Автор Тема: Войны в новейшей истории  (Прочитано 18736 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Воробей

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 4774
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК-92
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Показалась интересной. Может кто прокомментирует?

Виктор Марковский \\ Журнал 'Мир Оружия №3 за 2006

ГОРЯЧИЙ ИЮНЬ 1982-го
Сирийская ударная авиация в четвертой арабо-израильской войне

После свертывания советско-египетского сотрудничества Сирия стала главным стратегическим партнером СССР на Ближнем Востоке. Этому способствовал целый ряд факторов: относительная стабильность, установившаяся в стране с приходом к власти Хафеза Асада; непримиримое отношение к Израилю, само право на существование которого сирийский лидер не признавал, что отвечало и советской позиции, видевшей в Израиле 'форпост мирового империализма'; выступая в роли 'борца за общее дело', Сирия пользовалась поддержкой влиятельных стран арабского мира, причем опора на щедро предоставляемые финансовые ресурсы соседей позволяла сирийцам не ограничивать себя в наращивании и модернизации армии, используя технику как советского, так и западного производства.

Особый оттенок военному строительству придавало обязательство богатых соседей (в первую очередь - Саудовской Аравии) компенсировать потерю в боях каждой единицы военной техники. Такая 'затратная экономика', помноженная на государственную идеологию и десятилетиями длившуюся конфронтацию, сделала войну образом жизни, оправдывавшим невысокий уровень жизни (особенно на фоне соседних нефтяных стран), диктаторский режим бессменного президента и даже известное пренебрежение исламскими традициями, которые заменяла наводимая правящей социалистической партией БААС жесткая дисциплина.

Как и во многих ближневосточных странах, военная авиация обладала приоритетом и даже была престижна (Асад, как и президент Мубарак, король Иордании Хусейн и многие члены саудовской династии Фейсалов, был военным летчиком). До половины ВВС составляла ударная авиация, представленная истребителями-бомбардировщиками и боевыми вертолетами. Компенсируя понесенные в октябрьской войне 1973 г. потери (Сирия лишилась 106 боевых самолетов, из них 54 истребителей-бомбардировщиков),* СССР начал поставку новых машин уже в следующем году, причем ввиду срочности поддержка ближневосточных партнеров опережала даже перевооружение современной техникой союзников по Варшавскому договору, а то и собственную армию.

* Здесь и далее приведены данные, зафиксированные советской советнической группой, (на этом примечание обрывается - О.Г.)

Первые МиГ-23БН вместе с истребителями МиГ-23МС прибыли в порт Латакия в 1974 г., причем Сирия, по примеру СССР, не ограничилась одним типом истребителей-бомбардировщиков. Она получала параллельно Су-20 (а затем и Су-22М), хотя они практически не отличались по боевым возможностям. Передача сирийцам первой партии Су-20 состоялась весной 1973 г., еще до того, как эти истребители-бомбардировщики стали получать советские ВВС. Экспортные МиГ-23БН и 'сухие' сирийского заказа в 'исполнении Б' отличались оборудованием, не имели комплекса управляемого вооружения и могли использовать только обычные авиабомбы и НАР. Соответствующее внимание было уделено освоению новой техники, причем переучиванию способствовало хорошее взаимопонимание, уважительное отношение сирийцев к нашим инструкторам (нечастое в арабских странах) и, в значительной мере, как отмечалось в их характеристиках, '...хорошо развитое мышление, решительность и высокая профессиональная направленность'.

Популярное (и поддерживаемое противной стороной) мнение о том, что основной причиной многих неудач и слабой результативности арабских летчиков являлась их низкая техническая грамотность, безволие и отсутствие боевого настроя мало соответствует действительности. Не отрицая специфики восточного менталитета, советские инструкторы при обучении сирийских летчиков и техсостава относили их к наиболее подготовленной группе, отзываясь следующим образом: 'Уровень профессиональной выучки достаточно высокий. Группа дисциплинированная и организованная. Чистоплотны и опрятны. В большинстве хорошо развиты физически. Вежливы, общительны, скромны, гостеприимны. Самолюбивы и обидчивы, не прощают обид. Критику воспринимают правильно, но склонны переоценивать свои силы. Эмоциональны, не всегда умеют сдерживать себя, некоторые вспыльчивы. Уровень психических функций достаточно высокий, хорошо развито логическое и аналитическое мышление. В обучении проявляют любознательность и усидчивость, но инициативу проявляют редко. С желанием изучают технику. В полете могут допускать отклонения от полетных заданий. В полете и при проверках держатся уверенно. В сложных ситуациях решительны, но напряжены. Летную нагрузку выдерживают хорошо и быстро адаптируются к смене обстановки'.

Весной 1982 г. сирийские ВВС на юге страны располагали ударными машинами в составе 3-х авиабригад (формирований, близких к полку советских ВВС и насчитывавших 2-4 эскадрильи). 34-я истребительно-бомбардировочная авиабригада (Су-22М и МиГ-23БН) дислоцировалась на базе в Насрийя, 68-я (Су-20, Су-22М и МиГ-23БН) - на базе Хомс, а смешанная 17-я (помимо 2-х эскадрилий МиГ-23БН, имела 2 эскадрильи истребителей МиГ-23МФ) - на базе Сигаль.

Всесторонне поддерживая союзника, Минобороны содержало в Сирии крупнейший советнический контингент. Авиаторами руководил главный советник по ВВС генерал-майор В. А. Соколов, знаменитый летник и герой Отечественной войны. К каждой бригаде была прикреплена группа из 10-12 советских советников и специалистов из числа летного и технического состава (советников имели сирийские командиры бригад, комэски и инженеры бригад). Не ограничиваясь советским Курсом боевой подготовки, сирийцы расширяли его за счет новых приемов, часто на пределе возможностей самолета. Этого требовала боевая обстановка. Программа подготовки ИБА включала полеты на предельно малых высотах и с огибанием рельефа местности с обязательной отработкой бомбометания и пусков ракет, а также освоение противоракетных маневров - 'змейки', 'винта', 'реверса' и 'колокола'.

К лету 1982 г. все шло к очередной войне. С июня 1976 г. сирийские войска находились в охваченном гражданской войной Ливане, разместившись на востоке и юге страны, где не без их помощи пролегла настоящая линия фронта между палестинцами и Израилем. По базам палестинцев израильской авиацией наносились ответные удары, периодически в бой вступали развернутые здесь же ЗРК сирийцев. 6 июня израильтяне начали операцию 'Мир для Галилеи', двинув войска через ливанскую границу. Вторжение на контролируемую сирийцами территорию тут же вызвало ответную реакцию, и развернулись полномасштабные боевые действия на земле и в воздухе.

Израильтяне в буквальном смысле шли 'ва-банк' - им предстояло иметь дело не только с палестинскими группировками, имевшими свою артиллерию и бронетехнику, но и с регулярными частями армии Сирии и ее авиацией, наиболее мощными и подготовленными на Ближнем Востоке. Мощный кулак из нескольких танковых и моторизованных бригад сирийцев, развернутый в Ливане, прикрывался 19 зенитными ракетными дивизионами, оснащенными вполне современной техникой - ЗРК 'Квадрат' и 'Печора-М'. Группировка ПВО в долине Бекаа обеспечивала 3-4-кратное взаимное огневое перекрытие и высокую плотность огня во всем диапазоне высот и представлялась более чем надежным щитом против израильской авиации.

В первые дни конфликта сирийская ИБА не была задействована - сказалось слабое представление о силах и намерениях противника. К исходу 7 июня стало ясно, что идут не рядовые приграничные стычки. Израильские войска быстро продвигались на север, танковыми клиньями выдвигаясь во фланг сирийской группировке в Ливане. Разведданных по-прежнему не хватало, приходилось полагаться, в основном, на донесения от сухопутных войск, то и дело запаздывавшие из-за быстро меняющейся обстановки. В бой предстояло вступать в крайне невыгодных условиях, имея дело с сильным противником и действуя на территории третьей страны. Израильские войска двигались к Бейруту по приморским долинам, воздушное пространство над которыми не просматривалось сирийскими РЛС, отсутствовала и надежная связь с КП (мешали высокие горные хребты, тянувшиеся вдоль всей границы по ливанской территории). 2 передовых радиолокационных поста сирийских войск в долине Бекаа имели очаговое ограниченное поле обзора. В этих условиях сирийской ударной авиации предстояло действовать вслепую, связь и проводка на высотах менее 2500 м исключались.

Вместе с тем, сухопутные войска сирийцев крайне нуждались в поддержке ИБА: противник наступал превосходящими силами 5-ти дивизий (против примерно 2-х у сирийцев), в составе которых имелось более 1000 танков. Контрудары и встречные танковые сражения носили ожесточенный характер, и своевременные удары с воздуха могли бы изменить ситуацию. Части израильтян продвигались вперед, с боями с темпом 15-20 км в сутки. Их авиация, действовавшая в интересах наступающих войск, выполняла по 350-400 вылетов в сутки. Сирийцы ограничивались вылетами истребителей, стремившихся не допустить удары по своим войскам. Использовать для непосредственной поддержки МиГ-23БН и 'сухие' не позволяла слабость боевого управления (нарушение связи, мобильный характер столкновений и отсутствие подготовленных авианаводчиков делали ее малоэффективной), но оставалась возможность нанесения ударов по заранее намеченным целям (скоплениям и колоннам танков и мотопехоты), поражения выдвигающихся резервов и ближних тылов.

Су-22М поначалу в бой не вводили и использовали только для разведки, привлекая для выполнения боевых задач более подготовленные части ударных 'мигов'. Каждой эскадрилье МиГ-23БН назначили 2-3 'своих' маршрута к выбранным районам. Маршруты загодя были просчитаны с учетом данных о радиолокационном поле противника, чтобы полеты проходили в затененных зонах с использованием лощин и горных распадков, не просматриваемых израильскими РЛС. Предварительно с пилотами были проведены тренировки в схожих условиях на своей территории, выполнялись полеты с огибанием рельефа на скоростях 850-900 км/ч. Это обеспечивало МиГ-23БН наилучшую маневренность, быстрый разгон перед атакой и возможность ответной реакции при встрече с вражескими истребителями.

8 июня в районе Джезин была обнаружена крупная группировка израильских танков и мотопехоты, пробивавшихся к ключевому шоссе на Бейрут. Для удара по ним на аэродроме Сигаль подготовили восьмерку МиГ-23БН майора Муниба. Самолеты группы несли ФАБ-500, ФАБ-250 и ОФАБ-100-120 на многозамковых держателях. С учетом небольшого расстояния до цели, машины ушли с предельными нагрузками: в командирском звене на первую пару подвесили по 6 'пятисоток', на вторую - по 8 ФАБ-250, все самолеты второго звена несли по 16 ОФАБ-100-120.

Взлетев, восьмерка прижалась к земле и на высоте 100 м пошла к цели. В воздухе сразу же сильные помехи прервали радиосвязь. В 'память' бортовой системы управления был заложен просчитанный маршрут с тремя изломами, обеспечивавший максимальное использование извилистых ущелий. Прячась в горных проходах, группа шла вытянутой колонной, держась острыми пеленгами в паре и равняясь по ведущему. Плотная облачность выше 500 м позволяла рассчитывать на скрытность, но и обещала трудности при заходе на цель. Уже на 9-й минуте группа вышла к месту нанесения удара, затянутому пеленой пыли и дыма. Тем не менее, отыскав внизу скопление техники, 'миги' боевым разворотом набрали высоту 1200 м и довернули для атаки. Бомбометание выполняли парами с пологого пикирования с углом 100. Выйдя из атаки, командир решил повторить заход, используя оставшиеся бомбы. Однако внезапность была утеряна, и пару встретил зенитный огонь. МиГ-23БН Муниба был подбит, а летчику пришлось катапультироваться. Самолет его ведомого также получил повреждения, но летчик сумел отвернуть машину и покинул ее через несколько минут уже над своей территорией. Такая же судьба постигла предпоследний самолет восьмерки - не сбросив бомбы сразу, летчик предпринял второй заход, попал под огонь и катапультировался из подбитой машины.

На свой аэродром вернулись только 3 МиГ-23БН. Ведомый командира второго звена потерял группу в облаках, однако сумел самостоятельно отыскать цель и сбросить бомбы. После атаки он выскочил к морю, удачно увернувшись от израильских истребителей, сориентировался по береговой черте и повернул обратно, взяв курс домой строго на восток. Из-за малого остатка топлива он сел на аэродроме истребителей в Блейре. Из 3-х катапультировавшихся летчиков один оказался в плену, 2 других получили ранения и попали в госпиталь.

В районе цели бомбовым ударом были уничтожены около 20 танков и 2 роты израильской мотопехоты. Боевая задача была выполнена, но слишком дорогой ценой. Впредь решили на задание посылать группы меньшего состава, не более звена МиГ-23БН. Это хоть и снижало эффективность, но провести большую группу на малых высотах, скрываясь по ущельям и обходя горы, оказалось невозможно: растянувшись в колонне, летчики теряли друг друга при маневрах, затягивалось и время нанесения удара, из-за чего замыкающие пары встречал огонь зенитчиков. Кроме того, выяснилось, что все задачи приходится выполнять под наблюдением отлаженной противником системы радиолокационного контроля. Со стороны моря за воздушной обстановкой следили израильские радиолокационные дозорные 'хокаи', оборудование которых позволяло видеть самолеты и на фоне земли, а юг Сирии, где находилось большинство используемых аэродромов, просматривали радиолокационные посты с Голанских высот. Так же активно paботала служба подслушивания и paдиоперехвата, хотя соблюдению скрытности и секретности сирийцы уделяли должное внимание. Израильская техника была очень эффективна: случалось, что и телефонные распоряжения и переговоры через считанные минуты расшифровывались противником.

В свою очередь, ведущийся сирийцами встречный радиоперехват приводил к неутешительным выводам: отлаженная организация боевого управления израильтян в сочетании с непрерывным сбором информации позволяла им гибко 'дирижировать' боевыми действиями, используя каждую минуту в свою пользу. Дежурившие вблизи района воздушные КП контролировали обстановку в воздухе, тут же реагируя на попытки сирийцев ввести в дело авиацию, передавая данные своим истребителям и ударным группам, предупреждая их о возможной опасности и давая целеуказания. Попутно ВКП помогали летчикам ориентироваться, распределять усилия в группе и даже контролировали остаток топлива, подавая своевременные команды (садится на вынужденную в этих местах было просто негде, и забывчивость не раз приводила к потере самолета). Под их 'присмотром' практически в каждом вылете и приходилось действовать сирийцам. По результатам радиоперехватов команды на занятие рубежей для их встречи истребители противника получали за 5-10 мин до выхода 'мигов' в назначенный район. На беду, в тот же день 8 июня комбинированным ударом вертолетов с моря и самолетов 'Кфир' израильтянами был разрушен передовой сирийский пункт авианаведения Хальда в 10 км южнее Бейрута. Израильтяне определенно старались не оставить противнику никаких шансов. Внезапность, обеспечивающая успех, для сирийцев тем самым сводилась 'на нет'.

10 июня продолжались танковые бои в долине Бекаа вдоль сирийской границы. Израильтяне вышли к южным окраинам Бейрута и грозили перерезать шоссе на Дамаск. Для удара по их группировке в районе Маасаф-Шуф с аэродрома Сигаль около полудня взлетело звено МиГ-23БН. Полет выполнялся на предельно малой высоте с огибанием рельефа, однако на маршруте произошла непредвиденная встреча со своими вертолетами 'Газель', выполнявшими противотанковые задачи. Уклоняясь от столкновения, летчики разошлись, а на выходе из межгорья, где предстояло с набором высоты осмотреться и довернуть на цель, слева появились F-16. Первая пара энергичным разворотом с перегрузкой до 5 ушла из-под удара, при этом летчики успели заметить дымные следы прошедших рядом ракет. После маневра они обнаружили внизу танки и БТР с яркими оранжевыми кругами на крышах - опознавательными знаками израильтян в ливанской операции.

Для обеспечения скрытности сирийцы звеном ушли за гору и вновь зашли на цель с другой стороны. Первой паре удалось атаковать внезапно - разогнавшись, 'миги' прицельно сбросили бомбы. Второй паре не повезло: оба самолета, задержавшись с выполнением маневра, были сбиты над целью. Доложить о происходящем летчики не сумели - связь полностью прервалась из-за сильных радиопомех.

Спустя полтора часа для удара по обнаруженным танкам по тому же маршруту к озеру Карун ушла следующая пара МиГ-23БН. Связь с ними была быстро потеряна, и с задания они не вернулись.
Еще одна пара взлетела следом, направившись в район Эль Ауди для бомбардировки группы танков. Подходя к цели на бреющем полете, летчики по сигналам системы предупреждения СПО-10 обнаружили работу РЛС израильских истребителей. Оставалось только 20 с полета до расчетной точки, и летчики начали боевой заход. На боевом курсе прошло оповещение о захвате - противник был готов к стрельбе. Атаковать с пикирования помешала плохая видимость (в воздухе висела гарь и пыль, поднятые огнем и гусеницами десятков боевых машин), из-за чего бомбы пришлось сбросить 'с горизонта'. На выходе из атаки ведущий уклонился от зенитной трассы, но тут же заметил впереди самолет противника. Летчики легли на обратный курс, огибая горную гряду. Над ней появились еще два вражеских самолета. Чтобы оторваться, сирийцы включили форсаж, перевели крыло в положение 72° и стали выполнять противоракетную 'змейку'. Однако противник шел вдогонку, и уже после выхода на свою территорию ведомый ощутил удар сзади - разрыв ракеты, повредивший двигатель. Летчик все же дотянул до аэродрома Меззе и сумел сесть. Уже на пробеге дымящийся МиГ загорелся. Пилот успел выключить двигатель и включить пожаротушение перед тем, как выскочить из кабины, но МиГ-23БН сгорел на полосе. Ведущий же благополучно вернулся на свой аэродром.

Вечером перед заходом солнца с аэродрома Сигаль на ту же цель был совершен еще один вылет. Пара МиГ-23БН, несших по 4 ракетных блока УБ-32, направилась по прежнему маршруту, прижимаясь к земле. Обе машины с задания не вернулись. Одна из них была сбита над дорогой Бейрут-Дамаск расчетом ПЗРК 'Ред Ай': заметив низколетящий самолет, израильские зенитчики выпустили 2 ракеты, одна из них прошла мимо, а вторая поразила цель.

Больше МиГ-23БН из 17-й авиабригады к боевой работе не привлекались. Потери за 2 дня были слишком ощутимы - в 18 самолето-вылетах бригада лишилась 10 самолетов. Противник быстро обнаружил использовавшуюся сирийцами пару горных проходов, по которым ударные группы выходили к долине Бекаа. На пути к цели потерь не было - укрываясь в распадках, сирийские самолеты скрытно преодолевали горный хребет, но на выходе их уже ждали истребители. Свою роль играла эффективная служба радиоперехвата и радиотехнической разведки израильтян, не ограничивавшихся помехами связи, а вмешивавшихся в радиообмен, давая ложную информацию. В одном из таких случаев летчик МиГа, подчиняясь указаниям 'наводчика', оказался вдалеке над горами, спохватился, когда стало заканчиваться топливо, но все же сумел дотянуть домой.
Сковывающей становилась и сама разученная тактика использования рельефа местности и прорыва на предельно малых высотах, вынуждавшая летчиков использовать одни и те же горные проходы. При этом пройти к району удара иначе как по одному из двух маршрутов оказывалось невозможно, и эта шаблонность была на руку противнику.

Проводя анализ радиолокационного поля, организованного израильтянами над районом боевых действий, советские советники определили: совершая полет на стометровой высоте,
сирийские самолеты 'засвечиваются' противником уже на расстоянии 30-40 км от цели. И в худшем случае, с учетом запаздывания и прохождения команд, израильские перехватчики и расчеты ПВО получали целеуказание с 'форой' в 1,5-2 минуты до того, как 'миги' выходили на рубеж атаки. Играть приходилось, что называется, не только на поле противника, но и по его правилам. 'Предупрежден - значит, вооружен' - древняя латинская поговорка подтверждалась здесь же, в Галилее.

Вечером 10 июня в бой вступила эскадрилья МиГ-23БН с аэродрома Насрийя. Сирийцы отказались от вылетов в составе звеньев, когда летчикам оказалось сложно сохранять боевой порядок на маршруте в тесных горных распадках. Выбора, однако, не было, пришлось использовать прежнюю тактику. С небольшими промежутками на задания ушли 5 пар самолетов. Первые 2 МиГ-23БН взлетели под вечер для удара по танкам и мотопехоте в районе Кфариа. Самолеты несли по 6 бомбовых кассет РБК-250 с противотанковыми бомбами ПТАБ-2,5. На этот раз на выборе боеприпасов настояли советские специалисты группы вооружения: по бронированным целям кассеты были наиболее эффективны, и каждая РБК-250 при сбросе с высоты 1000 м обеспечивала зону сплошного поражения на площади в гектар. На предельно малой высоте по межгорью пара вышла в район цели севернее о. Карун, где летчики обнаружили захват РЛС вражеских истребителей, ожидавших их впереди, в спешке сбросили РБК 'с горизонта', после чего ушли на свой аэродром.

Следующая пара поднялась для бомбардировки израильской группировки у Рашевальди. Машины также несли на всех узлах РБК-250. Выйдя на цель, летчики сделали горку, и тут ведущий увидел истребители F-15. Уклонившись умелым выполнением встречного маневра и снижением, летчики сбросили бомбы 'с горизонта', ушли на предельную малую высоту и вернулись на базу.

Очередные 2 МиГ-23БН с боевой нагрузкой по 8 ОФАБ-250-270 ушли на цель следом, но вновь изменили маршрут. Уже при подходе к цели они выполнили обманный отворот, 'крючком' зайдя с неожиданного направления. Это принесло удачу - не встретив противодействия противника ни с земли, ни с воздуха, летчики успешно отбомбились и вернулись на аэродром.

Для нанесения повторного удара в район Кфариа через несколько минут направили четвертую пару. Каждый самолет нес по 16 ОФАБ-100-120. Пара шла по тому же удачному маршруту, но и противник реагировал с похвальной быстротой. Поначалу удача сопутствовала сирийцам: они без помех вышли к цели, нанесли прицельный удар градом 'соток' и разошлись ; на выходе из атаки. Отставший ведомый получил сигнал СПО-10 о захвате противником, сорвал его резким разворотом и тут заметил впереди пару F-16, быстро сближавшихся с ведущим. Один из F-16 выпустил по нему ракету, после чего подбитый МиГ-23БН пошел на снижение (на аэродром он не вернулся). Второй F-16 после атаки прошел рядом с ведомым. Сирийский летчик попытался расстрелять его из пушки, но очереди не последовало - оказался не включенным переключатель 'пушка'. На перехват сирийской пары были брошены большие силы, и о поединке речь не шла - нырнув под истребитель противника, сириец был атакован еще одной парой F-16. В этой схватке летчики стоили друг друга, и он вновь сумел вывернуться из 'клещей', уклонившись от 2-х ракет упреждающим разворотом. Оторвавшись от противника, летчик благополучно привел самолет на базу.

Тут же на Рашевальди ушла еще одна пара, несшая по 4 ракетных блока УБ-32 с ракетами С-5К. Полет выполнялся на высоте 50-100 м. Летчики успешно отработали по цели с пикирования и избежали зенитного огня, но на отходе от цели были вновь перехвачены F-16 . Включив форсаж, сирийцы крутым разворотом им навстречу ушли из-под удара - ракеты прошли рядом. Оба МиГ-23БН возвратились домой.

Летчики эскадрильи из Насрийя продемонстрировали лучшую выучку, выгодно отличалась и проработка вылетов - выбор и смена маршрутов, рациональная боевая загрузка, планирование и очередность ударов. Это позволило даже повторные налеты произвести с минимальными потерями - за день в 10 самолето-вылетах был сбит только один МиГ-23БН, в то время как их соседи из 17-й авиабригады в тот же день несли потери в каждом вылете и в ходе стольких же самолето-вылетов лишились 7-ми МиГ-23БН.

То, что происходило тем временем на земле, выглядело катастрофой. Проведя тщательно спланированную и организованную операцию, в течение одного дня израильтяне разгромили сирийскую группировку ПВО. Силами более 200 ударных самолетов при поддержке средств РЭБ в этот и последующие дни они вывели из строя все до единого дивизионы современных ЗРК, разгромив их стартовые позиции и оставив сирийские войска без прикрытия от ударов с воздуха.
11 июня израильтяне оказались у шоссе Бейрут-Дамаск и вышли к городским кварталам ливанской столицы. В долине Бекаа продолжались бои с танковыми бригадами сирийцев. С утра в этот день для ударов выделили Су-22М и вновь привлекли МиГ-23БН из Насрийя. Тем временем противник усилил истребительный заслон.

День начался с операции, для которой и берегли Су-22М. Эскадрилье истребителей-бомбардировщиков предстояло внезапным ударом уничтожить КП введенной в Ливан израильской группировки. Его расположение на горе Барук было вскрыто разведуправлением советского Генштаба, и информация об этом тщательно скрывалась до подготовки удара, ибо представлялась редкая возможность разом накрыть всю верхушку руководства противника. Стало известно, что здесь же находится и заместитель начальника израильского Генштаба Иегуда Адам - 'восходящая звезда' армии. Накануне в район нанесения предстоящего удара выполнили рейд пары Су-22М со специальным заданием: обнаружить имеющиеся позиции вражеских ЗРК 'Хок' и уничтожить их противорадиолокационными ракетами Х-28 для расчистки пути ударной группы. По возвращении летчики доложили, что работа радиотехнических средств 'Хок' не выявлена и, по всей вероятности, ЗРК в этом районе противник не располагает.

Перед рассветом 11 июня в аэропорт Дамаска Даули, откуда было рукой подать до цели, перегнали эскадрилью Су-22М. Самолеты 'под завязку' загрузили ФАБ-500 - по 8 штук на машину. Машина ведущего за счет меньшего числа бомб несла СПС (самолетную помеховую станцию), позволявшую блокировать работу вражеских РЛС при прорыве истребительного заслона. План имел единственное уязвимое место - выход к цели большой группы снова предстояло выполнить колонной пар на предельно малой высоте по известному маршруту. Участвовавшие в подготовке полета советские советники указывали на предпочтительность 'звездного' удара с разных направлений, но как порознь вывести их через горную гряду и собрать в нужном районе - подсказать не мог никто.

Оставалось полагаться на неожиданность и раннее время операции. В атаку вышли 8 Су-22М из 10, но прорваться к цели и нанести удар смогла только ведущая пара. На их стороне в полной мере оказалось внезапность - на КП обрушились 'пятисотки', похоронившие под обломками офицеров и нескольких высших военачальников израильтян, включая и самого генерала Адама. Остальным истребителям-бомбардировщикам даже не удалось выйти на цель - подоспевшие F-15 и F-16 один за другим расправились с растянувшейся цепочкой Су-22М, сбив 7 самолетов. На базу вернулся только один самолет из группы.

На бомбардировку танковой колонны в районе Кублияс утром вылетела пара 'мигов'. При выходе на боевой курс летчики обнаружили F-16 сразу с нескольких сторон. Сирийцы все же сбросили бомбы, но потеряли друг друга при выполнении противоракетного маневра. Ведущий сорвал перехват крутым разворотом и, скрывшись на фоне земли, оторвался от преследования. Связь с ведомым пропала из-за помех, и на аэродром он не вернулся.
Сразу после старта этой пары, когда о дежурящих над целью F-16 еще не было известно, следом ушли еще 2 МиГ-23БН. Самолеты шли по тому же маршруту, но удалось ли им сбросить свои 32 ОФАБ-100-120, осталось неизвестным: связь была вскоре потеряна, а оба самолета атакованы и сбиты над целью.

Результаты утреннего удара 'сухих' подтверждались разведданными. В донесении говорилось о значительном ущербе, причиненном оснащению КП, и гибели на месте ряда высших офицеров израильской армии. При этом детали налета сирийцами, по понятным причинам, приводились крайне скупо. В то же время, официальные сирийские источники сообщали, что накануне, 9 июня, авиации также удалось нанести удар по штабу израильской группировки в селении Самахийя. Шестерка истребителей, преодолев заслон зенитной артиллерии, в 12.30 поразила цель бомбами, под которыми погибла часть группы руководства противника.

Израильская сторона никак не прокомментировала события 11 июня, в привычной манере избегая упоминания о своих потерях, и в дальнейшем старалась не привлекать к этой истории внимания. Под завесой молчания оказались и все сопутствующие события того утра. Если обычно победные реляции из Тель-Авива звучали едва ли не ежечасно, то очевидный успех уничтожения в одном районе практически всей ударной авиагруппы сирийцев остался не отмеченным, словно на эту тему наложили запрет. Едва ли не единственное признание произошедшего прозвучало в промелькнувшем в прессе интервью пилота истребителя F-16, отличившегося в ливанском небе: 'Из всех четырех сбитых мной самолетов особо запомнившимся стал именно Су-22 - я видел весь тот кошмар, который их атака натворила на земле'. Как бы то ни было, спустя несколько часов на ливанском фронте наступило затишье. По взаимной договоренности, в 11.50 11 июня сирийские и израильские войска получили приказ о прекращении огня. Итоги боевой работы МиГ-23БН выглядели неутешительно: в 30 вылетах сирийцы потеряли 14 самолетов. Потери составили 47%, т. е. практически каждый второй самолет не возвращался с задания. Потери нельзя было отнести только на счет недостатков машины, эскадрилья соседних и более современных Су-22М, выполнив 10 самолето-вылетов, лишилась 7 самолетов. Картина разительно изменилась по сравнению с октябрьской войной 1973 г. Тогда при гораздо более высокой интенсивности работы сирийской ИБА, выполнявшей в среднем 50-60 вылетов в день (больше, чем за всю ливанскую кампанию), и нанесении ударов по объектам в самом Израиле, прикрытым ПВО, уровень потерь МиГ-17 и Су-20 не превышал 5%, а сами истребители-бомбардировщики имели на боевом счету 10 сбитых 'миражей'.

Через 10 лет потери более современной техники оказались на порядок выше. Это выглядело тем более неожиданно, ведь в бой шли хорошо обученные летчики, освоившие маневрирование и тактику, в полной мере использовались меры по обеспечению маскировки и скрытности действий, а малое подлетное время способствовало достижению внезапности. Причины крылись в отставших от времени взглядах на тактику и способы боевого управления.

Представления о преодолении ПВО оказались далекими от действительности: самолеты при нанесении ударов не преодолевали ее, а постоянно находились под огнем, подвергаясь к тому же перехвату истребителями противника. У израильтян на земле имелись только ПЗРК и малокалиберные зенитные автоматы, а внушавшие сирийцам опасения ЗРК 'Хок' вообще не вводились в бой. Впрочем, войсковая ПВО была весьма эффективна как раз на малых высотах.
Имевшиеся у сирийцев средства боевого управления, считавшиеся у нас вполне современными, испытания войной не выдержали. Проблемы со связью, наведением и целеуказанием вынуждали сирийских летчиков обнаруживать себя набором высоты при самостоятельном поиске цели, а ее осмотр и построение боевого захода при этом затягивали время нахождения в зоне огня средств ПВО. Какого-либо прикрытия ударные группы вообще не имели - ни истребительного, ни радиотехнического, хотя на вооружении сирийской армии находилось немалое количество систем РЭБ советского производства. В итоге летчики МиГ-23БН и Су-22М оставались предоставленными самим себе, следя за воздушной обстановкой только визуально и с помощью СПО-10. Хотя, по определению, истребители-бомбардировщики и могли вести воздушный бой, но при встрече с истребителями противника нагруженные бомбами самолеты этих возможностей реализовать не могли, тем более, не имея управляемого ракетного вооружения и полноценного боевого управления. К недостаткам техники относилась уязвимость силовой установки и топливной системы, поражение которых приводило к пожарам. Бронирование, ограниченно защищавшее только кабину летчика, было недостаточным. Стало очевидным, что действующий над полем боя самолет должен иметь полноценную защиту экипажа и основных систем. Выживаемость МиГ-23БН снижало также отсутствие эффективных бортовых средств РЭБ (сирийские самолеты не имели даже кассет тепловых ловушек).

Не исключено, что сирийские истребители-бомбардировщики попадали и под удар своих зенитчиков: подвергаясь непрерывным ударам с воздуха и не имея связи с авиацией, те открывали огонь по любому появившемуся над ними самолету. По наблюдениям советских советников, сирийская ПВО сбила не менее 10-12 своих машин, т. е. больше, чем самолетов противника!

Не последнюю роль сыграла и своеобразная позиция сирийского командования: потери преподносились арабским соседям как примеры самоотверженности сирийской армии в борьбе с общим врагом и служили поводом для требований компенсации, в первую очередь - новой военной техники. Просьбы удовлетворялись незамедлительно: после очередных поставок ударные возможности сирийской авиации были усилены 70 Су-22МЗ и Су-22М4, а затем и двумя десятками бомбардировщиков Су-24МК.
Будущее просто обязано быть прекрасным!

Оффлайн Воробей

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 4774
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК-92
    • Просмотр профиля
    • E-mail
ОПЕРАЦИЯ "МИР ГАЛИЛЕЕ"

Весной 1981 г. гражданская война в Ливане вспыхнула с новой силой. Сирийские войска, располагавшиеся вдоль шоссе Дамаск-Бейрут, продвинулись на север в горные районы к северу от шоссе и к северо-востоку от Бейрута. В июле 1981 г. части Организации освобождения Палестины на юге Ливана обстреляли из советских 130-мм орудий М-46 и реактивных систем залпового огня 33 израильских города и поселения на севере Галилеи. В свою очередь Израиль, не заставив себя долго ждать, разбомбил штаб-квартиру Организации освобождения Палестины, ее склады в Бейруте и базы ООП по всему Ливану.

В четверг 3 июня 1982 г. израильский посол в Великобритании Шломо Аргов вышел после званого обеда из отеля "Дорчестер" в Лондоне. Его поджидал палестинский террорист, который выстрелил и тяжело ранил посла в голову. Официальный Тель-Авив решил, что в этой ситуации он не может более оставаться равнодушным.

4 июня 1982 г. израильская авиация нанесла ракетно-бомбовые удары по объектам ООП в районе Бейрута и по всему Ливану. ООП немедленно ответила, обстреляв из артиллерии и РСЗО израильские поселения в Северной Галилее.

Очередной крупный конфликт на Ближнем Востоке становился неизбежным.

6 июня в 11.00 крупные подразделения бронетанковых войск Израиля пересекли ливанскую границу. Началась операция "Мир Галилее". Военно-воздушные силы Сирии с самого начала конфликта стали принимать в боях самое активное участие, однако уже на первом этапе операции потеряли в воздушных боях шесть МиГ-21.

Одно из наиболее значимых событий в операции "Мир Галилее" с военной точки зрения произошло 9 июня 1982 г. Поскольку израильтяне решили выбить сирийские войска в Ливане из двадцатипятимильной зоны от израильской границы, Тель-Авиву необходимо было добиться господства в воздухе. Этому препятствовали зенитные ракетные и радиотехнические подразделения, размещенные сирийцами в долине Бекаа за год до операции "Мир Галилее". На вооружении ЗРВ САР находились ЗРК С-75, С-125 и "Круг" ("Квадрат").
Когда помехи слабой интенсивности, обнаружение и проводка целей не представляет особой сложности. Фотоархив ''ВКО''

Тель-Авив принял решение - уничтожить сирийские средства ПВО в долине Бекаа. 9 июня 1982 г. в 14.00 военно-воздушные силы Израиля подвергли позиции ЗРВ и РТВ внезапным ракетно-бомбовым ударам. Всего за два часа было полностью уничтожено 19 зрдн. Еще 4 зрдн были серьезно повреждены. Тяжелые потери понесли и подразделения РТВ. Ни один израильский самолет во время массированного удара средства ПВО поражен не был.

Затем противоборство развернулось в воздушной сфере. Над долиной Бекаа произошло одно из крупнейших воздушных сражений в истории арабо-израильских войн. По некоторым данным, в небе Ливана сошлись около 100 израильских самолетов и столько же сирийских. За первые сутки в воздушных боях было сбито 29 сирийских самолетов. ВВС Израиля при этом не потеряли ни одной машины. В течение первой недели боев всего было сбито 86 сирийских самолетов типов МиГ-21, МиГ-23, Су-22. Израильтяне потеряли только 2 вертолета и "Скайхок", сбитый ракетой ООП.

Воздушные и противовоздушные схватки закончились тем, что Израиль завоевал полное господство в воздухе. Победа в воздухе и на земле была настолько убедительной и однозначной, что вызвала немалую тревогу в СССР и государствах - участников Организации Варшавского договора. Вниманию читателей "ВКО" предлагается анализ действий РТВ Сирии в конфликте июня 1982 г.

ГРУППИРОВКА РТВ СИРИИ

Группировка радиотехнических войск Сирии в июне 1982 г. имела на вооружении более 100 радиолокационных станций советского производства разработки 1950-60-х гг.: П-35, П-37, П-14, П-14Ф, П-12, П-15; радиовысотомеры: ПРВ-11, ПРВ-13. С 1982 г. в войска противовоздушной обороны Дамаска стали поставляться РЛС П-40, П-19 и радиовысотомер ПРВ-16.

Из более 1600 потенциальных объектов радиолокационной разведки 36% приходилось на современные по тем временам образцы боевых машин США, Израиля и Франции ("Кфир", "Скайхок", F-4 "Фантом", F-15 "Игл", F-16, "Мираж". Более 38% - на беспилотные летательные аппараты (BQM-34, MQM-75, "Мастиф" - в разведывательном и радиопротиводействия вариантах исполнения).

Ударная авиация ВВС Израиля имела на вооружении самонаводящиеся на радиоизлучение ракеты "Шрайк" и "Стандартный АРМ".

Для создания сложной помеховой обстановки Израилем применялись наземные центры постановки активных шумовых помех мощностью до 1000 Вт (использовавшиеся для подавления средств связи, РЭС управления авиацией и радиолокационных средств зенитных ракетных и радиотехнических войск).

Израилем использовались специальные самолеты - постановщики помех типа "Боинг-707" "Арава". Из зон барражирования они создавали шумовые и многократные ответно-импульсные помехи в сантиметровом, дециметровом и метровом диапазонах. Спектральная плотность мощности составляла 30-40 Вт/МГц в заградительном и 300-400 Вт/МГц в прицельном режимах.

Ударная авиация была оснащена передатчиками помех преимущественно сантиметрового диапазона мощностью 200-300 Вт. Эта аппаратура обеспечивала уровни спектральных плотностей мощности 3-5 Вт/МГц в заградительном режиме, 30-50 Вт/МГц в прицельном режиме и до 600 Вт/МГц в импульсе.

На группировку радиотехнических войск Сирии возлагались следующие задачи:

- ведение радиолокационной разведки с целью вскрытия начала внезапного нападения воздушного противника;

- радиолокационное обеспечение органов боевого управления главного командования вооруженных сил, частей ВВС и ПВО для своевременного приведения в высшие степени боевой готовности; целераспределения (целеуказания) (наведения) частям зенитных ракетных войск и авиации для боевого управления;

- радиолокационное обеспечение полетов авиации ВВС;

- оказание помощи органам управления воздушным движением за соблюдением порядка использования воздушного пространства.

Для выполнения указанных задач созданная группировка радиотехнических войск имела в своем составе два отдельных радиотехнических батальона по десять радиолокационных рот (радиолокационных постов) в каждом. Радиолокационные посты группировки были развернуты в Северном и Южном районах страны, а также вокруг крупных административно-политических и экономических центров страны.

Командные пункты отдельных радиотехнических батальонов, выполнявшие роль разведывательно-информационных центров, были развернуты на двух центральных командных пунктах: ЦКП-1 Дамаск (10 радиолокационных постов Южного района страны) и ЦКП-2 Хомс (10 радиолокационных постов Северного района страны).

Расстояния между радиолокационными постами составляли от 80-100 до 200 километров.

Пространственные характеристики трехдиапазонного радиолокационного поля (удаление рубежей обнаружения, высота нижней границы сплошного радиолокационного поля, высота верхней границы сплошного радиолокационного поля, коэффициент перекрытия радиолокационного поля), созданного группировкой радиотехнических войск до начала боевых действий составляли:

- высота нижней границы сплошного радиолокационного поля: над территорией Сирии, в приморском районе и по линии развода войск с Израилем - 500 м;

- по границе с Ливаном - 500 м;

- над территорией Ливана - 2000 м (с развертыванием в 1981 г. в населенных пунктах Хильда и Райяк (Ливан) радиолокационных постов в приморском районе и долине Бекаа лишь в отдельных секторах - 200-500 м;

- по границе с Турцией - 1000-3000 м;

- по границе с Ираком - 3000 м;

- высота верхней границы сплошного радиолокационного поля над территорией Сирии - 25000 м;

- глубина радиолокационного поля (удаление рубежей обнаружения) за сирийско-израильской границей составляла 50-150 км, что позволяло в беспомеховой обстановке обнаруживать ударные, барражирующие и группы обеспечения, беспилотные летательные аппараты практически при взлете с аэродромов с набором высоты 500-1000 м и уверенно сопровождать на всем маршруте полета;

- коэффициент перекрытия радиолокационного поля - 2-3.

На высотах 100-200 м радиолокационное поле носило только очаговый характер.
Так выглядят помехи сильной интенсивности на экране индикатора рлс 5Н84. Обнаружение и проводка целей при таком уровне помех невозможна. Фотоархив ''ВКО''

Потенциальные информационные возможности группировки радиотехнических войск Северного и Южного районов страны в неавтоматизированном режиме поставляли 150-200 целей.

Уровень подготовки расчета РИЦ ЦКП (Северного района) позволял принимать, обрабатывать и выдавать на оповещение радиолокационную информацию о 30-35 одновременно действующих локационных целях с дискретностью 3-4 минуты.

Следует заметить, что потенциальные информационные возможности при автоматизированной выдаче радиолокационной информации (автоматизированная система управления "Воздух-1П") только от восьми радиолокационных постов Северного района составляли 140-150 локационных целей.

При децентрализованном неавтоматизированном способе выдачи радиолокационной информации, используемой в системе управления боевыми средствами авиации, зенитных ракетных войск для целераспределения, целеуказания (наведения), ее качество (точность, дискретность, достоверность, полнота, время запаздывания) удовлетворяло предъявляемым требованиям.

Оно определялось в целом достаточно высокими (в первую очередь, точностными характеристиками) выдаваемой информации радиолокационными станциями, находившимися на вооружении радиолокационных постов.

При централизованном неавтоматизированном способе выдачи радиолокационной информации (оповещение), на командные пункты авиационных бригад, Главный пост наведения (ГПН) и пункты наведения (ПН) авиации, командные пункты зенитных ракетных бригад с ЦКП Северного и Южного районов страны точность (величина среднеквадратической ошибки) информации составляла 6-10 км, а время ее запаздывания достигало 6-8 минут.

По большому счету, подобные характеристики позволяли оценивать только частную воздушную обстановку и принимать лишь отдельные решения на ведение боевых действий.

Указанное свидетельствует, что командованием ВВС и ПВО Сирии не были учтены географические особенности района боевых действий, его ограниченные размеры, наличие больших зон неконтролируемого группировкой радиотехнических войск воздушного пространства.

По Ливану проходят два высокогорных хребта (горы Ливана, достигающие высот 2-2,5 тыс. м к югу от Бейрута, и горы анти-Ливана, достигающие высоты 3 тыс. м у горы Хермон). Эти горные хребты разделяют страну на 4 параллельные зоны, тянущиеся с севера на юг; прибрежную равнину, хребет гор Ливана, долину Бекаа и хребет анти-Ливана, по которому проходит граница между Ливаном и Сирией. Река Литани пересекает значительную часть Ливана с востока на запад, начинаясь в районе долины Бекаа и впадая в Средиземное море. Над югом долины Бекаа и подступами к Израилю господствуют высоты Бофора (800-900 м у излучины реки Литани. Горные районы мало подходят для развертывания подразделений РТВ. Возможности по маневру также предельно ограничены. Дороги в Ливане узкие и находились (на июнь 1982 г.) в плохом состоянии.

Не были приняты во внимание и чисто военные особенности, в частности динамичный характер боевых действий тактической авиации, требующий быстрого приведения в боевую готовность, способность радиолокационных постов к самостоятельной выдаче радиолокационной информации на командные пункты авиационных и зенитных ракетных бригад.

Радиолокационное обеспечение, система связи и средства отображения позволяли осуществить наведение одновременно 24 самолетов-истребителей (групп) на 24 воздушные цели, в том числе 5 наведений с использованием автоматизированной системы управления "Воздух-1П".

Помехоустойчивость созданной группировки радиотехнических войск Сирии определялась, в первую очередь, индивидуальной помехозащищенностью стоящих на вооружении ее радиолокационных станций. На этот показатель оказывали влияние размещение РЛС в боевом порядке группировки (удаление от зон барражирования специальных постановщиков помех, мест расположения наземных центров постановки помех, постановщиков активных шумовых помех в составе ударных групп авиации). Разумеется, на помехоустойчивость группировки оказывали существенное влияние возможности перечисленных средств по созданию максимальных уровней спектральных плотностей мощности АШП.

Из парка радиолокационных станций, находившихся в группировке:

РЛС П-35, П-37, ПРВ-11 - могли использоваться только в беспомеховой обстановке. Кроме того, применение последних в условиях гористого рельефа, существенно ограничивало пространственные возможности этих РЛС из-за отсутствия или низкой эффективности аппаратуры СДЦ;
На последующих образцах радиолокационной техники направление на постановщик активных помех указывается пеленгом (на снимке - линия повышенной яркости). Фотоархив ''ВКО''

РЛС П-12, П-18 - ввиду недостаточной помехозащищенности могли использоваться в простой воздушной обстановке. Только размещение на флангах группировки указанных радиолокационных станций могло несколько ослабить воздействие помех и позволить осуществить радиолокационную разведку в определенных секторах;

РЛС П-14Ф - имела высокую индивидуальную помехозащищенность, однако недостаточно грамотное размещение указанных РЛС вблизи горных массивов, интенсивность отражений от которых достигала 60-70 дБ (и превышала все разумные для рассматриваемого периода пределы по подавлению мешающих сигналов и селекции на их фоне движущихся целей), фактически сводило на нет преимущества в помехозащищенности указанной РЛС;

РЛС П-15 - по уровню своей индивидуальной помехозащищенности была способна обеспечить ведение радиолокационной разведки и выдачу радиолокационной информации на малых высотах в условиях применения активных шумовых помех слабой и средней интенсивности в отдельных секторах (направлениях).

Другие типы РЛС, находившиеся на вооружении группировки, с точки зрения помехозащищенности от рассмотренных ранее принципиально не отличались.

Созданная группировка в целом была способна обеспечить выполнение боевых задач в условиях применения активных шумовых помех слабой интенсивности (до 5-10 Вт/МГц), а в отдельных секторах (на отдельных направлениях) в условиях применения активных шумовых помех средней интенсивности (30-40 Вт/МГц).

Радиолокационное обеспечение боевых действий зенитных ракетных войск из-за отсутствия прямых каналов связи для передачи радиолокационной информации на КП зрбр и зрдн с радиолокационных постов организовано не было. Оно осуществлялось, в основном, с помощью автономных средств разведки и целеуказания, что значительно снижало возможности зенитных ракетных дивизионов по ведению самостоятельных боевых действий по внезапно появляющимся целям.

Боевые порядки группировки радиотехнических войск в инженерном отношении были оборудованы в основном в полевом варианте. Система ложных и запасных позиций создана не была. Маскировка и камуфляж техники не производились. Практически радиолокационные посты с момента развертывания позиции не меняли, что позволило противнику вскрыть и иметь их точную дислокацию. Со стороны сирийского командования (даже после рекомендаций советских военных специалистов) действенных мер по повышению живучести не принималось.

В сущности, группировка радиотехнических войск несла на себе отпечаток общего состояния дел в вооруженных силах, которые состояли из войск различной национальной принадлежности и партийной ориентации.

Уровень подготовки расчетов группировки радиотехнических войск обеспечивал выполнение боевой задачи в несложных условиях воздушной обстановки.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ГРУППИРОВКИ РТВ

Организация радиолокационной разведи и радиолокационного обеспечения органов боевого управления Главного командования вооруженных сил, частей ВВС и ПВО Сирии не изменились с началом ведения боевых действий и в ходе их вплоть до 8 июня 1982 г.

Группировка радиотехнических войск при отсутствии активных шумовых помех вела радиолокационную разведку, обнаруживала самолеты противника в районах их аэродромов базирования на высотах 500-1000 м.

Непрерывно сопровождались и группы боевых самолетов, барражировавших в зонах на удалении до 100 км от береговой черты. Сбор, обработка и выдача радиолокационной информации осуществлялись централизованным неавтоматизированным способом.

Однако уже накануне проведения массированных ударов израильская авиация, учитывая опасность двух развернутых в Ливане радиолокационных постов в населенных пунктах Хильда и Райяк и находящихся на направлении главного удара, уничтожила эти посты (8 июня в 14.50 - РЛП и ПН Хильда; 9 июня в 14.40 - РЛП Райяк).

Направленные для восстановления РЛП в н.п. Райяк две РЛС П-15 утром 10 июня были атакованы на марше израильской авиацией. Одна РЛС была уничтожена, другая получила средние повреждения.

Неожиданным (для командования сирийских вооруженных сил, да и советских военных специалистов) явилось комплексирование Израилем средств РЭБ (подвижные и стационарные центры РЭБ на Голанских высотах, специальные постановщики активных помех "Боинг-707" "Арава", разведывательно-ударные самолеты типа "Уайлд-Уизл", аэростаты-постановщики пассивных помех, беспилотные летательные аппараты РЭБ).

Помимо этого, были отмечены умелые и расчетливые приемы их использования, что позволило израильской стороне получить решающее преимущество и взять группировку ПВО как бы в "помеховые клещи".

За 4-5 минут до начала первого массированного удара (9 июня 1982 г., в 14.00) были созданы интенсивные активные шумовые помехи радиолокационными средствами обнаружения и сопровождения. Помимо этого, израильтяне поставили мощные дискретные помехи для усложнения воздушной обстановки и имитации ложных направлений полета ударной авиации.
Неприятным сюрпризом для ПВО Сирии стало применение Израилем самолета ДРЛО и У Е-2С ''Хокай''. Фото US NAVY

Для радиолокационных постов первой линии группировки РТВ Сирии (находившихся на направлении главных ударов израильской авиации) уровни спектральных плотностей мощностей помех составляли до 200-300 Вт/МГц в сантиметровом и дециметровом диапазонах и 150-200 Вт/МГц в метровом диапазоне.

Это привело к снижению пространственных характеристик радиолокационного поля на 75-90% в сантиметровом и дециметровом диапазонах и на 50-75% - в метровом диапазоне.

Радиолокационные станции сантиметрового и дециметрового диапазонов были подавлены почти вкруговую, а для РЛС метрового диапазона секторы эффективного подавления составляли 45-50 град.

Для радиолокационных постов, находившихся в глубине боевых порядков группировки РТВ, воздействие активных шумовых помех было менее эффективно. Однако и для них снижение пространственных возможностей РЛС составляло: до 40-60% в сантиметровом и дециметровом диапазонах волн, секторы эффективного подавления достигали 20-25 град; 30-40 град - в метровом диапазоне волн, секторы эффективного подавления достигали 10-15 град.

Фактически в результате воздействия активных шумовых помех были полностью подавлены радиолокационные средства (РЛС П-35, П-12, ПРВ-13) на ГПН Мардж-эс-Султан и радиолокационные посты в населенных пунктах Душейер, Кисуа (РЛП и ПН) и Мадар.

На радиолокационных постах, находившихся на удалении более 100 км от района боевых действий, активными шумовыми помехами (средней интенсивности) подавлялись лишь отдельные секторы (секторы эффективного подавления - 10-25 град), а вне их обнаружение и проводка целей были возможны.

Интенсивное радиоэлектронное подавление радиолокационных средств группировки радиотехнических войск на главных направлениях ударов израильской авиации привело практически к потере радиолокационного поля. Недостаточность радиолокационной информации (наличие лишь отрывочных данных о действиях израильской авиации), ухудшение ее качества, резкое снижение информационных возможностей по количеству одновременно выдаваемых целей, дополненное обстоятельствами (фактически серьезными упущениями в организации боевого применения) привели к следующим фактам.

Оповещение авиационных бригад было возможно только с ГПН через РИЦ КП (децентрализованная выдача радиолокационной информации с пунктов управления РЛП организована не была). Оповещение зенитных ракетных бригад производилось только по сетям оповещения с РИЦ ЦКП (децентрализованная выдача радиолокационной информации на КП зрбр, зрдн организована не была).

ОШИБКИ И ИХ ПРИЧИНЫ

Основными причинами недостаточной эффективности боевого применения группировки радиотехнических войск Сирии явились следующие:

- низкая индивидуальная помехозащищенность средств радиолокации;

- радиолокационное поле (трехдиапазонное), создаваемое указанными средствами с учетом географических особенностей района боевых действий (его ограниченными размерами) не в состоянии было "держать удар" столь высоких уровней спектральных плотностей мощностей помех, созданных израильской стороной, хотя радиотехнические подразделения, оснащенные нашей техникой, делали все возможное для выполнения боевой задачи;

- несмотря на своевременное предупреждение командования ВВС и ПВО Сирии о необходимости повышения готовности подчиненных ему войск для действий в условиях помех сильной интенсивности, должных мер принято не было;

- подавление и уничтожение наземных и воздушных поставщиков помех не производились;

- у личного состава войск противовоздушной обороны Сирии так и не было сформировано правильное представление об основах боевого применения группировок радиотехнических войск;

- боевые порядки частей и подразделений отличались низкой живучестью и плохой маскировкой. Позиции радиолокационных станций были недостаточно оборудованы в инженерном отношении. Запасные и ложные позиции отсутствовали;

- вопросы гибкого сочетания централизованного и децентрализованного оповещения отработаны так и не были;

- отсутствие радиолокационных средств даже на командных пунктах авиабригад (за исключением одной);

- низкий уровень автоматизации управления силами и средствами радиолокационной разведки;

- недостаточное использование маневренных возможностей средств радиолокации;

- подготовка всего позиционного района к маневренному боевому применению была проведена неудовлетворительно.

Старая истина - проходить курсы начальной подготовки в ходе войны уже поздно. Это надо делать заблаговременно.

Боевое применение группировки радиотехнических войск Сирии в ливанском конфликте подтвердило возросшую роль радиотехнических войск в системе противовоздушной обороны страны, как основного источника радиолокационной информации, от которого определяющим образом зависит качество управления, а значит и успех боевых действий с авиацией и беспилотными средствами противника.

В совокупности элементов, составляющих содержание боевого применения, нет мелочей, однако основу их составляют используемые технические средства, объединенные в единую информационную систему, функционально увязанную с действиями огневых средств (зенитных ракетных войск и авиации).

Важным остается и человеческий фактор - эффективность ведения радиолокационной разведки и выдачи радиолокационной информации в сложных условиях во многом зависит от уровня подготовки боевых расчетов всех уровней.
Петр МОИСЕЕНКО
полковник, начальник кафедры тактики
и вооружения радиотехнических войск
Военной академии воздушно-космической обороны,
кандидат военных наук

Валентин ТАРАСОВ
генерал-майор, доцент кафедры тактики
и вооружения радиотехнических войск Военной
академии воздушно-космической обороны,
кандидат военных наук, профессор
Будущее просто обязано быть прекрасным!

Оффлайн Maestro

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 2973
  • Пол: Мужской
  • Выпуск 1986 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
В училище в нашей АЭ был лётчик-инструктор, несколько лет обучавший сирийских лётчиков (фамилию назову только по E-mail, если кому интересно). Он рассказывал, как первый год сам учился у сирийских лётчиков. Они считаются очень сильными лётчиками. Тем удивительнее, что они несли бОльшие потери, чем евреи.
"Нет ничего выше Родины и служения Ей".
                                                   Колчак А.В.

Оффлайн Воробей

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 4774
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК-92
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Видя  победоносные авиационные операции армии США,можно сделать вывод ,что мастерство (к сожалению)уходит на второй план ,и в игру вступает высоко точная современная техника.Практически в каждой операции главную роль играет центральный компьютерный центр ,куда поступает информация о противнике,что в свою очередь ,позволяет принять правильное и нужное в данный момент решение.Учитывая то что Израиль обладает самыми современными технологиями ,дать по башке арабам не представляет для них ни какого труда.Вобще феномен,5 миллионов свободно держат в страхе 250.
Будущее просто обязано быть прекрасным!

Оффлайн Maestro

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 2973
  • Пол: Мужской
  • Выпуск 1986 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
  Сейчас боевые действия ведутся весьма разнообразно и ничего не напоминают II Мировую войну. Большую роль играют диверсионные группы, а также подкуп должностных лиц, чего 50 лет назад не было и в помине. Война в Ираке - яркий пример. Очевидно, что в каждой стране есть свои особенности. В Иране американцы предполагают обезглавить верхушку путём физического устранения, по слухам, даже готовы применить ядерное оружие.
   Роль авиации в локальных конфликтах очень высока. Жаль, что наше руководство это не понимает. Что касается высокоточного оружия, то оно, конечно, является большим подспорьем, но без подавления средств ПВО его эффективность будет мала. Как показали боевые действия в Югославии, даже нашими старенькими комплексами ПВО братья-славяне успешно отражали вражеские авианалёты. 
"Нет ничего выше Родины и служения Ей".
                                                   Колчак А.В.

Оффлайн Воробей

  • Moderator
  • Старейшина форума
  • ******
  • Сообщений: 4774
  • Пол: Мужской
  • ВЫПУСК-92
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Вадим почитай на досуге http://militera.lib.ru/science/kapitanetz/03.html  ,а потом говори о "успешном  отражении".Никакого успеха не было.Югославия фактически капитулировала.
Будущее просто обязано быть прекрасным!

Оффлайн Maestro

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 2973
  • Пол: Мужской
  • Выпуск 1986 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Войны в новейшей истории
« Ответ #6 : 21.12.2008 11:37 »
       Давайте поговорим о тех военных действиях, происходивших в мире после второй мировой и Вьетнама, перевернувших и переписавших историю.
http://www.nationalsecurity.ru/maps/yugoslaviawar.htm
"Нет ничего выше Родины и служения Ей".
                                                   Колчак А.В.

Оффлайн Слай

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 1912
  • Пол: Мужской
  • Fuimus
    • ICQ клиент - 444075037
    • Просмотр профиля
Re: Войны в новейшей истории
« Ответ #7 : 29.12.2008 08:22 »
       Давайте поговорим о тех военных действиях, происходивших в мире после второй мировой и Вьетнама, перевернувших и переписавших историю.
http://www.nationalsecurity.ru/maps/yugoslaviawar.htm

  Вадим, интересный и громадный пласт можно поднять, провести параллели к сегодняшним дням... но судя по тому, что последнее время
 наши форумяне интересуются только дорогами и погодой - пласт этот так и будет лежать... Есть интересные статьи по локальным войнам и
 тактическим действиям авиации, армии вцелом, дипломатов... Вобщем всё это интересно,... но я как-то говорил, что форум вот-вот
 станет поздравительным... Есть другие аргументы?!
 Пока, посмотрим, что происходит на Ближнем и Среднем Востоке... что говорят аналитики... Прогнозы на фоне глобального кризиса не-
 утешительные... http://www.rian.ru/analytics/20081231/158368251.html
 Сектор Газа...
 
Цитировать
Политики живут сценариями ужаса. Их работа – предотвратить такие сценарии. Почему, действительно, уже сорок с лишним лет все более или менее серьезные державы заняты Ближним Востоком – этой неразрешимой проблемой, как разместить на одной территории два народа, каждый из которых – родом именно с этой территории, но друг с другом они не совместимы по множеству соображений? Что, нет больше спорных территорий и враждующих народов на планете? Как ни странно, есть. Но в этом регионе – случай, особо опасный для всего мира.

Предположим, что эскалации конфликта не будет – Израиль прекратит обстрелы «плохой» палестинской территории, мусульманский мир долго будет пытаться призвать его к ответу, мирные переговоры с «хорошей» Палестиной – то есть администрацией Махмуда Аббаса – еще долго не удастся возродить
                       
                                   
                       
« Крайнее редактирование: 02.01.2009 05:31 от Слай »
От героев былых времен не осталось порой имен…
http://clipoman.com/clip/online/2437288

Оффлайн Слай

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 1912
  • Пол: Мужской
  • Fuimus
    • ICQ клиент - 444075037
    • Просмотр профиля
Re: Войны в новейшей истории
« Ответ #8 : 29.12.2008 08:24 »
 ... на Индо-пакистанском направлении... Китай может сыграть первостепенную роль.
Сэмюэл Хантингтон, - мыслитель, в мельчайших подробностях описавший сценарий Третьей мировой войны

 http://www.vz.ru/society/2008/12/28/242746.html

                        
 

« Крайнее редактирование: 02.01.2009 05:30 от Слай »
От героев былых времен не осталось порой имен…
http://clipoman.com/clip/online/2437288

Оффлайн Слай

  • Старейшина форума
  • *****
  • Сообщений: 1912
  • Пол: Мужской
  • Fuimus
    • ICQ клиент - 444075037
    • Просмотр профиля
Re: Войны в новейшей истории
« Ответ #9 : 17.01.2009 03:28 »
                                                                 МиГ-21 против "Фантома"

Первый бой с участием МиГ-21 произошел во Вьетнаме 23 апреля 1966 года и закончился безрезультатно. А 26 апреля "Фантомам" удалось сбить первый МиГ-21, открыв счет в поединке этих истребителей, продолжавшемся на фронтах многих локальных войн на протяжении более чем двух десятилетий.
16 апреля два МиГ-21МФ вступили в бой с 12 "Фантомами", и оба вьетнамских самолета были сбиты.

27 апреля звено F-4 встретилось с парой МиГ-21 и в завязавшемся бою потеряло один самолет.

6 мая пара "Фантомов" перехватила два истребителя МиГ-21, пытавшихся атаковать штурмовики А-7, один МиГ удалось сбить.

В тот же день звено F-4 вступило в бой с четверкой МиГ-21, при этом по одному из МиГов было выпущено шесть ракет, однако опытный летчик сумел от них увернуться. Последовавшим затем залпом еще трех американских ракет МиГ-21 все же был поражен, но пилот благополучно катапультировался.

8 мая американцы приступили к воздушной операции "Лайнбэкер", продолжавшейся до 23 октября. Кульминацей борьбы в воздухе весной 1972 года стало 10 мая, когда авиация ДРВ выполнила 64 боевых вылета, проведя 15 воздушных боев, в которых было сбито семь "Фантомов". Тем, в свою очередь, удалось уничтожить два МиГ-21, два МиГ-17 и один J-6.

В ходе одного из боев 10 мая звено МиГ-17 поднялось по тревоге на деблокирование соседнего аэродрома. МиГи скрытно, на предельно малой высоте вышли на цель и с первой атаки сбили один "Фантом". Вторая пара звена втянулась в маневренный воздушный бой с четверкой F-4, закончившийся потерей одного МиГ-17. Однако вовлечение "Фантомов" в воздушную "карусель" позволило вьетнамцам поднять в воздух с блокированного аэродрома два МиГ-21, которые с горки на высоте 2 км атаковали такое же количество F-4 и сбили оба "Фантома" всего лишь двумя ракетами Р-Зс.

11 мая два МиГ-21, игравшие роль "приманки", вывели четверку F-4 на двух барражировавших на малой высоте МиГ-21. МиГи стремительно атаковали "Фантомов" и тремя ракетами сбили два самолета противника.

13 июня звено МиГ-21 перехватило группу "Фантомов". Вклинившись в боевой порядок американцев, два вьетнамских истребителя вызвали у противника панику: "Фантомы" нарушили строй и начали беспорядочно маневрировать. В это время вторая пара МиГов произвела ракетную атаку и сбила два F-4.

18 мая вьетнамская авиация совершила 26 боевых вылетов и провела восемь воздушных боев, стоивших американцам четырех "Фантомов". Вьетнамские истребители в тот день потерь не понесли. Во время одного из боев два МиГ-21 перехватили звено "Фантомов". Ведущий вьетнамской пары, капитан Игы, с полупереворота атаковал и сбил F-4 одной ракетой.

Летом 1972 года интенсивность воздушных боев пошла на убыль, столкновения в воздухе приобрели эпизодический характер. Так, 12 июня звено "Фантомов" провело бой с двумя МиГ-21 и потеряло один самолет. На следующий день произошло еще два воздушных боя, стоивших американцам еще двух F-4 (вьетнамская сторона потерь не понесла).

27 января 1973 года США объявили о выводе войск из Вьетнама, фактически признав свое поражение в этой войне.

Война породила своих героев. Наиболее результативным экипажем "Фантома" во Вьетнаме стали летчик С. Ричи и оператор Ч. Бельвью, сбившие по пять МиГов (кроме того, еще один самолет Ч. Бельвью сбил с другим летчиком). Своеобразным рекордсменом среди вьетнамцев явился летчик Ха Ван Тьюк, вступивший на своем МиГ-21 в бой с 36 самолетами противника и сбивший при этом самолет командира американского истребительного авиакрыла полковника Д. Фолина.

Следует признать, что соперничество МиГов и "Фантомов" во вьетнамском небе завершилось в целом поражением американской машины: истребителям F-4 за весь период боевых действий с 1966 по 1972 год удалось сбить 54 самолета МиГ-21, за этот же период "двадцать первые" уничтожили 103 "Фантома". Кроме того, потеря одного американского самолета, как правило, приводила к гибели или пленению двух членов экипажа. К тому же "Фантом" обходился американским налогоплательщикам в сумму, в несколько раз превышающую стоимость одного МиГ-21.


http://www.airwar.ru/history/locwar/vietnam/mig21/mig21.html
« Крайнее редактирование: 17.01.2009 03:34 от Слай »
От героев былых времен не осталось порой имен…
http://clipoman.com/clip/online/2437288

 

Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта