего Северную Корею и Китай. По этому мосту беспрерывным потоком доставлялись в Корею оружие, боеприпасы и другие военные грузы. Было осуществлено несколько мощных налетов на этот объект большими группами В-29 (до 50 самолетов) под двухзаслонным прикрытием из более чем ста истребителей F-86 и F-84. Но и это не помогло - бомбардировщики не только не выполнили своей задачи, но и понесли самые большие потери с начала войны - в двух налетах было сбито около двадцати "крепостей", не считая потерь среди истребителей прикрытия.
После этого САК было вынуждено изменить тактику применения бомбардировочной авиации - существенно ограничив число дневных вылетов. Так, к началу лета 1951 г. их количество уменьшилось с 24 до 12, т.е. на 50%. Уже в районе Пхеньяна группы В-29 встречали обычно от 30 до 40 реактивных "мигов". До октября месяца В-29 днем летали лишь изредка и небольшими группами, по крайней мере в те районы, где вели контроль "миги". Летом САК опять активизировало применение "суперкрепостей", но налеты на объекты в глубине КНДР теперь производились в ночное время суток.
Правда, в октябре была предпринята еще одна попытка массированного применения бомбардировщиков под сильным прикрытием истребителей, но после тяжелых потерь (до 30 самолетов), американское командование прекратило дневное применение В-29 окончательно.
Что же могло противопоставить ночному применению "суперкрепостей" командование советского авиакорпуса? Почувствовав перемену в тактике и стратегии противника, оно срочно приступило к подготовке специального авиаполка для ведения ночных боевых действий в небе Кореи. Ведь теперь к налетам легких бомбардировщиков В-26, которые небольшими группами и в одиночку беспокоили по ночам наши части, прибавлялись и налеты тяжелых В-29. Кроме того, американцы получили на вооружение новую ночную радиолокационную систему наведения на цель типа "Шаран" и готовились применить ее для налетов на стратегически важные объекты Северной Кореи и КНР. Срочно надо было укрепить систему ПВО как с земли, так и с воздуха.
В районе Аньдуна была сосредоточена 87 зенитно-артиллерийская дивизия, а также 10 прожекторный полк. Было создано сплошное световое прожекторное поле, а по возможным направлениям на возвышенностях были развернуты радиолокационные посты, вооруженные локаторами типа П-20.
В это же время на Ляодуньском полуострове, в арендованной у КНР зоне, базировался 83 авиакорпус под командованием Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Ю.Д. Рыкачева. На базе 153 над срочно формировался ночной авиаполк поршневых истребителей Ла-11. В 351 ИАП начали прибывать на подкрепление летчики, имевшие опыт ночных полетов в сложных метеоусловиях.
В июне 1951 г. полк был укомплектован и 13-го числа в полном составе перелетел из Саншилипу в Аньшань.
Командование полком принял подполковник Иван Андреевич Ефимов. В руководство полка входили: зам. командира по летной подготовке А.М. Карелин, замполит И.П. Галышевский, штурман В.Д. Сидоров, начальник ВСС М. Симко. В полку было три эскадрильи - по 10 самолетов в каждой. Первой эскадрильей командовал майор Смирнов, второй - П.Ф. Душин и третьей - майор Б.Н. Култышев.
По прибытию в Аньшань начали подготовку к ночным боям и облет района боевых действий. Главной задачей полка было прикрытие важнейших стратегических объектов: моста через р. Ялуцзян в районе г. Аньдун, ГЭС в районе г. Сингисю, аэродромный узел Аньдун и сам Аньшань.
Уже в конце июня начались дневные полеты на боевые задания в район Сингисю, но при появлении "Сейбров" (F-86) наши тут же уходили на свою территорию (т.е. в Китай). Вскоре полк полностью перешел к ночным дежурствам. Одновременно с этим летчики оттачивали новую тактику, и процесс этот не всегда проходил гладко. В одном из июльских учебных полетов летчик И.В. Гурилов попал в тайфун и разбился, врезавшись в гору. Это была единственная потеря полка за весь период участия в боевых действиях в Корее, да и то, - не боевая.
Первую победу в 351 ИАП осенью 1951 г. одержал летчик 2 АЭ ст. лейтенант В. Курганов - в темноте на малой высоте ему удалось сбить ночной бомбардировщик ВВС США В-26 "Invader". За эту победу он был награжден орденом Красного Знамени. Скорости и мощности вооружения Ла-11, которым был укомплектован полк, вполне хватало для успешной борьбы с основным противником того периода - американским ночным бомбардировщиком В-26, осуществлявшим свои полеты на малой высоте. Но, как уже отмечалось, с ноября в ночном небе появились В-29, и соперничать с ними Ла-11 было уже сложновато. "Крепости" забирались на высоту до 10 тыс. метров вне действия зенитной артиллерии и после нанесения бомбового удара с резким снижением уходили в сторону залива, куда советским летчикам категорически запрещалось заходить. Кроме того, В-29, имея максимальную скорость 620 км/ч, на снижении разгонялся до 680-690 км/ч, а Ла-11 имел скорость 680 км/ч и, естественно, догнать "бомбер" уже не мог. Летчики 351 ИАП пытались перехватывать "агрессора", но - безрезультатно...
В ноябре группа ночных В-29 нанесла массированный удар по одному из объектов, охраняемых летчиками 351 ИАП. На перехват поднялся почти весь полк, но наши истребители так и не смогли отразить этот налет и не сбили ни одного "американца". Командир авиакорпуса генерал-майор Г.А. Лобов (он сменил в начале осени генерала Белова) был очень недоволен действиями полка и просил командование части сделать надлежащие выводы, чтобы такого конфуза больше не повторилось.
В начале декабря на боевые дежурства стали заступать наиболее опытные пилоты. В одну из ночей готовность заняли два заместителя командира полка майоры Галышевский и Карелин. По команде с КП корпуса их подняли одновременно и послали каждого в свою зону барражирования. И вот тут-то, в зоне ожидания Карелина, в свете прожекторов появился В-29. Советский летчик бросился догонять противника, даже открыл по нему огонь, но дистанция была велика, да и бомбардировщик был "схвачен" прожекторами поздно, уже на выходе из светового поля, так, что лучи уже почти опустились на землю. Эта "крепость" ушла безнаказанной.
После посадки разгневанный генерал Лобов решил обоих летчиков отдать под трибунал, но объективности ради послал в полк инспектора корпуса Героя Советского Союза М.П. Ренца, который прилетел в полк на другой день. После разбора полета и проведения эксперимента перехвата, аналогичного тому, что совершил ночью Карелин, инспектор пришел к выводу, что летчики не виноваты, о чем и доложил в корпус. Тогда к главному советнику по авиации в КНР генерал-полковнику Красовскому на доклад прибыл сам "виновник" - майор Карелин. "На ковре" у генерал-полковника состоялся следующий диалог:
Красовский:
- Какой же ты истребитель, что не смог сбить бомбардировщика!
Обиженный Карелин:
- А вы бы сами, товарищ генерал, сели в самолет и попробовали его догнать!
Красовский рассмеялся и уже серьезно спросил:
- Так что же нужно для того, чтобы успешно перехватить ночью эти проклятые В-29?
- Вот если бы у нас в полку были реактивные "миги", мы бы не упустили бомбардировщика!
- Будут вам "миги". За какой срок сможете переучиться на них?
- За месяц-полтора постараемся.
Уже на другой день в полк пригнали два МиГ-15 бис, и летчики засели за изучение матчасти самолета.
В начале января 1952 г. в Китай в состав 64 ИАК на замену прибыла новая дивизия ПВО из-под Москвы - 97 ИАД ПВО-под командованием Героя Советского Союза полковника А.П. Шевцова. Командование корпуса приказало выделить одну АЭ, составленную из пилотов дивизии, имеющих опыт ночных полетов на МиГ-15 и передать ее 351 ИАП, чтобы эти летчики обучили полетам на реактивных машинах личный состав полка Ефимова. Командиром этой АЭ стал капитан В.В. Затыкин. В ее состав вошли летчики: В. Гурин, Харламов, Харитонов и др. Курировал группу "ночников" зам. командира дивизии по летной подготовке подполковник Егоров.
В течение января-февраля эта группа переучивала одну эскадрилью 351 ИАП на самолеты МиГ-15, а кроме того, несла боевое дежурство и вылетала на ночные перехваты. Противник, видимо, узнал о появлении "мигов" и временно прекратил ночные полеты в район боевого патрулирования летчиков 351 ИАП. Во всяком случае воздушных боев с неприятелем у группы Затыкина не было. В середине весны эту группу расформировали и пилоты вернулись в свои полки.
В это же время произошла реорганизация в самом 351 ИАП - из трехэскадрильного полк стал двухэскадрильным (по 12 самолетов в каждой АЭ, не считая звена управления). Некоторые летчики убыли по болезни. В полку остались: вторая эскадрилья (командир майор П.Ф. Душин), вооруженная Ла-11 и первая - укомплектованная только МиГ-15 (командир майор Б.Д. Култышев).
Вскоре, в конце весны 1952 г., была одержана первая победа на реактивном самолете МиГ-15 бис. Майор Карелин в свете прожекторов увидел одиночный бомбардировщик В-29 и, подойдя к нему вплотную, сам невидимый для противника, просто расстрелял "американца" в упор. Почин был сделан, и в полку воспряли духом - наконец-то в руки летчиков попало мощное и эффективное оружие! Но для надежной защиты охраняемых объектов в ночных условиях одной эскадрильи МиГ-15 было явно недостаточно. Поэтому была сформирована еще одна одна (имеющая на вооружении реактивные МиГ-15 бис) из летчиков 133 ИАД ПВО.
Командованием 64 авиакорпуса был дан приказ сформировать одну сводную эскадрилью для ночных перехватов, что и было сделано в кратчайший срок. На базе 2-ой АЭ 147 особого ГИАП ПВО была создана сборная эскадрилья из летчиков разных полков этой дивизии. Командиром этой АЭ стал майор Тришкин, заместителями у него были капитаны Ф. Володарский и Полтавец. Командир 147 ОГИАП подполковник М.И. Студилин не только руководил действиями этого подразделения, но и сам, имея достаточный для того опыт, в ее составе совершил несколько боевых вылетов, показывая пример другим летчикам.
Именно он, командир полка, и открыл боевой счет этой эскадрильи и этого полка в самом начале мая. Будучи поднятом по тревоге, он в лучах прожекторов сбил один В-29. За что был награжден орденом Красного Знамени. Эскадрилья Тришкина вела ночные боевые действия весь период командировки дивизии в Корее - до лета 1953 г., и за это время ее летчиками было сбито около десятка самолетов США. Особо отличился летчик ст. лейтенант Ю. Добровичан, на счету которого официально значатся 4 бомбардировщика В-29. Победы имели также ст. лейтенант Кондрашов (две), капитан Володарский (одну). Сбил ночью один самолет США и ст. лейтенант М. Залогин, причем это был ночной всепогодный перехватчик F-94 "Starfire", оснащенный радиолокатором. Кроме того, он, предположительно, сбил еще и В-29, правда, победа не была официально подтверждена, ибо бомбардировщик или был серьезно поврежден, или же упал где-то в море.
Не обошлось в части и без потерь. Одержав победу над противником, разбился при посадке на поврежденном самолете капитан Полтавец.
Одновременно вели боевые действия и летчики 351 ночного ИАП. Они также одержали несколько побед в небе Северной Кореи. Так, 10 июля 1952 г. американцы предприняли массированный налет на охраняемые летчиками 351 ИАП объекты. В этом крупном ночном воздушном сражении было сбито три В-29 (два - майором Карелиным и один - командиром звена капитаном Жахманом Ихсангалиевым), еще несколько самолетов получили повреждения и сели в Сеуле (Южная Корея).
Некоторое время после этого В-29 не появлялись над Северной Кореей, а чуть позже наших летчиков ждал новый "сюрприз" противника. Как уже говорилось, оттачивалась тактика использования авиации в новых условиях, и на применение реактивных "мигов" против "крепостей" американцы ответили введением в действие ночных перехватчиков. Несколько ночных эскадрилий, укомплектованных всепогодными реактивными истребителями, оснащенными радиолокаторами, прибыли на авиабазы Южной Кореи. Среди них были: 319 ЭИП (эскадрилья истребителей-перехватчиков) F(AW)Sq, имевшая на вооружении самолеты F-94B "Starflre", и 513 ночная ИАЭ морской пехоты США (VMK(N) 513), вооруженная самолетами F3D-2 "Skyknight".
С осени 1952 г. эти американские истребители осуществляли перехваты наших ночных самолетов до подхода к цели или после выполнения боевого задания. Первый ночной воздушный бой между реактивными самолетами противоборствующих сторон произошел 2 ноября. По западным данным в этом поединке летчиком морской пехоты США на F3D-2 был сбит один МиГ-15. Возможно, что это был тот самый бой, в котором подбили самолет Полтавца, но может быть и тот, в котором погиб начальник ВСС 64 ИАК (он осенью вылетел ночью на перехват цели и не вернулся). Эти предположения еще требуют уточнения.
Наши воины тоже не остались в долгу перед американцами. Уже на другой день летчики 351 ИАП Галышевский и Губенко попытались сбить один из перехватчиков США. Впереди шел самолет Губенко, выполнявший роль "приманки", а чуть сзади и выше - машина Галышевского, который должен был атаковать американца в случае, если тот пойдет на Губенко. Вначале все шло по плану: американец "клюнул на приманку", но перехват сорвался из-за боязни Галышевского поразить самолет своего товарища, да и противник в последний момент прекратил атаку и тут же со снижением ушел к заливу, видимо, получив предупреждение с земли. Нашим же летчикам, как уже было отмечено, запрещалось заходить в залив, и они прекратили преследование. Все же через несколько дней их встреча в ночном небе вновь произошла. 7 ноября на перехват цели вылетел истребитель 1 АЭ ст. лейтенанта И.П. Ковалева. На цель его наводили с земли по данным РЛС. Наведение было настолько точным, что Ковалев на высоте 10000 м просто столкнулся с F-94B. В кромешной темноте наш пилот "лег" на американца "брюхом" своей машины и просто проехал по нему всей массой самолета. Произошло это в 0 час. 49 мин. по местному времени. У самолета Ковалева загорелся двигатель, от столкновения "Starfire" также вспыхнул и, объятый пламенем, стал снижаться в сторону моря. Наш летчик катапультировался из горящей машины и благополучно опустился на рисовое поле, где его вскоре подобрали китайские добровольцы и доставили в Аньдун. "Starfire" упал на берегу моря, но пилота не нашли, т.к. он катапультировался, и его, видимо, вывезли на гидросамолете или вертолете спасательной службы США. Есть основания думать, что он остался жив. Спустя некоторое время наши летчики слышали знакомые позывные этого пилота ("Волейбол 95"). За своеобразный ночной таран И.П. Ковалев был награжден орденом Красного Знамени.
В очень схожей ситуации оказался однажды Анатолий Карелин. Его подняли на перехват В-29 по данным РЛС и навели так четко, что Карелин при сближении с самолетом противника чиркнул лафетом своего "мига" возле кормовой пушки оператора наведения (привез вмятину на лафете). Стрелок кормовой установки бомбардировщика, не видя противника, начал беспорядочно палить из пушек и тем самым выдал себя. По его огню наш пилот определил, где находится самолет, и в упор расстрелял эту "крепость".
В декабре повредил в ночном бою один В-29 и Ковалев - он ясно видел попадание в бомбардировщик (который находился в этот момент в прожекторном поле) своих снарядов, но тот все же ушел в темноту, и судьба его неизвестна.
Летчики 2 АЭ, хоть и изредка, но тоже вылетали на боевые перехваты ночью - в одном из таких вылетов начальник ВСС полка майор Михаил Симко на истребителе Ла-11 сбил легкий бомбардировщик В-26, за что был награжден орденом Красного Знамени.
12 сентября 30 В-29 предприняли массированный налет с целью разрушения ГЭС на реке Суйхэ в Корее. Ночными истребителями было сбито 3 из них. Отличились пилоты ночной АЭ из 147 ИАП, в том числе и Юрий Добровичан.
В конце года авиация САК стала чаще наносить ночные удары по объектам Северной Кореи, и наша ночная ПВО была усилена еще двумя ночными эскадрильями. Эти подразделения были из 32 над полковника Г.И. Гроховецкого (прибыла в 64 ИАК в августе 1952 г.). Одна эскадрилья из 224 ИАП (1 АЭ) под командованием майора П.И. Свищева в ноябре была отправлена в г. Мукден и несколько месяцев прикрывала ночью промышленные объекты как самого Мукдена, так и Аньшаня. Другая - также 1 АЭ, но уже из 535 ИАП 32 ИАД, была временно придана в полк Ефимова на усиление и с ноября до начала марта 1953 г. действовала в составе 351 полка. Командиром этой АЭ, в составе которой находилось 8 летчиков, был капитан К.И. Сема.
О 1-й АЭ 224 полка можно сказать одно: задание свое она выполнила, надежно прикрыв с воздуха два города Северо-Восточного Китая - Мукден и Аньшань. Встреч с противником ночью не было, и в феврале 1953 г. пилоты возвратились в свой полк, где приступили к активным боевым действиям, но уже в дневное время. А вот летчики 1 АЭ из 535 полка отличились в ночных боях и сбили до конца февраля 1953 г. четыре самолета США. Первый - В-26 - был на счету замполита капитана Сергея Кобзева уже в декабре 1952 г. Вот как это случилось: находясь в зоне патрулирования в районе залива, он увидел ниже себя освещенную кабину самолета (американские летчики зачем-то включили у себя свет). Выгодное для атаки положение дало возможность Кобзеву сбить самолет противника. Вторая, достаточно известная, победа была за ст. лейтенантом Я.З. Хабиевым.
После массированного ночного налета на Сунхун ГЭС 12 января 1953 г. над Аньдунем появился одиночный В-29 (как оказалось впоследствии, это был RB-29 из 91 стратегической разведэскадрильи САК), который должен был сфотографировать результаты налета. На его перехват и был поднят Хабиев. Как только в лучах прожекторов самолет противника стал хорошо виден, наш летчик на большой скорости атаковал и, дав очередь, поджег его. Однако RB-29 продолжал полет по прямой. Хабиеву пришлось произвести еще одну атаку и длинной пушечной очередью добить разведчик, после чего "американец" стал падать, а из него начали выпрыгивать члены экипажа (из 14 человек спаслось 11). Среди пленных были важные персоны: полковник Нокс Арнольд-младший (командир 581 авиаполка связи 13 ВА США) и майор Уильям Хэрл Баумер (командир 91 СРЭ ВВС США). Этот RB-29 с бортовым номером 44-62217 вылетел с авиабазы в Японии и был поражен под Аньдунем в 21 ч. 15 мин. по местному времени.
За эту победу Хабиева наградили орденом Красного Знамени.
В феврале во время массированного ночного налета, в одном бою отличились два летчика этой эскадрильи капитаны: зам. командира АЭ М. Муравьев и командир звена А. Андреев - они сбили по одному В-29.
Одновременно с ними дрались бок о бок и пилоты-"ночники" из 351 и 147 авиаполков. В январе очередные победы (два В-29) одержал Юрий Добровичан (147 ГИАП), за что был награжден орденом Ленина.
11 января замполит 351 полка майор И.П. Галышевский просто развалил в воздухе один В-29. В двадцатых числах января майор вновь вылетел по тревоге вместе с командиром 1 АЭ капитаном Б.Д. Култышевым. Вскоре в лучах прожекторов замполит увидел "американца", который шел встречным курсом. Тогда Галышевский атаковал в лоб и под ракурсом 1/4 длинной пушечной очередью накрыл носовую часть самолета противника (видел попадания снарядов в район стыка левого крыла и в кабину самолета). Выйдя после атаки вверх, майор тут же развернулся и сверху совершил повторное нападение на машину, поразив ее еще раз со снижением. По данным разведки установлено, что эта "суперкрепость" упала в море.
В это время Култышев ниже себя обнаружил еще один В-29 и атаковал его с короткой дистанции. Бомбардировщик был, по всей видимости, серьезно поврежден (замечены разрывы снарядов на фюзеляже), но сумел выскользнуть из лучей прожекторов. Повторно атаковать этот самолет комэску не удалось.
В феврале летчики 351 ИАП одержали две последние ночные победы в небе Северной Кореи. Одна победа была за летчиком 1 АЭ ст. лейтенантом А.И. Губенко. Он успел провести одну атаку снизу по "крепости", уходившей из освещенной зоны. От огня пушек "мига" задымили два двигателя "американца". "Бомбер" ушел в темноту, но вскоре по разведданным было подтверждено, что он не долетел до своего аэродрома. За этот бой Губенко был награжден орденом Красного Знамени.
В районе г. Ансю майор Карелин перехватил одного В-29 и сбил его. Однако, стрелками с "бомбера" была повреждена и машина майора. Из-за перебитого трубопровода после разворота домой спустя некоторое время у него остановился двигатель. Но ас не потерял самообладания и, дотянув до ВПП аэродрома, точно и хладнокровно посадил раненую машину на полосу. В самолете Карелина было обнаружено 117 осколочных пробоин, только в кабине летчика их было 9. К счастью, сам пилот не пострадал. Это была последняя - пятая - победа А.М. Карелина - после этого боя ему запретили вылетать на боевые задания и дали отдохнуть. А 18 февраля 351 ИАП вообще убыл в полном составе в Союз.
14 июля 1953 г. указом Президиума Верховного Совета СССР майору Карелину Анатолию Михайловичу была вручена золотая Звезда Героя и орден Ленина за пять одержанных побед в небе Кореи.
После того, как 351 ИАП убыл в Союз, эстафету ночных перехватов принял на себя прибывший на смену 298 ИАП. "Новенькие" были без своей техники, и летчики 351 полка передали им свои самолеты. Этот ночной полк с марта 1953 г. до перемирия в Корее вел активные боевые действия. Командовал им подполковник Васильев. В составе полка было три полнокровных эскадрильи (1 АЭ возглавил капитан В.П. Воронков, а зам. командира был капитан М. Кибирев). Летчики этого полка также имели победы в небе Кореи, но сколько и кто их добился еще нужно установить.
Рассказывая о ночных действиях авиации в Корее, нельзя не сказать и о мужестве северокорейских летчиков.
В конце 1950 г. была создана отдельная ночная авиачасть в ВВС КНДР, которая впоследствии стала ночным авиаполком легких ночных бомбардировщиков (командиром в ней был Пак Ден Сик, он в конце 1951 г. стал Героем КНДР). Первоначально это подразделение имело несколько эскадрилий советских легких бомбардировщиков По-2, хорошо зарекомендовавших себя в годы Великой Отечественной войны.
С начала лета 1951 г. летчики полка активизировали действия ночью над территорией Южной Кореи. Так, 17 июня эта авиачасть нанесла бомбовый удар по аэродрому в Сувоне, уничтожив при этом 9 самолетов F-86 "Sabre". На По-2 были нанесены удары по портовым сооружениям и складам горючего в порту Инчхон, а также по аэродрому противника Йондыпхо.
21 июня самолеты полка бомбили железнодорожную станцию Сеула - Енсан, где возникло несколько крупных пожаров и взрывов. 24 июня ночная авиация КНДР нанесла бомбовый удар по аэродрому в Сувоне и сожгла на земле до 10 вражеских самолетов. Другая эскадрилья этой части в ту же ночь бомбила крупную автоколонну противника в районе сел Намсури и Бувалри, где уничтожила до 30 автомашин. 28 июня несколько АЭ ночной бомбардировочной авиации Народной Армии бросали бомбы на вражеские войска в Инчхоне, Йондыпхе, Енсане и в окрестностях Мунсаня.
1 января 1953 г. авиачасть ночных бомбардировщиков под командованием Пак Ден Сика уничтожила в порту Инчхон крупный танкер противника и склады военных материалов.
В 1952 г. на вооружение ночных подразделений ВВС КНДР поступили советские самолеты Як-11 и Як-18, которые несли не только мелкие бомбы, но и реактивные снаряды. Несколько эскадрилий северокорейской авиации, вооруженных поршневыми истребителями Ла-9 и Ла-11, также были переведены на ночную работу и стали периодически совершать рейды в глубь территории Южной Кореи. Несмотря на сомнительную боевую эффективность устаревших к тому времени самолетов этих типов, не говоря уже об "истребителях" Як-11 и Як-18, северокорейские летчики доставляли немало хлопот американцам. Например, ночные налеты По-2 не только наносили материальный урон, но и морально воздействовали на состояние войск противника, так как не давали им чувствовать себя в безопасности даже ночью. Американские солдаты называли По-2 - "Bedcheck Charlies" ("Корольки, которые поднимают с кровати", т.е. не дают спать). Естественно, что американское командование не сидело сложа руки и предпринимало все возможные меры противодействия.
Для борьбы с По-2 командование 5 воздушной армии США использовало сначала поршневые самолеты типа F-82G "Twin Mustang", F7F-5N "Tigercat", F4U-5N "Corsair" и АТ-6 "Texan". На F-82G действовала ночью 339 АЭ, а на F7F-5N в 1951 г. - 513 ночная истребительная эcкадрилья морской пехоты США (VMK(N)513). Кстати, летчики этой АЭ сбили на "Тайгеркэтах" несколько По-2. В ночь на 1 июля 1951 г. экипаж в составе капитана Е.Б. Лонга и радиооператора уорен-офицера З.С. Бакинтхема из VMK(N)513 перехватили на F7F-3N корейский По-2 и сбили его. Это была первая воздушная победа на "Тайгеркэтах" и первая победа авиации морской пехоты в Корее. Ночью с 22 на 23 сентября того же года экипаж в составе майора Е.А. Вэн-Ганди и мастера-сержанта Т.Х. Уллома сбил еще один легкий ночной бомбардировщик.
Кроме того, "Тайгеркэты" также широко применялись в ночных действиях по наземным целям в Северной Корее. В одном из таких вылетов 23 июля 1951 г. был поврежден F7F-3N Мариона Кроуфорда и оператора Гордона Барнетта. Самолет при посадке разбился - Барнетт спасся, а Кроуфорда не нашли. На "Тайгеркэты" в Корее приходилось более 50% ночных тактических вылетов, выполненных всей авиацией ООН.
Летом 1952 г. 513 АЭ была перевооружена на реактивные ночные истребители-перехватчики F3D-2 "Skyknight". Первую ночную победу с использованием радиолокатора одержал экипаж самолета этого типа в составе лейтенанта С.А. Коуви (S.A. Cowi) и оператора РЛС Д.Р. Джорджа (D.R. George). Ночью 2 ноября ими был сбит первый реактивный МиГ-15 бис. А всего до конца войны летчики этой части уничтожили на "Скайнайтах" 7 самолетов противника.
В марте 1952 г. в Южную Корею из США прибыла 319 эскадрилья истребителей-перехватчиков, имевшая на вооружении реактивные истребители F-94B "Starfire", которая сразу же приступила к действиям. Правда, первый же перехват закончился трагически - реактивный F-94B, обнаружив радаром По-2, перешел в атаку, но, не учтя разницу в скорости, просто врезался в хвост преследуемого самолета. Обе машины упали на землю. Следующей ночью был потерян еще один истребитель. Экипаж "Старфайера", также обнаружив с помощью РЛС один из По-2, но не желая повторять ошибки, совершенной коллегами в предыдущем перехвате, резко снизил скорость самолета, для чего выпустил закрылки и даже шасси. К несчастью, была потеряна не только скорость, но и высота. Самолет врезался в сопку, и экипаж "Старфайера" погиб. Только в апреле была наконец-то одержана первая победа летчиками 319 АЭ - экипаж капитана Фитона (Ben Fithian) и оператора РЛС лейтенанта Лайсона (R. Lyson) сбил один По-2. Последнюю же свою победу (так же над По-2) пилоты этой АЭ одержали 30 января 1953 г. Всего же летчиками 319 ЭИП было совершено ночью 4694 боевых вылета и в ночных сражениях сбито 5 корейских самолетов (1 Ла-9 и 4 По-2), а во время штурмовых ударов сброшено 1108 тонн авиабомб.
В июне 1953 г. в помощь 5 ВА США была придана эскадрилья ночных истребителей F4U-5N "Corsair" из авиации флота - VC-3. Она базировалась на авианосце США "Принстон", и ей была поставлена боевая задача - перехватывать северокорейских "ночников", действующих в районе Сеула. В этих перехватах до конца войны отличился американский пилот лейтенант Борделон (Guy P. Bordelon), который на "Корсаре", оснащенном радиолокатором, сбил в период с 29 июня по 16 июля 5 северокорейских самолетов (3 Як-18 и 2 Ла-9) - это был единственный ас флота, добившийся пяти побед в небе Кореи, тем более ночью.
Источник: "Мир Авиации" №1, 1993 г.
 
Как наши летчики "украли" два американских истребителя
Анатолий ДОКУЧАЕВ, полковник
Начало пятидесятых, корейская война. Первая серьезная схватка между армиями СССР и США - и первые попытки "украсть" друг у друга образцы новейших истребителей. В конце 1950 года летчики США, безраздельно хозяйничавшие в небе Кореи, впервые встретились со стрелообразными самолетами МиГ-15. С высоты 10000 метров наши истребители из пике атаковали бомбардировщиков и истребителей США. Командующий американскими войсками Макартур вынужден был доложить комитету начальников штабов: наши пилоты впервые столкнулись с боевой техникой, значительно превосходящей американскую, боевой дух их падает, а полеты не приносят прежнего эффекта, не помогают и "Сейбры".
9 апреля 1951 года американцы предпринимают мощную атаку на железнодорожный мост через реку Ялудзян, по которому из Советского Союза через Китай шло основное снабжение корейской армии. 48 бомбардировщиков В-29 и свыше ста истребителей F-84 "Тандерджет" участвовало в ней. Итог: с американской стороны сбито 12 бомбардировщиков и 4 истребителя, с советской - ни одного. Командованию США ничего не оставалось, как на прикрытие бросить новейшие истребители F-86. И опять неудача. Американцы поняли: им противостоит современнейшая советская воздушная машина. Ее надо добыть любой ценой.
По основным летно-техническим данным истребители МиГ-15 и F-86 "Сейбр" были равны, но МиГ превосходил своего конкурента в скороподъемности и в вооружении: две пушки 23-мм калибра и одна 37-мм отличались высокой скорострельностью, а снаряды пробивали любую броню. Шесть крупнокалиберных "сейбровских" пулеметов "кольт браунинг" не давали такого эффекта.
И вот американцы приняли решение посадить МиГ-15. Тактику избрали следующую: повредить самолет и уже плохо управляемый вывести на свой аэродром. Первое нападение осуществили на капитана Сергея Крамаренко - нашего аса, на счету которого к тому моменту было 13 сбитых самолетов, 149 боевых вылетов. Его пыталась взять "в клещи" тройка "Сейбров". Но Крамаренко сумел уйти под защиту наших установок ПВО, которые чуть его самого не сбили, приняв за "Сейбр".
Вскоре в аналогичный переплет попал Александр Москвичев, тоже опытный летчик. В бою его МиГ-15 зажала восьмерка "Сейбров" и "повела" на свой аэродром. При малейшем отклонении вправо или влево рядом проносились огненные трассы. Сам пилот рассказывал: "Не вырваться, думаю, остается одно - резкий маневр и таран. Вот один "Сейбр" зашел вперед, видимо, для показа, куда дальше следовать. Я открыл огонь, подбив "Сейбр". По мне тут же пустили несколько очередей. Я получил тяжелое ранение в руку, но смог резко спикировать и катапультировался. Благо, меня подобрали корейские крестьяне"...
Поняв, что "украсть" МиГ-15 - дело малоперспективное, американцы начинали разбрасывать листовки, в которых обещали сначала 100 тысяч долларов, а потом и миллион тому, кто доставит им целехонький МиГ. Рассчитаны посулы были на советских летчиков, корейских военнослужащих и крестьян. Правда, как последние могли добыть и доставить самолет, известно, видимо, одним авторам листовок.
Словом, американцы решили "купить" МиГ-15. А в это время в главном штабе советских ВВС разрабатывали операцию по посадке "Сейбра". Из Москвы в Аньдун, где дислоцировались наши авиачасти, выехала группа летчиков во главе с генерал-лейтенантом авиации Героем Советского Союза Алексеем Благовещенским, занимавшимся тогда испытательной работой. Прибыли, собрали командиров полков и объявили: всю информацию о воздушной обстановке предоставлять нам - будем брать "Сейбр". Пилоты переглянулись: вы для начала подбить попробуйте, а уж затем сажайте. На совещании сказали "москвичам": посадить "Сейбр" - безумная идея. На что последовал ответ: мы сами с усами, ваше дело - снабжать нас информацией.
И вот первый вылет, первый бой. Если судить по результатам, то американские летчики "расколошматили" группу. Один МиГ был сбит, два других получили серьезные повреждения. Прибывшие для захвата "Сейбра" задумались. Последовал восьмидневный перерыв в полетах. В группе Благовещенского приступили к изучению тактики действий противника. Не чурались теперь послушать простых летчиков. И вот новая попытка захвата. Закончилась она опять безрезультатно. Причем при посадке погиб полковник Дзюбенко - перевернулся самолет. После этого генерал-лейтенант Благовещенский (кстати, летчик от Бога, но что было, то было) со своей группой убыл в Москву.
И все же захват "Сейбра" состоялся. Помог осуществить его в сентябре 1951 года полковник Евгений Пепеляев, впоследствии герой Советского Союза - на его счету 19 сбитых американских самолетов. Рассказывает сам летчик.
- Я столкнулся с "Сейбром" неожиданно, когда уже выходил из боя с другими самолетами. Тут же открыл огонь. "Сейбр" стал падать. Как оказалось, я ему повредил двигатель и катапульту. Пилоту "Сейбра" ничего не оставалось как посадить самолет. Планируя, он дотянул до Желтого моря и сел на гальку, как раз в тот момент, когда начинался отлив. Летчика тут же подобрала служба спасения - она у американцев действовала безупречно. А самолет остался...
Дальнейшие события, по свидетельству очевидцев, развивались так. Часа через два-три появились американские штурмовики и стали сыпать на район посадки "Сейбра" бомбы. Однако уже начался прилив, и пенистая морская вода надежно укрыла самолет. Наступила ночь. Нашим авиаторам поставили задачу - достать истребитель из воды и доставить на аэродром Аньдун. За ночь не управились.
Первоначально оттащили на приличное расстояние от берега в поле и замаскировали под стог сена. Там он простоял целый день. С побережья до аэродрома - дорога с тоннелями, крылатую машину не провезешь. С наступлением темноты истребителю обрезали крылья.
Утром "Сейбр" был уже на нашем аэродроме. "Пленника" упаковали по частям в ящики и отправили в Москву. Так был добыт этот ценный трофей.
А чуть позже и еще один.
Второй "Сейбр" был пленен благодаря "ювелирной" работе летчиков 16-го истребительного авиаполка, подбивших его. "Сейбр" совершил вынужденную посадку на территорию, которая контролировалась северокорейскими войсками, а пилот, американский ас, был взят в плен. F-86 оперативно доставили на аэродром Аньдун.
К концу войны американцы применили "Сейбры" с радиолокаторами. Нашим летчикам была поставлена задача добыть и эту модификацию.
Одну из таких машин сбил Николай Шкодин, впоследствии генерал-майор авиации, заслуженный военный летчик. "Сейбр" упал в расположение корейских войск на рисовом поле. Точнее сказать, он сел на брюхо. Тут же прилетел американский вертолет и забрал летчика. Позже пилоты США сумели разбомбить свой самолет, и он нам так и не достался.
Что касается американской затеи "купить" наш МиГ-15, то она дала результат лишь в 1953 году. В швейцарском журнале "Интеравиа" №4 за 1971 год была опубликована фотография нашего истребителя, который якобы установлен в национальном музее авиации и аэронавтики в Вашингтоне. В сопроводительном тексте указано, что МиГ-15 доставлен на американский аэродром северокорейским летчиком-перебежчиком. Но ему заплачен не обещанный миллион, а 100000 долларов.
Источник: "Труд", 28 ноября 2001 года
 



Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Неплохой хронологический материал...

Война в Корее: хроника военных действий
Павел МИХАЛЕНКО
В 1945 году по решению стран - союзниц, одержавших победу во второй мировой войне, Корея была разделена пополам по 38-й параллели. Получилось ли это в результате желания Сталина иметь "точку напряженности" в отношениях с Западом или в результате скрупулезного выполнения Советским Союзом "союзнического долга" - однозначно сказать трудно. В северной части страны не без помощи СССР был установлен коммунистический режим Ким Ир Сена, в южной - проамериканский режим (кстати, на тот момент тоже достаточно недемократичный). Военный конфликт сторон становился неизбежным. Но, надо сказать, коммунисты к войне подготовились значительно лучше.
25 июня 1950г. северокорейские войска пересекли границу и перешли в наступление, отбросив находившиеся на границе южнокорейские дивизии и уже 28 июня овладели столицей Южной Кореи - Сеулом. Удерживая достаточно высокий темп продвижения, 30 июня войска коммунистов форсировали реку Ханган южнее Сеула и продолжали теснить фронтальным ударом войска противника дальше на юг полуострова. Первый этап операции с военной точки зрения, казалось, развивался чрезвычайно успешно. Южнокорейская армия оказалась слабее и в моральном и в военном плане. Коммунисты к тому же встречали определенную поддержку у населения страны. После 40-летней японской оккупации любой из вновь установившихся режимов как на севере, так и на юге казался относительно приемлемым. Главной проблемой, волновавшей корейцев на тот момент (как, впрочем, и сейчас), было объединение страны. И коммунисты, казалось, сделали свой первый ход удачнее.
Справка
Армия Северной Кореи насчитывала на тот момент около 130 тыс. человек сведенных в 10 дивизий и одну танковую бригаду. Костяк армии составляли 25 тыс. ветеранов Маньчжурской кампании. На вооружении находилось около 1600 орудий и 258 танков, преимущественно Т-34.
Южнокорейская армия насчитывала 100 тыс. человек в 8 дивизиях. Сведения о вооружении крайне противоречивые.
Кроме того, в обеих армиях присутствовали военные советники, соответственно советские и американские.
Но беда или "счастье" корейцев (в перспективе) оказалась в том, что их внутригражданские "разборки" проходили на фоне уже раскрутившегося маховика "холодной войны". Надежды на то, что в этой кампании дадут возможность победить сильнейшему, оказались тщетными. После победы коммунистов в гражданской войне в Китае Америка не могла позволить себе проиграть второй раз подряд. Поэтому реакция США была мгновенной.
После первых вооруженных столкновений 25 июня 1950 года на заседании Совета Безопасности ООН была принята резолюция о прекращении огня и отводе противоборствующих сторон. А ввиду отсутствия представителей Советского Союза, бойкотировавших заседание, агрессором была объявлена КНДР. Это позволило в полном соответствии с резолюцией оказать вооруженное содействие второй воющей стороне. И уже 27 июня президентом Америки Гарри Трумэном был отдан приказ генералу Дугласу Макартуру, командующему американскими силами на Дальнем Востоке и Японии, об оказании содействия южнокорейским войскам и обеспечении их воздушным прикрытием.
ВВС Дальневосточной зоны располагали 5-й воздушной армией, насчитывавшей к тому моменту 835 самолетов, что против примерно 180 северокорейских обеспечивало подавляющее превосходство в воздухе. К тому же истребительный парк американцев был укомплектован главным образом реактивными самолетами F-80, F-84, некоторым количеством новейших F-86. А северокорейские коммунисты к началу войны располагали исключительно поршневыми самолетами советского производства. Кроме того, 7-й флот США, насчитывавший около 300 судов и располагавший авиацией ВМС, блокировал побережье Кореи как на юге, так и на севере, что в дальнейшем сыграло существенную роль.
Справка
В дальнейшем США удвоили численность боевой авиации. На 15 сентября  1951 г. она составляла до 1650 самолетов. Из них бомбардировщиков (Б-29 и Б-26) - более 200, истребителей - до 600, разведчиков - до 100 и морской авиации разных типов - до 800.
Ряд стран сразу же поддержали действия США. Уже 28 июня Англия передала в распоряжение командования США свои силы ВМС, находившиеся в японских водах (1 авианосец, 2 крейсера, 5 эсминцев и фрегатов). Австралия предоставила для войны в Корее базировавшиеся в Японии эскадрильи истребителей "Мустанг", эсминец и фрегат. Заявили о готовности предоставить свои военно-морские силы Канада, Голландия и Новая Зеландия. Стоит отметить, что на этом этапе американцы одержали внушительную дипломатическую победу и лишили СССР легального способа помощи своему союзнику. Больше такой ошибки Советский Союз не совершал, пожалуй, вплоть до Афганской войны.
Справка
Всего союзники составляли до 5 % сухопутных вооруженных сил ООН.
Основным же ядром являлись американские (более 70 %) войска. Свои сухопутные войска в Корею послали: Англия (пехотная бригада), Австралия (пехотный батальон), Филиппины (пехотный батальон), Бельгия (пехотный батальон с люксимбуржской ротой), Голландия (пехотный батальон), Таиланд (пехотный батальон), Греция (пехотный батальон), Турция (пехотная бригада), Франция (усиленный пехотный батальон), Новая Зеландия (артиллерийский дивизион), Колумбия (пехотный батальон), Эфиопия (пехотный батальон). Из Дании, Италии, Норвегии и Индии прибыли небольшие медицинские полразделения. Позднее Канада увеличила численность своих войск до усиленной пехотной бригады.
Но дипломатическую победу необходимо было еще реализовать на поле боя. А пока северяне, несмотря на ощутимое давление с воздуха и моря, успешно наступали. И первое серьезное столкновение на фронте американцы проиграли.
Пытаясь остановить наступление коммунистов, США с 30 июня начали ввод наземных сил. Первой была переброшена 24-я дивизия, следом предстояло перебросить еще две из оставшихся в Японии трех - 25-ю пехотную и 1-ю кавалерийскую (аэромобильную) дивизию. 6-20 июля около Тэджона, временной столицы Южной Кореи, 24-я дивизия была окружена и практически уничтожена. А к 20 августа под контролем американских и остатков южнокорейских войск остался лишь небольшой плацдарм на юго-востоке полуострова - т. н. "пусанский периметр".
В течение всего августа вплоть до средины сентября северокорейцы пытались сбросить противника в море. Но теперь начали сказываться все предшествующие ошибки. Быстро наступающая армия коммунистов оторвалась от своих баз, превосходство американцев в воздухе препятствовало успешному снабжению, а увлеченность фронтальными ударами (сказались недостатки тактического мастерства и в какой-то степени азиатский менталитет) обескровила наступающие части. Между тем американским и реорганизованным южнокорейским частям удалось стабилизировать оборону плацдарма.
Справка
К этому времени численность войск противоборствующих сторон практически сравнялась: 14 пехотных дивизий и несколько танковых полков КНДР, против 7 американских, 7 южнокорейских пехотных дивизий, 1 американской бригады морской и 1 английской пехотной бригады при поддержки 500 танков.
15-25 сентября американское командование осуществило дерзкую операцию, кардинально поменявшую ход военных действий, высадив морской десант в Инчхоне (или Чемульпо) в 250 км за линией фронта. Основные силы северокорейцев попали в окружение, понесли большие потери в живой силе, практически полностью лишились артиллерии и танков. Сохранившие боеспособность группы были вынуждены с боями пробиваться на север. С этого момента фактически можно было поставить крест на коммунистическом варианте объединения полуострова.
В американской историографии Инчхонская операция превозносится как одна из величайших стратегических операций во всей военной истории. С объективной точки зрения она действительно была проведена профессионально и вовремя.
Генерал Макартур принял решение о высадке в Инчхоне, когда его восьмая армия еще предпринимала попытки закрепиться на крошечном плацдарме под Пусаном. 12 августа он отдал своему штабу приказ о подготовке акции, его настойчивость помогла побороть сомнения комитета начальников штабов США. Но стоит отметить, что учитывая сложившийся баланс сил на море и в воздухе, риск операции был минимален. Тем более что в зоне высадки десанта северокорейцы могли противопоставить только подразделения морской пехоты и пограничных войск общей численностью около 3-х тысяч человек.
Правда, северокорейскому командованию следовало бы учесть, что янки накопили огромный опыт десантных операций во время Второй мировой войны на Тихом океане, закончившейся всего пять лет назад. Да и место высадки было наиболее удобным с тактической точки зрения. Через Сеул (Инчхон находился в непосредственной близости от него) проходили практически все пути снабжения сражающейся на юге армии. Вообще ввиду подавляющего превосходства американцев на море это было наиболее "естественным", а не "революционным" решением. Им стоило бы рассмотреть возможный вариант операции гораздо севернее, в районе Пхеньяна. В этом случае коммунистам вообще не удалось бы отвести какие либо войска с юга. "Добровольцы" Мао Цзэдуна не успели бы оперативно вмешаться, и развитие конфликта пошло бы совсем по другому сценарию.
Справка
Для проведения десантной операции был выделен 10-ый армейский корпус, насчитывающий 69450 человек. Непосредственно в составе десанта высаживались 45000 человек. Кроме американских войск в его составе был отряд английских "коммандос" и несколько частей южно-корейской морской пехоты.
Данная ситуация всерьез обеспокоила Москву, в правящих кругах СССР, информированных о намерениях американцев, всерьез обсуждался вопрос о возможности нанесения упредительного удара. Однако, существовала угроза ответных налетов американских бомбардировщиков на Москву, и это заставило более внимательно изучить возможности ПВО столицы. Они оказались явно недостаточными. Правда, о слабой защищенности Москвы с воздуха было известно и раньше, но до начала Корейской войны вопрос так остро не стоял. Именно тогда и было принято решение о создании зенитно-ракетной системы ПВО столицы. Новое направление приняли и работы по созданию отечественных ЗУР, разрабатывавшихся еще с 1946 года. Как бы там ни было, но от идеи прямого вмешательства в конфликт руководство СССР вынуждено было отказатся.
В результате удачной десантной операции фронт потерял прежде всего психологическую устойчивость, и возникла возможность перехода в наступление войск восьмой американской армии с Пусанского плацдарма. Северокорейцам удалось примерно на неделю затянуть оборону Сеула, в результате чего части первой армии, потеряв снаряжение и технику, смогли отойти севернее 38-й параллели, а оставшиеся части второй армии укрылись в горном районе, где партизанили в течение последующих трех месяцев, вплоть до нового коммунистического наступления. Таким образом, образовался так называемый "второй фронт", закрепившийся между 38-й и 39-ой параллелями и сыгравший в дальнейшем значительную роль в освобождении Вонсана. Ну, а пока маховик войны закручивался в обратную сторону.
В эйфории от успеха войска союзников 1-го октября переходят 38-ю параллель, и генерал Макартур издает свой знаменитый приказ "уничтожить войска Северной Кореи". И 20 октября комбинированным ударом с суши и высадкой воздушного десанта была захвачена столица Пхеньян, а 19 октября атакой с суши и моря был захвачен порт Вонсан на противоположной стороне Корейского полуострова. Деморализованные части северокорейской армии отступали в северные горные районы к границе Китая. Макартур же намеревается выровнять всю проходящую по полуострову линию фронта (на западной части располагались американские спецчасти генерал-майора Э. М. Элмонда, а на востоке 8-я армия США), а затем провести операцию охвата и уничтожения противника южнее пограничной реки Ялу. Но поскольку боевые действия развивались в труднопроходимом и сильно изрезанном горном районе, организовать оперативное взаимодействие частей не удалось, и обе группировки наступали в расходящихся направлениях. Обстановка стала напоминать летнее наступление коммунистов с точностью до наоборот, причем американское командование допустило много аналогичных просчетов, особенно в недооценке сил и возможностей противника.
Справка
Спецкорпус генерал-майора Эдуарда М. Элмонда состояла на тот момент из одной дивизии пехоты, третьей и седьмой южнокорейских дивизий, а также первого корпуса армии южной Кореи, в которую входили третья дивизия США и Ударная дивизия Кореи. Американская восьмая армия состояла из девяти усиленных дивизий. Общая численность находилась на уровне более 200-т тысяч человек, и около 150 тысяч насчитывалось в резерве.
В этот момент триумфального наступления американских войск конфликт в Корее вступил в свою третью, завершающую фазу. Пекин давно уже предупреждал о своем неизбежном военном вмешательстве в случае, если войска ООН пересекут 38-ю параллель. Однако руководство США не воспринимало это заявление всерьез. Первоначально и Дуглас Макартур полагал, что угроза коммунистического Китая не что иное как блеф. Но в отличие от президента Гарри Трумэна, которому он изложил свои соображения по этому поводу, такое развитие событий Макартур считал для себя предпочтительным. Генерал рассматривал Корейский конфликт в качестве прелюдии к реваншу в Китае. Он не являлся сторонником ограничения зоны ведения войны лишь Корейским полуостровом, а также ратовал за то, чтобы предоставить возможность генералиссимусу Чай Канши возможность вернуться в континентальный Китай. Предполагалось с помощью бомбардировок с воздуха разрушить базы в Маньчжурии и использовать Корейский полуостров в качестве плацдарма для давления или же последующего вторжения в Китай.
Прав был или нет генерал в своих воззрениях, вопрос спорный, однако недооценка им противостоящих сил и неверие во вступление в боевые действия китайских коммунистов и Советского Союза были ошибкой, что и привело фактически к военной катастрофе и его отставке (11 апреля 1951 года). Со стратегической точки зрения разногласия между президентом и генералом привели к тому, что вся операция севернее 38-ой параллели оказалась бессмысленной.
25 и 26 ноября продвигаясь вперед в течение суток и не встречая на пути практически никакого сопротивления, американская восьмая армия была внезапно остановлена массированным ударом, имеющим главное направление на правый фланг сил ООН. Китайские части обрушились на линию обороны южнокорейского корпуса, разогнали его и нанесли удар по американской второй дивизии и правому флангу девятого корпуса. При этом американцам пришлось ввести в действие все свои резервы и с трудом, но удалось остановить коммунистическое наступление.
Однако в результате этого нарушилось взаимодействие между западной и восточной группировками, и после начала наступления коммунистов на восточном участке было принято решение отвести все войска к 38-ой параллели. Причем большая часть войск была эвакуирована морем. Войска ООН в Корее потерпели серьезное поражение, хотя полной катастрофы с трудом, но удалось избежать. Опять-таки благодаря в значительной степени численному превосходству на море и воздухе.
Справка
Однако именно с ноября 50-ого года в военных действия приняли участие воздушные части советского союза. С 15 по 24 ноября на территории был сформирован 64-ый истребительный авиационный корпус советских ВВС, в составе трех истребительны авиационных дивизий, одного отдельного ночного истребительного авиационного полка, двух зенитных артиллерийских дивизий одного зенитного прожекторного полка, и одной авиазенитной дивизии.
В начале января 1951 г. начинают новое наступление на Юг. Около 400 тыс. китайских добровольцев (КНА) и 100 тысячных частей северокорейской армии, прошедших переформирование, в результате успешного наступления 4 января вновь взяли Сеул. Это была, пожалуй, последняя стратегически осмысленная операция коммунистов в данной войне. После тяжелых боев, с трудом избежав окружения и только использовав резервы, американцам удалось стабилизировать фронт в 50-ти километрах южнее Сеула. А 25 января в свою очередь перешли в контрнаступление и 14 марта окончательно отбили столицу Южной Кореи.
С этого момента война окончательно зашла в позиционный тупик. Отказ от крупномасштабных стратегических замыслов руководство США косвенно подтвердило отправив в отставку 11 апреля генерала Макартура. Теперь Америка готова была добиваться лишь "почетного мира". Коммунисты же еще более двух лет отказывались признавать сложившийся "статус-кво". Военные действия этого периода свелись к колебанию линии фронта около 38-й параллели. И лишь смерть Сталина в 1953 г. позволила "сохранить лицо", остановить бойню и подписать перемирие в длившихся с 1951 г. переговорах. Объективно говоря, партия закончилась взаимным "патом", что и предопределило ход дальнейших конфликтов "холодной войны".
________________________________________

Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Всем привет! :D
Продолжаем раскопки: ;)

Крылья "исторической родины"

В 1967 году президент Франции Шарль де Голль под давлением традиционно сильного мусульманского лобби принял закон о запрете поставок вооружений в Израиль.
Для Израиля, долгое время закупавшего во Франции истребители-бомбардировщики «Мираж», это решение стало серьезным ударом. Тем более что за несколько месяцев до этого Израиль заказал новую партию самолетов. В такой ситуации Израилю ничего не оставалось, кроме того как начать развивать собственную программу строительства боевых самолетов.
За основу истребителя-бомбардировщика был взят хорошо знакомый израильским летчикам и техникам французский истребитель-бомбардировщик «Мираж-III». Вообще с производителем «Миражей» — фирмой Марселя Дассо Израиль связывали тесные отношения. Так, истребитель-бомбардировщик «Мираж-V» проектировался французами по техническому заданию израильтян и совместно с ними.
Совместная работа инженеров и, не в последнюю очередь, старания многочисленных платных осведомителей позволили израильтянам быть в курсе последних веяний и тенденций в самолетостроении.
Первый полет опытного израильского истребителя-бомбардировщика «Кфир» («Львенок») состоялся 19 октября 1970 года. По сути, это был переделанный «Мираж-III», оснащенный двигателем американской фирмы «Дженерал электрик». Такие моторы устанавливались на поступавшие с 1960 года на вооружение ВВС Израиля истребители-бомбардировщики F-4 «Фантом».
Применение этих двигателей сулило большие выгоды из-за стандартизации оборудования самолетов, состоявших на вооружении ВВС Израиля, парк которых был на тот момент весьма разнороден.
Второй опытный экземпляр «Кфира» поднялся в воздух в июне 1973 года. Это был самолет, уже полностью построенный в Израиле. К этому моменту израильтянам удалось получить в США лицензию на производство двигателей «Дженерал электрик».
14 апреля 1975 года в аэропорту Бен-Гурион журналистам и военным атташе был официально представлен серийный «Кфир». На презентации «только для вас и только по секрету» распространялась информация о том, что «Кфиры» успели поучаствовать в войне Судного дня, и что на вооружении ВВС Израиля уже стоит более 100 таких самолетов.
На самом деле, общественности был представлен один из двух «Кфиров», поступивших на тот момент на вооружение ВВС Израиля. Видимо, такой вброс дезинформации должен был создать у представителей иностранных государств впечатление, что Израиль полностью независим от поставок вооружений из-за рубежа.
«Кфир» получился внешне очень похожим на «Мираж-III», с той разницей, что израильские конструкторы отказались от схемы «бесхвостка» и перешли к схеме «утка», установив перед крылом небольшие неуправляемые аэродинамические поверхности. Это улучшило поведение самолета на больших углах атаки, что важно при ведении маневренного воздушного боя и при атаке наземных целей. Любопытно, что и последующие «Миражи» фирмы Марселя Дассо имели такую же аэродинамическую схему.
На самолете установлена импульсно-доплеровская радиолокационная станция управления огнем израильской фирмы «Эла-электроникс», позволяющая обнаруживать все типы целей и наводить на них весь спектр применяемого с «Кфира» оружия. Эта же система позволяет совершать в автоматическом режиме полет на сверхмалых высотах с копированием рельефа местности и обходом препятствий. Самолет также оснащен современными навигационными системами и средствами радиоэлектронной борьбы.
Вооружение «Кфира» составляют две 30-мм пушки, установленные под воздухозаборниками двигателей (боекомплект 140 снарядов на каждую). Ракетно-бомбовое вооружение и дополнительные топливные баки размещаются по крылом и фюзеляжем на девяти узлах наружной подвески. Максимальная нагрузка составляет 16500 кг.
Первым достоверным упоминанием о боевом применении «Кфира» является сообщение об уничтожении «Кфиром» в воздушном бою над Южным Ливаном 2 июня 1979 года сирийского МИГ-21.
Вообще боевое применение «Кфиров» как против самолетов противника, так и по наземным целям было весьма интенсивным, особенно во время Ливанской войны 1982 года. Самолет неплохо зарекомендовал себя, что подтверждается появившимися заказами от зарубежных государств. 25 самолетов были поставлены Колумбии и Эквадору, 58 — Филиппинам и Тайваню.
Дальнейшее развитие экспорта «Кфиров» было заблокировано США под тем предлогом, что на самолете установлен американский двигатель, лицензия на производство которого в Израиле не предполагала продажу двигателя в третьи страны.
Однако и сами американцы воспользовались «Кфиром». Корпус морской пехоты США использовал 25 арендованных в Израиле самолетов во время учений 1985–1989 годов для имитации советских МИГ-23.

Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Всем привет! :)
Напоролся я тут на один информационный "клондайк" и кое-что решил сюда вытащить:

Российско-израильское ВТС: конкуренция или кооперация?
Со второй половины 1990-х годов Израиль начал активно проникать на рынки модернизации вооружения и военной техники (ВВТ) советского производства. Во всех случаях модернизация выполнялась без санкции российских разработчиков. Однако, объективности ради следует заметить, что практические шаги по модернизации в ряде случаев предварялись предложениями в адрес российской стороны о совместном проведении работ.
В 1998 году израильские фирмы Elbit Systems и IAI осуществили модернизацию истребителей МиГ-21бис ВВС Эфиопии (по некоторым данным, стоимость работ - 100-120 млн. долл.). В 1999 году фирма Elbit Systems заключила контракт на модернизацию истребителей МиГ-21 ВВС Румынии. На третьем международном авиасалоне Aero India-2001 (февраль 2001 г.) Израиль продемонстрировал вертолеты Ми-8 и Ми-17, модернизированные для действий в темное время суток. К 2001 году фирма Elbit Systems и Тбилисское авиационное объединение наладили модернизацию штурмовиков Су-25 «Грач» в вариант Су-25 Scorpion. В 2004 году американская корпорация Lockheed Martin и израильская Elbit Systems предложили ВВС Болгарии план модернизации в течение четырех лет всего парка вертолетов Ми-17 и Ми-24.
Во всех случаях модернизация выполнялась без санкции российских разработчиков, которые являются единственными законными держателями всего пакета конструкторско-производственной документации на указанные образцы авиационной техники, и только они имеют право давать гарантии качества проведенных работ и продлять эксплуатационные ресурсы. Российские экспортеры несли финансовые убытки, страдал их престиж, что не могло не вызвать негативной реакции Москвы. В российской печати появились статьи, авторы которых обвиняли Израиль в пиратских действиях на рынках ВВТ. На израильские фирмы возлагалась вся ответственность за последующие аварии и катастрофы модернизированных ими образцов авиатехники советского производства.
Действительно, израильские специалисты таких санкций не получали. Однако, объективности ради следует заметить, что практические шаги по модернизации в ряде случаев предварялись предложениями в адрес российской стороны о совместном проведении работ. Однако эти предложения отвергались, поскольку модернизации распространялась главным образом на бортовое радиоэлектронное оборудование, в разработке которого Россия далеко отстала от Израиля. Между тем, оснащение устаревших платформ (и не только советского, но и западного производства) высокотехнологичными системами - это исторически сложившаяся специализация израильской военной промышленности. В случае приведенных выше примеров следует говорить скорее о том, что израильтяне не пиратствовали, а осваивали пустующую рыночную нишу. Кроме того, модернизация проводилась под руководством конструкторов соответствующих вооружений, которые покинули бывший Советский Союз и Россию в числе других 767 тыс. человек, эмигрировавших в Израиль только в период с 1988 по 1998 годы. Наконец, и это принципиально важно, сфера международного военно-технического сотрудничества (ВТС) до сих пор не охвачена многосторонними соглашениями, регламентирующими поведение на рынках, и обвинять Израиль в нарушении несуществующих правил было бы некорректно.
Кстати, когда речь идет об интеграции израильских подсистем на российские платформы, не всегда имеется ввиду лишь установка бортового электронного оборудования. Имеются и другие интересные направления сотрудничества. Например, в интересах модернизации поставленных за рубеж БМП-1, БМП-2 и танков ПТ-76 советского производства можно было бы обратить внимание на разработанную израильской фирмой IMI легкую гладкоствольную 120-мм пушку RG-120, предназначенную для вооружения бронированных машин массой до 20 т.
В этой ситуации российское руководство сделало, как представляется, единственно правильный выбор - начало переговоры с Израилем об упорядочении отношений в сфере ВТС. В итоге к весне 2003 г. были подписаны два российско-израильских соглашения о взаимной защите информации и охране прав интеллектуальной собственности, относящихся к продукции военного назначения.
Российско-израильское сотрудничество может развиваться по следующим направлениям:
• Интеграция израильского оборудования на российские платформы в интересах третьих стран с целью повышения конкурентоспособности таких гибридных систем на мировом рынке вооружений,
• Русификация израильского оборудования для его дальнейшей интеграции на платформы и их продажа в страны, которые по политическим мотивам не готовы к закупкам ВВТ, которые содержат израильские компоненты,
• Прямые закупки Россией израильских систем вооружений и технологий. Необходимо признать тот факт, что импорт технологий в ряде случаев является для России наиболее быстрым и дешевым способом преодолеть свое технологическое отставание, которое начало накапливаться еще в советское время и драматическим образом обострилось в постсоветскую эпоху. Кроме того, прямые закупки в Израиле некоторых систем информационного обеспечения, вооружений и оборудования для боевых действий в городских условиях и контртеррористического оборудования также являются наиболее дешевым и быстрым способом оснастить российские ВС и силы правопорядка, которые обеспечивают подавление террористических вылазок в Чечне и оказывают сопротивление интервенции международного террористического интернационала. Импорт израильской техники динамизирует российскую оборонную промышленность, а также нарушит сложившуюся коррупционную систему, из-за которой войска не получают современного оборудования несмотря на многолетний рост государственного оборонного заказа,
• Наконец, в-третьих, Россия заинтересована в налаживании масштабного сотрудничества с израильскими спецслужбами с целью получения утраченного опыта эффективного противодействия террористам, которые в настоящее время явно перехватили инициативу в противоборстве с деградировавшими российскими специальными службами.  ;)

Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Всем привет! :D
И ещё один материал по тематике-"Куда нас только Родина-Мать ни посылала..."
Обратите внимание на последнюю стоку ;) ;) ;)
Тайная война на израильском направлении
 

Появление еврейского государства на политической карте мира в 1948 году произошло во многом благодаря дипломатической поддержке Советского Союза. СССР также был первой страной, признавшей Израиль и установившей с ним дипломатические отношения.
Сталин и кремлевское руководство планировали включить его в сферу своих стратегических интересов на Ближнем Востоке, а также сделать еще одним членом социалистического лагеря. В период борьбы еврейского населения Палестины против британского мандата и во время первой арабо-израильской войны, официальная фаза которой началась 14 мая 1948 года, по приказу советского руководства из Чехословакии в Израиль поступало современное вооружение.
ПРИКАЗ ВОЖДЯ
Как пишет известный исследователь деятельности советских спецслужб Джон Баррон, стратегия Москвы после разгрома нацистской Германии и ее сателлитов во Второй мировой войне предусматривала усиление тайной деятельности за границей, в особенности против США. Министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов считал, что осуществить эти планы возможно, только сосредоточив всю деятельность разведки под контролем одного ведомства.
В 1947 году был создан Комитет информации при Совете министров СССР, куда вошли служба внешней разведки Министерства государственной безопасности, а также Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР. Комитет подчинялся непосредственно Сталину, а возглавлялся Молотовым, Валерианом Зориным, Андреем Вышинским и фактически был филиалом Министерства иностранных дел СССР. В 1951 году Коминформ упразднили, но именно в его недрах были разработаны первые планы разведывательной деятельности советских агентов в Палестине и на Ближнем Востоке.
В конце 1947 года, за несколько месяцев до официального провозглашения Израиля, глава управления по Ближнему и Дальнему Востоку Комитета по информации Андрей Отрощенко созвал оперативное совещание, на котором сообщил, что Сталин поставил задачу: гарантировать переход будущего еврейского государства в лагерь ближайших союзников СССР.
Для того чтобы нейтрализовать связи населения Израиля с американскими евреями, было решено усилить вербовку агентуры среди советских евреев, получивших разрешение на эмиграцию в тогдашнюю Палестину. Подбор агентов был возложен на Александра Короткова, возглавлявшего в Комитете информации отдел нелегальной разведки.
Первым советским резидентом в Израиле в 1948 году стал заместитель Короткова, Владимир Вертипорох, направленный на работу в эту страну под псевдонимом Рожков. Вертипорох позже признавался, что ехал в Израиль без особой уверенности в успехе своей миссии: во-первых, он недолюбливал евреев, а во-вторых, резидент не разделял уверенности руководства, что Израиль можно сделать надежным союзником Москвы.
Действительно, опыт и интуиция не обманули разведчика. Политические акценты резко сменились после того, как стало ясно, что израильское руководство переориентировало политику своей страны на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами.
ПОБЕДЫ НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ
Однако именно в 1950-е годы на "израильском" направлении советской разведкой был достигнут значительный успех: ее резидентуре удалось внедрить своего агента в оборонную промышленность молодого еврейского государства. "Кротом", то есть двойным агентом, стал 30-летний эпидемиолог Аврам Клинберг, участвовавший по прямому поручению премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона в разработках химического и биологического оружия.
Впоследствии Клинберг стал одним из основателей Израильского института биологических исследований в Несс-Ционе на юго-востоке от Тель-Авива. Именно Клинбергу принадлежит своеобразный рекорд: он поставлял оперативную информацию советской и восточногерманской спецслужбам на протяжении 35 лет и при этом умудрился ни разу не попасть под "колпак" израильской контрразведки! Еще один советский агент, носивший оперативное имя Хаимов, трудился в аппарате первого президента Израиля Хаима Вейцмана, и псевдоним вполне соответствовал степени его приближенности к главе государства.
В середине 1950-х годов советской разведке удалось внедрить своего агента в структуры МОССАДа, по праву считающейся одной из лучших спецслужб мира. "Кротом" стал некто Зеев Авни, он же - Вольф Гольдштейн, талантливый экономист и убежденный сторонник коммунистических идей.
Вербовка Гольдштейна произошла в 1943 году в Швейцарии, где он скрывался от нацистов. На Гольдштейна вышли работавшие в Швейцарии сотрудники советской военной разведки (ГРУ). Эмигрировав в 1948 году в Израиль, Вольф Гольдштейн, ставший к тому времени Зеевом Авни, начал свою трудовую деятельность в одном из израильских сельскохозяйственных кооперативов (киббуцев). В 1950 году Авни был принят на работу в израильский МИД, где, между прочим, не скрывал своих коммунистических взглядов.
В 1952 году Зеев Авни становится торговым атташе при посольстве Израиля в Брюсселе. Здесь же агент ГРУ получает еще одну должность - начальника службы безопасности посольства с правом доступа к сейфу с секретными документами. Через четыре года, находясь под арестом, Авни заявил следователю, что передал в Москву всю секретную информацию, поступавшую в посольство из Тель-Авива.
В 1953 году израильский МИД переводит Авни в Белград на должность торгового атташе в Югославии и Греции. Одновременно с этим "двойной агент", находясь под постоянным контролем советской разведки, становится представителем израильской разведки в Греции и Западной Германии. При этом любопытно, что Авни не знал, что давно уже работает не на ГРУ, а на Комитет госбезопасности СССР, т.е. не на военную, а политическую разведку, где проходит под кодовой кличкой Чех.
Одной из наиболее громких операций МОССАДа, в которой принимал самое активное участие Зеев Авни, было проникновение в ряды бывших офицеров гитлеровского вермахта, нашедших прибежище в Египте. Тогдашнее руководство Египта не только предоставило им убежище, но и использовало ветеранов германской армии и СС в качестве военных советников и сотрудников полиции.
"Нью-Йорк таймс мэгэзин" сообщал 27 июля 1958 года: "Египетские пропагандисты с помощью нескольких германских специалистов, уцелевших после краха нацизма, превратили каирское радио в необычайно мощное орудие нацистской пропаганды, направленное против Израиля". Оказавшиеся в Египте военные преступники стали одной из главных мишеней оперативной деятельности израильских спецслужб, агентом которых был работавший на советскую разведку Зеев Авни.
Находясь на дипломатической службе в Белграде, Авни регулярно передавал в Москву образцы кодов и шифров, использовавшихся МОССАДом для связи с агентурой в Афинах и Белграде. Авни раскрыл всю израильскую агентурную сеть, действовавшую во Франции, Германии, Греции, Италии, Швейцарии и Югославии!
Энтузиазм и преданность Зеева Авни "делу победы коммунизма во всем мире" не угасли и после известного "дела врачей", когда по Советскому Союзу прокатилась инспирированная Сталиным массовая волна репрессий против "убийц в белых халатах" и прочих "безродных космополитов". На следствии Авни неоднократно повторял, что Сталин был величайшим гением всех времен и народов, и категорически отказывался поверить в то, что разоблачительная речь Хрущева на XX съезде КПСС не была фальшивкой, изготовленной мастерами дезинформации из ЦРУ.
Выйти на самого успешного двойного агента 1950-х израильская контрразведка смогла лишь в 1956 году. За свою работу на СССР Авни получил скромный для такого рода деятельности срок - 14 лет тюремного заключения.
ТРУДНЫЙ УДЕЛ НЕЛЕГАЛОВ
С разрывом дипломатических отношений между Израилем и СССР, последовавшим после победоносной для первого "шестидневной войны" 1967 года и исчезновением легальной "крыши", главной задачей советской разведки на этом направлении стала прямая инфильтрация в еврейское государство секретных агентов-"нелегалов", действующих без дипломатического прикрытия. Они должны были поставлять необходимую информацию и контролировать действовавшую в Израиле советскую агентурную сеть.
Командировки "нелегалов" в Израиль были, как правило, краткосрочными. В начале 1970-х годов там работали "нелегалы" Карский, Патрия, Рунь и Йорис. Заброшены они были с канадским, испанским, мексиканским и финским паспортами.
Отсутствие возможности вести легальную разведдеятельность заставило руководство советской разведки активно использовать нелегальную резидентуру, укрывавшуюся под "крышей" Духовной миссии Русской Православной Церкви в Иерусалиме. Она состояла всего из двух офицеров разведки, которые под прикрытием обслуживающего персонала миссии - завхоза и шофера - занимались сбором разведывательной информации. Интересно отметить, что ни руководство Московской патриархии, ни начальник миссии, не говоря уже о рядовых священнослужителях, даже не догадывались, кем на самом деле являются эти совсем не приметные люди.
"Центр" так сильно загрузил этих сотрудников работой, что они не справлялись с потоком приходивших из Москвы заданий. О высоком профессионализме советских агентов говорит тот факт, что, находясь под "колпаком" у "Шин-Бет" - службы внутренней контрразведки Израиля, сотрудники резидентуры при миссии РПЦ регулярно поставляли в Центр важнейшую информацию и ни разу не "засветились"!
После тяжелейшей Октябрьской войны 1973 года, вновь закончившейся победой еврейского государства, советская разведка сделала "израильское направление" одним из самых приоритетных. Тем не менее, несмотря на внедрение в ряды эмигрантов большого числа агентов, существенного проникновения в израильские спецслужбы и оборонительные структуры достичь так и не удалось.
Тогдашний руководитель службы зарубежной контрразведки КГБ СССР Олег Калугин позднее вспоминал: "Многие из завербованных нами эмигрантов обещали работать на советскую разведку, однако, едва успев пересечь границу, о своих обещаниях тут же забывали. Тем не менее некоторые из "бывших" продолжали оказывать нам помощь, поставляя информацию о настроениях среди еврейских эмигрантов. Нашей главной целью было "трудоустройство" эмигрантов, главным образом - инженеров и ученых на ключевые должности в оборонной промышленности, в армейских структурах и правительствах стран Запада. Однако к тому времени, когда я в 80-х годах ушел с поста руководителя зарубежной контрразведки, мне не было известно ни об одном таком случае".
В 1972 году в Израиле начала работать нелегальная резидентура советской разведки, которой руководил 34-летний офицер Юрий Линов, кодовая кличка - Кравченко. В Израиле он представлялся австрийским гражданином Карлом-Берндтом Мотлем.
Руководство советской разведки планировало передать под контроль Линова сеть из пяти действующих агентов. В группу входили: обладавший связями в израильской разведке врач Леон (он был завербован еще 1966 году во время поездки в Советский Союз) и Ким, агент, засланный в Израиль в группе еврейских эмигрантов. Перед Кимом была поставлена задача внедриться в организацию "Узники Сиона". В группу входил еще один эмигрант, прибывший в Израиль в 1970 году. Кроме этих людей Юрий Линов должен был контролировать и других агентов - сотрудницу западногерманского посольства Герду и Рона, посла одной из западных стран в Израиле.
Нелегальная резидентура проработала в Израиле всего год, после чего Линов попал в поле зрения израильской контрразведки и вынужден был покинуть страну. В феврале 1973 года Линов неожиданно "всплыл" в Западном Берлине. Еще через месяц он был арестован. Центр пришел к выводу, что Линова сдал агент Леон, перевербованный израильской контрразведкой "Шин-Бет".
После этого операции "нелегалов" в Израиле были приостановлены и в действие ввели спецслужбы социалистических стран. Одной из таких служб была венгерская разведка, руководство которой готовило к заброске в Израиль "нелегала" под кодовым псевдонимом Ясай.
 Однако длительная и дорогостоящая подготовка Ясая, который должен был быть заброшен в Израиль под видом еврейского эмигранта из Франции, завершилась скандальным фиаско: агент отказался пройти обряд обрезания и сорвал операцию.
Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

Оффлайн Воробей

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 4774
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК-92
    • Просмотр профиля
    • E-mail
N 199
Приказ командования войсками Тамбовской губернии о применении удушливых газов против повстанцев
N 011б
г. Тамбов/опс
12 июня 1921 г.


Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей.
Для немедленной очистки лесов приказываю:
1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.
2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.
3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.
4. О принятых мерах донести.

Командующий войсками Тухачевский
Наштавойск генштаба Какурин

ГАТО. Ф.Р.-1832. Оп.1. Д.943. Л.3. Типографский экз.
Будущее просто обязано быть прекрасным!

Оффлайн Split

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 913
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК 75
    • Просмотр профиля
    • E-mail
...И это уже ПОСЛЕ запрета использования ОВ в мире?  ???  :o >:( Да-а... Ну банда - она и есть банта!!!! Когда закон не писан! Но ДАЖЕ фашисты, в условиях военных действий, на токое не пошли, хотя... попытки были: против партизан пременяли - само понятие ПАРТИЗАН: не военный, но ведет боевые действия - значит бандит. В общем эта трактовка и сейчас актуальна.

Оффлайн Саша(Белый)

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 2687
  • Пол: Мужской
  • Белорецк
    • Просмотр профиля
    • E-mail
С уважением,Александр Белов

Оффлайн Николай

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 528
  • Пол: Мужской
  • Николай
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Всем привет! ;)
Даю этот материал без комментариев… ???

29 июля 2005
Сейчас по History Channel в Канаде идет сериал про подлодки. Две серии
из этого сериала посвящено Курску. Одна из них уже прошла,
сегодня-вторая.
Вот описание первой серии передранное из одного топика:

Поначалу показывали то, что мы уже видели и знали. Как и когда это
случилось, и как наши военные начальники на это реагировали. Обычные
кадры. Женщины в истерике и все такое. Обвинения Путину, что оставался
на отдыхе на Черном море. Показали Илью Клебанова, если помните, он был
тогда вице-премьер министром. Показали как Клебанов стоял молча перед
впавшими в истерику женщинами не зная что ответить. Мы уже немного
расслабились, ну, мол, будет сейчас : пройдутся от души по нашим.

И тут внезапный поворот. Вы, наверное, помните, что была такая версия в
некоторых газетах, что, мол, была рядом иностранная подводная лодка, и
было вроде как столкновение, а потом детонировали торпеды на <Курске>. У
нас это все и осталось нелепым вымыслом, и в итоге, после двухлетнего
следствия, в 2002 году была озвучена официальная версия, согласно
которой самопроизвольно взорвалась торпеда в носовом отсеке, затем по
цепной реакции взорвался весь боезапас, что и повлекло гибель подлодки и
экипажа.

Теперь о том, что нам тут показали в этом фильме.

Показали, что было две американские подводные лодки в районе маневров.
Они были на спецзадании, следя за маневрами. Одна подлодка <Мемфис> шла
под прикрытием другой лодки <Толедо> в тени. Вроде, как только одна на
экранах всех радаров и сонаров. Потом <Мемфис> вынырнула из под своей
ведущей лодки, чтобы получше исследовать запуск баллистической ракеты с
<Курска> не рассчитав курс и расстояние. Американцы оказались на
встречном курсе и столкнулись в лобовом направлении с нашими. Они прошли
всем телом по наиболее уязвимому второму отсеку <Курска>. Но самое
ужасное случилось потом. На второй американской лодке <Толедо>, наблюдая
всю картину, капитан решил, что русские каким то образом атаковали
<Мемфис> и не долго думая, выпустил торпеду по <Курску>. Торпеда попала
прямо в ослабленную часть на стыке второго и третьего отсеков и
разорвалась внутри. В фильме показали компьютерную вариацию с участием
всех трех лодок о том как все произошло. Нашими самолетами, по свежим
следам, были зафиксированы масляные пятна на воде по курсу уходящей с
места происшествия чужой подлодки.

В некоторых газетах писали, что была иностранная подлодка, вроде как
английская, и мы все про это читали

Теперь о том, что мы точно не знали. Оказывается, наши вели эти две
американские подлодки до всех событий и точно знали, что это были
американцы на наблюдении. После столкновения и атаки на <Курск> министр
обороны Сергеев поднял две противолодочные эскадрильи в воздух.
Немедленно доложили на юг Путину. И в тот же момент на связь с Путиным
вышли американцы. После связи с американцами Путин отозвал самолеты и, в
конце концов, Путин (или его команда) принял решение оставаться на юге,
чтобы не провоцировать нагнетание напряженности. Все, оказывается, было
на крае пропасти.
Срочно прибыл в Москву директор ЦРУ для консультаций. Все это время
Путин постоянно был на связи с Биллом Клинтоном.

В итоге к лодке никого не подпускали, хотя весь мир предлагал
квалифицированную помощь. Все мы ведь думали, что можно спасти
кого-нибудь. Через несколько дней наши согласились пустить датчан, но со
строжайшим приказом не подплывать к носу лодки. Датчане сумели открыть
люк в восьмом отсеке, нашли несколько посмертных записей, и подтвердили,
что внутри лодки никто не выжил. После этого шла работа уже наших
водолазов. Они уже не заботились о самой лодке, ее реакторе и погибших
моряках. Оказывается со дна около <Курска>, в срочном порядке убирались
куски и обломки американского <Мемфиса>.

Те российские газеты, которые все же умудрились опубликовать спутниковые
снимки <подозрительной иностранной> подлодки на ремонте в норвежском
порту были тут же прижаты к ногтю ФСБ. Эта подлодка действительно была
американской <Мемфис> и добиралась она до Норвегии 7 дней вместо 2
обычных. Другая американская лодка <Толедо> зигзагами, нестандартным
курсом, ушла в США. Двое представителей российского военного и
политического руководства Игорь Сергеев и Илья Клебанов, которые не шли
на поводу и отстаивали американский след как публичную версию были в
итоге отправлены в отставку.

Некоторое время спустя (около двух недель после происшествия) весь
предыдущий российский долг США был аннулирован, и Америка предоставила
России новый кредит на 10 миллиардов долларов. Каждая семья, погибших на
<Курске> моряков, получила немыслимую компенсацию в 25 000 долларов.

Путину, тем ни менее, нужно было понять лодку для поднятия политического
имиджа.
На подъем <Курска> год спустя, был подписан контракт с голландской
компанией, единственной, которая согласилась поднять только среднюю и
хвостовую часть. Все остальные компании за много меньшие деньги
соглашались поднять весь корпус целиком. Голландцы отпилили два носовых
отсека и вывезли на сушу все остальное. Вот тут нам и показали кадры
лодки крупным планом так сказать по прибытии. Прямо у места отпила зияла
огромная круглая дыра и края у этой дыры были вмяты внутрь. У нас этого
точно не показывали, потому что немедленно эта часть фюзеляжа была
объявлена засекреченной и впоследствии была ликвидирована, как впрочем
все кинопленки. В фильме были приведены показания экспертов, которые
подтвердили, что только американская торпеда нового образца ( не помню
ее точное название), может оставлять такие следы, прожигая наружный слой
и врываясь внутри.

Удивительный фильм. Особенно здесь в Канаде. Одно, несомненно, идея
американского следа даже не подвергалась сомнению. Фильм был сделан при
участии английских, канадских и независимых американских журналистов
Всё, что мы делаем-мы делаем ПРАВИЛЬНО, а правильно потому-что МЫ это делаем!

 

Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта