Автор Тема: АВИАЦИЯ, ЕЙСК, история, жизни, судьбы... Раздел 1  (Прочитано 36904 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай: И снова возвращаюсь к материалам по Русским авиакнструкторам и их судьбам...
ИЗБРАННЫЙ НЕБОМ
Выдающиеся изобретатели: Сикорский И. И. (1889 - 1972)
Он был почетным доктором многих университетов. Ему вручили свыше 80 наград, в том числе весьма редких. Его имя поместили в Национальную галерею славы изобретателей США наряду с именами Эдисона, Ферми, Пастера... У американцев есть все основания полагать его своим национальным гением. Но он сам считал себя русским. Ибо "кровь, мечты и душа его были русскими".
Самое яркое впечатление детства - отец. Мягкий, ласковый и одновременно строгий, назидательный. Ученый с мировой известностью, крупнейший специалист в области психиатрии, он умел находить время для занятий с сыновьями. "Мужчин должен воспитывать мужчина", - таким было мнение Ивана Алексеевича, придумавшего даже особую методику для занятий с детьми.
Главным в ее направленности были глубокая вера и любовь к труду и Отечеству. Неудивительно, что его сыновья выбрали военную службу. Вслед за старшим в Петербург, в Морской кадетский корпус отправился учиться и младший - Игорь. Однако какое-то время спустя он понимает, что - нет, ему нужно другое.
Он никак не может забыть один давний сон. В нем он увидел себя идущим по какому-то узкому коридору. Мягкий свет, двери по сторонам, легкая вибрация моторов... Все так похожее на корабельную обстановку. Но у него было полное ощущение, что он находится на борту огромного летучего корабля... Пробуждение оказалось разочаровывающим. Ему сказали, что человек еще никогда не создавал подобного аппарата и что вообще это несбыточно...
Осуществлять несбыточное, разве это не по-мужски и разве это не прекрасно? И Сикорский все более склоняется к мысли стать инженером. Но в стране тем временем начинаются революционные беспорядки, и в 1906 году он уезжает во Францию, где поступает учиться в Техническую школу де Лано. Уже через год, вновь не доучившись, возвращается в Киев, с тем чтобы поскорее приступить к воплощению своей детской мечты.
На выстроенную огромную винтокрылую машину он даже ставит двигатель. Его опытный вертолет может поднять свой вес, но на большее пока не способен - в те времена еще не создали мощных моторовЕ С самолетом тоже поначалу не заладилось. Первая модель лишь скакала на месте. Но вторая уже смогла подняться в воздух, хотя выучилась летать только по прямой...
Осенью 1910 года он получил необычный заказ. Сын местного богача Громберг, не очень-то доверяя таланту конструктора, поставил условие, чтобы Сикорский не только изготовил самолет, но и пролетел на нем два круга. Полет по прямой оказался удачным, но при первом же повороте у самолета отказал мотор, и он разбился.
После таких неудач многие бы согласились продолжить работы? Но, видно, не в характере Сикорского было предаваться унынию. Уже в следующем году из его мастерской выходит биплан, не имеющий аналогов. Он-то и принесет молодому конструктору успех. На этой машине Сикорский совершит первый в России полет с пассажиром на борту, сдаст экзамен на звание пилота Международной авиационной федерации, а в сентябре 1911 года на военных маневрах он продемонстрирует абсолютное превосходство своего детища над аэропланами западных стран, попутно установив четыре рекорда.
Следующий самолет Сикорского получит золотую медаль на Московской выставке. Его и самого наградят Почетной медалью "за полезные труды по воздухоплаванию и за самостоятельную разработку аэроплана". И с этого момента карьера изобретателя резко пойдет вверх. Ему, 23-летнему недоучившемуся студенту, предложат стать... главным инженером военно-морской авиации России. Но от этого поста он откажется, согласившись принять другой - главного конструктора авиационного отделения "Русско-Балтийского вагонного завода в Петербурге".
РУССКИЙ ВИТЯЗЬ
1913-й становится для Сикорского временем многих важных свершений. В этот год он создаст первый в мире самолет, способный взлетать с водной поверхности, и одновременно ему удастся наладить серийное производство легких бипланов, одна из модификациий которых впервые в истории России будет продана за границу.
В этот же год он приступит к созданию тяжелых, многомоторных летательных аппаратов, за которыми уже тогда сумел разглядеть блестящее будущее. Вопреки мнению многих международных авторитетов, считавших многомоторные самолеты бесперспективными, он первым в мире строит двухмоторный тяжелый самолет "С-9", вошедший в историю под названием "Русский витязь".
"Не может быть!" - такой была реакция в мире на весть о появлении "воздушного монстра" Сикорского. При виде самолета изумится даже Николай II, и до такой степени, что не найдет слов. После осмотра небывалого аппарата он в восхищении лишь молча пожмет молодому конструктору руку и подарит ему золотые часыЕ
Так, в возрасте 24 лет Сикорский становится национальной гордостью России. В честь него даже напишут оперу "Летчик Сикорский". Воодушевленный успехом, он станет трудиться над новым гигантом - 4-моторным "Ильей Муромцем" (со 100-сильными двигателями и размахом крыльев в 31 метр). Теперь, после мирового признания, его будут поддерживать безоговорочноЕ
Если бы не одна неприятная история, 1913 год можно было бы отнести к наиболее удачным в жизни Сикорского. Дело в том, что тогда в Киеве подходило к концу расследование убийства мальчика Андрюши Ющинского, ученика духовного училища, тело которого было найдено со следами множественных колотых ран. Обвиняли в убийстве Менделя Бейлиса, и в его действиях судебные власти видели неслучайные основания. Для подтверждения своих догадок в качестве одного из экспертов они привлекли отца Сикорского.
К несчастью для себя, изучив следственные данные, тот сделал вывод, подтверждающий ритуальный характер убийства, и тем самым невольно оказался на стороне обвинителей Бейлиса. Когда же присяжные того оправдали, то уже против самого Сикорского открылась в печати такая бешеная травля, что он, потрясенный, серьезно заболеет и навсегда отойдет от научной работы.
Игорь будет тяжело переживать за отца, но все же не откажется от продолжения начатых им грандиозных работ. В сферу его интересов войдут гидросамолеты, штурмовики, тяжелые бомбардировщики, самолеты-разведчики, спортивные и учебные авиамодели, опытные вертолеты, аэросани... Вот такой видел и такой создавал Сикорский основу будущей авиационной промышленности России.
Не забывал он и о нуждах фронта. Приезжал в авиационные соединения, наблюдал за действиями своих самолетов в бою, чтобы затем внести необходимые изменения в их конструкцию. В целом он мог быть доволен. В годы войны из созданных им "Муромцев" сформировали особую "Эскадру воздушных кораблей" - первое в мире соединение стратегической авиации, и его самолеты воевали прекрасно.
Так, в одном из боев экипаж "Ильи Муромца", несмотря на то что два двигателя его самолета были повреждены вражеским огнем, не только продолжил воздушную схватку, но и подбил два неприятельских аэроплана, после чего благополучно вернулся на свой аэродром.
НОВАЯ НАДЕЖДА
Революция поставила крест на планах Сикорского. Присягнувший царю и Отечеству, он не захотел искать компромиссов с большевистской властью. Впрочем, останься конструктор в России, судьба его была бы предопределена. "Царскому крестнику и черносотенцу", сыну "профессора-антисемита", Сикорскому ничто бы не помогло. Новая власть без оглядки уничтожала и не таких "явных" классовых врагов.
В марте 1918-го русский конструктор оказывается в Париже. Годом позже безвестным странником прибывает в Нью-Йорк. Всеми забытый, без друзей, без денег. Чтобы хоть как-то выжить, свести концы с концами, Сикорский поступает на работу учителем. Нет, не один он такой. Тысячи его соотечественников, умнейших и талантливейших людей, оказались тогда на задворках Америки. Работали полотерами, посудомойками, грузчиками. Прозябали, погибали от безысходности. Сикорского ведет и спасает мечта. Вернуться в авиацию, "создать собственную фирму, чего бы это ни стоило", - вот что занимает его теперь более всего.
В 1923 году он собирает вокруг себя бывших русских летчиков, инженеров, рабочих... Так, в глубинах Нью-Йорка рождается крошечная компания с громким названием "Сикорский Аэроинжениринг Корпорейшн", главная цель которой - построить такой самолет, который можно будет продать, получив деньги на дальнейшее развитие.
Первые модели Сикорский будет создавать в... курятнике. Но как-то незаметно безвестное начинание киевского изобретателя приобретает характер общерусского дела. Со всех концов мира в помощь ему шлют свои скромные сбережения русские эмигранты. Среди жертвователей оказываются многие именитые люди. В их числе и замечательный русский композитор С. Рахманинов. Какое-то время он будет даже числиться вице-президентом авиационной фирмы!
Дела ее складываются не так и плохо. Сикорскому удается отыскать нишу на авиационном рынке. Он строит биплан S-29 - лучший в своем классе, потом - двухмоторный самолет-амфибию, по поводу которого местные газеты написали, что "амфибии Сикорского совершили в авиации настоящий переворот". Они, мол, летают и приводняются там, "где раньше бывали только индейские пироги".
И вот уже о надежности новых самолетов начинают складывать легенды. Фирме Сикорского пошли заказы, и она начинает набирать силу! Горько только, что на родине не очень-то радуются его успехам. "Авиационная белогвардейщина" - так злобно, "сквозь зубы" отзовется советская пресса на сообщения о возникновении в США "русской фирмы".
Между тем на "летающих лодках" Сикорского будет происходить становление многих авиакомпаний, в том числе всемирно известной "Пан Америкэн". Она будет покупать у "русской" фирмы пассажирские лайнеры, предназначенные для регулярных трансокеанских перевозок. В 1934 году летающая лодка S-42 поступит на линию, соединяющую Северную и Южную Америки. В 1935 году она начнет использоваться и в полетах через Тихий Океан. А в 1937-м на серийных самолетах этого типа начнутся пассажирские перевозки через Атлантику.
На ее основе создадут двухмоторную амфибию меньшего размера, которая получит широкую популярность в самых разных странах. Приобретут ее и в Советском Союзе. Закупленная советскими торговыми представителями, она будет участвовать в поисках пропавшего в северных льдах экипажа Леваневского и даже снимется в фильме "Волга-Волга", где ее выдадут за отечественную. Дойдет до того, что в СССР забудут белогвардейское прошлое знаменитого конструктора, и он получит неожиданное для него соблазнительное предложениеЕ вернуться на Родину!
ВЕРТОЛЕТЧИК N 1
Соблазн увидеть своими глазами новую Русь был очень велик. Но как бросить дело, развивающееся так успешно? Как бросить людей, которые верят в тебя, зависят от твоего ума и таланта, которые приехали к тебе со всей Америки в надежде найти работу, заняться достойным делом?
Возле главного завода фирмы в Стратфорде к тому времени уже была создана мощная русская колония. Здесь были выстроены православный храм св. Николая, клуб, школа... В его фирме работали сотни русских эмигрантов, в том числе кадровых военных. Здесь трудились адмирал флота Блохин, казачий генерал Денисов и многие, многие другие. Как же бросить всех их?
Была и еще одна причина, не позволившая русскому изобретателю всерьез задуматься о возвращении домой. В 1929 году его фирма, спасаясь от Великой депрессии, совершила роковую ошибку, влившись в крупную компанию "Юнайтед Эйркрафт". В середине 30-х годов правление компании приняло решение объединить фирму "Сикорский" с фирмой "Чанс Воут", что совсем не понравилось русскому изобретателю. Он был готов на все, чтобы восстановить собственную самостоятельность. Требовались новые идеи, и он начинает их поиск.
В 1938 году в обстановке строжайшей секретности Сикорский приступает к решению уникальной задачи - созданию первого в мире одновинтового вертолета, еще не предполагая, видимо, какую славу принесет ему это новое его детище.
Детская мечта Сикорского, его чудо-сон сбылись в сентябре 1939 года. В тот день он своими руками управлял удивительным аппаратом, создание которого так долго казалось делом несбыточным. Вертолеты, построенные по одновинтовой схеме, как когда-то и многомоторные самолеты, были восприняты "экспертами от авиации" затеей малопривлекательной, но именно этот тип вертолетов навеки прославил Сикорского как "вертолетчика мира N 1". И по сей день 9 из 10 строящихся вертолетов - одновинтовые.
В 1942 году Сикорский выпускает первый боевой вертолет S-47. Эта винтокрылая машина принимала участие в боевых действиях.
После войны он создает S-51, который приобретает необычайную популярность в мире. Лицензию на его производство приобретет Великобритания, которая с этого момента начинает строить у себя вертолеты. А с лицензии на новейший супертяжелый S-55 начинается история вертолетостроения Франции.
Повлияет Сикорский и на становление вертолетостроения в Советском Союзе. Успешное применение его вертолетов в Корее, их первый трансатлантический перелет заставит советских руководителей обратить внимание на новую технику.
Одним из важных успехов Сикорского будет и создание S-56 - самого большого и грузоподъемного вертолета в мире, установившего ряд мировых рекордов. А еще из его мастерских выйдут первые в мире вертолеты с автопилотом, вертолеты-краны, вертолеты-амфибии, вертолеты-тральщики, турбинные вертолетыЕ
Но самым лучшим из созданных Сикорским вертолетов по праву считается S-58 1954 года. Во многих странах его модификации летают до сих пор! Президент США, когда ему надо добраться до своего ранчо, садится в вертолет марки "Сикорский". Королева Великобритании этот же вертолет называет самым удобным средством передвижения. Рассказывают, что и незабвенному Хрущеву во время его визита в Америку так понравилось летать на вертолете S-58, что он приказал купить для себя пару салонных моделей.
* * *
В 1958 году Сикорский уйдет на покой. Оставив за собой место советника фирмы, он по-прежнему будет принимать живейшее участие в ее работе, но большую часть появившегося свободного времени посвятит новому для себя творчеству. Из-под его пера появятся удивительные по глубине богословские труды: "Невидимая встреча", "Эволюция души", "В поисках высших реальностей"Е
Часть времени он будет тратить и на пропаганду на Западе достижений русской культуры, философии, богословской мысли. Существенной будет его помощь и Русской православной церкви в Америке. И до самой своей смерти он будет помнить о России, веря в ее великое будущее. "Главное для нас - не раствориться, не увлечься сытой жизнью на Западе, главное для нас... работать и учиться тому, что поможет нам восстановить Родину, когда она того от нас потребует", - не уставал напоминать он своим соотечественникам, волею судеб оказавшимся в изгнании.

В небесах, на земле и на море...
"Каждая волна иммиграции оставила на американском обществе свой собственный отпечаток, каждая привнесла свой характерный вклад в становление нации и эволюцию американского образа жизни". ¬
Президент Джон Ф. Кеннеди
Стали привычными кадры фото- или кинохроники: президентский вертолет с бортовым номером №1 и надписью "Корпус Морской Пехоты" на площадке Белого Дома. Эта традиция возникла во время президентства Дуайта Эйзенхауэра (1953 -1961), когда Специальный Советник Президента по Науке профессор Георгий Кистяковский рекомендовал Президенту использовать для коротких перелётов винтокрылые машины, а именно, - вертолеты S-58 конструкции Игоря Сикорского.
В истории американской авиа- и авиакосмической промышленности много славных имен, принадлежащих эмигрантам из России. Разумеется, самый из них удачливый, результативный и заслуженный - Игорь Сикорский (1889-1972), который ещё накануне 1-ой Мировой войны, будучи совсем молодым человеком, создал самолет невиданно больших размеров. Это был четырехмоторный гигант "Илья Муромец" с экипажем 10 человек и мощным вооружением. Кроме того, самолёт мог нести около 800 кг бомб. Тогда "Илья Муромец" называли первой в мире летающей крепостью. В Америке, где Игорь Иванович оказался в 1919 году, он прославил своё имя сначала как самолётостроитель, создавший непревзойденные летающие лодки, а затем - как "Главный в Мире Конструктор Геликоптеров", положивший начало мировому серийному вертолётостроению. Уже в 1942 году, впервые в мировой истории, его вертолет S-47 поступил на вооружение армии. Мировые рекорды и скорости, и грузоподъемности, сначала в 1934 году, установила его лодка S-42, затем, спустя 20 лет, такие же рекорды установил его вертолет S-56. Его летающие лодки, и его вертолёты без посадки могли пересечь океаны. Об их безопасности, надежности, удобстве управления, универсальных возможностях и комфорте ходили легенды. О них писали как о настоящих шедеврах инженерной мысли. Именно поэтому модель вертолета, получившая номер S-58, стала не только президентской машиной, но и самой массовой - в эксплуатации долгие годы было около полутысячи различных модификаций этой машины.
Страна и весь мир по заслугам оценили труд этого исключительно талантливого американского инженера российского происхождения: ему было присуждено множество высочайших наград, титулов и почетных званий. В истории США его имя рядом с одним из братьев-создателей первого самолёта Орвилом Райтом, гениальным Томасом А.Эдисоном и великим физиком Энрико Ферми.
Рука об руку с Игорем Сикорским в его компании "Сикорски Авиэйшн", где работало более ста эмигрантов из России, трудились его друзья-единомышленники: инженеры Михаил и Сергей Глухаревы, Михаил Бьювид, Борис Лабенский, Николай Гладкевич, летчик-испытатель Борис Сергиевский. Различные службы и отделы возглавляли Николай Кедров, Вячеслав Кудрявцев, Николай Соловьев, Георгий Мейер, Владимир Бари, Леонид Лапин. Стали первоклассными специалистами авиастроения такие кадровые военно-морские инженеры, как С.де Боссет, В.Качинский, В.Офенберг. Работа в компании Сикорского была превосходной школой, пройдя которую люди потом находили свою собственную дорогу. Михаил Ваттер, главный конструктор компании "Мартин", разработал для военно-морской авиации США самую большую летающую лодку. Илья Ислямов стал специалистом по ракетной технике. Виктор Утгоф заслужил репутацию как один из наиболее авторитетных специалистов в области тактики авиации береговой охраны. Т.В. Рыльский занимал высокое положение в крупных авиакомпаниях.
Игорь Иванович Сикорский прожил довольно долгую жизнь и имел возможность видеть, как в покинутой им стране возникла и развилась мощная авиационная промышленность, как советские лётчики не только устанавливали в воздухе многие рекорды, но и героически сражались в годы II Мировой войны. Тем не менее, у него не было никаких иллюзий: большевикам была необходима сильная авиация, и это было достигнуто, но не благодаря Советской власти, а вопреки ей - несмотря на тот зверский режим, который был установлен этой властью в стране. Он писал, что в "истории России много мусора, грязи, крови и пепла". Действительно, история советской авиации, как и история всей страны, трагична. На долю многих коллег, друзей и знакомых Игоря Сикорского выпала мрачная судьба. Генерала Михаила Шидловского, возглавлявшего завод, где Сикорский строил свои самолёты типа "Илья Муромец", революционные матросы растерзали, когда он пытался перейти в Финляндию. С приходом к власти "черных тужурок" начались аресты среди инженеров, профессуры, духовенства. Наступила эпоха массового террора, ссылок, концлагерей и расстрела заложников. В 1929 году ОГПУ создало секретное авиационное конструкторское бюро, где среди других арестованных специалистов работали и давнишние сотрудники Игоря Сикорского - Николай Поликарпов и Дмитрий Григорович, ставшие крупными инженерами. Игорь Иванович помнил профессора Якова Гаккеля, одного из пионеров российского гидросамолётостроения. Яков Модестович не выдержал тягот тюрьмы. В 1937-38 годах арестовали сотни авиаинженеров, разгромили десятки КБ, под угрозой разгона оказался Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), где занимались перспективными разработками воздушных судов. Начальника отдела вертолётостроения Александра Изаксона тоже арестовали. Уцелели только те, кому посчастливилось попасть в "шарашки". Оказался за решёткой и Андрей Туполев, которого Сикорский принимал у себя в доме в Америке: ведь тяжелые самолёты Туполева вели свою родословную от дореволюционных гигантов Сикорского. Уважением и симпатиями было пронизано письмо, которое Игорь Сикорский послал Константину Калинину, в середине 30-ых годов создавшему один из самых больших самолётов мира - семимоторный К-7. Константина Алексеевича на допросах забили насмерть. Арестовали и расстреляли начальника Летно-испытательного института ВВС Александра Филина, который в 1934 году был в составе экипажа самолёта, установившего мировой рекорд дальности перелёта. После того, как на тысячах фотографий был показан Сталин, целующий героев-летчиков, этот маршрут был назван "сталинским". Буквально в первые месяцы войны тот же "сталинский маршрут" выпал на долю целой группы генералов: летчиков-асов и авиаинженеров. Их расстреляли в октябре 41-го. Сразу же после победоносного окончания II Мировой войны сначала щедро наградили орденами, а затем почти сразу же после этого отправили в тюрьму Министра авиационной промышленности генерала Алексея Шахурина, командующего Военно-Воздушными силами Красной Армии Главного маршала Александра Новикова, ряд других крупных фигур. В числе прочего им вменялись в вину положительные отзывы об организации американской авиапромышленности. В конце 40-ых в авиационной промышленности, как и везде в СССР, учинили антисемитский погром. Пункт в анкете "Есть ли родственники в Америке?" означал немедленную расправу. Разумеется, это привело к массовым трагедиям: унизительным увольнениям и даже арестам...
Как и всем эмигрантам, Сикорскому пришлось испытать многое. Игорь Иванович начал с того, что давал уроки математики и астрономии. Другие инженеры-эмигранты, впоследствии занявшие достойное место в индустрии и в науке, начинали с того,что перебивались случайными заработками: были таксистами, заводскими рабочими, в лучшем случае - чертежниками. К слову сказать, эту волну эмиграции отличала высокая солидарность. Товарищи по прежней, российской жизни помогали друг другу. На заводе Сикорского нашлось рабочее место даже для бывшего казачьего генерала - он работал ночным сторожем. Снять какой-то сарай, чтобы сделать там свой первый ангар, Игорь Сикорский смог только благодаря бескорыстной денежной помощи знаменитого музыканта Сергея Рахманинова. Эти новые американцы, принесшие славу принявшей их стране, прошли через многое: неизбежные тяжелые неудачи и потери, интриги недобросовестных деловых партнеров, вероломство кое-кого из их прежних соратников, трудности выживания в совершенно новой для себя профессиональной среде. Однако, благодаря титаническому упорству, непоколебимой уверенности в своём успехе, эрудиции в сочетании с мощной инженерной интуицией, а также незаурядным организационным способностям Игоря Сикорского и его сподвижников, фирма "Сикорский" уже к 1926 году прочно встала на ноги.
Компания, созданная Игорем Сикорским, стала одним из гигантов американской индустрии, её вертолёты летают по всему миру, а доходы исчисляются миллиардами.
Естественно, что у Игоря Сикорского были конкуренты. В США в 40-50-ые годы более трехсот фирм занимались вертолётами. Среди них - и компании "русских американцев". В 1926 г. основал свою вертолётную фирму профессор Георгий Ботезат (Де Ботезет) (1882-1940). Большинство сотрудников Георгия Александровича были русскими (в том числе В. Иванов, Н. Транзе, Н. Соловьев). Георгий Де Ботезет был не только одним из крупнейших российских ученых-теоретиков, но и многогранным инженером с мировым именем. Однако, его смерть привела к тому, что компания распалась.
Авиационный инженер Игорь Бенсон (1918-1993) в 1953 году создал фирму "Бенсон Эйркрафт" по проектированию суперлегких одно- и двухместных вертолётов.
Главными конкурентами Сикорского стали те, кто разрабатывал тяжелые машины, в том числе Константин Львович Захарченко (1900-1987), главный конструктор вертолётов компании "Мак-Донелл".
Во многих сферах американского авиастроения успешно трудилось немало выходцев из России. У этих людей инженерный талант и организационные способности сочетались с большим личным мужеством. Почти все они были лётчиками высокого класса и сами испытывали свои машины. Многие из них в годы 1-ой Мировой войны снискали себе славу героев воздушных боёв и заслужили высокие военные награды.
В 1931 году Александр Николаевич Прокофьев-Северский ( 1894-1974), российский ас-герой, который летал даже потеряв ногу, создал компанию "Северски Эйркрафт" (позднее - "Рипаблик Авиэйшн"). Сам Александр Николаевич прославился в Америке и как конструктор первоклассных учебных и спортивных самолётов, на которых было поставлено много мировых рекордов, и как создатель большого числа авиационных приборов, и как автор стратегии использования бомбардировочной авиации. Один из его ближайших сотрудников, инженер Александр Михайлович Картвели ( 1896-1974), в числе прочих удачных и перспективных машин разработал самолёт "Рипаблик-47 Удар Молнии", который считается одним из лучших истребителей-бомбардировщиков II Мировой войны. Этот самолёт поставил Александра Картвели в ряд крупнейших авиаконструкторов ХХ века.
Компания "Струков Эйркрафт" была создана инженером Михаилом Струковым (1883-1974) в 1943 году. Работая вместе с двумя сыновьями, Михаил Михайлович сделал очень много для развития тяжелых реактивных самолётов, по существу заложив основы военно-транспортной авиации американских ВВС.
В историю авиации вошел и Михаил Леонтьевич Грегор ( Григорашвили) (1888-1952), выпускник Санкт-Петербургского Института путей сообщения. Талантливый инженер, он в Америке успешно сотрудничал со многими компаниями, в том числе работал с А. Северским и с М.Струковым. Переехав позднее в Канаду, он налаживал там серийное производство самолётов по американской лицензии и стал, по существу, одним из основателей канадской авиаиндустрии.
Инженер Борис Корвин-Круковский (1895-1988) был главным конструктором компании, которая поставляла поплавки конструкции Корвин-Круковского всем гидросамолётостроительным заводам мира. Как авиаконструктор, Борис Вячеславович получил известность благодаря его цельнометалллическим летающим лодкам и палубным катапультным самолётам.
Борис Корвин-Круковский принадлежал к очень известной в России фамилии, давшей и видных генералов, и всемирноизвестную своими математическими достижениями профессора Софью Васильевну Ковалевскую, и революционерку Анну Васильевну Жаклар, которая, начитавшись Маркса, кинулась на баррикады Парижской Коммуны. Сам же Борис Вячеславович, пользовавшийся доверием адмирала А.В.Колчака, - легендарная личность. В 1916 году в воздушном бою был тяжело ранен в руку, некоторое время не мог летать и стал посещать занятия в Петроградском Политехническом институте. Но потом вновь вернулся к лётной работе и свое инженерное образование завершил уже в эмиграции, когда окончил Массачусетский технологический институт.
Парадоксальна судьба этих незаурядных людей, принадлежавших к той волне эмиграции, которая была вызвана Гражданской войной. Они, в прошлом - дворяне, обладатели аристократических титулов, состоятельные люди, белые офицеры, кавалеры боевых орденов царской России, по существу, были интеллектуальной элитой страны, из которой они были вынуждены бежать из-за угрозы физической расправы над ними. У многих их них в покинутой стране оставались дела их ума и рук, которые новая власть, конечно, использовала.
Профессор Иван Рубинский (1890-1967) вместе со своим учителем профессором Н.Е.Жуковским заложил основы будущего ЦАГИ - Центрального аэрогидродинамического института. По идее профессора Георгия Де Ботезета (1882-1940) в Москве был создан так называемый Главный аэродром, на основе которого впоследствии сформировались советские летно-испытательные учреждения военной и гражданской авиации. По предложению профессора Юрия Ломоносова (1876-1952) сразу же после прихода Советской власти был создан "Экспериментальный институт железнодорожного транспорта", который потом, когда профессор уже уехал из России, разросся в несколько научных учреждений.
Если поэты пишут, что они "вернулись в Россию стихами", то инженеры-эмигранты "вернулись в Россию" своими воплощенными в металл техническими достижениями.
В компании "Консолидейтед" летающую лодку "Каталина", получившую признание во всём мире, проектировали инженеры Ф. Д. Калиш и А. В. Сатик. Затем, когда Советский Союз купил лицензию на эту лодку, они на Таганрогском авиазаводе налаживали ее производство. "Русский американец" инженер А.Н.Петров руководил созданием специально для Советского Союза летающих лодок М-156.
Российские эмигранты, в частности, инженер Владимир Александрович Клыков, имевший диплом знаменитого Массачусетского технологического института, участвовали и в создании великолепного самолёта "Дуглас DC-3". Этот самолёт, благодаря его высокой надежности, получил очень большое распространение во всём мире. В середине 30-ых лицензия на него была куплена и Советским Союзом. В СССР было произведено около 5 тысяч таких лицензионных "Дугласов", в советском варианте именовавшихся, как военно-транспортные самолёты "Ли-2".
Инженер-аэродинамик Янис Аккерман (1897-1972), ученик профессора Н.Е.Жуковского, в 1940 году был приглашен консультантом фирмы "Боинг". Он внёс очень большой вклад в создание стратегического бомбардировщика "Б-29 Суперкрепость", открывшего в авиации новую эпоху. Страна Советов всеми силами пыталась выведать американские технические секреты. В июне 1945 года Сталин приказал любой ценой добыть образцы этого самолёта. Всеми правдами и, конечно, неправдами это было сделано. В результате машина Б-29 "без спроса" была полностью скопирована. Так появился Ту-4 - туполевский бомбардировщик дальнего действия.
Когда Никиту Хрущёва во время его визита в 1959 году в США покатали на вертолёте S-58, ему так понравилась эта комфортабельная машина, что он тут же приказал купить два её экземпляра. Так "Sikorsky S-58" попал в Москву, где стал объектом самого тщательного изучения, и всё, что возможно, было у него заимствовано.
В годы II Мировой Войны Америка изготовила и передала Советскому Союзу почти полмиллиона армейских автомашин высокой проходимости: трёхосных грузовиков "Студебеккер", легких тягачей "Додж" и командирских вездеходов "Виллис". Кузова всех этих машин многоцелевого назначения были спроектированы известным американским инженером-дизайнером, в годы войны полковником армии США, Алексеем Сахновским (1901, Киев - 1964, Атланта, США). Кстати, аналоги этих автомашин, которые после войны стали выпускаться советскими заводами, по своим показателям сильно уступали оригиналам.
В 19-ом году Алексей Владимирович, потомственный граф - со стороны отца и внук сахарозаводчика-миллионера - со стороны матери, счёл за лучшее покинуть Россию. Переехав в 1928 году из Франции в США, он очень успешно работал в Америке как дизайнер автомашин самых различных классов. Именно он впервые, ещё в 1930 году, предложил концепцию автомобилей класса "джип", столь популярных сейчас во всём мире, в том числе и на просторах бывшего СССР. Так творения этого талантливого человека оказались в стране, где ему когда-то не нашлось места.
"Русский след", который просматривается не только в небесах Америки, но и на море, - это и подводные лодки инженера А.М.Тихвинского, это и надводные корабли инженеров Н.И. и И.Н.Дмитриевых, И.А.Автамонова.
В Америке жил и работал инженер-кораблестроитель Владимир Юркевич, создатель прославленного трансатлантического лайнера "Нормандия", который после того как был спущен на воду в 1935 году, завоевал самые почетные призы и титулы.
Однако, судьба этого великолепного корабля, одного из крупнейших в ХХ веке, оказалась грустной. В начале II Мировой войны "Нормандия" была переоборудована в транспортное судно. В мае 1942 года, стоя у одного из причалов Нью-Йорка, корабль сначала внезапно загорелся (от причин, которые до сих пор достоверно не выясне-ны), а потом от потоков воды, ко-торые на него обрушили, чтобы погасить огонь, затонул. Владимир Иванович был уверен, что "Нормандию" можно было спасти. "После ремонта, - по мнению конструктора, - великий корабль мог бы оказать огромные услуги стране …". Однако, этот шедевр мирового судостроения был скоропалительно списан в лом.
Владимир Иванович Юркевич (1885-1964) получил очень хорошее образование в петербургском Политехе, а потом проектировал линкоры. В 1920 году Владимир Юркевич, к тому времени капитан Корпуса корабельных инженеров, покинул Россию. Попав во Францию, он далеко не сразу смог утвердиться там как инженер-судостроитель. И профессиональное удовлетворение, и всемирную известность ему принесла его "Нормандия", победившая в конкурсе на создание самого быстроходного трансатлантического лайнера. Газеты восторженно писали: "Какое поразительное сочетание мощности и грандиозности с легкостью и изяществом, максимум скорости и минимум расходов, торжество французского судостроения и русского инженерного гения...". К Владимиру Ивановичу пришло признание: он открыл своё проектно-консультативное бюро с филиалами во многих странах. Его "Обводы Юркевича", запатентованные во всём мире, позволяли резко увеличить скорость судов. Он получал заказы на проектирование... Однако, Владимир Юркевич в 1937 году решает переехать в США. Здесь он читает лекции в Массачусетском технологическом институте и в ряде университетов. Его услугами пользуется Военно-Морское министерство. В США он мог быть полезен в связи с проектами первых американских авианосцев, супертанкеров, мощных ледокольных судов. Он вынашивал идеи постройки сверхбольших лайнеров, но осуществить их ему не удалось. Он даже искренне думал, что "ничто не может помешать ему вернуться в Россию и что, если бы он это сделал, его не только бы не арестовали в России, но и использовали бы для работы по постройке кораблей". (После II Мировой войны Со-ветская власть декла-рировала свою любовь к реэмигрантам. Правда, потом, когда они решались вернуться, многие иллюзии рассеивались. Выяснялось, что, если их и не арестуют, то определят под гласный надзор "органов", что жить им можно будет только вне больших городов, что не на всякую достойную работу их возьмут...).
Очевидно, что громадный творческий потенциал инженера В.И.Юркевича в США оказался фактически невостребованным. К сожалению, далеко не все инженеры-эмигранты смогли вписаться в американскую жизнь. Профессор Юрий Ломоносов (1876-1952) и в России, и в Европе был известен как крупнейший специалист по проблемам железнодорожного транспорта и локомотивостроения. Он приехал в США имея опыт проектирования и создания тепловозов. Однако, весьма перспективные идеи и колосссальные знания Юрия Владимировича в этой области никого в Америке не заинтересовали.
В истории сохраняются имена, как правило, только тех, у кого судьба сложилась благополучно. Российские ученые занимали кафедры в самых известных университетах Америки. Выдающийся механик Степан Тимошенко (1878-1972), чьи учебники по вибрации были и остаются настольными книгами инженеров всего мира, состоял профессором Стенфордского университета (Калифорния). Специалист по аэрогидродинамике профессор Александр Никольский, чьё имя носит престижная научная премия, работал в Принстоне (Нью-Джерси). Там же в Принстоне больше четверти века работал инженер-строитель профессор Г.П. Чеботарев (1899-1986). Профессор Георгий Кистяковский (1900-1982), который участвовал в создании американской атомной бомбы и имел многие высшие научные награды, свои исследования вел в Гарвардском университете (Массачусетс). В Колумбийском университете (Нью-Йорк) кафедру гидравлики возглавлял профессор Борис Бахметьев (1880-1951). Профессорами университетов и различных военных академий были инженер-электрик В.Карапетов, авиаинженеры Я.Аккерман, Н. Александров, В. Гарцев, В.Клыков, Б.Корвин-Круковский, И.И. Сикорский.
Многие эмигранты, у кого высокий уровень инженерного профессионализма сочетался с предпринимательским даром, основали фирмы, которые процветают по сей день. Фирма видеоаппаратуры "Ампекс" была создана Александром Понятовым (1892-1986) в 1956 году.Фирма имеет много наград за свою продукцию. Она получила даже голливудский Оскар. Имя горного инженера П.А. Малоземова (1909-1997) неотделимо от его детища - фирмы "Ньюмонт", ставшей под его руководством одной из крупнейших в мире золотодобывающей компанией. С 90-ых годов "Ньюмонт" ведёт очень активную деятельность в постсоветском Узбекистане. Пароходная компания А.Н.Власова, выпускника Санкт-Петербургского Политехнического института, насчитывает более сорока океанских судов. Фирма инженера Р.Небольсина по системам очистки воды, фирма инженера М.Зароченцева по холодильным установкам, ряд других "русских" компаний занимали устойчивое положение на американском рынке.
Эти люди, которых советская пропаганда огульно именовала "белогвардейцы-антисоветчики", тем не менее питали патриотические чувства к стране, с политическим режимом которой им было не по пути. Профессор С.П.Тимошенко отказался от гонораров за издание своих книг в СССР с тем, чтобы на эти деньги можно было создать премиальный фонд для талантливых советских инженеров. В годы войны с фашизмом инженер В.И.Юркевич собирал деньги в помощь Красной Армии, убеждая соотечественников поддержать "нашу страну", как он называл СССР. А.М.Понятов, глава крупной компании, говорил: "Все бы передал своей стране!", имея в виду,что "своя страна" - это Советский Союз.
В СССР в официальной печати было запрещено даже упоминать имена эмигрантов. Эмигрантов-инженеров, олицетворяющих передовую инженерную мысль, большевистская печать пренебрежительно называла не иначе, как "буржуазным охвостьем". Правда, уже в наше время осознано, что из страны был совершен исход тысяч и тысяч самых образованных , творческих и к тому же наиболее нравственных людей. Этот исход не только сильно ослабил страну, но и навечно опозорил её в глазах всего цивилизованного мира. После многих десятилетий замалчивания роли "белогвардейцев" в прогрессе мировой науки и техники стали появляться книги и фильмы о них. Сейчас предпринимаются какие-то запоздалые шаги, отдаленно похожие на раскаяние. Новый президент новой Украины Виктор Ющенко пожаловал орден уроженцу Киева Игорю Сикорскому (1889-1972), знаменитому американскому авиаконструктору. Орден был вручён его сыну Сергею Игоревичу. Игорь Сикорский, признанный технический гений ХХ века, свою инженерную деятельность начал в авиационных мастерских петербургского Русско-Балтийского Вагоностроительного завода. В связи с этим имя И.И.Сикорского занесено в Золотую Книгу Санкт-Петербурга, там же создан Фонд Игоря Сикорского, а одной из площадей города присвоено его имя. (Группу представителей Компании "Сикорский", прибывших на торжества по этому случаю, в аэропорту никто и не думал встречать. О гостинице для них также никто заранее не позаботился. В тот же день у них украли все их чемоданы. Когда они, ограбленные, пошли жаловаться в милицию, их заявление там встретили хохотом. Подвергнув оскорблениям и отобрав все имевшиеся у них деньги, этих весьма почтенных немолодых людей всю ночь продержали в камере. На американских инженеров такой приём произвел очень сильное впечатление. Руководитель этой группы, выступая по радио в эфире станции "Свобода", сказал: "За эти несколько дней пребывания в России я понял, почему в свое время были вынуждены эмигрировать Игорь Иванович Сикорский, а также многие-многие другие").
С конца 90-ых в Москве традиционно проводятся Международные научные чтения, "посвященные памяти Игоря Сикорского - авиаконструктора, пилота и философа". Действительно, Игорь Иванович был мыслителем. И вряд ли на этих Чтениях процитируют прозорливые слова Игоря Сикорского, сказанные им почти 80 лет назад - в 1927 году. Они обращены к "тем, кому их Родина дорога не только в дни ее величия, но и в дни ее падения, неслыханного позора и унижения...". Дальше он говорит: "Чем напряженней и дружней будет работа... над перевоспитанием самих себя, тем скорее освободится Россия от шайки хищников, паразитирующих на лишенном воли, парализованном государственном opганизме". Что касается "напряженной и дружной работы", так пока что видно только как шайки постоянно разбираются между собой.


(03-10-2005 10:33:55)

 
 
Николай: Малоизвестные факты о контактах Советских авиастроителей с русскими авиаконструкторами-эмигрантами:
«Белые» самолеты для Красной Армии
17 февраля 1931 г. в Нью-Йорке в самый разгар Великой депрессии русскими эмигрантами-авиаторами была «Северский Эркрафт Корпорейшн». Ее президентом стал Александр Николаевич Прокофьев-Северский, человек яркой и противоречивой судьбы. Он родился в 1894 г. в Тифлисе в семье известного эстрадного артиста, одного из первых русских летчиков. В годы первой мировой войны молодой человек тоже стал известным морским летчиком. В одном из первых же боевых вылетов он попал в аварию и лишился ступни правой ноги. Это не помешало ему вернуться в строй и в дальнейшем умело пользоваться инвалидностью для эффектной саморекламы. Недюжинные летные и организаторские способности сочетались у «летчика Сашки» с легкостью характера, подчас граничившей с беспринципностью. Когда после февральской революции на флоте начались чистки, «рубаха-парень» без труда нашел общий язык с матросскими комитетами и сделал в 1917 г. стремительную карьеру. Направленный после демобилизации с мандатом Ленина за границу «для поправки здоровья», Прокофьев-Северский без труда добрался в марте 1918 г. до Соединенных Штатов, где неожиданно объявил себя белым. Обосновавшись в Нью-Йорке, обворожительный жуир, танцор и певец, в то же время знаменитый летчик быстро стал такой же душой светского общества, как и раньше в Петрограде, Он закончил нью-йоркский университет, женился на дочери богатого врача, получил американское гражданство и эвание майора запаса Воздушного Корпуса США. Американская пресса часто его так и называла - майор.
Создавая в 1931 г. собственную фирму, ловкий предприниматель Северский решил сделать ставку на «мозги» из России. Многие эмигранты-авиаторы влачили в годы кризиса тяжелое существование и с готовностью приняли его предложение. Они составляли столь большой процент среди сотрудников компании, что на Лонг-Айленде долгое время ходила шутка: «Вас не примут на «Северский Эркрафт», если вы не русский». Главным инженером фирмы стал Александр Михайлович Картвелов. Он родился в 1896 г. в Тифлисе, воевал артиллерийским офицером на Кавказском фронте и в годы гражданской войны эмигрировал во Францию, где получил профессию авиационного инженера и работал на предприятиях «Блерио» и «Бернар». В 1927 г. Картвелов переехал в США, где под фамилией Картвели вскоре стал известным конструктором самолетов. Главным конструктором и летчиком-испытателем «Северский Эркрафт» являлся ее президент. Незаурядный изобретатель, неплохо разбиравшийся в авиационной технике, он не имел опыта практической конструкторской работы, поэтому обратился за помощью к авиационному инженеру с дореволюционным стажем Михаилу Леонтьевичу Григорашвили. На фирму также поступили: Александр Тучков, Михаил Бондарь, Александр Павловский, Юрий Мейрер, Александр Лавров, Валериан Гарцев и многие другие русские авиационные специалисты. Большую помощь в проектировании и постройке первого самолета компании - трехместной амфибии SEV-3 - оказал талантливый инженер и известный летчик Б.В. Корвин-Круковский.
Создание SEV-3 завершилось в 1933 г. Несмотря на передовую конструкцию, самолет широкого применения не получил, но стал прообразом для ряда последующих успешных моделей «Северский Эркрафт»: учебных BT-8 (1934) и X-BT (1936), истребителей 1XP (1935), P-35 (1936) и AP-1 (1937), гоночных S-1 (1936) и S-2 (1937) и др. Их особенностями были: цельнометаллическая конструкция относительно больших размеров и хороших аэродинамических форм, схема свободнонесущего низкоплана, многолонжеронное крыло с встроенным топливным резервуаром и эллиптическими законцовками, полумонококовый фюзеляж с гладкой обшивкой и закрытой просторной комфортабельной кабиной, мощной воздушный винт изменяемого шага, развитые подкрыльевые щитки, богатое электро- и радиооборудование и т.д.
В связи с уходом в 1934 г. из компании Григорашвили руководство проектированием и постройкой новых аппаратов осуществлял Картвелов, официально занявшии со следующего года должность главного конструктора и вице-президента «Северский». В 1936 г. был построен новый тренировочный самолет SEV-X-BT. Он не заинтересовал заказчиков, но послужил основой для разработки в том же году многоцелевого двухместного боевого самолета, получившего название «Северский 2PA» (2-Place Aircraft) Convoy Fighter (истребитель сопровождения). Его экспортный вариант именовался «Модель 200». Аппарат оснастили девятицилиндровым двигателем R-1820 «Циклон» и трехлопастным цельнометаллическим винтом «Гамильтон» диаметром 2,276 м изменяемого в полете шага. Вооружение состояло из двух синхронных пулеметов «Кольт-Браунинг» калибром 12,7 мм и 7,62 мм. Для защиты задней полусферы в кабине стрелка на оригинальной турели разместили еще один 7,62 мм «Кольт-Браунинг», который в небоевом положении находился под прозрачным экраном. При появлении противника стрелок должен был освободить замок, повернуть экран относительно продольной оси самолета и «утопить» его а фюзеляж. Сдвинув затем вперед по потолку колпак фонаря своей кабины, он получал полную свободу действий. Кресло стрелка монтировалось внутри дуги-качалки шворневой установки. Теоретически сектор обстрела заднего «Браунинга» составлял свыше 180°, но при полете на большой скорости это было труднодостижимо Под центропланом и консолями крыла могли подвешиваться бомбы общей массой до 227 кг. В варианте разведчика на SEV-2PA предусматривалась установка фотокамеры.
В кабине стрелка был второй комплект рычагов управления со сьемной ручкой и приборы: указатель скорости, высотомер, часы и компас. Кабины были соединены надежной системой связи, а для внешней связи служила симплексная приемо-передающая радиостанция «Лирадо». Очень удачной получилась конструкция сдвижных колпаков кабин: в открытом состоянии они не мешали друг другу и почти не создавали дополнительного сопротивления. Объем топливных баков в консолях мог регулироваться передвижной перегородкой в зависимости от предстоящего боевого задания, В остальном конструкция «Конвой Файтера» была подобна другим самолетам фирмы «Северский».
Одновременно с сухопутным вариантом SEV-2PA-L (L - landing, сухопутный) Картвелов разработал и морскую модификацию «Конвой Файтера». Она именовалась SEV-2PA-A «Амфибион Файтер» или «Модель 230» и оснащалась двухреданными поплавками. Для лучшей продольной балансировки фюзеляж амфибии был удлинен на 38 см за счет дополнительной секции с двумя шпангоутами между кабиной и оперением. Консоли имели больший размах, за счет чего обьем баков увеличился с 757 до 1694 л. Большая часть конструкции амфибии была выполнена из коррозионностойкого сплава «Алклад». Самолет оснащался более мощной модификацией двигателя: Райт R-1820-G-2 в 850 л.с. вместо Райт R-1820-G-7 в 750 л.с. Вооружение машины соответствовало базовому варианту.
Несмотря на все старания, Прокофьеву-Северскому не удалось заинтересовать новыми самолетами ни Воздушный корпус, ни морскую авиацию США, и он счел себя свободным в выборе заокеанских покупателей. Особой щепетильностью при поиске заказчиков летчик-президент не отличался. После остановленной госдепартаментом сделки с республиканской Испанией «майор» продал двадцать SEV-2PA-B3 Японии. Так как эта страна уже тогда считалась потенциальным противником США, заказ оформляли как «таиландский». Следующий иностранный контракт был заключен на производство «Конвой Файтеров» в большевистской России
В 30-е годы в центре Нью-Йорка, на Пятой авеню размещалась советско-американская внешнеторговая фирма «Амторг Трейдинг Корпорейшн». Одним из главных ее назначений было обеспечение поставок для быстро развивавшейся советской оборонной промышленности. Особенно тесными стали контакты с американскими самолетостроительными предприятиями с 1934 г., когда новым директором инженерного отдела «Амторга» стал Н.А. Соколов. Он близко познакомился с Прокофьевым-Северским, который сразу же предложил «красным» соотечественникам строить для них самолеты на самых льготных условиях. Знаменитую амфибию SEV-3 в 1934 г. осмотрела посетившая США авиационная комиссия под руководством соратника Туполева, известного инженера и морского летчика И.И. Погосского, хорошо знавшего президента «Северский Эркрафт» еще по дореволюционной военной службе. Весной 1935 г. в США приехал во главе представительной делегации сам «мэтр» советской авиации А.Н. Туполев, знакомый с Северским с 1917 г. Среди многочисленных самолетостроительных компаний, осмотренных делегацией, оказалась и «Северский Эркрафт». Здесь большевиков ждал неожиданно теплый прием, который на фоне посещения другой «белогвардейской» фирмы И.И. Сикорского, едва не закончившегося потасовкой, оставил самое приятное впечатление. Советская делегация внимательнейшим образом изучила самолеты «Северский» и, расточая дифирамбы их создателям, покинула маленькую «русскую» фирму, оставив как американцев, так и сотрудников «Амторга» в недоуменном состоянии. За четыре месяца пребывания в США, как с возмущением отмечалось в отчете «Амторга», «...комиссия Туполева, имевшая открытую лицензию на покупку самолетов в 600 тыс. долларов, таковую исчерпала лишь частично...». Аппараты конструкции Картвелова приобретены не были. Раздосадованный Соколов представил в Наркомат обороны доклад с рекомендацией приобрести истребитель SEV-1XP и учебно-тренировочный SEV-BT-8. «В этих образцах есть чему учиться..., - сообщал начальству директор инженерного отдела «Амторга». - Появление этих машин в Союзе произведет переворот в головах наших конструкторов, показав им, куда двигать и в чем отстали... затраченные деньги окупят себя». К сожалению, его попытки поставить в СССР новейщий истребитель не увенчались успехом. «Предложенный еще т. Туполеву в 1935 г. одноместный истребитель Северского в 1936 г., после принятия его на вооружение, оказался не только вне экспорта, но и под запретом какого-либо его осмотра и ознакомления», - констатировал президент «Амторга» в своем отчете за 1936 г.
Несмотря на ужесточение в 1936 г. правил посещения авиастроительных предприятий, сотрудники «Амторга» дневали и ночевали на заводе «Северский Эркрафт». Соколов был первым, кому «майор» сообщил о новом многоцелевом самолете SEV-X-BT и планах переделки его в двухместный истребитель сопровождения SEV-2PA. «Заказать и изучить с потрохами, получив продукцию одновременно с американцами», - уговаривал Соколов начальника отдела внешних заказов Наркомата обороны комдива Гиттиса. «Амторг» торопил руководителей внешнеторгового ведомства с закупкой «Конвой Файтера». Соколова поддержал начальник ЦАГИ комдив Н.М. Харламов, посетивший авиационные предприятия США в мае-сентябре 1936 г. во главе новой советской делегации. В отличие от Туполева, комдив не скупился. Харламов заключил выгодные контракты на лицензионный выпуск в Советском Союзе авиалайнера Дуглас DC-3, гигантской летающей лодки «Мартин-156», амфибии Консолидейтед «Каталина» и штурмовика Валти V-11. Двухместный истребитель «Конвой Файтер» должен был, по мысли Харламова, стать пятым самолетом в ряду лучших образцов американской авиационной техники, запущенных в серийное производство в СССР.
Правительственное постановление о приобретении SEV-2PA последовало из Москвы 26 ноября 1936 г. В январе 1937 г. «майор» представил в «Амторг» условия на поставку двух экземпляров SEV-2PA в сухопутном и морском вариантах, комплекта переведенных в метрическую систему чертежей и полного набора технологического оборудования для сборки и обслуживания аппаратов. Кроме того, Прокофьев-Северский вызвался помочь соотечественникам в организации лицензионного выпуска «Конвой Файтеров», освоении новых техпроцессов, подготовке персонала, а также обещал посредничество в заключении договоров с субподрядчиками. За самолеты и все услуги он просил не дорого - всего 405 тыс. долларов. Предложение было очень выгодным и поступило как нельзя кстати. Советские ВВС нуждались в новом многоцелевом самолете, способном эффективно выполнять задачи разведчика, истребителя, легкого бомбардировщика и штурмовика. Очень заманчивым выглядело и обещание бывшего соотечественника ознакомить со всеми тайнами передовой американской технологии.
Переговоры взяли под свой контроль начальник ГУАП М.М. Каганович и командующий ВВС РККА командарм 2-го ранга Я.И. Алкснис. Благодаря этому уже 28 апреля 1937 г. между «Амторгом» и «Северский Эркрафт» были заключены два договора: один - на поставку двух образцов самолетов, другой - на лицензионное производство и техническую помощь. По первому Прокофьев-Северский обязался за 160 тыс. долларов поставить самолет 2PA-L через 142 дня после подписания договора, а 2PA-A - через 202 дня. Оба варианта машины несли типовое воооружение. Договор предусматривал присутствие на заводе двух наблюдающих от заказчика и их участие в летных испытаниях готовых аппаратов, а также гарантировал своевременную замену дефектных частей и деталей. По второму договору советская сторона обещала выплатить 210 тыс. долларов. В нем говорилось, что: «...ГУАП желает производить в СССР в серийном или массовом масштабе двухместные истребители, известные как «Северский» универсальная модель 2PA, включая все усовершенствования, проведенные в период существования настоящего соглашения, а также ГУАП желает получить техпомощь «фирмы» в отношении производства означенных истребителей и исключительную лицензию на производство, сборку и продажу означенных истребителей в СССР...». Кроме собственной страны, ГУАП получил право продажи самолетов в Афганистан, Монголию и Иран. Под технической помощью подразумевалось предоставление фирмой не только документации по передаваемым в лицензионное производство самолетам, но и всей информации по проводимым в ближайшие три года доработкам и модификациям конструкции, технологии производства SEV-2PA, а также допуск в течение того же срока 15 советских инженеров в конструкторское бюро, цехи, опытные лаборатории и на летно-испытательную станцию. Представителям ГУАП выделялось отдельное помещение, оборудованное всем необходимым для конструкторской деятельности, и гарантировалась возможность посещения предприятий-субподрядчиков. Кроме того, фирма обязалась отправить в СССР собственных конструкторов и технологов.
В общей сложности страна социализма должна была выплатить своему бывшему соотечественнику 370 тыс. долларов, т.е. существенно меньше, чем он просил с самого начала. В дальнейшем «Амторг» перевел «Северский Эркрафт» еще около 20 тыс. долларов за дополнительное оборудование и запчасти. Много лет спустя, во времена «маккартизма», когда бывший член матросских комитетов превратился в одного из идеологов борьбы с коммунизмом, он ловко придумал в оправдание сказку о якобы миллионном контракте и давлении дипломатических служб Белого дома, принудивших его к сотрудничеству с большевиками. На самом деле у Александра Николаевича существовали неплохие личные контакты с деятелями «Амторга», да и весна 1937 г. была временем расцвета для возглавляемой им фирмы. Прокофьев-Северский рассчитывал на производство а Стране Советов до десяти «Конвой Файтеров» в сутки, и в случае успешного завершения сделки на SEV 2PA-L и 2PA-A гарантировал поставку в СССР за умеренную цену последующих аппаратов конструкции Картвелова.
Отношения советской стороны с «Северский Эркрафт» развивались столь успешно, что ГУАП даже согласилось оплатить исследования в аэродинамической трубе Нью-Йоркского университета руля поворота «Конвой Файтера». Выделенные на это 1500 долларов «Амторг» в дальнейшем увеличил в три раза в обмен на обещание провести в той же трубе всесторониие исследования модели истребителя SEV-2PA-L. Для организации взаимодействия на «Северский Эркрафт» прибыл назначенный ответственным за внедрение самолетов Картвелова в Советском Союзе заместитель начальника 19-го отдела ГУАП инженер Н.Н. Леонтьев. Спустя некоторое время к нему присоединились несколько сотрудников ЦАГИ и инженеров ВВС РККА. При строительстве самолетов по вине обоих сторон происходили досадные проволочки, но представители «Амторга» жестко следили за выполнением условий и сроков договора. Когда Картвелов предложил ограничить угол горизонтального обстрела заднего пулемета с 90 до 60°, объясняя свою просьбу физической невозможностью для стрелка разворачивать пулемет перпендикулярно встречному потоку, новый директор инженерного отдела «Амторга» Фрадкин в категорической форме потребовал обеспечить 90°. Осенью 1937 г. SEV-2PA-L (заводской №143) был собран и успешно испытан в присутствии советских представителей. После завершения приемо-сдаточных полетов машину 19 ноября на борту парохода «Сити оф Файбери» отправили в СССР. Сдачу амфибии SEV-2PA-A (заводской №142) Прокофьев-Северский затянул до весны 1938 г. Бывший морской летчик не спешил расставаться с полюбившейся ему машиной и неоднократно демонстрировал «русскую» амфибию на различных выставках зимой 1937-1938 гг. Первый раз она поднялась в воздух в присутствии представителей ГУАП, ВВС РККА, ВВС РКВМФ и «Амторга» 15 марта 1938 г. Процедуру сдачи «Амфибион Файтера» летчик-президент обставил с большой помпой, превратив ее в эффектное рекламное шоу, о котором сообщили все авиационные издания мира. А спустя неделю амфибия отбыла на борту парохода в СССР.
В Москве самолеты «Северский» поступили на завод №156 (бывшее опытное производство ЦАГИ и ОКБ Туполева). Приказом по ГУАП «в целях изучения иностранной авиационной техники, внедрения лучших достижений в нашу авиапромышленность и оказания техпомощи конструкторам и производствам&raqip; на заводе №156 образовано «подразделение по изучению и внедрению передовой иностранной техники». Оно выпустило описание и техинформацию по SEV-2PA-L и SEV-2PA-A, а также ряд переводов служебной документации «Северский Эркрафт». На заводе №156 в это время как раз строились под руководством П.О. Сухого и Н.Н. Поликарпова самолеты аналогичного класса по теме «Иванов». Большое внимание к машинам конструкции Картвелова проявили также руководители и инженеры ОКБ: Н.Н. Поликарпова, В.Ф. Болховитинова, С.А. Кочеригина, А.С. Яковлева и, особенно, В.К. Таирова. Таиров исполнял обязанности технического директора киевского завода №43, где предполагалось освоение SEV-2PA в случае принятия его на вооружение. Советских инженеров заинтересовало широкое применение в конструкции SEV-2PA открытых профилей, штамповки, кованых и литых деталей, некоторые другие особенности американской технологии. Несмотря на непривычную для отечественных заводов цельнометаллическую конструкцию в СССР пришли к выводу, что: «В производстве самолет не сложен и может строиться в массовом масштабе». Высокую оценку получила аэродинамика самолета. Достойными заимствования были признаны ряд узлов и деталей конструкции, в первую очередь: безопасноповреждаемого многолонжеронного крыла, полуубираемого основного шасси и фонарей кабин, винт изменяемого в полете шага с автоматическим регулятором частоты оборотов, дифференциальные крыльевые щитки, управляемые триммеры, тормоза и амортизация шасси, виброизоляция силовой установки, управляемое и убираемое хвостовое колесо, синхронизатор пулемета, парашютные ракеты, радио- и некоторое другое оборудование. Большой интерес вызвала конструкция баков «мокрого» крыла, обеспечившего большой запас горючего. О том, какое внимание уделялось самолетам Картвелова в нашей стране, говорит тот факт, что на их исследование и испытания было выделено почти в два с половиной раза больше средств (1275 тыс. руб.), чем на внедряемую в серию амфибию «Каталина» (540 тыс.).
Самое большое внимание советских авиационных работников привлекло решение вопросов прочности. Распоряжением начальника ГУАП 28 января 1938 г. была образована под председательством «врид» начальника ЦАГИ Проценко и крупнейшего советского ученого профессора Журавченко комиссия «для исследования вопросов прочности лицензионного самолета «Северский 2PA-L» и сравнимой оценки его прочности с требованием наших норм 1937 г.». Она тщательнейшим образом изучила конструкцию самолета и провела расчет на прочность основных частей. Прочность ряда узлов шасси и проводки системы управления SEV-2PA-L была признана советскими специалистами «не удовлетворяющей нормам прочности СССР 1937 г. по обратным нагрузкам» и нуждающейся в усилении. «Сжатый гофр, стрингеры, полки лонжеронов недостаточно эффективны на «Северский», - сказано в опубликованном в 1938 г. отчете ЦАГИ. Используя полученные при исследованиях данные, ученые этого института подготовили обобщающий труд «Сравнительный анализ норм прочности различных стран для частей конструкции самолетов». На машине Картвелова проводились другие и различные исследования: по просьбе Поликарпова специалисты ЦАГИ сняли вибрационные характеристики истребителя «Северский», профессор Журавченко провел расчет SEV-2PA-L на штопор и др.
Сотрудники 5-го отдела ЦАГИ (оборудование) во главе с инженером Тарасовым спроектировали для SEV-2PA-L лыжи, а также схему их уборки. Лыжи получились очень легкими, вес пустого самолета возрос только на 48 кг. Собранный на заводе №156 «Конвой Файтер» прошел в начале марта 1938 г. предварительные летные испытания в 8-м отделе ЦАГИ (отдел в 1941 г. послужил основой формирования ЛИИ). Ведущими по летным исследованиям назначили инженера Ф.И. Ежова и летчика-инженера Ю.К. Станкевича. Выявленные в ходе предварительных испытаний летно-технические характеристики в целом соответствовали фирменным паспортным данным. Разница в максимальных скоростях летом и зимой была незначительной. Установка лыж заметно не сказалась на аэродинамике машины. «В случае производства самолета «Северский» в серии лыжи будут использованы», - гласило заключение по опробованию на SEV-2PA-L типично российского типа шасси. На этом летные испытания в ЦАГИ были прерваны. Военные торопили с передачей истребителя на госиспытания, и 14 марта 1938 г. серебристый самолет с английской надписью «Рассекающий небеса» (Sever-sky) на борту перелетел под управлением знаменитого военного летчика-испытателя С.П. Супруна на аэродром НИИ ВВС в Чкаловской. Ученые ЦАГИ между тем приступили к изучению «Амфибион Файтера».
Ответственными за проведение государственных летных испытаний SEV-2PA-L в НИИ ВВС были назначены: ведущий инженер - военинженер 3 ранга Таракановский, ведущий летчик - майор Супрун, ведущий штурман - майор Пистолькорс и ведущий техник - воентехник 1 ранга Боровков. Целью испытаний было:
1. «Определить летно-технические данные и боевые свойства двухместного истребителя «Северский».
2. Выявить принципиальную возможность использования самолета «Северский» в качестве дальнего разведчика.
3. Произвести испытания винтомоторной группы, вооружения и оборудования самолета и выявить заслуживающие внимания образцы конструкции для дальнейшего использования их на самолетах отечественного производства».
С первого же дня Супрун приступил к испытаниям, но после полетов 21 марта для снятия характеристик максимальной скорости полета и скороподъемности механики обнаружили прогар поршня цилиндра двигателя. Мотор пришлось демонтировать и отправить на ремонт в ЦАГИ.
Полеты в НИИ ВВС возобновились 31 мая. На SEV-2PA-L установили полное штатное оборудование и вооружение, лыжное шасси заменили на колесное. После мартовской неудачи Супрун стал внимательно следить за режимом работы двигателя. Мотор постоянно перегревался, что усугублялось летней жарой. После завершения скоростных и высотных испытаний и опробования бортовой радиостанции летчик перегнал «Конвой Файтер» назад в Восьмое отделение ЦАГИ для переделки системы охлаждения двигателя. Ремонт продолжался с 15 по 21 июня. Советские мотористы увеличили полщадь сечения насадков труб обдува агрегатов, расширили отверстия выхода воздуха из капота и заменили изогнутый вход воздуха в желоб обдувки масляного радиатора на прямой. После пробных полетов в ЦАГИ Супрун вернулся на SEV-2PA-L в Чкаловскую и
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай: Статья еще об одном из незаслуженно забытых русских летчиках...

Михаил Сафонов.
Морской летчик Первой мировой войны

ВАДИМ Кулинченко
________________________________________

Передо мною полный послужной список рядового дворянина, моего земляка, родившегося 31 октября 1893 года, за 43 года до моего рождения. Мы с ним люди разных эпох: он в царской России верно служил Родине и не воспринял кровавый террор революции, уйдя, вернее, перелетев за границу; я родился в декабре 1936 года, рос и воспитывался в Советской России и не воспринял голую свободу «демократии», предложенную нам в 1990 году. Нам пришлось жить в разные эпохи, но нас объединяет много общего, а главное — любовь к России. Мы, родившиеся в «сухопутном» Воронежском крае, стали моряками, любили море и честно служили России во флоте. Вот почему, пока рука держит перо, я решил коротко напомнить о боевой жизни своего земляка, героя Первой мировой войны, пилота — аса, старшего лейтенанта М.И. Сафонова, насытив сухой послужной список некоторыми моментами достойной боевой жизни.
25 августа (ст. стиль) 1917 года морские лётчики Балтийского флота пригласили к себе на обед команды двух английских подводных лодок, которые действовали совместно с российским флотом в Балтийском море против немцев. Во время обеда командир английской субмарины «Е-9» Макс Хортон встал и провозгласил тост на русском языке: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Все сидящие за столом бурно зааплодировали и закричали «Ура!».
Кто же был этот «Орёл Балтики»?
Миша родился в уездном городе Острогожске Воронежской губернии. Отец его, потомственный дворянин, имел родовое имение при хуторе Острые Могилы. Уже давно нет многих не то что хуторов, но даже некогда цветущие сёла и деревни Воронежского края ушли в небытиё. А в те времена конца 19 столетия это были цветущие чернозёмы, а Острогожск был и культурным центром Воронежской губернии под названием Воронежских Афин. История этого города богата известными фамилиями россиян.
Миша учился в Острогожской гимназии, которая славилась высоким образовательным уровнем, и мог пойти по любому достойному пути. Но его тянуло к себе море, в которое он влюбился заочно, увлечённо читая всё про море, попадающееся в руки. Поэтому раздумий не было, и на 16 м году жизни он поступает в Морской корпус, полный курс которого окончил 23 июля 1913 года, и приказом №144 по Морскому Ведомству был произведён в корабельные гардемарины с правом ношения нагрудного знака об окончании полного курса наук Морского корпуса. В 1913—1914 годах был в плаваниях на крейсерах «Олег» и «Громобой», на которых нёс службу до июля 1914 года, когда был зачислен в 1 й Балтийский флотский экипаж. Но не долго оставался на берегу, и уже в октябре 1914 года был назначен приказом Командующего флотом Балтийского моря за №275 на 2 ю бригаду линейных кораблей, на линкор «Севастополь», где приступил к службе уже мичманом, в чин которого был произведён 16 июля 1914 года. Морская служба в те времена на линкорах считалась самой почётной, но почему-то много молодых офицеров стремились на непрестижные ещё в морской среде подводные лодки и аэропланы.
Первоначально воздухоплавательное дело не было самостоятельным. По каким-то непонятным причинам оно было включено в службу связи и, естественно, существовало на положении пасынка. Но вот 14 (27) августа 1914 года приказом Морского министра №269 было введено в действие «Положение о службе авиации в Службе связи». Это был, фактически, первый официальный документ о создании морской авиации России. Однако задачи авиации в рамках службы связи были ограничены, но дело было новое и привлекало молодых офицеров. Не избежал этого влечения и Михаил Иванович, который подал рапорт о переводе в Службу Связи, конкретно в авиацию, куда и был назначен Циркуляром штаба Командующего Балтийским флотом №171 от 16 февраля (ст. стиль) 1916 года. Но ещё ранее состоялось его откомандирование в Офицерскую школу Морской авиации в город Севастополь, где уже в декабре 1915 года он совершил самостоятельно свой первый полёт.
После окончания лётной школы в феврале 1916 года Сафонов приказом начальника Службы связи Балтийского моря за № 247 от 11(24) февраля 1916 года прикомандировывается к воздушному району Службы связи с зачислением на 3 ю авиационную станцию для обслуживания полётов. Станция располагалась в районе Ревеля (Таллин).
Михаил Сафонов начал свою службу в авиации, когда она уже превратилась в реальную силу на Балтике. Были разработаны наставления по ведению воздушной разведки, атаке неподвижных и движущихся объектов, ведению воздушного боя.
Самолёты стали вооружаться пулемётами. Уже в этой сложной обстановке и показал себя мичман Сафонов мастером воздушного боя.
С 20 апреля по 20 сентября 1916 года балтийские лётчики совершили 163 самолёто-вылета, преимущественно на разведку в Рижский залив, Ирбенский пролив, вдоль побережья от Риги до Либавы, занятого германскими войсками. Практически вся деятельность балтийской авиации проходила в условиях активного противодействия превосходящей по численности немецкой авиации. Германская авиация активно бомбила наши посадочные площадки и аэродромы. При отражении этих налётов авиации противника балтийские лётчики провели 19 воздушных боёв, сбив семь неприятельских самолётов и потеряв три своих.
Вначале Сафонов выполнял разведывательные полёты. При этом приходилось встречаться с немецкими самолётами. Одна из таких встреч 27 августа (ст. стиль) 1916 года мичмана Сафонова с немецким гидросамолётом над Ирбенским проливом закончилась победой первого. Счёт был открыт. За эту победу Михаил Иванович получил орден «Св. Анны» 4 й степени и кортик с надписью «За храбрость».
Боевые будни продолжались. 26 сентября (ст. стиль) 1916 года три русские летающие лодки совершили налёт на немецкую авиастанцию на озере Унгерн. Командовал группой лейтенант Гарковенко, с ним летели мичман Сафонов и мичман Зайцевский. Летающие лодки внезапно появились над озером и сбросили на стоянку немецких гидросамолётов 12 бомб. При отлёте они были атакованы 20 ю немецкими истребителями «Фоккер» из сухопутных немецких лётных частей. Русские лётчики вступили в неравный бой. Немцы навалились на отставший самолёт мичмана Зайцевского. Экипаж храбро оборонялся, но тяжело был ранен стрелок, самолёт Зайцевского потерял возможность ответного удара.
Гарковенко и Сафонов дружили с Зайцевским ещё с авиационной школы, где вместе обучались лётному искусству, и они не могли бросить товарища в тяжёлую минуту. Две русские летающие лодки развернулись и бросились на 20 самолётов противника. В результате мичман Зайцевский вырвался из-под огня противника и вернулся на базу. Но в этом бою погиб геройской смертью лейтенант Гарковенко, а мичман Сафонов получил ранение в ногу и с трудом дотянул до своей базы, где сразу был отправлен в госпиталь. За этот вылет на бомбометание и воздушный бой с немецкими самолётами Михаил Сафонов был награждён орденом Св. Станислава 3 й степени с мечами и бантом. Приказом начальника Службы Связи Балтийского моря №1209 от 29 ноября (ст. стиль) он был переведён в отряд «Глаголь», самый боевой отряд авиации Балтийского моря.
К концу 1916 года морская авиация располагала самолётным парком в 140 единиц, не считая учебных самолётов. Ей уже было тесно в рамках Службы связи, поэтому 5 (18) октября 1916 года появилось Положение о Службе морской авиации в Российском флоте, с 30 ноября (13 декабря) оно вводилось в действие. На документе имелась пометка: «Собственноручно его императорского величества рукой написано «Одобряю». В царской ставке октября 5 дня 1916 г. Морской министр генерал-адъютант Григорович». Положением определялось, что отряд состоит из четырёх — восьми самолётов. Кроме организационных и прочих вопросов, «Положение» учитывало и чисто человеческие качества пилотов. Так в статье 73 было записано: «Офицер-лётчик имеет право просить об отчислении его от авиационной службы без объяснения причин, с момента подачи о сем рапорта своему непосредственному начальнику может отказаться от совершения полётов».
Но это не для нашего героя. Наоборот, после госпиталя Сафонов почти ежедневно летал на разведку, нёс патрульную службу, часто вступал в воздушные схватки с вражескими самолётами. Его гидросамолёт «М-16» («Зимняк») всегда был при деле. В июне 1917 года Михаил Сафонов приказом по Армии и Флоту за № 117 был произведён в лейтенанты. К этому времени он был награждён уже пятью офицерскими орденами.
25 августа (ст. стиль) 1917 года немецкие бомбардировщики совершили налёт на базу русских гидросамолётов на острове Эзель (о. Сарема — Эстония). На перехват вылетели русские самолёты. В завязавшемся воздушном бою Сафонов сбил один из немецких самолётов, а два других предпочли отступление. Экипаж сбитого немецкого бомбардировщика, два пилота, был подобран из воды русскими матросами и доставлен на русскую базу. Сафонов пригласил немецких пилотов на обед в офицерскую столовую, на котором присутствовали командиры двух английских подводных лодок Кроми и Хортон. На этом обеде командир подводной лодки «Е-9» Макс Хортон и провозгласил свой тост, о котором я уже упоминал выше: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Громче всех этому тосту хлопали немецкие лётчики, которые донесли это до своих коллег — немецких пилотов. Прозвище «Орёл Балтики» приклеилось к Михаилу Сафонову и стало известно всему Балтийскому флоту. (В Первую мировую войну иногда с пленных моряков и лётчиков брали слово, что они больше не будут участвовать в боевых действиях против России, и отпускали домой. — В.К.).
29 сентября (12 октября) 1917 года немцы начали операцию «Альбион» — операция германского флота по захвату Моонзундского архипелага. События того сражения и героические действия русских моряков отражены в широко известном историческом романе Валентина Пикуля «Моозунд». Но кроме морского сражения, было и воздушное. Немецкий флот поддерживали свыше 100 самолётов и 6 дирижаблей. Им противостояло всего 30 русских гидросамолётов. Немцы, высадив десант в бухте Тага-Лахт (Северо-запад острова Эзель) начали продвижение к авиационной станции в Кильконде. Пришлось грузить неисправные самолёты под огнём противника на транспорты. В это время лётчики, поднявшись в воздух на исправных машинах, среди них был и лейтенант Сафонов, вели воздушные бои и обеспечивали прикрытие транспортов до их прибытия в Ревель (Таллин). Конечно, количественное преимущество было на стороне немцев, но отвага и мастерство русских морских лётчиков уравнивали силы. В этом сражении немцы в полной мере оценили силу русского «Орла Балтики».
В первые четыре дня сражения Сафонов сбил 4 самолёта противника, по одному в день. Но при возвращении 2 (15) октября из очередной разведки самолёт Сафонова был обстрелян немцами над морем. Мотор был пробит и встал, что заставило Михаила сесть на воду, благо позволяло состояние моря. Эсминец «Разящий» подобрал лётчика и доставил в штаб обороны Рижского залива. Начальник Морских сил Рижского залива контр-адмирал Бахирев пожелал лично увидеть отважного лётчика. После доклада адмиралу лейтенант Сафонов получил на базе новый самолёт и на следующий день снова парил в балтийском небе....
В конце октября приказом по Армии и Флоту за №237 Сафонов производится в чин старшего лейтенанта, а уже в ноябре его назначают командиром 2 го истребительного отряда, приписанного к Ревельскому морскому порту. Русский флот, как и впоследствии во 2 й мировой войне, был заперт немцами в Финском заливе, но продолжал борьбу и на воде, и в воздухе. И теперь уже командир отряда Сафонов совершенствовал не только своё лётное мастерство, но и на личном примере учил своих подчиненных, как нужно бить врага.
Свою седьмую воздушную победу ас Сафонов (В России это звание в 1 ю мировую войну получал лётчик, имеющий 5 сбитых самолётов. — В.К.) одержал 16 (29) ноября, а на следующий день довёл счёт до восьми, перехватив двухмоторный бомбардировщик, который сбил в коротком бою.
Всего до Революции 17 го года Михаил Иванович Сафонов имел на счету 11 побед в воздухе, что вполне соответствовало званию аса не только по российским меркам, но и международным того времени. А в период Великой Отечественной войны лётчики, имевшие 11 побед в воздухе, представлялись к званию Героя Союза, так что мой земляк по всем нормам мог претендовать не только на звание аса, но и Героя в свои 24 года. Но наступали смутные времена....
После революции и перемирия с немцами продолжил службу в морской авиации. Его отряд был перебазирован на Комендантский аэродром под Петроградом. Сафонов, как и наиболее подготовленная и грамотная часть лётного состава, состоящая из офицеров, не приняла и не поняла, а, пожалуй, и не могла понять Октябрьскую революцию. Особенно на них подействовал заключённый 3 марта 1918 года сепаратный Брестский договор с Германией, которая была для них врагом. Да и отношение к офицерам в те времена были под стать нашим — ты никто в своей стране... Поэтому Сафонов принимает решение оставить Россию. Перейти на сторону белых он не смог, ему претила гражданская бойня — война против своих соотечественников. Кроме всего, приказом по Армии и Флоту №4 от 20 декабря 1917 года морская авиация переходила в подчинение сухопутной авиации, а этого не могли принять морские лётчики, влюблённые не только в небо, но и море. Ко всему этому приказом Командующего флотом Балтийского моря №110 от 19 марта 1918 года Михаил Иванович Сафонов увольнялся со службы.
На этом и обрывается послужной список морского лётчика старшего лейтенанта Сафонова. Что оставалось делать? Он лишался дела и службы.
Поэтому 11 апреля 1918 года Сафонов с женой, он был уже женат, и четырьмя бывшими морскими лётчиками на своих самолётах перелетают в Финляндию, получившую независимость 18 (31) декабря 1917 года.
Этого им не могла простить новая (советская) власть. Видимо, из-за этого в советское время об отважном морском лётчике нигде не упоминается, даже в книге A.M. Артемьева «Морская авиация России», изданной уже в 1996 году (Москва) не найти его имени, хотя в книге много имён менее значимых по своему следу в истории морской авиации.
Некоторое время Сафонов служил в финской авиации, но здесь ему не понравилась враждебная позиция финского правительства по отношению к России. Он не смог участвовать в провокационных вылазках финских националистов на территорию советской Карелии и в начале 1922 года сумел перебраться в Индию, где поступил на службу в британскую авиацию. Но и эта служба ему пришлась не по нраву, и он в 1924 году с семьёй уезжает в Китай. Там он начал работать в авиационных мастерских, учил китайских лётчиков летать на морских самолётах. Но смутные времена дошли и до Китая. Начавшийся революционный подъём возглавил Сунь Ят-сен, который пригласил военных и политических советников из Советского Союза. Эти «советники» очень негативно относились к российским эмигрантам, тем более, военным специалистам.
В мае 1926 года Михаил Сафонов попадает в аварию и погибает в возрасте 33 лет... Загадочность этой аварии подтверждается тем, что его жена с двумя детьми вынуждена была покинуть Китай и переехать в США…
Конечно, мне бы хотелось более подробно узнать и рассказать читателям о герое — морском лётчике времён 1 й мировой войны, названной «Великой войной», Сафонове, не путать с дважды Героем Советского Союза Сафоновым Борисом Феоктистовичем (1915 -1942 гг.), но скудность материалов не позволяет сделать этого. А развивать фантазии и домыслы в этом правдивом очерке совсем не моя задача.
Р. S. Составить более полную картину жизни моего замечательного земляка, жившего в драматические моменты истории России, очень трудно. Многие документы уничтожены здесь, недоступны в других странах. Надежда есть только на случай, что уехавшие в США в 1926 году жена и его дети, наверняка, уже ставшие американцами, как-то прочтут этот материал и что-то дополнят о замечательной жизни своего отца — аса-лётчика 1 й мировой войны.

(03-10-2005 15:46:37)

 
 
Николай: А вот это по-моему наша САМАЯ НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ.

ОТЕЧЕСТВО В ОПАСНОСТИ!

...Настало время говорить об истинном положении в стране и в мире. Молчание - это содействие лжи и потворство творящим зло. Молчанием зло стремительно усиливается и умножается...
(Из доклада митрополита Агафангела на VIII Всемирном Русском Народном Соборе)

Открытое обращение
депутата Мурманской областной Думы В.В. Калайды, общественных организаций, политических партий и граждан к В.В. Путину,
к законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации, к народам России

Господин Президент,
Верховный главнокомандующий Вооруженными силами РФ!
Острая тревога людей, живущих на северных рубежах России, обильно политых потом, слезами и кровью русского народа, побуждает нас вновь открыто обратиться к Вам. Наша Россия – наша Родина, НАХОДИТСЯ В ГРОЗНОЙ ОПАСНОСТИ А Мурманский Щит – последний океанский оплот - России превращен в руины.
Симптоматично, что комитет по обороне и безопасности Совета Федерации недавно признал состояние Военно-морского флота России критическим, а робкая Морская коллегия при Правительстве РФ, тоже оценивая ситуацию критической, заявила, что средств на кораблестроение сегодня нет, что судоремонт обеспечит только двенадцать процентов потребности и что без изменений подходов мы к 2015 году останемся без ВМФ.
На наших стапелях ныне строят боевые корабли для Китая и Индии. Последний океанский корабль для России был построен в 1998 году. Как издевательство над славной историей великой морской державы, сообщается, что сегодня в России строится всего один корабль, да и тот – малый прибрежный противолодочный корвет!
В морской авиации дела еще хуже. Принятые и утвержденные Вами, г-н Президент, установочные документы – Морская доктрина, Основы военно-морской политики, Программа вооружений – не выполняются. Новые Ваши директивы направлены на губительное сокращение пяти атомных подводных лодок, семи боевых кораблей и личного состава Северного флота на пять тысяч человек.
Нас глубоко беспокоит то обстоятельство, что за последние двадцать лет из состава ВМФ выведено около двухсот атомных подлодок, а всего – свыше полутора тысяч боевых кораблей и катеров. Сегодня ВМФ состоит всего из трехсот единиц. Но чтобы даже такой флот удержать на плаву, нужно ежегодно строить 10-15 кораблей.
Такова ситуация в России с ее ВМФ. А что у наших потенциальных соперников? За последние 10 лет наступательная мощь ВМФ США и их союзников по НАТО возрастет в два раза – за счет качественного совершенствования практически всех ударных компонентов флота. Пентагон завершил разработку создания структуры военно-морских «экспедиционных сил» на базе флота и морской пехоты для действий по «урегулированию» кризисов силой американского оружия.
В то же время откровенно диверсионная, на наш взгляд политика, проводится Правительством РФ и Министерством обороны с Вашего одобрения по отношению к нашим морским стратегическим ядерным силам, являющимся самым грозным оружием возмездия для потенциального противника. Созданные русским гением система «Тайфун» и тяжелые подводные крейсеры «русские акулы» давно стоят на приколе и не получают средств для капитального ремонта и модернизации. Непонятно почему, Вы, г-н президент, приняли решение о досрочном, на двадцать лет раньше, выводе их из состава ВМФ. Им грозит полное уничтожение. Мы все более утверждаемся в мысли, что Вы, г-н Верховный главнокомандующий, со своими картонными генералами и адмиралами готовите Россию к оккупации, разоружая ее психологически и оружейно.
Большинство граждан нашей страны понимает: если бы не ядерные силы России, то США и НАТО давно продиктовали бы нам любой самый унизительный ультиматум, в т.ч. и по ее расчленению, а в случае несогласия их самолеты бомбили бы не Югославию, не сербские и арабские города, а Москву, Казань, Краснодар, Мурманск, Свердловск, Хабаровск, Санкт-Петербург и другие населенные пункты нашей страны.
Анализируя обстановку в России, мы констатируем возмутительные факты современности: выкачку российского золота в американские банки, продажу США за копейки российского, на многие триллионы долларов, оружейного урана и плутония, на шастание по окрестностям России одиозных личностей типа Сороса, Бжезинского или Киссинджера.
А в последнее время, г-н Президент, появилась новая брешь. Теперь уже лично Вы нарушили целостность нашей страны, передав сотни ее квадратных километров другому государству. Да и еще одному государству Вы пообещали отстегнуть российских земель.
Любому здравомыслящему гражданину ясно: уничтожение флота, пограничных воск и войск ПВО, разворовывание российского золота, природных ресурсов, отравление душ и осквернение алтарей, раздача земель – все это несет огромную опасность для нашей Родины.
Ваши предшественники - Горбачев и Ельцин создали, а Вы усовершенствовали потрясающую по своим разрушительным возможностям систему финасово-экономического коллапса страны, истребления нации, особенно русского народа. Только за последние годы уничтожены более 17 тысяч сел, поселков, деревень. По утверждению социологов, после переписи население страны уменьшилось на 10 миллионов человек. Почти 20 лет наша Родина и ее народ корчатся в муках гнета и геноцида. И конца обозначенной трагедии не видно. Эти процессы вплотную приблизили нас к пропасти, краху целостности России.
Однако еще есть надежда, слабая вера, что положение можно исправить, если всем сердцем и умом внять болям времени, тревогам народным. И действовать!
Лучшие специалисты России утверждают: чтобы выкарабкаться из состояния, которое чревато неизбежным распадом страны, необходимо иметь темпы экономического роста не менее 15-18 %, что абсолютно реально, но без экономических диверсантов во власти. Об этом свидетельствует самая современная история России (СССР). Ведь за 20 лет (1950-1970 г.г.) темпы роста промышленности составили около 700 %.
Мы помним горький урок для всех - перерождение Горбачева, этого предателя и политического недоумка. Он убил порыв народа, уничтожил его веру в то, что можно что-то сделать в нашей стране. И в этом его главное преступление. Он загубил порыв народа к обновлению, сдал страну недругам.
Для того чтобы в России наступили кардинальные перемены, нужно привлечь лучшие умы страны к разработке эффективной программы по подъему отечества из социально-экономической, оборонной и демографической пропасти. Для этого необходимы не каникулы себе и депутатам ГД, министрам и халявщикам-олигархам организовывать, а, засучив рукава, работать на Россию, а не на США, Англию, Германию, Израиль, Японию и прочих. Однако следует учесть, что самая реальная программа будет завалена, если во власти останутся аферисты и предатели, такие как Чубайс, Греф, Кудрин, Зурабов и им подобные проходимцы, терроризирующие наш народ уже более полутора десятков лет, именно их, Вы г-н Президент, должны были давно изгнать. А для этого нужны мужество и социальная ответственность. Но, вопреки здравому смыслу, Вы награждаете убийц России государственными наградами. Скажите, г-н Президент, за какие заслуги и отличия Вы увенчали одного из главных, государственных преступников Б. Ельцина высшей наградой России орденом «За заслуги перед Отечеством»? За миллионы бездомных и осиротевших детей? За расстрел законной власти? За наркотизацию, алкоголизацию и голод народа? За разграбление страны и уничтожение науки? За подрыв обороны и деморализацию армии? За 10 миллионов уничтоженных русских людей? За сдачу российского народа в аренду звероподобным подонкам, психика и интеллект которых бесчеловечны?
Нам не понятно, как на фоне всенародной нищеты, Вы одобрили инициативу фракции «Единая Россия» о повышении зарплаты депутатов Государственной Думы, министров, кремлевских чиновников до 100 тыс. руб. в месяц и пожизненной пенсии до 75 тыс. руб. в месяц. За какие же деяния Вы их возблагодарили? За то, что они обеспечивают наделение Президента РФ огромным объемом бесконтрольной власти? Или за то, что законодательно закрепляют бесправие субъектов РФ, оставляя их без средств к существованию? А может за то, что уводят от ответственности ненавистных лжереформаторов, принесших трагедию и кровь доверчивому народу? Или за то, что потворствуют Президенту и Правительству РФ в формировании преступных бюджетных профицитов, резервных и стабилизационных фондов, валютных запасов, которые впоследствии вкладываются в экономику США и других стран Запада. При этом народу, которому по праву принадлежат эти триллионы, нагло и цинично вдалбливается, что они значительно «эффективнее» будут «работать», находясь в банках иностранных государств.
Осуществив под Вашим руководством варварскую монетизацию льгот, партия «Единая Россия» со своей фракцией в Государственной Думе поддержала уверенность кучки «жирных котов» – олигархов в том, что всеми ресурсами России, в том числе людскими, распоряжаться вправе только они и на собственную потребу. Открытое смыкание законодательной, исполнительной, судебной власти и олигархического клана обрекли население России на нищенство и бесправие.
Лишив детей, инвалидов, пенсионеров, военнослужащих, работников правоохранительных органов, студентов, абсолютное большинство народа дополнительных доходов в виде льгот, взвалив на плечи бедствующих неподъемные жилищно-коммунальные тарифы, верховная власть России подтвердила перманентность проведения в стране политики геноцида. Ярким подтверждением этого являются трагические показатели главного места захоронения жертв, так называемых «демократических реформ» – Мурманского кладбища «Мурмаши», где в 1998 году было захоронено 3125 чел., в 1999 г. – 3592 чел., в 2000 г. – 3886 чел., в 2001 г. – 3953 чел., в 2002 г. – 4055 чел., в 2003 г. – 4535 чел. В итоге число захоронений только на одном из сотен тысяч кладбищ выросло за 5 лет на 145 %. Реальная обстановка свидетельствует о том, что Ваши, господин Президент, пространные и красивые речи, изобилующие звонкими фразами: «верно служить народу и Конституции», «улучшать благосостояние людей», «преумножать богатства Родины и укреплять ее обороноспособность», на деле оказываются фикцией и обманом.
Вступлением в ВТО Вы уже в этом году готовите России очередные потрясения: окончательный разгром экономики, увеличение численности безработных почти на 20 млн. человек и смерть, смерть, смерть…
Господин Президент, Вам, конечно же, хорошо известны планы человеконенавистников и русофобов Л.Д. Бронштейна (Троцкого), А. Гитлера, У. Черчилля, Г. Трумэна, Р. Рейгана и ныне здравствующих их последователей Дж. Буша, Б. Клинтона, М. Олбрайт, З. Бжезинского, Г. Киссинджера. Главной целью этих и им подобных хищников было и остается истребление славянских народов, уничтожение России как единого государства. Еще в 1957 году США и их союзники планом «Дропшот» намеривались сбросить на города СССР 300 ядерных бомб. Принятый в 1959 г. в США закон о расчленении СССР на 22 государства, несмотря на то, что Советский Союз прекратил свое существование, продолжает действовать. А значит, утверждения З. Бзежинского, Б. Клинтона о раздроблении нашей страны на мелкие государства, не беспочвенны. Не с этой ли целью Вы создали семь федеральных округов? Ни с этой ли целью Вы сформировали антиконституционный и подручный Вам Совет Федерации и инициировали принятие антиконституционного закона о назначении губернаторов, поддержали создание партии «Единая Россия» с ее очевидными антинародными замыслами и реальным их воплощением, через однородную фракцию в Государственной Думе, в виде законов. Один из яростных врагов России не так давно заявил: «Для нас предпочтительнее хаос и гражданская война в России, чем тенденция воссоединения ее народов в единое, крепкое, централизованное государство», а второй ястреб добавил: «Новый мировой порядок будет строиться против России, за счет России и на обломках России». Вот такое будущее прогназирует нам Запад, а Ваши ставленники в Правительстве РФ, поддержанные Вами депутаты в Государственной Думе, многие члены Совета Федерации и высокопоставленные чиновники Кремля разрабатывают, утверждают и исполняют внутрироссийские планы, с удивительной точностью совпадающие с планами недругов нашей страны.
Мы, депутаты Мурманской областной Думы, представители общественных организаций, политических партий, жители Кольского полуострова, как и все граждане нашей многострадальной страны, далеко не в полной мере осведомлены об антироссийской, антинародной деятельности многих представителей верховной власти, но нам совершенно точно известно, откуда исходят инициативы и кто является авторами тех законов, которыми разоряется экономика страны, ее обороноспособность, которыми ежегодно множатся человеческое горе, беда и социальная несправедливость. Мы четко понимаем, что проводимая финансово-экономическая, оборонная и социальная политика нынешней плутократической властью неизбежно приведет нашу страну к межнациональной, межрелигиозной и социальной конфронтации, ко многим миллионам человеческих жертв и тотальной катастрофе.
Мы также отчетливо видим, что нынешние составы таких институтов государственной власти, как Правительство Российской Федерации и Государственная Дума, ориентированы на дальнейшее погружение общества в социально-экономическую катастрофу и уничтожение нашей Родины – России. Их деятельность уже расценивается в обществе как аморальная, преступная, достойная не только жестких эпитетов, но справедливого суда и сурового наказания.
Господин Президент! Мы полагаем, что и Вы убедились в том, что допущена очень серьезная ошибка народом России и лично Вами при избрании депутатов Государственной Думы, ныне составляющих в своем большинстве фракции "Единая Россия" и ЛДПР, обманувших своих избирателей обещаниями обеспечить достойную жизнь населению и сохранение целостности нашей Родины.
Еще раз констатируем, что ультралиберальные министры осуществляют так называемые реформы за счет людей, вопреки жизненным интересам граждан, чьи конституционные права грубо нарушены. Только оккупационное по сути правительство в такой богатейшей стране, как Россия, смогло довести ее экономику и народ до невиданных масштабов разорения, деградации и нищеты.
Господин Президент, Верховный Главнокомандующий Российской Федерации! Мы обращаемся к Вам с требованиями, ибо уверены, что их поддержит абсолютное большинство населения нашей многострадальной Родины:
1. Немедленно отправить в отставку Правительство Российской Федерации и сформировать новый состав Правительства национального доверия из числа тех, кто обладает чувством высочайшего долга перед народом России, кто намерен работать на общенациональные приоритеты и готов нести ответственность за принимаемые решения.
2. Учитывая, что более 2/3 депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации четвертого созыва намеренно принимают законы, способствующие разграблению страны и обнищанию народа, а также грубо нарушившие свои предвыборные обязательства – распустить Государственную Думу и назначить новые выборы в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.
3. Отменить приказы и директивы, предусматривающие:
а) сокращение численного состава Российской Армии и Военно-Морского Флота;
б) вывод из состава Северного флота пяти тяжелых атомных подводных крейсеров "Акула" и семи надводных кораблей;
в) отстранить от должностей и привлечь к ответственности военных начальников и консультантов, подрывающих обороноспособность нашей страны;
г) обеспечить достойное финансирование Вооруженных Сил России с целью поддержания военной мощи, гарантирующей обеспечение безопасности страны.
4. Приостановить действие поспешно принятого антинародного Федерального закона № 122-ФЗ от 22.08.2004, всколыхнувшего своей антисоциальной направленностью всю Россию. Вернуться к введению его в действие только после принятого закона о научно обоснованных и реально жизнеобеспечивающих прожиточного минимума и потребительской корзины.
5. Вернуть все денежные и золотовалютные средства, вложенные в экономику и банки других государств, направив их на подъем экономики России и решение острых социальных проблем собственного народа.
6. Частично изолировать экономику России от Запада. Именно таких действий со стороны руководства нашей страны опасаются наши недруги, т.к. они понимают, что изоляция России для них почти смертельна, ибо она может вознести нашу страну к таким высотам, когда разрушить и расчленить нас уже не будет дано никому. Памятным для Запада является пример И.В. Сталина, который после Великой Отечественной войны изолировал СССР с 1946 по 1953 г.г., резко ограничил вывоз сырья, а весь интеллектуальный, трудовой, природно-экономический потенциал направил на решение сложнейших на тот период проблем страны. Итог – без всякой зарубежной помощи в фантастически короткий срок – 7 лет - огромная и обескровленная страна была возрождена из пепла.
7. В нынешних условиях чрезвычайно необходимо принятие новых законов с учетом расширения действия статей, подводящих под смертную казнь, пожизненное заключение, а также увеличение сроков отсидки до 30 лет за вредительство, саботаж, подрывную деятельность против государства, хищения государственной общенародной собственности в особо крупных размерах, независимо от занимаемого положения, возраста и времени совершения преступления.
Исходя из реальной действительности, мы обращаемся к депутатам Мурманской областной Думы и Губернатору Мурманской области с предложением о создании совместной рабочей комиссии с целью выработки конкретных предложений для внесения в действующие региональные законы, прежде всего предусматривающие монетизацию льгот, с целью восстановления социальной справедливости и недопущения снижения уровня жизни населения Мурманской области.
Мы призываем законодательные органы субъектов Российской Федерации, политические партии, молодежные общественные образования, религиозные объединения разных конфессий сплотиться в единый фронт и борьбе за конституционные права и свободы граждан нашей Родины, за ее целостность и процветание!
Многочисленные, стихийные выступления граждан в борьбе за свои права и человеческое достоинство, охватившие всю Россию, красноречиво свидетельствуют о том, что власть вступила в глубокое противоречие с собственным народом, грубо нарушив главные принципы – народовластие и социальную справедливость. Вместо того, чтобы остановиться и скорректировать курс реформ в пользу страны и ее народа, власть вновь и вновь печет социально-агрессивные законы, провоцируя общество к гражданскому неповиновению. При этом делается ставка на силовое принуждение к нищенскому и бесправному образу жизни.
Мы уверены в том, что главная опора нашего Отечества – армия и правоохранительные органы – никогда не позволят себе применить силу и оружие против старика или младенца, женщины, студента, рабочего или честного интеллигента, отстаивающих право на достойную жизнь. Каждый работник, находящийся на службе в этих органах, должен всегда помнить о том, что он, прежде всего, давал клятву верно служить Родине и ее народу.
Мы призываем вас, солдаты, прапорщики, офицеры, адмиралы и генералы, несмотря на тяжелые условия службы, нищенское материальное содержание, продолжающееся очернительство армии и правоохранительных органов: оставайтесь на своих местах, честно исполняйте свой воинский и милицейский долг, охраняйте вверенное вам имущество и вооружение, предназначенное для защиты Родины, как от внешних, так и внутренних врагов. Мы уверены в том, что вы готовы жертвовать собою ради интересов общества и любимой Родины. Поверьте, сегодня, как никогда Россия нуждается в вашем профессионализме, вашем мужестве и вашей патриотичности! Мы уверены, что недалеко то время, когда вокруг воина и милиционера будет создана атмосфера всеобщего уважения и доверия.
Потому что сегодня уже совершенно ясно: наше Отечество в опасности!
Господин Президент!
Если и на этот раз Вы оставите без ответа наши требования, то Вы должны знать, что народ вправе приступить к действиям в соответствии с декларацией прав человека и гражданина, которую мы подписали и которая почти полностью копирует американскую Конституцию. Так вот, ст. 6 американской Конституции, которая буквально гласит, что в случае, если народ убеждается, что правящая власть ставит своей задачей постоянное его обнищание, то не только правом, но и священной обязанностью этого народа является уничтожение этой власти и установление власти достойно отражающей его потребности.

(03-10-2005 15:53:11)

 
 
Николай: На этой ветке я выкладываю материалы различной идеологической ориентации , потому что не хотелось бы, чтобы наше современное общество напоминало двух людей, сидящих в открытом море в текущей по швам лодке и оголтело лупящих друг друга веслами по голове, вместо того, чтобы срочно грести к берегу, починить лодку и обсохнув, решать –куда идти дальше… (03-10-2005 16:10:51)

 
 
Split: Откуда эта красно-коричневая срань абсолютных недоумков (лексика взята из статьи)? Нет, нет голоса узнаваемы, но где же, право, и были эти голоса, когда за такое могли не только посадить... А Щас, чё - мели Емеля... (03-10-2005 16:46:23)

 
 
Николай: Думаю многим будет интересно узнать как Кожедуб "воспитывал" американцев.

Юрий Нерсесов

АМЕРИКАНСКИЙ СЧЕТ МАЙОРА КОЖЕДУБА
Под занавес Второй Мировой войны лучшему асу СССР пришлось дважды дать урок летного мастерства зарвавшимся «союзникам».

Хотя на фронт будущий маршал авиации Иван Никитич Кожедуб попал лишь в 1943-м, его боевой счет выглядит весьма впечатляюще. За два года – 366 вылетов на задание, 120 воздушных боев и 62 сбитых немецких самолета, при том что самого Кожедуба не сбивали на разу. Более того, из публикаций последних лет видно, что реальный список побед советского аса еще внушительнее. Порочные принципы «социалистического коллективизма» зачастую вынуждали лучших летчиков делиться своими победами с менее способными товарищами, и в результате на фюзеляже истребителя Ла-7 под номером 27 оказалось куда меньше красных звездочек, чем полагалось. Об этом писали и однополчанин Ивана Никитича, прославленный летчик-испытатель Александр Щербаков, и ряд других авторов, однако по настоящему серьезных исследований тема пока не дождалась.

Тем не менее, согласно некоторым данным, Кожедуб сбил не 62, а целых 107 вражеских самолетов, пять из которых принадлежали военно-воздушным силам США.

Начавшиеся во второй половине 1944 года столкновения между советскими и американскими авиагруппами отнюдь не были следствием традиционной для любой войны неразберихи. Уже тогда Штаты считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с маршалом Жуковым порядок полетов над советской зоной, нахально заявив, что «американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений». (Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1971. С.670).

Демонстрируя свое право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших «на вшивость», а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия. Мало кому известно, что наряду с бессмысленным с военной точки зрения уничтожением жилых кварталов немецких и японских городов янки не менее свирепо бомбили Югославию. Начало воздушному геноциду положила «кровавая Пасха» 16 апреля 1944 года. В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков с характерным названием «Либерейтор» («Освободитель») обрушила на югославские города тысячи бомб, от которых только в Белграде погибло 1160 человек. Всего таких налетов было девять, а через 45 лет история, как известно, повторилась. И чтобы подчеркнуть сознательный выбор даты ударов, падающие на Белград бомбы украсила надпись «Счастливой Пасхи!».

Ну, а для первой атаки на Красную Армию четыре десятка тяжелых американских истребителя «Лайтнинг» выбрали тоже символическую дату – 7 ноября 1944 года. В результате штурмовки штаба 6 гвардейского стрелкового корпуса и аэродрома 866-го истребительного авиаполка у города Ниш погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов и еще 30 человек. Кроме того, были уничтожены два наших самолета и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили нескольких стервятников, остальные обратились в бегство. Впоследствии свидетель этого боя, летчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых «Лайтнингов», Ниш был обозначен как воздушная цель. После чего официальной американской версии о потере курса уже мало кто верил.

Летавший над Германией заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка 25-летний майор Кожедуб сталкивался с обнаглевшими «союзниками» дважды. Сначала 22 апреля 1945 года его машину атаковала пара американских истребителей типа «Мустанг», но вскоре им пришлось горько пожалеть о своей наглости. Не прошло и двух минут, как один из «Мустангов» разлетелся на куски, а пилот второго еле успел выпрыгнуть с парашютом.

Еще более жаркий бой с американцами Кожедуб выдержал перед самым Днем Победы, когда эскадрилья нагруженных под завязку бомбовозов типа «Летающая крепость», игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской оккупационной зоны. Вогнав в землю три многомоторных гиганта, майор обратил в бегство остальных, но включить их в официальный список своих побед ему не позволили. Командир полка Павел Чупиков лишь пошутил, что с американцами подраться придется очень скоро, и в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на его счет задним числом. Однако и когда уже командующий одной из дивизий 64-го авиакорпуса генерал-майор Кожедуб атаковал штатовские эскадрильи, расчищавшие дорогу «миротворцам» ООН в Корее, новые звезды на его самолете так и не появились. Москва категорически запретило комдиву участвовать в боях, и потому все 264 уничтоженные самолета врага следует отнести на счет учеников Ивана Никитича
(03-10-2005 17:20:01)

 
 
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай:

АМЕРИКАНСКИЙ СЧЕТ МАЙОРА КОЖЕДУБА
Под занавес Второй Мировой войны лучшему асу СССР пришлось дважды дать урок летного мастерства зарвавшимся «союзникам».

Хотя на фронт будущий маршал авиации Иван Никитич Кожедуб попал лишь в 1943-м, его боевой счет выглядит весьма впечатляюще. За два года – 366 вылетов на задание, 120 воздушных боев и 62 сбитых немецких самолета, при том что самого Кожедуба не сбивали на разу. Более того, из публикаций последних лет видно, что реальный список побед советского аса еще внушительнее. Порочные принципы «социалистического коллективизма» зачастую вынуждали лучших летчиков делиться своими победами с менее способными товарищами, и в результате на фюзеляже истребителя Ла-7 под номером 27 оказалось куда меньше красных звездочек, чем полагалось. Об этом писали и однополчанин Ивана Никитича, прославленный летчик-испытатель Александр Щербаков, и ряд других авторов, однако по настоящему серьезных исследований тема пока не дождалась.

Тем не менее, согласно некоторым данным, Кожедуб сбил не 62, а целых 107 вражеских самолетов, пять из которых принадлежали военно-воздушным силам США.

Начавшиеся во второй половине 1944 года столкновения между советскими и американскими авиагруппами отнюдь не были следствием традиционной для любой войны неразберихи. Уже тогда Штаты считали весь европейский континент своей зоной влияния. Однажды командующий американскими ВВС Спаатс даже демонстративно отказался обсуждать с маршалом Жуковым порядок полетов над советской зоной, нахально заявив, что «американская авиация всюду летала, и летала без всяких ограничений». (Г.К.Жуков. Воспоминания и размышления. М., 1971. С.670).

Демонстрируя свое право летать где угодно, штатовское командование заодно проверяло наших «на вшивость», а также отрабатывало методы тотального воздушного террора, ставшие визитной карточкой американской авиации в последующие десятилетия. Мало кому известно, что наряду с бессмысленным с военной точки зрения уничтожением жилых кварталов немецких и японских городов янки не менее свирепо бомбили Югославию. Начало воздушному геноциду положила «кровавая Пасха» 16 апреля 1944 года. В этот день целая авиадивизия тяжелых бомбардировщиков с характерным названием «Либерейтор» («Освободитель») обрушила на югославские города тысячи бомб, от которых только в Белграде погибло 1160 человек. Всего таких налетов было девять, а через 45 лет история, как известно, повторилась. И чтобы подчеркнуть сознательный выбор даты ударов, падающие на Белград бомбы украсила надпись «Счастливой Пасхи!».

Ну, а для первой атаки на Красную Армию четыре десятка тяжелых американских истребителя «Лайтнинг» выбрали тоже символическую дату – 7 ноября 1944 года. В результате штурмовки штаба 6 гвардейского стрелкового корпуса и аэродрома 866-го истребительного авиаполка у города Ниш погибли командир корпуса Герой Советского Союза Григорий Котов и еще 30 человек. Кроме того, были уничтожены два наших самолета и сожжено полтора десятка автомобилей. Лишь когда взлетевшие советские истребители в свою очередь сбили нескольких стервятников, остальные обратились в бегство. Впоследствии свидетель этого боя, летчик Борис Смирнов писал в своих мемуарах, что на карте, найденной в обломках одного из сбитых «Лайтнингов», Ниш был обозначен как воздушная цель. После чего официальной американской версии о потере курса уже мало кто верил.

Летавший над Германией заместитель командира 176-го гвардейского истребительного авиаполка 25-летний майор Кожедуб сталкивался с обнаглевшими «союзниками» дважды. Сначала 22 апреля 1945 года его машину атаковала пара американских истребителей типа «Мустанг», но вскоре им пришлось горько пожалеть о своей наглости. Не прошло и двух минут, как один из «Мустангов» разлетелся на куски, а пилот второго еле успел выпрыгнуть с парашютом.

Еще более жаркий бой с американцами Кожедуб выдержал перед самым Днем Победы, когда эскадрилья нагруженных под завязку бомбовозов типа «Летающая крепость», игнорируя предупредительные выстрелы, вошла в пространство советской оккупационной зоны. Вогнав в землю три многомоторных гиганта, майор обратил в бегство остальных, но включить их в официальный список своих побед ему не позволили. Командир полка Павел Чупиков лишь пошутил, что с американцами подраться придется очень скоро, и в первый же день следующей войны их сбитые машины припишут на его счет задним числом. Однако и когда уже командующий одной из дивизий 64-го авиакорпуса генерал-майор Кожедуб атаковал штатовские эскадрильи, расчищавшие дорогу «миротворцам» ООН в Корее, новые звезды на его самолете так и не появились. Москва категорически запретило комдиву участвовать в боях, и потому все 264 уничтоженные самолета врага следует отнести на счет учеников Ивана Никитича. (04-10-2005 17:31:46)

 
 
Николай: Неожиданно встретился интересный материал-Приказы Наркома Обороны СССР с 1937 по июнь 1941 г.
Некоторые из них размещаю на ветке:
ПРИКАЗ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОСТАНОВЛЕНИЙ ПРЕЗИДИУМА ЦИК СССР ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ М. Н. ТУХАЧЕВСКОГО ОТ ОБЯЗАННОСТЕЙ ЗАМЕ¬СТИТЕЛЯ НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЗНАЧЕНИИ А. И. ЕГОРОВА ПЕРВЫМ ЗАМЕСТИТЕЛЕМ НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР
№85 11 мая 1937 г.
I. Объявляю постановления Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР от 10 мая 1937 г. “Об освобождении Маршала Советского Союза т. Тухачевского М. Н. от обязанностей заместителя Народного комиссара обороны Союза ССР”* и “Об утверждении Маршала Советского Союза т. Егорова А. И. первым заместителем Народного комиссара обороны Союза ССР”.
II. Приказываю:
1. Маршалу Советского Союза т. Егорову А. И. вступить в исполнение обязанностей первого заместителя Народного комиссара обороны Союза ССР.
2. Маршалу Советского Союза т. Тухачевскому М. Н. сдать должность заместителя Народного комиссара обороны Союза ССР и отбыть к месту новой службы.
3. Исполнение донести.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР
Об утверждении Маршала Советского Союза т. Егорова А. И.
первым заместителем Народного комиссара обороны СССР
Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР постановляет: Утвердить Маршала Советского Союза т. Егорова Александра Ильича первым заместителем Народного комиссара обороны СССР.
Председатель Центрального Исполнительного Комитета СССР М. Калинин.
Москва, Кремль. Секретарь Центрального Исполнительного
10 мая 1937 г. Комитета СССР И. Акулов
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
Президиума Центрального Исполнительного Комитета СССР. Об освобождении Маршала Советского Союза т. Тухачевского М. Н. от обязанностей заместителя Народного комиссара обороны СССР
Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР постановляет: Освободить Маршала Советского Союза т. Тухачевского Михаила Николаевича от обязанностей заместителя Народного комиссара обороны СССР.
Председатель Центрального Исполнительного Комитета СССР М. Калинин
Москва, Кремль. Секретарь Центрального Исполнительного
10 мая 1937 г. Комитета СССР И. 'Акулов


ПРИКАЗ “О МЕРАХ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ПОРЧИ МАТЕРИАЛЬНОЙ ЧАСТИ ВВС РККА ПО ЗЛОМУ УМЫСЛУ”*
№071 25 мая 1937 г.
За последнее время в Военных Воздушных Силах РККА имел место ряд случаев порчи материальной части по злому умыслу, повлекшей за собой аварии и даже катастрофы с тяжелыми человеческими жертвами.
Расследованием этих случаев установлено, что наша бдительность все еще остается недостаточной, что диверсанты и вредители, пользуясь нашей неор¬ганизованностью и слабостью контроля, остаются неразоблаченными и про¬должают творить свое черное дело.
В целях предупреждения и предотвращения всякой возможности вредитель¬ской и диверсионной деятельности в нашей авиации и обеспечения своевре¬менного вскрытия попыток диверсантов и вредителей порчи материальной части и своевременного разоблачения этих агентов германо-японского фашизма приказываю:
1. Организовать и осуществлять одновременный приход техсостава в ангары и на стоянки самолетов для производства работы на материальной части и одновременный уход его под командой инженера части.
Работу на одиночных самолетах допускать только в исключительных слу¬чаях, и то только с личного разрешения командира отдельной части. Эти одиночные работы производить только в присутствии дежурного по ангару (стоянке).
2. В конце рабочего дня все самолеты, стоящие в ангаре или на открытом воздухе, закрывать чехлами, которые опломбировать так, чтобы исключить возможность проникновения внутрь самолета посторонних лиц без нарушения пломб.
Каждый авиатехник (борттехник) сдает перед уходом с работы свой за¬пломбированный самолет дежурному по ангару или стоянке.
3. Запретить вскрывать самолеты и производить на них работы при отсут¬ствии авиатехника (или борттехника), прикрепленного к данному самолету и персонально отвечающего за его состояние. Вскрытие самолетов без прикреп¬ленного авиатехника может быть произведено только приказом командира отдельной части с составлением акта о вскрытии его из-под пломб и о его состоянии.
4. Дежурными по ангарам (или по стоянкам при расположении самолетов на открытом воздухе) назначать только авиатехников, авиамехаников и мо¬тористов сверхсрочной службы. Назначение на дежурство производить приказом по части.
5. Инженерам частей лично проверять знание обязанностей дежурными по ангарам (по стоянкам) перед вступлением их на дежурство.
Во всех случаях обнаружения недостаточного знания обязанностей дежур-
ным производить необходимый инструктаж или, с доклада командиру части, производить замену.
6. Запретить хождение по ангарам и в приангарном здании лицам другой, хотя и соседней, части, а тем более посторонним лицам, без разрешения на то командира или инженера отдельной части.
7. Контрольные осмотры самолетов старшими техниками и инженерами отрядов, эскадрилий и выше, а также инспектирующими производить только при личном присутствии от начала до конца проверки авиатехника (борттехника) данного проверяемого самолета.
8. Топливо и масло для непосредственной заправки самолетов подавать на аэродром с паспортом о его качествах. Паспорт выдавать технику по топливу на основе фактической проверки качества горючих и масел, отправляемых на заправку самолетов.
9. Запретить практику сокращения командирам частей времени на подготовку самолета за счет сокращения объема и качества предполетного осмотра.
10. В предполетные осмотры материальной части, установленные Настав¬лением по технико-эксплуатационной службе ВВС РККА, включить полный осмотр управления самолетом (осмотр и проверку тросов, тяг и узлов их крепления).
11. Летчикам всех званий и степеней перед полетами во всех без исключения случаях проверять правильность действия рулей своего самолета.
Командирам, комиссарам и инженерам частей особенно строго следить за точным выполнением этого требования всеми без исключения.
12. Немедленно проверить и привести в полный порядок и исправность противопожарное оборудование на самолетах, а равно в ангарах и на аэрод¬ромах, в частности, обязательно проверить самый состав жидкости огнету¬шителей и соответствие этого состава техническим и химическим требова¬ниям.
13. Командирам и комиссарам отдельных частей, бригад и школ принять необходимые дополнительные меры по своему усмотрению для предотвра¬щения и предупреждения возможностей порчи материальной части по злому умыслу, исходя из конкретных условий расположения, летной работы частей, соединений и школ и порядка содержания и охранения материальной части.
14. Моему заместителю по ВВС — начальнику ВВС РККА Алкснису:
а) В месячный срок уточнить все инструкции и наставления по тех¬нической эксплуатации под углом зрения усиления бдительности*, кон¬троля и исключения возможностей вредительских актов и порчи матери¬альной части по злому умыслу.
б) Дать необходимые инструкции и указания, обеспечивающие вы¬полнение настоящего приказа.
в) Организовать проверку принятия командирами и комиссарами частей и их соединений всех зависящих от них мер по усилению бди¬тельности и исключению возможностей порчи материальной части по злому умыслу.
г) Настоящий приказ довести до сведения всего личного состава ВВС.
Начсоставу ВВС всех степеней подробно проработать приказ для проведения полностью в жизнь в кратчайший срок всех намеченных мероп¬риятий.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов

ПРИКАЗ С ОБРАЩЕНИЕМ К АРМИИ ПО ПОВОДУ
“РАСКРЫТИЯ НАРКОМАТОМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
ПРЕДАТЕЛЬСКОЙ, КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ ВОЕННОЙ
ФАШИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ В РККА”*
№072 7 июня 1937 г.
Товарищи красноармейцы, командиры, политработники Рабоче-крестьянской Красной Армии!
С 1 по 4 июня с. г. в присутствии членов правительства состоялся Военный совет при Народном комиссаре обороны СССР. На заседании Военного совета был заслушан и подвергнут обсуждению мой доклад о раскрытой Народным комиссариатом внутренних дел предательской, контрреволюционной военной фашистской организации, которая, будучи строго законспирированной, долгое время существовала и проводила подлую подрывную, вредительскую и шпи¬онскую работу в Красной Армии.
Советский суд уже не раз заслуженно карал выявленных из троцкист-ско-зиновьевских шаек террористов, диверсантов, шпионов и убийц, творив¬ших свое предательское дело на деньги германской, японской и других иностранных разведок под командой озверелого фашиста, изменника и пре¬дателя рабочих и крестьян Троцкого. Верховный Суд вынес свой беспощадный приговор бандитам из шайки Зиновьева, Каменева, Троцкого, Пятакова, Смирнова и других.
Однако список контрреволюционных заговорщиков, шпионов и диверсантов далеко не исчерпывался осужденными ранее преступниками. Многие из них. притаившись под маской честных людей, оставались на свободе и продолжали творить свое черное дело измены и предательства.
К числу этих, оставшихся до последнего времени не разоблаченными, предателей и изменников относятся и участники контрреволюционной банды шпионов и заговорщиков, свившей себе гнездо в Красной Армии. Руководящая верхушка этой военной фашистско-троцкистской банды состояла из людей, занимавших высокие командные посты в Рабоче-крестьянской Крас¬ной Армии.
Как видно из материалов Народного комиссариата внутренних дел, сюда входили: бывшие заместители Народного комиссара обороны Гамарник и Ту¬хачевский, бывшие командующие войсками округов Якир и Уборевич, бывший начальник Военной академии имени т. Фрунзе Корк, бывшие заместители командующих войсками округов Примаков и Сангурский*, бывший начальник Управления по начальствующему составу Фельдман, бывший военный атташе в Англии Путна, бывший председатель Центрального совета Осоавиахима Эйдеман . Врагу удалось путем подкупа, шантажа, провокаций и обмана запутать в своих преступных сетях этих морально павших, забывших о своем долге, заживо загнивших людей, превратившихся в прямых агентов немецко-японского фашизма .
Конечной целью этой шайки было — ликвидировать во что бы то ни стало и какими угодно средствами советский строй в нашей стране, уничтожить в ней Советскую власть, свергнуть рабоче-крестьянское правительство и восста¬новить в СССР ярмо помещиков и фабрикантов.
Для достижения этой своей предательской цели фашистские заговорщики не стеснялись в выборе средств: они готовили убийства руководителей партии и правительства, проводили всевозможное злостное вредительство в народном хозяйстве и в деле обороны страны, пытались подорвать мощь Красной Армии и подготовить ее поражение в случае войны. Они рассчитывали, что своими
предательскими действиями и вредительством в области технического и мате¬риального снабжения фронта и в деле руководства боевыми операциями смогут добиться в случае войны поражения Красной Армии и свержения Советского правительства.
Эти предатели хорошо знали, что они не могут найти поддержки среди рабочих и крестьян, среди бойцов Рабоче-Крестьянской Красной Армии, и поэтому работали обманом, скрываясь от народа и красноармейцев, боясь открыть подлинное свое лицо. Они продавали врагам Советского Союза военные тайны нашего государства, вели подрывную вредительскую работу на всех участках обороны страны, вредили в области оборонительного и необорони¬тельного строительства, вредили в деле изготовления и хранения предметов вооружения и боевой техники, вредили в боевой подготовке войсковых частей, вредили всюду, куда им удавалось проникнуть*.
Эти предатели и негодяи, прикрываясь высокими званиями членов партии и начальников Рабоче-Крестьянской Красной Армии, втихомолку делали все для подрыва оборонительной мощи нашей Родины, для подготовки по¬ражения Красной Армии в будущей войне. Они продавали нашу Родину германскому и японскому фашизму. Они ждали помощи от немецко-японских фашистов и за помощь готовы были отдать им Украину, Приморье на Дальнем Востоке.
Сейчас эти враги народа пойманы с поличным. Они целиком признались в своем предательстве, вредительстве и шпионаже. Нельзя быть уверенными, что и эти заклятые враги трудящихся полностью рассказали все, что они сделали. Нельзя верить и тому, что они выдали всех своих единомышленников и сообщников. Но главные организаторы, руководители и шпионы, непосред¬ственно связанные с германским и японским генеральными штабами и их разведками, разоблачены. Они получат заслуженное возмездие от карающей руки советского правосудия.
Рабоче-Крестьянская Красная Армия, верный и честный оплот Советской власти, беспощадно вскрывает этот гнойник на своем здоровом теле и быстро -Г» его ликвидирует. Враги просчитались. Немецко-японские фашисты не дождутся (Г поражения Красной Армии. Красная Армия была и останется непобедимой. Г л Агент японо-немецкого фашизма Троцкий и на этот раз узнает, что его верные подручные гамарники и Тухачевские, якиры, уборевичи и прочая сволочь, лакейски служившие капитализму, будут стерты с лица земли и память ий /л будет проклята и забыта.
Товарищи!
Красная Армия была, есть и всегда будет армией победившего народа, армией социалистических завоеваний, армией, являющейся плотью и кровью народа, строящего новую, социалистическую жизнь. Мы очищаем свои ряды от фашистско-шпионской троцкистской гнили и впредь не допустим повторения этих позорных фактов. Очищая свою армию от гнилостной дряни, мы тем самым делаем ее еще более сильной и неуязвимой.
Красная Армия обязана и будет иметь до конца честный, преданный делу рабочих и крестьян, делу своей Родины подлинно свой начальствующий состав.
Удесятерим большевистскую бдительность, повысим и радикально улучшим нашу работу во всех областях, повысим самокритику и тем ускорим полную ликвидацию последствий работы врагов народа.
Долой троцкистско-фашистских предателей! Смерть шпионам и из¬менникам!
Долой японских и немецких империалистов — хозяев троцкистских из¬менников и шпионов!
Да здравствует наша славная Рабоче-Крестьянская Армия!
Да здравствует наша великая партия Ленина — Сталина!
Настоящий приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскад-
рильях, командах, кораблях, складах, штабах, управлениях и учреждениях Рабоче-Крестьянской Красной Армии*.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов

ПРИКАЗ НАРКОМОВ ОБОРОНЫ И ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР
“ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ,
УЧАСТНИКОВ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННЫХ И ВРЕДИТЕЛЬСКИХ
ФАШИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ, РАСКАЯВШИХСЯ В СВОИХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ,
ДОБРОВОЛЬНО ЯВИВШИХСЯ И БЕЗ УТАЙКИ РАССКАЗАВШИХ ОБО
ВСЕМ ИМИ СОВЕРШЕННОМ И О СВОИХ СООБЩНИКАХ”
№082 21 июня 1937 г.
В ряде военных округов имели место случаи явки с повинной лиц командного, начальствующего и красноармейского состава, замешанных в деятельности контр¬революционных фашистских и вредительских организаций или знавших об их существовании, но не сообщивших об этом органам Советской власти.
Рассмотрев эти случаи чистосердечного раскаяния в своей преступной де¬ятельности и добровольного полного и всестороннего сообщения о ней коман¬дованию и органам Народного комиссариата внутренних дел, а также полностью назвавших всех своих сообщников и лиц, о преступной деятельности которых им было известно, приказываем:
1. Командирам, начальникам, военным комиссарам, военным прокурорам и особым отделам ГУГБ НКВД СССР военнослужащих, участников контрре¬волюционных и вредительских фашистских организаций, раскаявшихся в своих преступлениях, добровольно явившихся и без утайки рассказавших обо всем, как ими совершенном, так и назвавших всех своих сообщников и единомыш¬ленников, задержанию и аресту не подвергать и против них уголовного пре¬следования не возбуждать.
Соответствующее распоряжение всем органам прокуратуры одновременно с этим дается прокурором Союза Советских Социалистических Республик т. Вышинским.
2. Военным советам округов (армий, флотов) немедленно доносить Народ¬ному комиссару обороны СССР о всех случаях добровольной явки с повинной раскаявшихся преступников, виновных в участии в контрреволюционных за¬говорах против Советского правительства и назвавших всех своих единомыш¬ленников и соучастников, а также лиц, им известных как враги народа.
Одновременно представлять свои соображения как о возможности, в каждом отдельном случае, оставления раскаявшегося и прощенного преступника в рядах РККА, так и о дальнейшем его служебном использовании в армии.
Настоящий приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскад¬рильях, командах, кораблях, складах, штабах, управлениях и учреждениях Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Народный комиссар обороны СССР Народный комиссар внутренних
Маршал Советского Союза дел СССР генеральный комиссар
К. Ворошилов государственной безопасностиН. Ежов


ПРИКАЗ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЙ НА КОМАНДОВАНИЕ
ЛЕНИНГРАДСКОГО ВОЕННОГО ОКРУГА И 24 СД ЗА НАРУШЕНИЕ
ПОРЯДКА ВЫСЕЛЕНИЯ ГРАЖДАН ИЗ ДОМОВ НКО
№ 15 24 января 1938 г.
Директивой от 20 апреля 1937 г. я потребовал от командующих войсками округов и начальников гарнизонов точного и безоговорочного исполнения закона от 17 августа 1931 г., согласно которому все лица, не состоящие в рядах РККА, подлежат выселению из домов Наркомата обороны в админист¬ративном порядке.
30 ноября прошлого года Военный совет ЛВО предпринял на этом основании массовое переселение граждан из ленинградских домов НКО в Сестрорецк. При этом указание закона об административном порядке выселения ретивые исполнители закона из Ленинградского гарнизона поняли так, как понять его может разве только самый бездушный бюрократ, политический головотяп или бессмертный чеховский унтер Пришибеев.
Именно в указанный день по распоряжению командира 24 сд полковника Васильева и военкома дивизии майора Желтова, которым Военный совет ЛВО поручил произвести выселение, к домам НКО по Подъездному переулку в Ленинграде подъехали на 15 грузовиках около 60 командиров и красно¬армейцев во главе с майором Сорокиным и батальонным комиссаром Голубем и принялись насильственно выносить вещи жильцов на улицу. Только бла¬годаря вмешательству председателя районного Совета это выселение было приостановлено.
Этот вопиющий акт беззакония мог иметь место только потому, что Военный совет ЛВО не дал четких указаний о порядке переселения и фактически от него устранился, а командование 24 сд (Васильев, Желтое) и люди, действовавшие по их заданию (Сорокин, Голубь), подошли к делу не как большевики, не как военнослужащие Рабоче-Крестьянской Красной Армии и не как сознательные советские граждане вообще, а как тупые солдафоны и насильники.
Административный порядок выселения закон противополагает судебному порядку. Это значит, что административное выселение производит милиция по требованию заинтересованного учреждения, основанному на законе. Мили¬ция, повторяю, а не любая администрация вообще.
Никто не дал военному командованию права вторгаться в компетенцию милиции и ее подменять. И этой простой азбучной истины не могли понять и уяснить себе ни командиры из 24 сд, ни даже сам Военный совет ЛВО.
За бюрократическое и беспримерное по своей грубости издевательское отношение к советским гражданам и за превышение власти, выразившееся в самовольном присвоении себе функций органов Рабоче-крестьянской ми¬лиции:
1. Командующему войсками Ленинградского военного округа командарму 2 ранга т. Дыбенко и члену Военного совета округа т. Магер объявляю строгий выговор.
2. Полковника Васильева, майора Желтова, майора Сорокина и батальон¬ного комиссара Голубь (все 24 сд) арестовать на 10 суток каждого.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПРИКАЗ О ПОРЯДКЕ ОТЧИСЛЕНИЯ КУРСАНТОВ ИЗ ВОЕННЫХ УЧИЛИЩ НО ПОЛИТИЧЕСКИМ МОТИВАМ
№ 57 26 февраля 1938 г.
Установлено, что ряд военных училищ без разрешения УВУЗа и военных советов округов самостоятельно отчисляют курсантов.
Военные советы округов вплотную вопросами отчислений не занимаются, слагают с себя ответственность за столь важное политическое мероприятие.
В ряде училищ отчисление происходит без строго персонального и тща¬тельного изучения общественно-политического лица и поведения каждого кур¬санта, а по мотивам только лишь их родственных отношений к лицам, при¬влеченным к ответственности органами Советской власти.
В целях упорядочения этого вопроса Народный комиссар обороны Союза ССР приказал принять следующий порядок:
1. Первостепенной задачей начальников, комиссаров, партийных организаций и всего состава училищ является разоблачение и разгром до конца всех врагов, как бы они тщательно ни маскировались, и изъятие их из состава училищ.
2. Отчислению из училищ подлежат и те курсанты, у которых родители и братья враги народа и тесная связь с ними курсанта несомненна. Курсанты, у которых привлечены к ответственности дальние родственники, должны быть особенно тщательно изучены, и отчисление их из училища должно решаться строго персонально с учетом общественно-политического лица и поведения самого курсанта.
* 3. Немедленно прекратить самостоятельное отчисление курсантов началь¬никами и комиссарами училищ. С представлениями об отчислениях входить только в военные советы округов.
4. Отчисление из училищ курсантов производить исключительно решением военных советов округов и только курсантов первого курса.
На курсантов второго и третьего курсов военным советам свои заключения представлять мне через начальника Управления военно-учебных заведений РККА.
Заместитель Народного комиссара обороны СССР
ПРИКАЗ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РККА ОБ АВАРИЙНОСТИ В ЧАСТЯХ ВВС
№ 0018 21 мая 1938 г.
Объявляя постановление Главного военного совета РККА от 20 апреля 1938 г. “Об аварийности в частях ВВС РККА”, приказываю:
1. Всем командирам и военным комиссарам частей и соединений ВВС детально изучить это постановление для неуклонного и точного исполнения всех его указаний и руководства в повседневной работе.
2. Указанное постановление проработать на специальных совещаниях ко¬мандного, технического и политического состава частей ВВС РККА.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СОВЕТА РККА ОБ АВАРИЙНОСТИ В ЧАСТЯХ ВВС РККА
Несмотря на то что ЦК ВКП(б) и Правительство в 1932 г., а затем в 1936 г. поставили перед ВВС РККА во всем объеме вопрос о борьбе с аварийностью, за последние два года аварийность не только не снизилась, но значительно возросла, особенно в январе, феврале и первой половине марта 1938 г.
В 1937 г. количество чрезвычайных происшествий в ВВС по сравнению с 1936 г. увеличилось: а) по авариям на 80%, б) по катастрофам на 70%.
Такой огромный рост аварий и особенно катастроф показывает, что исчерпывающие по своей конкретности и точности решения Центрального Комитета ВКП(б), Правительства и приказы Народного комиссара обороны Союза ССР о ликвидации катастроф и максимальном снижении аварий остаются невыполненными.
Это же говорит и о том, что вышестоящие начальники не проверяют систематически исполнение указаний и требований о путях и средствах борьбы с авариями и катастрофами.
По поручению Центрального Комитета ВКП(б) и Правительства Главный военный совет РККА 20—22 марта провел специальное совещание авиационных командиров, политработников, инже¬неров и техников, на котором всесторонне были обсуждены причины аварий и катастроф и предложения о необходимых мероприятиях по их ликвидации.
Характер целого ряда катастроф и.аварий 1937 и 1938 гг. с полной очевидностью подтверждает о наличии актов вредительства и диверсий в авиачастях, летных школах ВВС РККА, а также и в авиапромышленности.
Акты вредительства и в целом недопустимо выросшая аварийность могут иметь место главным образом потому, что в Военно-Воздушных Силах РККА:
1. В ряде частей ослабла большевистская бдительность, плохо поставлена партийно-полити¬ческая работа. Не выкорчеванные полностью враги народа в такой обстановке ловко используют положение, продолжая творить свои преступные дела.
2. Несколько ослабла воинская дисциплина, в результате чего нарушаются приказы и уставы РККА, регламентирующие воинский порядок и взаимоотношения между начальниками и подчи¬ненными. Появились расхлябанность и разгильдяйство, доходящие в отдельных случаях до обслу-
живания отдаваемых начальниками распоряжений. Имеют место случаи панибратства и ложного демократизма.
3. Выдвинутые на руководящие должности преданные партии и рабочему классу молодые командные и политические кадры, обладая высокими личными качествами, в большинстве не имеют еще практического опыта по руководству частями и соединениями, не могут сосредоточить основного внимания и времени на главнейших вопросах — личном руководстве боевой подготовкой.
Нередко случаи, что и сами они не являются еще образцом дисциплинированности. Недоста¬точная требовательность этих товарищей в ряде случаев доходит до явного попустительства — нарушения уставов, инструкций и руководств (летная и служебная расхлябанность, недисципли¬нированность) .
Эти молодые командиры нуждаются в непрерывной помощи, руководстве и большевистском воспитании со стороны старших начальников по командной и политической линии.
4. Плохо изучается личный состав; в подготовке, особенно молодых летчиков, отсутствует индивидуальный подход. Имеют место факты недовыучки и перескакивания.
5. Плохо еще поставлен уход, эксплуатация и сбережение материальной части. Приказ НКО СССР от 25.5.37 г. за № 071*, регламентирующий порядок по предотвращению возможных актов диверсии на материальной части, выполняется формально и систематически нарушается, причем многие командиры просто не знают этого приказа.
6. Неудовлетворительно организуется летная работа с грубейшим нарушением основных тре¬бований Наставления по производству полетов и аэродромного распорядка.
7. Требования приказа НКО СССР № 016 и № 0111** о тщательном анализе и учете метеорологической обстановки при организации и выполнении летной работы не выполняются.
8. В ряде частей отсутствуют ремонтные органы, остро ощущается недостаток запасных частей и ремонтного инструмента в одном месте и избыток в другом. Существующие ремонтные мастерские зачастую никем не руководятся. Качество ремонта в ряде мастерских плохое, а в отдельных случаях ремонт выполнялся явно вредительски.
9. Командующие ВВС округов и УВВС РККА не организовали конкретной помощи молодым командирам и частям в деле боевой и летной подготовки.
10. Слаб контроль со стороны вышестоящих начальников и их штабов (до УВВС РККА включительно) за точным проведением в жизнь постановлений ЦК ВКП(б) и СНК СССР и приказов НКО Союза ССР по борьбе с аварийностью и точным применением в повседневной практике существующих уставов и наставлений.
11. Аварийность в частях, округах и УВВС РККА расследуется и изучается формально, иногда (нередко) легкомысленно и преступно делаются поспешные и необоснованные выводы, а это увеличивает чисто аварий и катастроф “по неустановленным причинам”. Причины мелких поломок выявляются и изучаются недостаточно.
12. Военная приемка на заводах (21-й и 1-й заводы) по самолетам И-16 и Р-зет при наличии вредительства на этих заводах не справилась со своей задачей, в результате чего в Военно-Воз-душные Силы РККА поступает материальная часть с производственными дефектами и наличием вредительства... Ф. 4, оп. 15, д. 18, л. 4-7. Типогр, экз.
№ 0071 4 августа 1938 г.
В последние дни японцы в Посьетском районе внезапно напали на наши пограничные части и захватили часть советской территории у озера Хасан. Эта новая военная провокация встретила с нашей стороны должный отпор. Однако, японцы упорно цепляются за советскую территорию, несмотря на большие потери своих войск.
Провокационные действия японской военщины, очевидно, рассчитаны на наше миролюбие и выдержку. Японцы полагают, что Советский Союз и Красная Армия без конца будут терпеть наглые провокации их военщины, ( которая под видом местных пограничных инцидентов начла захватывать целые куски советской территории. Ни одной пяди чужой земли, в том числе маньчжурской и корейской, мы не хотим, но и своей, советской, земли никому, японским захватчикам в том числе, никогда не отдадим ни вершка!
Для готовности к отражению провокационных нападений японо-маньчжур и для того, чтобы быть готовыми в любой момент нанести мощный удар зарывающимся наглым японским агрессорам по всему фронту, немедленно привести в полную боевую готовность войска Дальневосточного Краснозна¬менного фронта и Забайкальского военного округа, для чего приказываю:
1. Немедля возвратить в свои части весь командный, политический, на¬чальствующий и красноармейский состав со всякого вида работ, откоманди-
ровании и из отпусков .
2. Военному совету ДКФронта принять меры прикрытия границ фронта. При этом необходимо учесть, что если возникает новая провокация со стороны японо-маньчжур, то войска прикрытия с авиацией и танками должны быть готовыми по особому приказанию из Москвы к немедленному мощному, со¬крушительному удару.
3. Военно-воздушные силы ДКФронта и ЗабВО привести в полную боевую готовность:
а) перебазировать авиачасти на полевые аэродромы, обеспечив их средствами ПВО и надежной связью, имея сильные кулаки для мощных ударов;
б) установить постоянное дежурство звеньев истребителей в полной готовности к немедленному вылету;
в) обеспечить части на полевых аэродромах бомбами, патронами не менее чем на 2 вылета, на отдаленных аэродромах на 5 вылетов и горючего на 5 вылетов;
г) обеспечить весь летный состав кислородными приборами для вы¬сотных полетов и необходимым количеством кислорода; приборы прове¬рить, запломбировать;
д) Военным советам ДКФронта, ЗабВО, 1-й и 2-й армий и Хабаровской группы немедленно произвести через специальные летно-технические группы совместно с командованием поверку готовности материальной части самолетов, вооружения и приборов. Такую проверку производить не менее четырех раз в месяц. Командирам и комиссарам авиачастей проверку производить ежедневно;
е) командирам и комиссарам авиачастей обеспечить быстроту заправки самолетов, подвески бомб и заполнения патронами;
ж) всем командующим военно-воздушными силами указанных фронта, армий, округа и Хабаровской группы немедленно поверить запасы бомб, авиапатрон, горючего и технический персонал, ведающий хранением во¬оружения и горючего, устранив тотчас же все обнаруженные недочеты.
4. А. Военным советам ДКФронта и ЗабВО привести в полную боевую го¬товность все укрепленные районы, усилив их, если требуется, полевыми войсками. Б. В укрепленных районах их комендантам:
а) немедленно установить полностью вооружение и оборудование во всех сооружениях;
б) заполнить боевые сооружения положенным табельным количеством боеприпасов и имуществом;
в) установить на важных направлениях проволочные заграждения и построить противотанковые препятствия;
г) обеспечить полностью боевые сооружения, командные пункты и ' полевые войска, занимающие укрепленные районы, средствами связи;
д) установить постоянное боевое охранение, службу дозоров и наблю¬дения.
5. Стрелковые, кавалерийские и танковые части должны быть размещены в лагеря или квартиро-биваками с мерами боевого обеспечения (охранение, дежурные части, воздушное наблюдение и ПВО), имея надежную связь внутри соединения.
6. В танковых частях заложить патроны в боевые машины, иметь танки постоянно заправленными и полностью готовыми к немедленным действиям.
7. В стрелковых и кавалерийских частях:
а) восстановить полностью штатное число подразделений в частях;
б) проверить готовность мобилизованных планов соединений и частей;
в) выдать положенное бойцам оружие и боеприпасы в подразделения, где хранить в запечатанном виде под ответственность дежурного;
г) возимые запасы боевых припасов иметь уложенными в зарядные ящики и повозки;
д) ввести в строй ремонтных лошадей не моложе 3-х лет, проверить ковку. Конский состав со старой ковкой перековать;
е) иметь вооружение и прочее имущество в готовности к быстрой выдаче.
8. В пунктах ПВО установить артиллерийские и пулеметные части на позиции, перебазировать истребительную авиацию на оперативные аэродромы и поднять систему ВНОС, поверив связь постов ВНОС с командными пунктами и аэродромами истребительной части.
9. Обеспечить полностью транспортные части резиной, запасными частями и горючим.
10. Военным советам ДКФронта, 1-й и 2-й армий, Хабаровской группы и ЗабВО:
а) полностью обеспечить за счет фронтовых (окружных, армейских) складов части всем положенным имуществом, боеприпасами по нормам военного времени;
б) привести в порядок склады, и в первую очередь склады боеприпасов: разобрать хранимое в них имущество, проверить готовность складов к быстрой выдаче имущества, пересмотреть охрану складов и за счет вто¬ростепенных объектов усилить главные;
в) провести боевые тревоги частей и подразделений. При подъеме частей по боевой тревоге проверять до мелочей их оснащенность и ма¬териальную обеспеченность согласно установленным нормам и табелям. Одновременно производить тактические учения в составе соединений, в которых поднятые по боевой тревоге части будут действовать, добиваясь от каждого командира, бойца и штаба отличного знания местности и условий ведения боя на своем участке. Проследить за организацией связи во всех звеньях штабной службы;
г) обратить особое внимание на тренировку в ночных действиях и отражение внезапных нападений противника ночью и в тумане, тренируя свои части действиям ночью и в тумане. На это обращаю особенное внимание всего начальствующего состава;
д) в частях поддержки пограничных войск:
1) командирам частей поддержки разработать на местности совместно с командирами погранчастей план обороны границы на своих участках. Обеспечить техническую связь отрядов поддержки с командованием по¬граничных частей и со своими прямыми начальниками;
2) усилить непрерывное войсковое наблюдение за границей, особенно быть зоркими ночью;
3) изучить подробно топографию своих учасков на территории СССР;
4) вооружение, боеприпасы частей поддержки хранить в подразделе¬ниях, обеспечив бесперебойное их продовольственное снабжение.
11. Все мероприятия по приведению частей в полную боевую готовность производить с сохранением военной тайны.
12. Командирам и комиссарам всех войсковых соединений произвести по¬верку всех частей и все обнаруженные недочеты устранить на месте.
О результатах поверок и принятых мерах доносить шифром командованию частей и соединений, Военным советам ДКФронта, 1-й и 2-й армий, Хаба¬ровской армейской группы войск и ЗабВО один раз в пятидневку, командованию ДКФронта и ЗабВО доносить Генеральному штабу РККА в тот же срок.
О получении этого приказа и доведении его до исполнителей донести не позже 24 часов 6.08.38 г.37.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов Начальник Генерального штаба РККА командарм 1 ранга Б. Шапошников


(04-10-2005 18:09:45)

 
 
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай:
ПРИКАЗ О РЕЗУЛЬТАТАХ РАССМОТРЕНИЯ ГЛАВНЫМ ВОЕННЫМ
СОВЕТОМ ВОПРОСА О СОБЫТИЯХ НА ОЗЕРЕ ХАСАН И
МЕРОПРИЯТИЯХ ПО ОБОРОННОЙ ПОДГОТОВКЕ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО
ТЕАТРА ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ*
№ 0040 4 сентября 1938 г.
31 августа 1938 г. под моим председательством состоялось заседание Главного военного совета РККА в составе членов Военного совета: тт. Сталина, Щаденко, Буденного, Шапошникова, Кулика, Локтионова, Блюхера и Павлова с участием
Председателя СНК СССР т. Молотова и зам. Народного комиссара внутренних дел. т. Фриновского.
Главный военный совет рассмотрел вопрос о событиях в районе озера Хасан и, заслушав объяснения комфронта т. Блюхера и зам. члена Военного совета ДКФронта т. Мазепова, пришел к следующим выводам:
1. Боевые операции у озера Хасан явились всесторонней проверкой моби¬лизационной и боевой готовности не только тех частей, которые непосредст¬венно принимали в них участие, но и всех без исключения войск ДКФронта.
2. События этих немногих дней обнаружили огромные недочеты в состоянии ДКФронта. Боевая подготовка войск, штабов и командно-начальствующего состава фронта оказались на недопустимо низком уровне. Войсковые части были раздерганы и небоеспособны; снабжение войсковых частей не организо¬вано. Обнаружено, что Дальневосточный театр к войне плохо подготовлен (дороги, мосты, связь).
Хранение, сбережение и учет мобилизационных и неприкосновенных запасов ка,к фронтовых складов, так и в войсковых частях оказались в хаотическом состоянии.
Ко всему этому обнаружено, что важнейшие директивы Главного военного совета и Народного комиссара обороны командованием фронта на протяжении долгого времени преступно не выполнялись. В результате такого недопустимого состояния войск фронта мы в этом сравнительно небольшом столкновении понесли значительные потери — 408 человек убитыми и 2807 человек ранеными. Эти потери не могут быть оправданы ни чрезвычайной трудностью местности, на которой пришлось оперировать нашим войскам, ни втрое большими потерями японцев.
Количество наших войск, участие в операциях наших авиации и танков давало нам такие преимущества, при которых наши потери в боях могли бы быть намного меньшими.
И только благодаря расхлябанности, неорганизованности и боевой непод¬готовленности войсковых частей и растерянности командно-политического со¬става, начиная с фронта и кончая полковым, мы имеем сотни убитых и свыше тысячи раненых командиров, политработников и бойцов. Причем процент потерь командно-политического состава неестественно велик — около 40%, что лишний раз подтверждает, что японцы были разбиты и выброшены за пределы нашей границы только благодаря боевому энтузиазму бойцов, младших командиров, среднего и старшего командно-политического состава, готовых жертвовать собой, защищая честь и неприкосновенность территории своей великой социалистической Родины, а также благодаря умелому руководству операциями против японцев т. Штерна и правильному руководству т. Рычагова действиями нашей авиации.
Таким образом, основная задача, поставленная Правительством и Главным военным советом войскам ДКФронта — обеспечить на ДВ полную и постоянную мобилизационную и боевую готовность войск фронта, — оказалась невыпол¬ненной.
3. Основными недочетами в подготовке и устройстве войск, выявленными боевыми действиями у озера Хасан, являются:
а) Недопустимо преступное растаскивание из боевых подразделений бойцов на всевозможные посторонние работы.
Главный военный совет, зная об этих фактах, еще в мае с.г. своим постановлением (протокол № 8) категорически запретил разбазаривать красноармейцев на разного рода хозяйственные работы и потребовал возвращения в части к 1 июля с.г. всех бойцов, находящихся в таких откомандировках. Несмотря на это, командование фронта ничего не сде¬лало для возвращения в свои части бойцов и командиров, и в частях продолжал существовать громадный некомплект в личном составе, части были дезорганизованы. В таком состоянии они и выступили по боевой тревоге к границе. В результате этого в период боевых действий пришлось прибегать к сколачиванию из разных подразделений и отдельных бойцов частей, допуская вредную организационную импровизацию, создавая не-
возможную путаницу, что не могло не сказаться на действиях наших войск.
б) Войска выступили к границе по боевой тревоге совершенно непод¬готовленными. Неприкосновенный запас оружия и прочего боевого иму¬щества не был заранее расписан и подготовлен для выдачи на руки частям, что вызвало ряд вопиющих безобразий в течение всего периода боевых действий. Начальники управлений фронта и командиры частей не знали, какое, где и в каком состоянии оружие, боеприпасы и другое боевое снабжение имеются. Во многих случаях целые артбатареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были ПОДОГНРЧЫ, винтовки выдавались непристрелянными, а многие бойцы и даже одно из стрелковых подразделений 32-й дивизии прибыли на фронт вовсе без винтовок и противогазов. Несмотря на громадные запасы ве¬щевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви, полубосыми, большое количество красноармейцев было без шинелей. Командирам и штабам не хватало карт района боевых действий.
в) Все рода войск, в особенности пехота, обнаружили неумение дей¬ствовать на поле боя, маневрировать, сочетать движение и огонь, при¬меняться к местности, что в данной обстановке, как и вообще в условиях ДВ, изобилующего горами и сопками, является азбукой боевой и такти¬ческой выучки войск.
Танковые части были использованы неумело, вследствие чего понесли большие потери в материальной части.
4. Виновными в этих крупнейших недочетах и в понесенных нами в срав¬нительно небольшом боевом столкновении чрезмерных потерях являются ко¬мандиры, комиссары и начальники всех степеней ДКФронта, и в первую очередь командующий ДКФ маршал Блюхер.
Вместо того, чтобы честно отдать все свои силы делу ликвидации последствий вредительства и боевой подготовки ДКФронта и правдиво информировать Наркома и Главный военный совет о недочетах в жизни войск фронта, т. Блю¬хер систематически, из года в год, прикрывал свою заведомо плохую работу и бездеятельность донесениями об успехах, росте боевой подготовки фронта и общем благополучном его состоянии. В таком же духе им был сделан многочасовой доклад на заседании Главного военного совета 28—31 мая 1938 г., в котором он скрыл истинное состояние войск ДКФ и утверждал, что войска фронта хорошо подготовлены и во всех отношениях боеспособны.
Сидевшие рядом с Блюхером многочисленные враги народа умело скрыва¬лись за его спиной, ведя свою преступную работу по дезорганизации и раз¬ложению войск ДКФронта. Но и после разоблачения и изъятия из армии изменников и шпионов т. Блюхер не сумел или не захотел по-настоящему реализовать очищение фронта от врагов народа. Под флагом особой бдитель¬ности он оставлял вопреки указаниям Главного военного совета и Наркома незамещенными сотни должностей командиров и начальников частей и сое¬динений, лишая таким образом войсковые части руководителей, оставляя штабы без работников, не способными к выполнению своих задач. Такое положение т. Блюхер объяснял отсутствием людей (что не отвечает правде) и тем самым культивировал огульное недоверие ко всем командно-начальст¬вующим кадрам ДКФронта.
5. Руководство командующего ДКФронта маршала Блюхера в период боевых действий у озера Хасан было совершенно неудовлетворительным и граничило с сознательным пораженчеством. Все его поведение за время, предшествующее боевым действиям и во время самих боев, явилось сочетанием двуличия, недисциплинированности и саботирования вооруженного отпора японским вой¬скам, захватившим часть нашей территории. Заранее зная о готовящейся японской провокации и о решениях Правительства по этому поводу, объяв¬ленных т. Литвиновым послу Сигемицу, получив еще 22 июля директиву Народного комиссара обороны о приведении всего фронта в боевую готовность, т. Блюхер ограничился отдачей соответствующих приказов и ничего не сделал
для проверки подготовки войск для отпора врагу и не принял действительных мер для поддержки пограничников полевыми войсками. Вместо этого он совер¬шенно неожиданно 28.08* подверг сомнению законность действий наших погра¬ничников у озера Хасан. В тайне от члена Военного совета т. Мазепова, своего начальника штаба т. Штерна, зам. Наркома обороны т. Мехлиса, зам. Наркома внутренних дел т. Фриновского, находившихся в это время в Хабаровске, т. Блюхер послал комиссию на высоту Заозерная и без участия начальника погранучастка произвел расследование действий наших пограничников. Со¬зданная таким подозрительным порядком комиссия обнаружила “нарушение” нашими пограничниками маньчжурской границы на 3 метра и, следовательно, “установила” нашу “виновность” в возникновении конфликта на оз. Хасан.
Ввиду этого т. Блюхер шлет телеграмму Наркома обороны об этом мнимом нарушении нами маньчжурской границы и требует немедленного ареста на¬чальника погранучастка и других “виновников в провоцировании конфликта” с японцами. Эта телеграмма была отправлена т. Блюхером также втайне от перечисленных выше товарищей.
'Даже после получения указания от Правительства о прекращении возни со всякими комиссиями и расследованиями и о точном выполнении решений Советского правительства и приказов Наркома т. Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооруженного отпора японцам. Дело дошло до того, что 1 августа с.г. при разговоре по прямому проводу тт. Сталина, Молотова и Ворошилова с т. Блюхером т. Сталин вынужден был задать ему вопрос: “Скажите, т. Блюхер, честно, есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами. Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля”.
От всякого руководства боевыми действиями т. Блюхер самоустранился, прикрыв это самоустранение посылкой наштафронта т. Штерна в район боевых действий без всяких определенных задач и полномочий. Лишь после неодно¬кратных указаний Правительства и Народного комиссара обороны о прекра¬щении преступной неразберихи и устранении дезорганизации в управлении войсками и только после того, как Нарком назначил т. Штерна командиром корпуса, действующего у озера Хасан, специального многократного требования применения авиации, от введения в бой которой т. Блюхер отказывался под предлогом опасения поражений корейского населения, только после приказа т. Блюхеру выехать на место событий т. Блюхер берется за оперативное руководство. Но при этом более чем странном руководстве он не ставит войскам ясных задач на уничтожение противника, мешает боевой работе подчиненных ему командиров, в частности, командование 1-й армии фактически отстраняется от руководства своими войсками без всяких к тому оснований; дезорганизует работу фронтового управления и тормозит разгром находящихся на нашей территории японских войск. Вместе с тем т. Блюхер, выехав к месту событий, всячески уклоняется от установления непрерывной связи с Москвой, несмотря на бесконечные вызовы его по прямому проводу Народным комиссаром обороны. Целых трое суток при наличии нормально работающей телеграфной связи нельзя было добиться разговора с т. Блюхером.
Вся эта оперативная “деятельность” маршала Блюхера была завершена отдачей им 10.08 приказа о призыве в 1-ю армию 12-ти возрастов. Этот незаконный акт явился тем непонятней, что Главный военный совет в мае с.г. с участием т. Блюхера и по его же предложению решил призвать в военное время на ДВ всего лишь 6 возрастов. Этот приказ т. Блюхера провоцировал японцев на объявление ими своей отмобилизации и мог втянуть нас в большую войну с Японией. Приказ был немедля отменен Наркомом.
На основании указаний Главного военного совета приказываю:
1. В целях скорейшей ликвидации всех выявленных крупных недочетов в боевой подготовке и состоянии войсковых частей ДКФ, замены негодного и
дискредитировавшего себя в военном и политическом отношении командования и улучшения условий руководства в смысле приближения его к войсковым частям, а также усиления мероприятий по оборонной подготовке Дальнево¬сточного театра в целом
— Управление Дальневосточного Краснознаменного фронта расформировать.
2. Маршала т. Блюхера от должности командующего войсками Дальнево¬сточного Краснознаменного фронта о т с то а н и т ь и оставить его в распо¬ряжении Главного военного совета РККА .
3. Создать из войск Дальневосточного фронта две отдельные армии с не¬посредственным подчинением Народному комиссару обороны:
а) 1-ю Отдельную Краснознаменную армию в составе войск, согласно приложению № 1**, подчинив Военному совету 1-й армии в оперативном отношении Тихоокеанский флот.
Управление армии дислоцировать — г. Ворошилов. В состав армии включить полностью Уссурийскую область и часть областей Хабаровской и Приморской. Разграничительная линия со 2-й армией — по р. Бикин;
б) 2-ю Отдельную Краснознаменную армию в составе войск, согласно приложению № 2*, подчинив Военному совету 2-й армии в оперативном отношении Амурскую Краснознаменную флотилию.
Управление армии дислоцировать — г. Хабаровск. В состав армии включить Нижне-Амурскую, Хабаровскую, Приморскую, Сахалинскую, Камчатскую области, Еврейскую автономную область, Корякский, Чу¬котский национальные округа;
в) Личный состав расформировываемого фронтового управления об¬ратить на укомплектование управлений 1-й и 2-й Отдельных Краснозна¬менных армий.
4. Утвердить:
а) командующим 1-й Отдельной Краснознаменной армией комкора т. Штерна Г. М., членом Военного совета армии дивизионного комиссара т. Семеновского Ф. А., начальником штаба комбрига т. Попова М. М.;
б) командующим 2-й Отдельной Краснознаменной армией комкора т. Конева И. С., членом Военного совета армии бригадного комиссара т. Бирюкова Н. И., начальником штаба комбрига т. Мельника К. С.
5. Вновь назначенным командующим армиями сформировать управления армии по прилагаемому проекту штатов**.
6. До прибытия в Хабаровск командующего 2-й Отдельной Красной армией комкора т. Конева И. С. во временное командование вступить комдиву т. Ро¬мановскому.
7. К формированию армий приступить немедленно и закончить к 15 сен¬тября 1938 г.
8. Начальнику Управления по комначсоставу РККА личный состав рас¬формировываемого Управления Дальневосточного Краснознаменного фронта использовать для укомплектования управлений 1-й и 2-й Отдельных Красно¬знаменных армий.
9. Начальнику Генерального штаба дать соответствующее указание ко¬мандующим 1-й и 2-й армиями о распределении между армиями складов, баз и прочего фронтового имущества. Иметь в виду при этом возможность использования начальников родов войск РККА и их представителей, нахо¬дящихся в данное время на Дальнем Востоке, для быстрого выполнения этой работы.
10. Военному совету 2-й Отдельной Краснознаменной армии к 1 октября с.г. восстановить управления 18-го и 20-го стрелковых корпусов, с дислока¬цией — 18 ск — Куйбышевка и 20 ск — Биробиджан.
На восстановление этих корпусных управлений обратить расформировыва¬емые управления Хабаровской оперативной группы и 2-й армии ДКФронта.
11. Военным советам 1-й и 2-й Отдельных Краснознаменных армий:
а) немедля приступить к наведению порядка в войска* и обеспечить в кратчайший срок их полную мобилизационную готовность. О принятых мероприятиях и проведении их в жизнь военным советам армий доносить Народному комиссару обороны один раз в пятидневку;
б) обеспечить полное выполнение приказов Народного комиссара обо¬роны №№ 0071* и 0165** 1938 г. О ходе выполнения этих приказов доносить через каждые три дня, начиная с 7 сентября 1938 г.;
в) категорически запрещается растаскивание бойцов, командиров и политработников на различного вида работы.
В случаях крайней необходимости военным советам армий разрешается только с утверждения Народного комиссара обороны привлекать к работам войсковые части при условии использования их только организованно, чтобы на работах были целые подразделения во главе со своими командирами, политработниками, сохраняя всегда полную их боевую готовность, для чего подразделения должны своевременно сменяться другими.
• 12. О ходе формирования управлений командующим 1-й и 2-й Отдельными Краснознаменными армиями доносить мне по телеграфу шифром 8 декабря и 15 сентября.
Народный комиссар обороны СССР
Маршал Советского Союза
К. Ворошилов
Начальник Генерального штаба
РККА командарм 1 ранга
Б. Шапошников

ПРИКАЗ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЙ НА КОМАНДОВАНИЕ
ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО КРАСНОЗНАМЕННОГО ФРОНТА
ЗА НАРУШЕНИЕ ПРИКАЗОВ НКО
№ 0169 8 сентября 1938 г.
7 августа 1938 г. в период горячих боев с японцами в районе озера Хасан заместитель командующего ДКФронта комкор т. Филатов подписал приказ о расформировании медико-санитарных батальонов и полевых госпиталей в стрел¬ковых дивизиях, находившихся в боях. Военный совет 1-й армии исполнение этого приказа задержал.
17 августа комкор т. Филатов допустил другую грубую ошибку — приказал заместителю командующего ВВС фронта предоставить самолет ДБ-3 для пе¬реброски представителя НКВД из Хабаровска в г. Читу, нарушив этим приказы НКО № 022 1934 г. и [№ 022] 1936 г.***, категорически запрещающие использование боевых самолетов в качестве .транспортных машин.
Запрошенный по моему приказанию, почему был предоставлен самолет, да еще ДБ-3, т. Филатов доложил, что он дал распоряжение предоставить самолет, но тип самолета не указывал; между тем т. Сенаторов доложил мне, что в письменном предписании т. Филатова указан именно ДБ-3.
Таким образом, т. Филатов не нашел в себе мужества сознаться в своей ошибке, не сказал правду, стремясь свалить вину на т. Сенаторова.
В свою очередь заместитель командующего ВВС ДКФронта Герой Советского Союза полковник т. Сенаторов, получив и исполнив приказание комкора т. Филатова о посылке самолета для указанной цели, не доложил ему о незаконности этого приказания.
Вина тт. Филатова и Сенаторова усугубляется тем более, что они, допустив нарушение моих приказов, к тому же не приняли необходимых мер по орга¬низации этого перелета, и самолет на обратном пути из Читы в Хабаровск разбился и 3 человека экипажа погибли.
За легкомысленное отношение к службе и нарушение приказов НКО № 022 1934 г. и № 022 1936 г. объявляю комкору т. Филатову строгий выговор.
Полковнику т. Сенаторову за нарушение приказов НКО № 022 1934 г. и 1936 г. ставлю на вид.
Предупреждаю, что за использование боевых самолетов для целей, не связанных с выполнением боевых и учебных заданий, виновных буду строго наказывать.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов.
№ 39 ПРИКАЗ О БОРЬБЕ С ПЬЯНСТВОМ В РККА
№ 0219 28 декабря 1938 г.
За последнее время пьянство в армии приняло поистине угрожающие раз¬меры. Особенно это зло вкоренилось в среде начальствующего состава.
По далеко неполным данным, в одном только Белорусском особом военном округе за 9 месяцев 1938 г. было отмечено свыше 1300 безобразных случаев пьянства, в частях Уральского военного округа за тот же период — свыше 1000 случаев и примерно та же неприглядная картина в ряде других военных округов.
Вот несколько примеров тягчайших преступлений, совершенных в пьяном виде людьми, по недоразумению одетыми в военную форму.
15 октября во Владивостоке четыре лейтенанта, напившиеся до потери человеческого облика, устроили в ресторане дебош, открыли стрельбу и ранили двух граждан.
18 сентября два лейтенанта железнодорожного полка при тех же примерно обстоятельствах в ресторане, передравшись между собой, застрелились.
Политрук одной из частей 3 сд, пьяница и буян, обманным путем собрал у младших командиров 425 руб., украл часы и револьвер и дезертировал из части, а спустя несколько дней изнасиловал и убил 13-летнюю девочку.
8 ноября в г. Речице пять пьяных красноармейцев устроили на улице поножовщину и ранили трех рабочих, а возвращаясь в часть, изнасиловали прохожую гражданку, после чего пытались ее убить.
27 мая в Ашхабаде капитан Балакирев в пьяном виде познакомился в парке с неизвестной ему женщиной, в ресторане он выболтал ряд не подлежащих оглашению сведений, а наутро был обнаружен спящим на крыльце чужого дома без револьвера, снаряжения и партбилета.
Пьянство стало настоящим бичом армии. Отъявленные негодяи и пьяницы на глазах у своих не в меру спокойных начальников, на виду партийных и комсомольских организаций подрывают основы воинской дисциплины и раз¬лагают войсковые части.
Значительная часть всех аварий, катастроф и всех других чрезвычайных происшествий — прямое следствие пьянства и недопустимого отношения к этому злу со стороны ответственных начальников и комиссаров.
Немало случаев переноса и отмены занятий и невыполнения плана боевой подготовки — это также результат разлагающего действия пьянства.
Наконец, многочисленные примеры говорят о том, что пьяницы нередко делаются добычей иностранных разведок, становятся на путь прямой измены своей Родине и переходят в лагерь врагов советского народа.
Все эти непреложные истины хорошо известны каждому мыслящему ко¬мандиру и политработнику, и тем не менее настоящая борьба с пьянством не
ведется. Пьянство процветает, оно стало обычным бытовым явлением, с ним смирились, оно не подвергается общественному осуждению.
Неисправимый, беспробудный пьяница и лодырь не только не берется под обстрел большевистской критики, не только не изгоняется из здоровой това¬рищеской среды, которую он компрометирует, но даже иногда пользуется поддержкой товарищей. Для него находят какие-то оправдания, ему покрови¬тельствуют, сочувствуют, его окружают ореолом “своего парня”.
При таком отношении к пьяницам спившийся и негодный человек не только не стыдится себя и своих безобразных поступков, но часто ими бравирует.
Много ли случаев, когда командирская общественность потребовала удалить из своей среды какого-нибудь неисправимого пьяницу?
Таких случаев почти нет.
Это говорит о том, что запятнанная честь воина Рабоче-Крестьянской Красной Армии и честь войсковой части, к которой принадлежишь, у нас мало кого беспокоит. Многие не понимают, что каждый командир и политра¬ботник, равно как и красноармеец, в известной мере несет ответственность за поведение своего товарища по службе, что недостойное поведение одних набрасывает тень на весь товарищеский коллектив и на всю войсковую часть в целом.
В Красной Армии не место пьяницам. Защита Союза ССР с оружием в руках вверяется лучшим людям страны, патриотам своего Отечества, честным, храбрым, стойким и трезвым сынам нашей Родины.
Приказываю:
1. Во всех полках созвать совещания командного и начальствующего состава, на которых полным голосом сказать о всех пьяных безобразиях, осудить пьянство и пьяниц, как явление недопустимое и позорное.
2. На борьбу с этим злом мобилизовать все партийные и комсомольские организации, вменив им в обязанность борьбу с пьянством, как одну из главнейших задач.
3. Эту же задачу должны иметь перед собой как одну из важнейших и организуемые в войсках товарищеские суды*.
4. Командирам и военным комиссарам войсковых частей применять к зло¬стным пьяницам самые суровые дисциплинарные меры.
5. Во всех служебных аттестациях, если аттестуемый пьяница, непременно это указывать. Указывать также и о том, насколько аттестуемый начальник успешно борется с пьянством среди своих подчиненных. Неисправимых пьяниц представлять к увольнению из армии.
6. Дела о преступлениях, совершенных на почве пьянства, заслушивать выездными сессиями военных трибуналов с привлечением внимания широкой армейской общественности (общественный обвинитель, газета).
7. Военным советам округов систематически заслушивать доклады коман¬диров и комиссаров войсковых соединений о выполнении настоящего приказа.
8. Настоящий приказ прочитать на собрании командного и начальствующего состава и разъяснить красноармейцам.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПРИКАЗ О ПОРЯДКЕ ВЫДАЧИ РАЗРЕШЕНИЙ НА АРЕСТЫ НАЧАЛЬСТВУЮЩЕГО СОСТАВА РККА
№ 001 3 января 1939 г.
В соответствии с Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 1 декабря 1938 г. разрешения на аресты военнослужащих высшего, старшего и среднего начальствующего состава РККА могут даваться только мною.
Настоящий приказ довести до командиров и военных комиссаров полков включительно.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПРИКАЗ С ОБЪЯВЛЕНИЕМ ПРИГОВОРА ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ
ВЕРХОВНОГО СУДА СССР ПО ДЕЛУ КОМАНДНОГО СОСТАВА
1-й (ПРИМОРСКОЙ) АРМИИ
№ 049 22 апреля 1939 г.
Объявляю приговор Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР от
29—31 марта 1939 г. по делу бывш. командующего 1-й (Приморской) армией
комдива Подласа К. П., бывш. члена Военного совета той же армии бригадного
комиссара Шуликова М. В. и бывш. начальника штаба той же армии полковника
Помощникова А. И. •
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
приговор
именем союза советских социалистических республик военная коллегия верховного суда ссср
В составе: председательствующего армвоенюриста В. В. Ульриха, членов: диввоенюриста А. М. Орлова и бригвоенюриста Д. Я. Кандыбина, при секретаре военном юристе 1 ранга А. А. Бат-нере.
В закрытом судебном заседании в г. Москве 29—31 марта 1939 г. с участием государственного обвинителя — помощника главного военного прокурора РККА диввоенюриста т. А. X. Кузнецова рассмотрела дело по обвинению:
1) бывш. командующего 1-й (Приморской) армией комдива Подласа Кузьмы Петровича, 1893 года рождения, члена ВКП(б), в РККА с 1918 г., окончившего курсы усовершенствования высшего командного состава при Академии им. М. В. Фрунзе, награжденного орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени и медалью “XX лет РККА”,
2) бывш. члена Военного совета той же армии бригадного комиссара Шуликова Михаила Васильевича, 1897 года рождения, члена ВКП(б), в РККА с 1918 г., окончившего два курса заочной Военно-политической академии, награжденного медалью “XX лет РККА” и
3) бывш. начальника штаба той же армии полковника Помощникова Александра Ивановича, 1895 года рождения, члена ВКП(б), в РККА с 1918 г., окончившего Академию им. М. В. Фрунзе, награжденного орденом Ленина, орденом Красного Знамени и медалью “XX лет РККА” —
всех троих в преступлениях, предусмотренных ст. 193-17, п. “а” Уголовного кодекса РСФСР.
Предварительным и судебным следствием установлено:
В период боевых операций у озера Хасан командование 1-й (Приморской) армии в лице командующего комдива Подласа, члена Военного совета бригадного комиссара Шуликова и на¬чальника штаба армии полковника Помощникова проявило преступное бездействие, которое вы¬ражалось как в непринятии необходимых мер к воспрепятствованию вторжению японских интер¬вентов на советскую территорию, так и в плохом обеспечении боевых операций отдельных частей и подразделений армии.
Комдив Подл ас, бригадный комиссар Шуликов и полковник Помощников, располагая данными как от наших разведывательных органов и сообщений пограничников, так и из официальных сообщений о наглых угрозах японского посла Сигемицу о подготовке вторжения японских войск на советскую землю с целью захвата высот западнее озера Хасан, в частности высоты Заозерной, и зная о крупном стратегическом значении высоты Заозерной, господствовавшей на всем угрожаемом районе, не приняли должных мер к немедленному укреплению высоты Заозерной и занятию ее достаточными по своей численности частями Красной Армии.
В связи с усилением передвижения войск на территории противника, прилегающей к высоте Заозерной, и укреплением японцами границы во всем Посьетском районе, Военному совету армии было предложено привести в полную боевую готовность 39 ск.
Комдив Подлас и бригадный комиссар Шуликов проявили преступную бездеятельность и нераспорядительность в деле приведения в полную боевую готовность частей этого корпуса. Отдав приказ о приведении в боевую готовность 40 сд и других частей, входящих в состав 39 ск, Военный совет армии в лице командующего Подласа и члена Военного совета Шуликова и начальник штаба армии Помощников не только не дали никаких приказов и указаний начальникам отделов армии, но даже не приняли никаких мер к оповещению начальников отделов армии о приведении в боевую готовность частей корпуса. Начальник отдела связи армии Новицкий узнал о том, что 39 ск приводится в боевую готовность не от командования армии, а от начальника связи корпуса, и то с большим опозданием, когда корпус уже даднулся в поход. В результате всего этого командование армии не знало местонахождения воинских частей и не имело беспе¬ребойной связи с отдельными частями, которые направлялись в район боевых действий.
Военный совет армии в лице Подласа и Шуликова и начальник штаба армии Помощников проявили полную бездеятельность в подборе кадров для укомплектования штаба и отделов армии
и в результате в штабе и отделах армии как в период подготовки боевой операции, так и в период ее проведения работа была дезорганизована.
Действиями полковника пограничных войск Федотова, командовавшего приданными ему уси¬ленными батальонами 118 и 119 сп, фактически никто не руководил. Штаб армии не знал о принятых Федотовым решениях и ими не интересовался, в связи с чем Федотов действовал самостоятельно, не координируя свои действия с командиром 40 сд, что привело на некоторое время к безначалию в районе боевых действий.
Все это было использовано противником, и в ночь с 30 на 31 июля японские войска, проникнув в глубь советской территории на 4—5 километров, захватили высоту Заозерную.
Таким образом, Военный совет армии в лице комдива Подласа и бригадного комиссара Шуликова и начальник штаба армии полковник Помощников в разгар решающих боев за высоту Заозерную этими боями не руководили, и японским интервентам удалось закрепиться на захва¬ченной ими высоте Заозерной.
Во время разговора по прямому проводу 1 августа 1938 г. с Народным комиссаром обороны и руководителями Правительства Подлас сознательно обманывал, заявляя, что он принимает все необходимые меры для уничтожения японских интервентов, захвативших часть советской терри¬тории. При этом разговоре Подлас дал ложные сведения о расположении японских войск на советской земле. Все это происходило в присутствии члена Военного совета Шуликова, который ничего не предпринял, чтобы помешать ложной информации Подласа.
Такое же преступное бездействие, а также полную нераспорядительность Подлас, Шуликов и Помощников проявили и в деле обеспечения боевых операций в районе озера Хасан. Ограни¬чившись отдачей общих распоряжений, они не произвели подлинной проверки боевой готовности частей, в результате чего направляемые в район боевых действий части и подразделения не были укомплектованы до их штатной численности и стрелковые роты шли в бой с большим некомплектом бойцов, в то время как значительное число красноармейцев находилось на разного рода хозяй¬ственных маловажных работах. Направляемые в район боевых действий части не были обеспечены всеми необходимыми средствами вооружения, и в ряде случаев артиллерийские батареи оказались на фронте без снарядов, запасные стволы к пулеметам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались непристрелянными, а некоторые бойцы «прибыли в район боевых действий вовсе без винтовок и противогазов.
Располагая достаточным временем, средствами и силами, Подлас и Помощников не приняли всех необходимых мер к приведению в проезжее состояние основной дороги и не обеспечили организации нормального движения войск по дорогам. Соответствующее указание Воендору было дано лишь спустя шесть дней после того, как войска двинулись в район боевых действий. В результате этого на дорогах создавались огромные заторы, люди и материальная часть застревали в болоте, части выбывали из графика марша, что резко снижало боевую подвижность и манев¬ренность частей армии.
Развертывание тыловых учреждений происходило беспланово и неорганизованно, а управление полевого снабжения приступило к работе только 10 августа, т. е. к концу операции. Несмотря на громадные запасы вещевого имущества, многие бойцы были посланы в бой в совершенно изношенной обуви и без шинелей. В ряде частей не оказалось ранцевых запасов консервов, а часть консервов не могла быть использована, так как не была подвергнута бактериологическому исследованию. Санитарные тылы не были также своевременно подготовлены, и сотни раненых эвакуировались в Посьет, где до 7 августа не было ни армейского госпиталя, ни достаточного количества врачей. Несмотря на своевременное предложение санитарного отдела о необходимости организации в Посьете госпиталя и направлении туда же госпитального судна, Помощников неукоснительно отвечал “рано”.
Помощниковым не были приняты должные меры к своевременному обеспечению частей годными картами, в частности картами территории противника, прилегающей к высоте Заозерной, в результате чего командирам и штабам не хватало карт района боевых действий.
Преступное бездействие Подласа, Шуликова и Помощникова привело к тому, что японским интервентам удалось захватить и временно закрепиться на высоте Заозерной и для изгнания их с советской территории понадобилось сосредоточение и введение в бой крупных сил и боевых средств.
Бездеятельность Подласа, Шуликова и Помощникова не парализовала волю к победе и героизма наших командиров, комиссаров, политработников и красноармейцев. Части 39 ск разгромили японских интервентов и с позором изгнали их с советской земли, водрузив красный флаг на сопке Заозерная. Тысячи бойцов, командиров и политработников проявили величайший героизм и шли в бой с лозунгами “за Сталина”, “за Родину”, “за социализм” и многие отдали свою жизнь за дело партии Ленина — Сталина, за советскую власть, за социализм. Обнаглевшие японские интервенты получили от Рабоче-Крестьянской Красной Армии жестокий урок.
Признавая Подласа, Шуликова и Помощникова виновными в совершении преступлений, предусмотренных ст. 193-17, п. “а” Уголовного кодекса РСФСР,'Военная коллегия Верховного Суда Союза ССР
ПРИГОВОРИЛА:
1. Подласа Кузьму Петровича лишить военного звания “комдив” и подвергнуть лишению свободы в исправительно-трудовых лагерях сроком на пять лет с поражением в политических правах на три года .
Принимая во внимание тяжесть преступлений, совершенных Подласом, на основавши ст. 33 Уголовного кодекса РСФСР войти с ходатайством в Президиум Верховного Совета Союза ССР о лишении Подласа ордена Ленина, двух орденов Красного Знамени и медали “XX лет РККА”.
2. Шуликова Михаила Васильевича — к лишению свободы сроком на два года без поражения в политических правах.
3. Помощникова Александра Ивановича — к лишению свободы сроком на три года без поражения в политических правах.
Принимая во внимание, что: 1) Шуликов в должности члена Военного совета армии состоял непродолжительное время, 3 августа 1938 г. заболел и находился на излечении до окончания боевых действий, а также что он чистосердечно признал свою вину на суде и 2) Помощников имел боевые заслуги по выполнению специальных заданий Правительства, а также его недоста¬точный опыт по работе в штабах крупных войсковых соединений — определенную им меру наказания считать условной с испытательным сроком: Шуликову в один год и Помощникову в два года.
Срок лишения свободы Подласу исчислять с 29 марта 1939 г.
Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит.
Председательствующий председатель
Военной коллегии Верховного Суда Союза ССР
армвоенюрист В. Ульрих
Члены суда:
члены Военной коллегии Верховного
Суда СССР диввоенюрист А. Орлов
бригвоенюрист Д. Кандыбин

(04-10-2005 18:16:43)

Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай:
ПРИКАЗ О МЕРАХ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ АВАРИЙНОСТИ В ЧАСТЯХ ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ РККА
№ 070 4 июня 1939 г.
16—17 мая с.г. Главный военный совет Рабоче-Крестьянской Красной Армии с участием военных советов и командующих воздушными силами Л ВО, БОВО, КОВО, ХВО, военных советов АОН , специально вызванных командиров и комиссаров авиабригад, авиаполков и эскадрилий заслушал и обсудил доклад начальника Военно-Воздушных Сил РККА о мерах борьбы с катастрофами и летными происшествиями и об улучшении организации летной подготовки в Военно-Воздушных Силах.
В результате обсуждения этого вопроса Главный военный совет устанав¬ливает:
Число летных происшествий в 1939 году, особенно в апреле и мае месяцах, достигло чрезвычайных размеров. За период с 1 января до 15 мая произошло 34 катастрофы, в них погибло 70 человек личного состава. За этот же период произошло 126 аварий, в которых разбит 91 самолет. Только за конец 1938 и впервые месяцы 1939 гг. мы потеряли 5 выдающихся летчиков — Героев Советского Союза, 5 лучших людей нашей страны — тт. Бряндинского, Чкалова, Губенко, Серова и Полину Осипенко.
Эти тяжелые потери, как и подавляющее большинство других катастроф и аварий, являются прямым результатом:
а) преступного нарушения специальных приказов, положений, летных наставлений и инструкций;
б) крайне плохой работы командно-политического состава воздушных сил и военных советов округов и армий по воспитанию летно-технических кадров авиачастей;
в) плохо организованной и еще хуже проводимой плановости и по¬следовательности в учебно^боевой подготовке авиационных частей;
г) неумения старших начальников и комиссаров наладить летно-техническую подготовку с каждым экипажем и летчиков в отдельности в соответствии с уровнем их специальных познаний, подготовленности, индивидуальными и специфическими их способностями и каче¬ствами;
д) все еще неудовлетворительного знания личным составом матери¬альной части и, как следствие этого, плохой ее эксплуатации и
е) самое главное, недопустимого ослабления воинской дисциплины в частях Военно-Воздушных Сил и расхлябанности, к сожалению, даже среди лучших летчиков, не исключая и некоторых Героев Советского Союза.
Подтверждением всего сказанного служит буквально всякая катастрофа и происшествие, так как при самом беглом ознакомлении с ними, как правило, причиной является или недисциплинированность и разболтанность, или не¬внимательное и недопустимо халатное отношение к своим обязанностям лет-но-подъемного и технического состава.
Вот наиболее тяжелые катастрофы и аварии за последнее время.
1. В конце прошлого года в полете на место посадки экипажа самолета “Родина” произошло столкновение двух самолетов “Дуглас” и ТБ-3, в резуль¬тате чего погибло 15 человек. В числе погибших был и командующий воз¬душными силами 2-й Отдельной Краснознаменной армии комдив Сорокин и Герой Советского Союза комбриг Бряндинский.
Командующий воздушными силами 2 ОКА Сорокин без какой бы то ни было надобности и разрешения центра, но с согласия командования 2 ОКА вылетел на ТБ-3 к месту посадки самолета “Родина”, очевидно, с единственной целью, чтобы потом можно было сказать, что он, Сорокин, также принимал участие в спасении экипажа “Родина”, хотя ему этого никто не поручал и экипаж “Родина” уже был обнаружен.
Вслед за Сорокиным на “Дугласе” вылетел Бряндинский, который также не имел на то ни указаний, ни права, целью которого были, очевидно, те же мотивы, что и у Сорокина.
Оба эти больших авиационных начальника, совершив проступок и само¬вольство, в дополнение к этому в самом полете проявили недисциплиниро¬ванность и преступную халатность в летной службе, результатом чего и явилось столкновение в воздухе, гибель 15 человек и двух дорогостоящих самолетов.
2. Герой Советского Союза, известный всему миру своими рекордными полетами, комбриг В. П. Чкалов погиб только потому, что новый истребитель, который комбриг Чкалов испытывал, был выпущен в испытательный полет в совершенно неудовлетворительном состоянии, о чем Чкалов был полностью осведомлен. Больше того, узнав от работников НКВД о состоянии этого са¬молета, т. Сталин лично дал указание о запрещении т. Чкалову полетов впредь до полного устранения недостатков самолета, тем не менее комбриг Чкалов на этом самолете с не устраненными полностью дефектами через три дня не только вылетел, но начал совершать свой первый полет на новом самолете и новом моторе вне аэродрома, в результате чего, вследствие вы¬нужденной посадки на неподходящей захламленной местности, самолет раз¬бился и комбриг Чкалов погиб.
3. Герой Советского Союза заместитель командующего ВВС БОВО полков¬ник Губенко, прекрасный и отважный летчик, погиб потому, что производил на И-16 полет высшего пилотажа на недопустимо низкой высоте. Полковник Губенко, невзирая на свой высокий пост заместителя командующего воздуш¬ными силами военного округа, невзирая на то, что еще накануне своей гибели, проводя совещание с подчиненными ему командирами авиабригад по вопросам аварийности в воздушных силах, сам указывал на недисциплинированность как главную причину всех несчастий в авиации, допустил лично недисцип¬линированность, граничащую с преступлением. Полковник Губенко обратился к командующему войсками БОВО командарму 2 ранга т. Ковалеву с просьбой разрешить ему полеты высшего пилотажа с использованием взлетных полос. Командующий Белорусским особым военным округом командарм 2 ранга т. Ко¬валев категорически запретил полковнику Губенко летать. И все же Губенко не только грубо нарушил прямой приказ своего высшего и прямого начальника, но одновременно нарушил все приказы и наставления по полетам, начав высший пилотаж на недопустимо низкой высоте.
4. Два Героя Советского Союза — начальник летной инспекции ВВС ком¬бриг Серов и инспектор по технике пилотирования МВО майор Полина Оси¬пенко погибли потому, что организация тренировки по слепым полетам на сборах для инспекторов по технике пилотирования, начальником которых являлся сам комбриг Серов, не была как следует продумана и подготовлена, а главное, полет комбрига Серова и майора Полины Осипенко, выполнявших одну из первых задач по полету под колпаком, производился на высоте всего лишь 500—600 метров вместо установленной для этого упражнения высоты не ниже 1000 метров. Это безобразное, больше того, преступное нарушение элементарных правил полетов, обязательных для каждого летчика, и началь¬ников в первую -голову, и явилось роковым для Серова и Полины Осипенко.
Этот последний случай, так же как и случай гибели Героя Советского Союза Губенко, является ярким свидетельством того, что нарушение правил полетной работы не может пройти безнаказанно ни для кого, в том числе и для самых лучших летчиков, каковыми в действительности и являлись погибшие товарищи Губенко, Серов и Полина Осипенко.
5. Однако недисциплинированность и распущенность настолько вкоренились среди летчиков, так велика эта болезнь, что, невзирая на частые и тяжкие катастрофы, результатом которых является гибель лучших наших людей, невзирая на это, всего лишь месяц примерно тому назад два Героя Советского Союза — командующий ВВС МВО комбриг Еременко и его заместитель полковник Осипенко в неурочное время вздумали произвести “показательный” воздушный бой над люберецким аэродромом и произвели его на такой недо¬пустимо низкой высоте, позволили себе такое нарушение всех установленных правил и приказов, что только благодаря счастливой случайности этот, с позволения сказать, “показательный” бой закончился благополучно. Однако такие “показательные” полеты показывают лишь, что источником недисцип¬линированности, расхлябанности, воздушного лихачества и даже хулиганства являются не всегда худшие летчики и рядовые работники авиации. Вдохно¬вителями и образцом недисциплинированности, как это видно из приведенных фактов, бывают и большие начальники, на обязанности которых лежит вся ответственность за воспитание летчиков и руководство их работой, которые сами обязаны быть и непременно образцом и примером для подчиненных.
6. Ко всему сказанному необходимо отметить, что культурность летно-подъемного состава нашей авиации продолжает оставаться на весьма низком уровне. Замечание т. Сталина, сделанное им на заседании Главного военного совета о том, что законы физики, механики и метеорологии летно-техни-ческим составом плохо усвоены, их, этих законов, многие не знают, с этими законами природы не всегда и не все летчики считаются — это указание т. Сталина исключительно правильно определяет физиономию большого числа летно-подъемного и технического состава воздушных сил. Оно бьет прямо в цель.
У нашего летного состава не хватает постоянной, не показной, а подлинной внутренней подтянутости и внимания к своему делу, особенно в воздухе, где необходима высокая дисциплина, где летчик, штурман, радист, стрелок, бор¬тмеханик обязаны быть всегда начеку, внутренне собранными, внимательными ко всему, что относится и к технике, к полету в целом. В полете летчик должен быть полностью внутренне отмобилизованным.
Если хорошим безаварийным паровозным машинистом может быть только человек организованный, внимательный, знающий и любящий свое дело, то насколько же повышаются требования к летчику, который управляет не па¬ровозом, движущимся по рельсам, а современным могущественным летным аппаратом, заключающим в себе сотни и тысячи механических лошадиных сил и развивающим огромную скорость в полете.
Все эти азбучные истины, к сожалению, забываются нашими летчиками, и за это многие из них платятся своей жизнью. И что самое тяжелое, старые, испытанные мастера летного дела не борются с отрицательными явлениями среди своих молодых сотоварищей и тем самым поощряют молодняк на по¬ступки, совершенно нетерпимые в рядах бойцов нашей авиации.
До сих пор старший и средний командный состав в полетах не всегда является хорошим образцом, примером для подчиненных.
Все еще не организован сверху донизу настоящий действенный контроль за исполнением приказов по боевой подготовке личного состава.
7. Все еще среди летчиков наблюдаются чванство и зазнайство. Не воспитано у них уважение к инструкциям, наставлениям и приказам, точно регулирующим летную жизнь и боевую подготовку летно-подъемного состава. Нередко боль¬шие, а за ними и малые начальники считают, что инструкции, уставы, наставления и положения и написаны не для них, что они уже переросли эти наставления и приказы, что для них закон не писан. Опасность такой психо¬логии усугубляется тем, что эти нездоровые факты имеют свою давность и немало уже немолодых летчиков являются их вредными носителями.
8. Выдвинутые за последнее время в большом количестве на руководящую работу командиры звеньев, эскадрилий и полков пока еще не имеют органи¬зационных и командных навыков, а вышестоящие командиры и комиссары плохо руководят и не помогают этим в общем хорошим, талантливым людям поскорее стать подлинными организаторами и командирами нашей авиации.
9. Инспектора по технике пилотирования и инженеры по эксплуатации своей работой как следует не занимаются.
10. Документация полетов в строевых частях в большинстве ведется бе¬зобразно. По этой документации невозможно установить, в каком состоянии принят самолет летчиком от инженера и техника, что и как выполнил летчик и летнаб в полете и пр., все делается наспех, формально, как-нибудь.
11. Техника пилотирования летного состава во многих случаях весьма низкая.
12. Не организован контроль за техникой пилотирования в воздухе.
13. Плохо планируется боевая и техническая подготовка.
14. Знание личным составом материальной части систематически не про¬веряется, а между тем самолеты и моторы непрерывно модернизируются, вооружение меняется и совершенствуется.
15. Нет надлежащего систематического и действительного, не формального контроля за подготовкой материальной части к полетам.
16. К полету допускаются непроверенные машины, и виновные в этом не несут суровой ответственности. .
17. Не внедрен как система осмотр летным составом перед полетом само¬летов, и этого никто должным образом не контролирует.
18. Комиссары, политорганы и партийные организации ВВС не сделали всего необходимого, чтобы обеспечить строжайшую воинскую дисциплину и порядок в строевых частях авиации. Они не организовали авиационную об¬щественность на жесточайшую борьбу со Всем тем, что порождает аварийность и катастрофы в воздушном флоте, не воспитали членов партии, комсомольцев и беспартийных большевиков в духе требований приказов и наставлений, не воспитали у летчиков и инженерно-технического состава характер, выдержку и правдивость, которые так необходимы людям, работающим в воздушных силах.
Командиры и комиссары не воспитаны еще и сами, как подлинные началь¬ники, высокая требовательность которых к себе, к своим поступкам и действиям обязывала бы их быть столь же требовательными и беспощадными в проведении в жизнь положений, приказов и наставлений в отношении подчиненных им людей.
19. Школы и училища ВВС РККА не стали еще подлинными учебными заведениями, дающими полноценно подготовленных, грамотных, культурных и высокодисциплинированных командиров-летчиков.
В школах и училищах слаба строевая подготовка, неудовлетворительна дисциплина и плохо поставлена воспитательная работа.
20. Военные советы округов, армий, Военный совет ВВС РККА не зани¬мались как следует авиационными частями, плохо боролись с авариями и катастрофами и не организовали в авиачастях высокой воинской дисциплины и порядка.
21. Летная инспекция ВВС РККА работала оторванно от Управления боевой подготовки, слабо руководила отработкой строевыми частями авиации очеред¬ных задач боевой подготовки и не дала положительных результатов в деле предупреждения летных происшествий.
22. Во исполнение решения Главного военного совета Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в целях искоренения безобразных явлений в Военно-Воздуш-ных Силах РККА, приводящих к большому количеству всякого рода проис¬шествий, и установления твердой воинской дисциплины, организованности и порядка в частях и вузах ВВС РККА
Приказываю:
1. Военным советам округов и армий систематически и непосредственно изо дня в день руководить жизнью, боевой и политической подготовкой частей Военно-Воздушных Сил. Установить порядок систематических посещений ко¬мандующим и членами военных советов авиабригад, авиаполков и авиабаз. При посещении не ограничиваться беглым осмотром ангаров и любованием полетов асов, как это часто бывает, а подробно знакомиться с внутренней жизнью части и ходом боевой и политической учебы, давая на месте необхо¬димые указания.
Заслушивать на заседаниях военных советов доклады командования авиа¬бригад и даже авиаполков с содокладами инспекторов по технике пилотирования и лиц, кои специально выезжали в данную часть для инспектирования. Особенно это необходимо практиковать в отношении слабо подготовленных и аварийных частей. Почаще вызывать по конкретным вопросам не только командиров, комиссаров, инженеров и прочих начальников аьиачастей, но и рядовых лет¬чиков, если они могут быть полезными в деле улучшения боевой и политической подготовки и предупреждения аварий и происшествий в авиации или нужны для личных бесед и указаний.
2. Командующим ВВС округов, армий и военным советам АОН в июне месяце организовать в авиабригадах, полках 3-дневные сборы командиров, комиссаров и политработников частей и подразделений. На сборах еще раз-просмотреть, обдумать планы и программы летной подготовки до конца 1939 года, сделав упор на организацию летной работы, дисциплину личного состава, строгий порядок на аэродромах в период полетов и вне полетов, на работу инженерно-технического состава, на материальную часть перед и после полетов.
3. С целью поднятия воинской дисциплины в частях ВВС:
а) ввести со всем летно-техническим составом строевые занятия по два часа два раза в шестидневку;
б) летный и технический состав во время учебного дня в расположении части должен ходить в строю под командой своих командиров. Военному совету ВВС разработать инструкцию и представить мне на утверждение.
4. Добиться в частях ВВС строжайшей воинской дисциплины и точного соблюдения всех установленных в РККА уставных положений. Потребовать от всего личного состава ВВС, начиная от рядового красноармейца и до командующего ВВС округа включительно, изучения и твердого знания не только уставов, наставлений и инструкций и положений, определяющих жизнь, боевую и политическую подготовку Военно-Воздушных Сил РККА, но и обя¬зательное знание уставов строевого, внутренней службы и дисциплинарного.
5. Создать в Военно-Воздушных Силах четкие воинские взаимоотношения между начальниками и их подчиненными, в соответствии с требованиями уставов Красной Армии. Командирам и комиссарам непрерывно следить за выполнением этого моего указания. За невыполнение его наказывать в первую очередь начальника и комиссара, попустительствующих расхлябанности и ос¬лаблению дисциплины.
6. Всем командирам и комиссарам ВВС лучше организовать, упорнее про¬водить воспитательную работу с подчиненным личным составом. Поставить во главу угла воспитательной работы постоянное требование твердого и неуклон¬ного выполнения всех правил летной службы, изложенных в соответствующих приказах, наставлениях и инструкциях. Командиры и комиссары должны стать
примером и образцом в деле выполнения всех правил и наставлений, приказов, инструкций, положений и уставов. Командиры и комиссары обязаны являть собой образцы дисциплинированности, внутренней подтянутости и подлинной сталинской выдержки и' воли.
7. Одновременно с повышением качества воспитательной работы со всем командным составом авиации, и особенно командирами эскадрилий и звеньев, более решительно воздействовать на тех командиров и комиссаров, которые не являются примером для подчиненных и не следят за выполнением приказов, уставов и наставлений. Таких начальников необходимо в ближайшие два-три месяца поставить на их место, а безнадежных либералов и болтунов, невзирая на их заслуги в прошлом, отчислить из рядов авиачастей.
В системе воспитания личного состава широко использовать партийно-об¬щественное воздействие, а также товарищеские суды чести. Особо строгие меры, вплоть до отстранения от занимаемой должности и отдачи под суд, принимать к командирам и комиссарам, которые поражены зазнайством, чван¬ством и не желают резко и в короткий срок покончить с этими недопустимыми для авиационных людей пороками.
8. Строжайшим образом соблюдать плановость и последовательность летной подготовки, точно выполняя требования об индивидуальном подходе к каждому экипажу при постановке ему учебного задания. По нескольку раз, если это требуется, тщательно проверять летчика в усвоении им задачи, контролировать его в процессе обучения не формально, для отбытия номера, а на живом деле, в работе.
Не допускать перескакивания через промежуточные упражнения даже и таким летчикам, которые могут казаться успевающими и не нуждающимися в долгой, последовательной и кропотливой подготовке. Эта категория несом¬ненно способных и лучших людей больше всего и гибнет в катастрофах. Строго соблюдать основной принцип в обучении: переходить от простого к более трудному, а затем уж к сложному. Это нужно зарубить на носу каждому начальнику и комиссару, большому и маленькому.
9. Вся предполетная подготовка должна обеспечить твердое знание каждым экипажем учебного задания и порядка его выполнения на земле и в воздухе на каждый летный день.
Командиры и комиссары эскадрилий обязаны всегда проверять фактическую подготовленность экипажа к выполнению задания и ни в коем случае не выпускать в полет слабо подготовленных или по физическому состоянию не могущих выполнить задания.
Командиры и комиссары должны служить примером в знании материальной части, а те из них, кто летает лично, и в технике пилотирования и, как правило, лично отрабатывать одну задачу или упражнение по летной подготовке ранее подчиненного ему летного состава.
Каждую задачу или упражнение в частях начинать с показа ее летному составу самим командиром.
10. Помощники командиров авиабригад, полков и эскадрилий по эксплуа¬тации должны организовать как следует практическое изучение материальной части летным составом, сосредоточив главное внимание на умелой, грамотной ее эксплуатации. Каждый летчик должен основательно знать материальную часть, на которой работает, и уметь проверить работу авиатехника. Перед каждым полетом летчик лично обязан проверить состояние своего самолета и убедиться в полной его исправности.
11. Инженеры авиационных частей, соединений и округов обязаны наладить оперативное руководство эксплуатационно-технической службой в частях, ор¬ганизацию полевого ремонта и специальной подготовки инженерно-техниче¬ского состава.
Военному совету Военно-Воздушных Сил к 15 июня с.г. дать конкретные указания по организации полевого ремонта и обучению инженерно-техниче¬ского состава, а также организации и проведению в жизнь контроля за точным выполнением этих указаний.
12. Командующим ВВС округов, армий и военным советам АОН создать условия, обеспечивающие систематическую конкретную помощь в организации
летной работы тем частям, во главе которых поставлены недостаточно еще опытные молодые командиры. Посредством инструктивных занятий, личного показа, организации и проведения летного дня и систематического контроля за жизнью и работой частей готовить молодых командиров к умелому руко¬водству и воспитанию своих подчиненных, выращивать из них подлинных организаторов и командиров нашей боевой авиации.
13. С целью повышения подготовки командиров эскадрилий и звеньев проводить с ними систематические командирские занятия, для чего отвести два дня в декаду. Военному совету ВВС к 10.6 с.г. представить мне на утверждение план и программы этих занятий.
14. Воспретить под личную ответственность командиров и комиссаров со¬единений и частей выпуск в полет не только частей и подразделений, но и отдельных экипажей в заведомо опасную для полета погоду, установив, что по метеорологическим условиям существуют нелетные дни. Постепенной и последовательной тренировкой экипажей подготовить летчиков к умению летать в трудных; метеорологических условиях.
15. Ввести в систему тренировку летчиков в полетах по приборам, как решающий вид летной подготовки для успешного выполнения задач и без¬опасности полета в сложных метеорологических условиях, поручая руководство этой подготовкой наиболее подготовленным, знающим дело командирам.
Летчиков, усвоивших полет в закрытой кабине (под колпаком), система¬тически тренировать и контролировать в пилотировании самолетов в облаках.
16. Полеты в закрытой кабине на самолетах И-16 и И-15 запретить, заменив полетами в облаках при облачности не ниже 1000 метров с заходом в облака не более чем на 200 метров.
17. Подготовку к полету в метеорологическом отношении проверять с такой же тщательностью, как все остальные основные элементы предполетной под¬готовки.
18. К производству фигур высшего и сложного пилотажа допускать только тех летчиков, которые подготовлены к этому и выдержали специальные ис¬пытания по теории, динамике и технике полета. Кроме того, этих летчиков подвергать психофизиологическим испытаниям и специальной медицинской проверке два раза в год, а в отдельных случаях — по мере надобности.
19. За безаварийность при полном выполнении плана учебно-боевой под¬готовки в распоряжение командиров частей и соединений ВВС РККА выделять следующий премиальный фонд:
а) командирам частей (полка, авиабазы, отдельной эскадрильи, отряда, звена) — 0,5% заработной платы части;
б) командиру авиабригады — 0,25% фонда заработной платы бригады.
20. В целях повышения боеготовности и уменьшения аварий по причине текучести личного состава выделить к 1.7.39 г. в каждом округе 75% авиабригад или эскадрилий, укомплектовать их до штата личным составом и материальной частью и стабилизировать весь состав этих частей, не допуская откомандиро¬ваний и всяких перемещений по оргмероприятиям и для других целей.
21. Военному совету ВВС к 1.7.39 г. пересмотреть систему комплектования авиачастей летным составом и установить такой порядок, при котором строго учитывались бы индивидуальные способности каждого летчика при назначениях в тот или иной род авиации как при выпуске из школ, так и при переводах.
22. Летный состав, не отвечающий современным требованиям полетов на больших высотах и на скоростных самолетах, отобрать и направить на уком¬плектование инженерного и артиллерийского факультетов Военно-воздушной академии, а также использовать на штабной, политической и другой подходящей работе в Военно-Воздушных Силах.
Всех, кого нельзя использовать на этих работах, передать в Осоавиахим, ГВФ и в части ПВО. Отбор возложить на Военный совет ВВС и военные советы округов и к 15.7.39 г. представить мне на утверждение список отобранных с распределением их по новым предназначениям.
23. Провести к 20.6.39 г. во всех частях ВВС отбор летчиков, слабо под¬готовленных в летном отношении, создав из них особые группы под руковод-
ством наиболее опытных командиров, обладающих хорошими инструкторскими навыками. Отбор возложить на командиров и комиссаров полков и бригад.
24. Для улучшения подготовки командиров звеньев Военному совету ВВС открыть в августе месяце с.г. в Закавказском военном округе на базе Киро-вабадской школы специальную школу подготовки командиров звеньев.
25. Политическому управлению РККА производить отбор личного состава на политработу для всех родов авиации, кроме истребительной, не только из числа летающих летчиков, но и “вылставшихся”, а также из числа штурма-нов-летнабов и инженерно-технического состава.
26. В политуправлениях округов создать без увеличения штата авиационные отделы; комиссару ВВС округа присвоить права заместителя начальника по¬литуправления округа по авиации.
27. Усилить управления ВВС округов и армий штурманами, инспекторами по технике пилотирования, инженерами по эксплуатации, ремонту, вооруже¬нию и спецоборудованию.
Военному совету ВВС РККА представить мне к 10.6.39 г. конкретные предложения по штатным изменениям.
28. Начальнику Генерального штаба РККА совместно с АБТУ и Военным советом ВВС к 10.6.39 г. представить мне план укомплектования Военно—Воз¬душных Сил автотранспортом.
29. Военному совету ВВС к концу 1939 г. обеспечить строевые авиачасти, вооруженные самолетами И-16, СБ и Р-10, учебно-тренировочными самолетами с двойным управлением из расчета иметь один такой самолет на эскадрилью. Представить мне план проведения этого мероприятия.
30. Комиссию по изучению предупреждения летных происшествий и летную инспекцию УВВС реорганизовать, создав вместо них в составе Управления боевой подготовки ВВС летно-техническую инспекцию.
Военному совету ВВС к 10 июня 1939 г. представить мне проект штатов и положение о летно-технической инспекции.
31. Военному совету ВВС совместно с Управлением делами при НКО к 1.7.39 г. подготовить и сдать систематизированный сборник всех действующих и руководящих приказов и указаний по ВВС РККА.
Проект сборника доложить мне.
Об авиашколах
1. Военному совету ВВС запретить всякие отступления от установленных требований к физическому состоянию поступающих в школы и училища.
Впредь в летные школы и училище принимать только тех, кто имеет отличную характеристику (средней школы, фабзауча, завода, партийной и комсомольской организаций) и тех из окончивших школы аэроклубов, кто имеет отличные отзывы с производства (до поступления в аэроклуб) и отличные отзывы за время пребывания в школе.
2. С 1940 г. в аэроклубы принимать лиц с образованием не ниже 9 классов средней школы и только с отличным поведением. В аэроклубах Осоавиахима ввести строевые занятия, для чего увеличить срок обучения на 3 месяца.
Инспекции ВУЗ РККА к 20 июня 1939 г. разработать соответствующие требования и программы по военизации аэроклубов Осоавиахима.
3. Отчисление курсантов из школ по летной неуспеваемости производить распоряжением начальника училища в период обучения на учебном и пере¬ходном самолете.
Отчисление по летной неуспеваемости с боевого самолета производить с разрешения Военного совета ВВС.
За нарушения дисциплины распоряжением Военного совета ВВС отчислять курсантов из пнсол в строевые части.
В целях недопущения некомплекта в школах содержать в них в течение первых 6 месяцев обучения сверх плана* 15% переменного состава.
4. Самостоятельный налет на боевом самолете в школах ВВС увеличить до 30 часов.
Из программы школ исключить воздушные стрельбы и высотную подготовку.
5. Школы ВВС перевести на полуторагодичный срок обучения. Выпуск в 1939 г. перенести на 15 июня 1940 г.
В строевые части ВВС из летных школ назначать только окончивших школы с хорошей и отличной оценкой по технике пилотирования и дисциплине.
6. Военному совету ВВС пересмотреть и доложить мне 1.7.39 г. порядок комплектования и срок обучения в школах и училищах ВВС.
* * *
Потребовать от комиссаров, политорганов и парторганизаций ВВС больше¬вистской борьбы за дисциплину, организованность и коренного улучшения воспитательной работы среди летного и технического состава ВВС.
Комиссар должен быть самым дисциплинированным, организованным и бдительным начальником в части. Он наряду с командиром несет ответствен¬ность за аморальные явления, недисциплинированность, за воспитание людей и за каждое летное происшествие и отвечает за политико-моральное состояние части.
Комиссары обязаны постоянно держать весь личный состав на высоком уровне требовательности к себе и нетерпимости к малейшим проявлениям нарушения дисциплины, разгильдяйства, критиканству и прочим проявлениям неорганизованности и моральной неустойчивости среди летно-технического состава.
Всю систему воспитательной работы комиссара, командира и политорганов построить так, чтобы добиться от каждого летчика не только дисциплиниро¬ванности, когда он находится под контролем своих начальников, но чтобы его сознание и внутренняя дисциплина исключали всякую мысль о нарушении установленных правил летной службы в воздухе, когда он выходит из-под контроля.
Предупредить, что нерадивость и плохая работа комиссаров, политорганов и парторганизаций ВВС в деле укрепления дисциплины и борьбы с аварийностью поставят каждого ответственного партполитработника перед серьезной партий¬ной ответственностью.
Настоящий приказ изучить всему летному и техническому составу ВВС РККА.
Военному совету Военно-Воздушных Сил к 1.7.39 г. представить предло¬жения по организации систематического контроля за осуществлением всеми частями и органами ВВС требований настоящего приказа.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов Ф. 4,
ПРИКАЗ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЙ НА КОМАНДИРОВ 203-ГО АРТПОЛКА И 15 СД ЗА НЕЗАКОННЫЕ ДЕЙСТВИЯ
№ 0128 12 августа 1939 г.
4 июля 1939 г. у политрука батареи 203-го артполка 15 сд Соколова пропали часы. Не имея никаких оснований подозревать в хищении часов красноармей¬цев, Соколов по собственной инициативе лично произвел допрос многих крас¬ноармейцев дивизиона. Не добившись положительных результатов, Соколов с разрешения комиссара полка старшего политрука Медведева пригласил в полк работников уголовного розыска с собакой-ищейкой. Прибывшие в полк следо¬ватель и два милиционера произвели обыск палаток, перерыли красноармейские ранцы и допросили всех красноармейцев дивизиона. Красноармейцев несколько раз выстраивали, и их обнюхивала собака-ищейка.
Это гнусное издевательство, унижающее достоинство бойца-гражданина, происходило в присутствии секретаря партбюро полка политрука Ноздрачева.
Военком 15 сд полковой комиссар Иванов и начальник политотдела ба¬тальонный комиссар Левашев, узнав об учиненном политруком Соколовым массовом обыске и допросе красноармейцев, не придали никакого значения этим провокационным действиям Соколова. Они не только не расследовали этот факт, но даже не донесли о нем Военному совету, пу округа и ПУ РККА.
Приказываю:
1. За провокационные действия, выразившиеся в применении незаконного массового обыска и допроса, вылившихся в гнусное издевательство над лич¬ностью воина-гражданина, политрука батареи 203-го артиллерийского полка 15 сд Соколова уволить из рядов РККА.
2. Комиссару артиллерийского полка 15 сд старшему политруку Медведеву и отсекру партбюро политруку Ноздрачеву, не только не принявшим мер к недопущению массового обыска и допроса красноармейцев, но фактически санкционировавшим его, объявляю выговор.
3. Комиссару 15 сд полковому комиссару Иванову и начальнику политотдела батальонному комиссару Левашеву за несвоевременное принятие мер к рас¬следованию и донесению об имевшемся в артиллерийском полку факте мас¬сового обыска и допроса красноармейцев ставлю на вид.
Приказ объявить всему командному, политическому и начальствующему составу до командира взвода включительно.
Заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар 1 ранга Е. Щаденко
ПРИКАЗ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЯ НА КОМАНДОВАНИЕ
АОН-2 ЗА ИЗДАНИЕ ДИРЕКТИВЫ ПО ВОЕННОЙ ИГРЕ
С НАРУШЕНИЕМ УСТАНОВЛЕННОГО ПОРЯДКА
№ 0044 26 августа 1939 г.
14 июля с. г. начальник штаба АОН-2 комбриг т. Котельников и военный комиссар штаба майор т. Коробов согласно плану, утвержденному Военным советом армии, и по поручению последнего проводили тренировочную игру с командным и начальствующим составом штаба армии.
При разработке задания для игры комбриг т. Котельников, вопреки суще¬ствующим указаниям — обозначать действующие по игре стороны цветами — “красные”, “синие” или по странам света — “восточные”, “западные” и т. п., допустил наименование предусмотренных заданием иностранных государств, армий и пунктов их собственными именами, причем взял для задания не отвлеченную обстановку, а приближенную в политическом отношении к ус¬ловиям сегодняшнего дня.
В результате разработанная комбригом т. Котельниковым в задании и переданная командному составу штаба армии директива без оговорок и грифа “учебная” приобрела явно провокационный характер.
Провокационное значение директивы еще более усугубилось после того, как начальник 1-го отдела штарма майор Авдонин, получивший директиву от начальника штаба для окончательной отработки, дополнил ее по своему ус¬мотрению конкретными указаниями частям и поставил подписи Военного совета армии.
Начальник шифровальной службы штаба армии майор Хозевич, якобы в целях тренировки подчиненных ему шифровальных органов, без ведома и разрешения командования и без предупреждения адресатов об учебном харак¬тере директивы разослал ее не участвующим в игре штабам войсковых сое¬динений армии, благодаря чему директива приобрела характер действительного оперативного документа.
Майор Хозевич, желая скрыть свое преступление, в процессе расследования проставил на оставшихся в штабе армии копиях директивы гриф “учебная”, тогда как экземпляр, доставленный в бригаду, указанного грифа не имел.
Это преступное отношение к делу со стороны указанных выше ответственных штабных командиров привело к тому, что штаб одной из авиабригад, получив этот документ, приступил к выполнению задания провокационного документа, и лишь простая случайность помогла командиру бригады установить истинное назначение полученной им директивы.
Вся штабная игра проходила без должного контроля и руководства со стороны Военного совета армии, механически утвердившего задание и план проведения игры. Это обстоятельство, по признанию самих — командующего АОН-2 комкора Шелухина и члена Военного совета бригадного комиссара Шимко, явилось прямым следствием возможности выпуска штабом армии столь провокационного документа.
До некоторой степени подобной разработке задания могла способствовать ди¬ректива Генерального штаба РККА от января 1939 г. за № 015068 за подписью комкора Смородинова и врид комиссара Генштаба полковника Гусева, в которой предлагалось изучать организацию нападения на ряд основных объектов некото¬рых иностранных государств с подлинным наименованием этих объектов в дирек¬тиве и отсутствовали указания о необходимости кодировать их в процессе заня¬тий, а также имеющееся в штарме задание Управления ВВС РККА на оператив¬но-авиационную игру с высшим комсоставом ВВС, предусматривающее нападе¬ния на объекты иностранных государств с подлинным наименованием их.
Главным военным советом РККА за халатное, безответственное, граничащее с преступностью отношение к руководству работой штаба армии, в результате которого имел место выпуск штармом провокационного документа, команду¬ющий АОН-2 комкор т. Шелухин от занимаемой должности отстранен.
В соответствии с решением Главного военного совета РККА от 21 июля 1939 г. приказываю:
1. Члену Военного совета АОН-2 бригадному комиссару т. Шимко и на¬чальнику политуправления АОН-2 полковому комиссару т. Абрамову за упу¬щение в работе и плохое руководство объявить выговор.
2. Начальника штаба армии комбрига т. Котельникова, как непосредствен¬ного виновника в разработке провокационного документа, допустившего от¬правление его в подчиненные соединения, от занимаемой должности отстранить.
3. Военному комиссару штаба АОН-2 майору т. Коробову, врид начальника 1-го отдела штаба майору т. Авдонину объявить строгий выговор.
4. Начальника шифровальной службы штаба армии майора т. Хозевича, по собственной инициативе разославшего документ не принимавшим участия в игре войсковым соединениям и пытающегося путем подлога скрыть свое преступление, от должности отстранить и дело о нем передать следственным органам.
5. Ставлю на вид заместителю начальника Генерального штаба РККА комкору т. Смородинову и врид комиссара Генштаба РККА полковнику т. Гу¬севу за выпуск ими директивы № 015068, которая благодаря нечеткости и не совсем продуманным формулировкам давала повод к извращенному толкованию ее, что в известной мере и послужило поводом к составлению штабом АОН-2 провокационного документа.
6. Начальнику Генерального штаба РККА в месячный срок дать указания командованию и штабам о порядке подготовки и проведения военных игр, полевых поездок и штабных учений, полностью исключающих возможность повторения выпуска провокационных документов.
7. Приказ объявить всему командно-начальствующему составу РККА, вклю¬чительно до командиров, комиссаров и начальников штабов дивизий и бригад.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов

ПРИКАЗ О ПОВЕДЕНИИ ЛИЧНОГО СОСТАВА ВОИНСКИХ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ, РАСПОЛОЖЕННЫХ В ЛАТВИИ*
№ 0163 25 октября 1939 г.
На основании Советско-латвийского пакта о взаимопомощи, заключенного в Москве 5 октября 1939 года, части Красной Армии и Военно-Морского Флота СССР вступили на территорию Латвии и расквартированы в пунктах, предус¬мотренных договором.
2-й Особый стрелковый корпус отныне будет находиться на территории дружественной нам Латвийской Республики как авангардный заслон Красной Армии от возможных покушений со стороны врагов на Советский Союз или Латвию.
Свою ответственную задачу 2-й Особый стрелковый корпус выполнит с честью только в том случае, если жизнь и повседневная боевая подготовка частей корпуса будет протекать в нормальной и здоровой обстановке, что возможно только при полном соблюдении нашими частями всех пунктов пакта о взаимопомощи между СССР и Латвийской Республикой.
В целях точного выполнения пакта о взаимопомощи между СССР и Лат¬вийской Республикой приказываю:
1. Командиру 2-го Особого стрелкового корпуса комдиву т. Морозову и комиссару того же корпуса бригадному комиссару Марееву принять все необ¬ходимые меры для того, чтобы весь личный состав наших частей, находящихся в Латвии, от рядового красноармейца до высшего начсостава точно и добро¬совестно выполнял каждый пункт пакта о взаимопомощи и ни в коем случае не вмешивался бы во внутренние дела Латвийской Республики.
2. Разъяснить всему личному составу наших частей дружескую политику Советского правительства по отношению к Латвии. Договор о взаимопомощи с Латвией призван обеспечить прочный мир в Прибалтике, безопасность Латвии и Советского Союза. Весь личный состав наших частей должен точно знать, что по пакту о взаимопомощи наши части расквартированы и будут жить на территории суверенного государства, в политические дела и социальный строй которого не имеют права вмешиваться.
Различные антисоветские провокаторы будут пытаться и уже пытаются изобразить вступление наших частей в Латвию как начало ее “советизации”. Такие и подобные им настроения и разговоры о “советизации” Латвии в корне противоречат политике нашей партии и правительства и являются безусловно провокаторскими**. Советский Союз будет честно и пунктуально выполнять пакт о взаимопомощи и ожидает того же со стороны Латвии. Настроения и разговоры о “советизации”, если бы они имели место среди военнослужащих,
нужно в корне ликвидировать и впредь пресекать самым беспощадным образом, ибо они на руку только врагам Советского Союза и Латвии.
3. Категорически запрещаю какие-либо встречи наших частей, отдельных групп военнослужащих или отдельных лиц, будь то начальник или красноар¬меец, из состава 2-го Особого стрелкового корпуса с рабочими и другими латышскими организациями или устройство совместных собраний, концертов, приемов и т. д. Не допускать какого бы то ни было вмешательства наших людей в межпартийные или другие какие-либо общественные дела Латвии. Всякая попытка со стороны военнослужащего, независимо от его положения, прикинуться “архилевым” и вести коммунистическую пропаганду, хотя бы среди отдельных лиц латышского населения, будет рассматриваться как анти¬советский акт, направленный на дискредитацию договоров о взаимопомощи с Латвией.
Всех лиц, мнящих себя левыми и сверхлевыми и пытающихся в какой-либо форме вмешаться во внутренние дела Латвийской Республики, рассматривать как играющих на руку антисоветским провокаторам и злейшим врагам соци¬ализма и строжайше наказывать.
4. Ни с кем из граждан Латвии не вести никаких бесед о жизни и порядках в Советском Союзе, о нашей Красной Армии. Никаких информации и бесед о Красной Армии в латвийскую печать не давать.
5. Все части 2-го Особого стрелкового корпуса должны жить своей полно¬кровной, обычной жизнью, проводя нормальную учебу и досуг. Широко раз¬вернуть политическую работу по дальнейшему воспитанию личного состава, хорошо организовать художественную самодеятельность, работу ДКА, клубов, ленинских комнат, кино, библиотек. Начсостав и красноармейцев снабдить необходимым количеством книг, музыкальных инструментов, во всех частях создать оркестры; обеспечить ежедневную доставку в части центральных и корпусной газет.
6. Тщательно проводить утренние осмотры и вечерние поверки. Не допу¬скать никаких самовольных отлучек. Вменить в обязанность дежурных по части и дневальных проверять ночью, весь ли состав подразделений налицо. На каждой кровати иметь установленной формы надпись: фамилию, имя и отчество бойца, какого взвода. У дневального должны быть точные сведения, где находится каждый красноармеец и младший командир.
7. Отпуска в город разрешить только по истечении месячного срока со дня прибытия в Латвию. За это время ознакомить личный состав с местными условиями и порядками. Рядовой состав отпускать в город только группами во главе с младшими командирами, которым иметь на руках список всех отпущенных бойцов.
8. Командиры и комиссары должны проникнуться сознанием, что части Красной Армии находятся в чужой стране, с которой мы состоим в определенных договорных отношениях, и что они отвечают не только за свои действия, но и за действия своих подчиненных. Находясь на чужой территории, части 2-го Особого стрелкового корпуса должны не только полностью сохранить, но непрестанно повышать свои морально-политические качестве и боевую выучку, ибо на них возложена ответственнейшая задача — защищать подступы к нашей Родине. ,Для местного населения начальствующий и рядовой состав наших .частей должен быть образцом организованности, культурности! и дис¬циплинированности.
9. Приказ прочесть во всех ротах, батареях, эскадронах, отрядах, командах, эскадрильях и базах, дислоцированных в Латвии. В порядке командирских занятий и политучебы красноармейцев добиться, чтобы весь личный состав 2-го Особого стрелкового корпуса хорошо знал и понимал приказ.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
ПРИКАЗ О НАЛОЖЕНИИ ВЗЫСКАНИЙ НА КОМАНДОВАНИЕ
6-Й АРМИИ, КОМАНДИРОВ РЯДА ЧАСТЕЙ ЗА НЕЗАКОННЫЕ
ДЕЙСТВИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ
№ 0059 10 ноября 1939 г.
16 октября на имя т. Сталина и мое поступило письмо военного прокурора 6-й армии т. Нечипоренко о неправильных действиях некоторых лиц началь¬ствующего состава во время военных событий на территории Западной Украины.
По моему приказанию Политическое управление Красной Армии произвело расследование и установило, что в 6-й армии во время военных действий имели место случаи расправы над офицерами и чинами полиции бывшего польского государства, а также над отдельными лицами из гражданского на¬селения.
Военный совет 6-й армии в лице командующего армией комкора т. Голикова и члена Военного совета бригадного комиссара т. Захарычева не только не вел достаточной борьбы с этими проявлениями произвола, но и сам 20 сентября 1939 г. принял поспешное необдуманное постановление.
Получив донесение о действиях банды, состоящей из жандармов, офицеров и польских буржуазных националистов, устроившей в тылу наших войск резню украинского и еврейского населения, Военный совет дал ошибочную, некон¬кретную, а потому недопустимую директиву: “Всех выявленных главарей банды погромщиков подвергнуть высшей мере наказания — расстрелять в течение 24 часов”. На основании этого постановления были расстреляны 9 человек.
Военный совет 6-й армии вместо того, чтобы поручить органам военной прокуратуры расследовать все факты контрреволюционной деятельности за¬хваченных лиц и предать их в установленном порядке суду Военного трибунала, вынес общее постановление о расстреле главарей банды без поименного пере¬числения подлежащих расстрелу. Подобные решения Военного совета 6-й армии могли быть поняты подчиненными как сигнал к упрощенной форме борьбы с бандитами.
В частях 2-го конного корпуса, входящего в состав 6-й армии, зарегист¬рировано, например, до 10 случаев самочинных действий начсостава разных степеней в отношении задержанных польских бандитов.
Учитывая, что в поступках виновных в незаконных действиях не было преднамеренной злой воли, что все это происходило в обстановке боевых действий и острой классовой и национальной борьбы местного украинского и еврейского населения с бывшими польскими жандармами и офицерами и что отданное распоряжение явилось результатом ошибки и недопонимания, при¬казываю:
1. Обратить внимание всего начсостава на недопустимость повторения в будущем всяких самочинных действий, противоречащих духу и уставам Крас¬ной Армии.
2. За вынесение поспешных, необдуманных постановлений, противоречащих установленным порядкам в Красной Армии, Военному совету 6-й армии комкору т. Голикову и бригадному комиссару т. Захарычеву объявляю выговор.
3. Непосредственно виновным в незаконных действиях командиру 131-го кавполка майору т. Дедеоглу, младшему политруку 131-го кавполка т. Черкасо¬ву, лейтенанту того же полка т. Кольцову, комиссару отдельного дивизиона свя¬зи 2-го конного корпуса старшему политруку т. Безносенко объявляю выговор.
4. Военному совету Украинского фронта установить остальных, лиц, непос¬редственно виновных в самочинных действиях в 6-й армии, и наложить на них дисциплинарные взыскания своей властью, донеся мне об исполнении.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов
(04-10-2005 18:19:58)

Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай:
ПРИКАЗ О ПОДГОТОВКЕ ЛЕТНО-ТЕХНИЧЕСКИХ КАДРОВ ВВС КРАСНОЙ АРМИИ В 1940 ГОДУ
№ 008 14 марта 1940 г.
Во исполнение постановления Комитета Обороны при СНК Союза ССР от 11 марта 1940 г.:
1. С 1.4.40 увеличить школы: Батайскую, Балашовскую, Чугуевскую, Та¬ганрогскую, каждую на одну учебную эскадрилью.
2. К 1.5.40 г. сформировать 10 военно-авиационных школ пилотов в районах:
— на 2 эскадрильи бомбардировщиков,
— на 2 эскадрильи бомбардировщиков,
— на 1 эскадрилью бомбардировщиков, Архангельск — на 1 эскадрилью бомбардировщиков, Кировабад—на 2 эскадрильи бомбардировщиков,
Слоним — на 1 эскадрилью бомбардировщиков,
Стрый — на 1 эскадрилью истребителей,
Львов — на 1 эскадрилью истребителей,
Тбилиси — на 1 эскадрилью истребителей,
Серпухов — на 1 эскадрилью истребителей.
3. Как временное мероприятие на базе 15 корпусных отрядов и разведы¬вательных эскадрилий к 15.4.40 г. сформировать школы военных пилотов, по одной учебной эскадрилье в каждой, в следующих гарнизонах:
БОВО: Борисов, Уречье, Пуховичи,
КОВО: Коростень, Гостомель, Остер, Овруч, Купеч, Бердичев,
ХВО: Волчанск,
СКВО: Нахичевань,
ПриВО: Багай-Баранский, Тоцкое,
МВО: Сасово,
УрВО: Свердловск.
4. В ЗабВО, 1 ОКА и 2 ОКА создать к 1.3.40 г. по одной школе, на одну учебную эскадрилью в каждой.
5. Увеличить с 1.5.40 г. количество переменного состава в окружных школах младших авиаспециалистов на 4000 человек для подготовки воздушных стрел¬ков-радистов и воздушных стрелков.
6. При Балашовской, Омской, Ворошиловградской, Энгельсской, Олсуфь¬евской школах ВВС с 1.5.40 г. организовать подготовку стрелков-радистов по 250 человек в каждой школе.
7. В 1940 году подготовить при резервных авиаполках ВВС 5250 стрелков-радистов.
8. При всех летных школах ВВС создать запасные роты из окончивших аэроклубы ОАХ с общим числом на 3600 человек.
9. Летную работу во всех новых школах начать не позднее 1.5.40 г.
10. Перевести все школы ВВС на ускоренную подготовку со следующими сроками обучения:
Школы летчиков — 12 месяцев.
Школы летнабов и авиатехников — 12 месяцев.
Школы авиамехаников — 8 месяцев.
Школа стрелков-радистов — 5 месяцев.
11. Перевести на двухгодичный срок обучения:
а) Сталинградское военное авиационное училище с подготовкой лет¬чиков бомбардировочной авиации;
б) Борисоглебскую военную авиационную школу с подготовкой лет¬чиков-истребителей.
12. Начальнику Главного управления, начальнику ВВС, начальнику ГУ АС, начальнику технического снабжения, начальнику снабжения Красной Армии и начальнику финансового отдела при НКО соответственно обеспечить фор¬мируемые летные школы личным составом, материальной частью, денежными средствами и всеми видами довольствия.
13. Военным советам БОВО, КОВО, ХВО, СКВО, ПриВО, МВО, СибВО, ЗакВО, УрВО, ЗабВО, 1 и 2 ОКА обеспечить развертывание новых школ и учебных эскадрилий и своевременное выполнение установленного плана под¬готовки летно-технического состава ВВС в существующих и во вновь форми¬руемых школах .
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза К. Ворошилов

ПРИКАЗ ОБ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА САМОВОЛЬНЫЕ ОТЛУЧКИ И ДЕЗЕРТИРСТВО
№ 192 8 июля 1940 г.
Объявляю Указ Президиума Верховного Совета СССР “Об изменении пун¬ктов “а” — “г” ст. 193 Уголовного кодекса РСФСР”:
“1. Изложить пункты “а” — “г” ст. 193 Уголовного кодекса РСФСР в следующей редакции:
а) самовольная отлучка рядового и младшего начальствующего со¬става продолжительностью до 2-х чдсов, совершенная впервые, влечет за собой предание товарищескому суду или наказание в дисциплинарном порядке;
б) самовольная отлучка, совершенная теми же лицами свыше одного раза до 2-х часов или продолжительностью свыше 2-х часов хотя бы один раз, влечет за собой предание суду Военного трибунала с направ¬лением в дисциплинарный батальон на срок от шести месяцев до двух лет;
в) деяния, предусмотренные пунктом “б” настоящей статьи, совер¬шенные в военное время, влекут за собой лишение свободы на срок от 3-х до 7 лет;
г) самовольная отлучка свыше суток является дезертирством и влечет за собой лишение свободы на срок от 5 до 10 лет, а в военное время высшую меру наказания — расстрел с конфискацией имущества”.
2. В соответствии с этим предложить Верховным Советам союзных республик внести соответствующие изменения в Уголовные кодексы со¬юзных республик.
Председатель Президиума Верховного Совета СССР М. Калинин
Москва, Кремль. Секретарь Президиума Верховного
6 июля 1940 г. Совета СССР А Горкин
Приказываю:
1. Командирам и начальникам всех степеней в своей практической дея¬тельности по насаждению советской воинской дисциплины строго и неуклонно руководствоваться объявляемым Указом Президиума Верховного Совета Союза СССР.
2. Указ Президиума Верховного Совета Союза ССР дает начальникам острое и действенное оружие по искоренению самовольных отлучек и дезер¬тирства. Указ сделать достоянием всего личного состава частей, военно-учебных заведений и учреждений Красной Армии. Строго следить, чтобы не было ни одного красноармейца и младшего командира срочной службы и призванных из запаса, не знающих об уголовной ответственности, которая грозит за самовольные отлучки и дезертирство из части как в мирное, так и в военное время.
3. Командирам соединений, частей и подразделений Указ Президиума Вер¬ховного Совета Союза ССР объявить перед строем во всех ротах, батареях, эскадронах, эскадрильях, учреждениях и заведениях Красной Армии .
Приказ ввести в действие по телеграфу.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
ПРИКАЗ В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ
САМОЛЕТОМ ВВС КА
№ 0168 29 июля 1940 г.
Экипаж самолета СБ 31-го скоростного бомбардировочного полка в составе старшего лейтенанта Лебедева С. П., младшего лейтенанта Кузнецова И. К. и младшего комвзвода Зайченко Г. Д. 19 июля с. г. во время учебно-трениро¬вочного полета в закрытой кабине в районе своего аэродрома потерял ориен¬тировку, перелетел государственную границу и произвел посадку в Мемеле.
Расследованием установлено:
1. Старший лейтенант Лебедев должным образом не подготовился к пред¬стоящему учебному полету и не был проверен перед этим командиром эскад¬рильи капитаном Зориным.
2. Самолет перед вылетом принимал обучаемый летчик, а не старший лейтенант Лебедев, как это положено по наставлению.
3. Внутренняя связь в самолете была неисправна.
4. Вылет был произведен Лебедевым со старой, истрепанной картой, на которой не была нанесена линия государственной границы Литвы с Мемельской областью; младший лейтенант Кузнецов свою карту оставил на земле.
5. Потеряв ориентировку, Лебедев проявил недостойную командира Красной Армии панику и начал беспорядочное блуждание произвольными курсами; самым же худшим явилось его решение произвести посадку, зная, что это аэродрЪм зарубежный.
Происшествие с экипажем Лебедева и участившиеся за последнее время в других частях ВВС случаи свидетельствуют о невыполнении летным составом Наставления по производству полетов и по штурманской службе. Происходит это из-за ослабления повседневного контроля со стороны прямых начальников и особенно штурманов подразделений, частей и соединений ВВС.
Приказываю:
1. Помощника командира эскадрильи 31 сбп старшего лейтенанта Ле¬бедева С. П. и младшего летчика младшего лейтенанта Кузнецова И. К. за нарушение Наставления по производству полетов, что привело к перелету государственной, границы и посадке на зарубежном аэродроме, предать суду Военного трибунала.
2. Командира эскадрильи 31 сбп капитана Зорина А. А. за отсутствие дол¬жного руководства подчиненными и самовольное нарушение установленных правил сдачи самолета перед полетом снизить в военном звании на старшего лейтенанта.
3. Штурмана 31 сбп капитана Ковалева Н. И. за плохой контроль штур¬манской подготовки в подразделениях полка снизить в звании на старшего лейтенанта и в должности на штурмана эскадрильи.
4. Врид командира 31 сбп майору Просвирину Г. А., военному комиссару 31 сбп батальонному комиссару Зубареву В. А., начальнику штаба 31 сбп майору Кочеткову В. Е. за нарушение наставлений по производству полетов и штурманской службе в подразделениях полка и проявленные слабое руко¬водство и контроль объявляю выговор.
5. Командующим войсками округов и армий потребовать от командующих ВВС произвести проверку исполнения в частях ВВС наставлений по произ¬водству полетов и штурманской службе, проверить нанесение государственной границы на картах и знание района полетов у всего подчиненного им летного состава и установить постоянный контроль за точным и неуклонным соблю¬дением указанных наставлений. Исполнение донести мне к 15.8 с. г. через начальника ГУ ВВС Красной Армии.
6. Приказ объявить всему летному составу ВВС Красной Армии и предуп¬редить, что за каждое нарушение наставлений по производству полетов и штурманской службе виновные будут привлекаться к строгой ответственности, вплоть до предания суду.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
ИЗ ПРИКАЗА О ЗАДАЧАХ ВВС КРАСНОЙ АРМИИ В СВЯЗИ С БОЛЬШОЙ АВАРИЙНОСТЬЮ*
№ 0200 28 августа 1940 г.
С 1 по 10 августа 1940 г. моими заместителями были проверены 28 авиационных полков. Проверкой были охвачены авиационные части Прибал¬тийского, Западного, Киевского, Одесского, Закавказского, Северо-Кавказского и Забайкальского военных округов.
Проверка была произведена с целью выяснить причины недопустимо высокой аварийности в частях ВВС Красной Армии.
Установлено, что основными причинами, порождающими аварийность, яв¬ляются:
1. Чрезвычайно низкая дисциплина, расхлябанность и неорганизованность в частях ВВС Красной Армии. В результате слабого контроля приказы, уставы и наставления по производству полетов, регламентирующие летную работу, твердо и последовательно не выполняются...*
Большое количество пьянок с дебошами, самовольные отлучки и прочие аморальные проступки, несовместимые со званием командира, красноармейца, характеризуют низкое состояние дисциплины и порождают аварийность.
2. Постановка учебно-боевой подготовки во многих полках неудовлетвори¬тельная.
Планирование боевой подготовки производится “вне времени и простран¬ства”, что является следствием незнания подготовленности эскадрилий и ведет к постановке непосильных и нереальных задач.
В эскадрильях до сих пор не научились индивидуально подходить к летчику — ставить задачи в соответствии с его подготовкой, в результате чего происходят аварии и катастрофы.
Командующие ВВС округов не поняли необходимости последовательного обучения частей...
3. Штурманская подготовка в большинстве частей, и особенно в истреби¬тельных, находится на низком уровне.
Знание основ навигации слабое. Происходит чрезмерно большое количество потерь ориентировки, в том числе и у руководящего командного состава.
4. Как массовое явление — плохое знание материальной части летным и техническим составом. Летчики и часть командиров слабо знают данные своего самолета и мотора.
Летчики, не зная материальной части, боятся контролировать работу тех¬нического состава.
Командиры частей и подразделений, сами не зная материальной части самолета и мотора, не требуют и не проверяют знания подчиненного им состава.
Прием самолета летчиком от техника, как требует приказ НКО № 93**, не организован превращен в формальность; в результате этого гибнут люди и материальная часть...
В одном полку ЗапОВО обнаружена книга приема и сдачи самолетов, в которой за десять дней вперед летчик расписался за принятую машину.
Техническая учеба развернута слабо, а в ряде полков ее нет в течение всего лета, что приводит к плохому состоянию материальной части, к вылету без горючего, с неснятыми струбцинками, незнанию, как аварийно выпустить шасси и как переключить краны бензобаков.
5. Большое количество поломок, аварий и катастроф происходит при взлетах и посадках самолетов. Это говорит о том, что важные элементы техники пилотирования, взлет и посадка у молодых летчиков не отработаны.
6. Проверка техники пилотирования поставлена плохо, проводится нере¬гулярно и не в сроки, указанные № 69 НПП-38.
Просмотр летных книжек показал, что ошибки, отмеченные при поверке техники пилотирования, не устраняются, а только фиксируются, т. е. созна¬тельно происходит самое возмутительное безобразие, когда летчик с изве¬стными и неустраненными ошибками продолжает летать на более сложное задание, с ним не справляется, повторяет ошибки, бьет самолет и гибнет сам.
7. В частях ВВС на должностях командиров полков, эскадрилий и звеньев находятся командиры, не имеющие достаточного опыта в руководстве частями и подразделениями.
Командиры звеньев не имеют инструкторско-методического опыта, не умеют показать и научить своего подчиненного.
Командующие ВВС округов, командиры дивизий и полков не поняли не¬обходимости особо учить и воспитывать кадры, а предоставили их самим себе. Это приводит к тому, что командир звена и эскадрильи не знает, как строить работу, допускает ошибки, порождающие аварийность.
Приведенные причины, порождающие аварийность, не могут оставаться в частях ВВС и должны быть искоренены самыми решительными мерами. Ко¬мандиры дивизий (бригад) в первую очередь ответственны за наведение порядка и дисциплины в авиачастях.
Не желающие понять необходимость дисциплины, выполнения приказов, уставов и наставлений должны быть изъяты из частей ВВС Красной Армии.
Приказываю:
I. По летной подготовке
1. Военным советам округов и командующим ВВС добиться в кратчайший срок полного выполнения приказов, уставов и наставлений, определяющих требования в боевой подготовке и дисциплины Военно-Воздушных Сил Красной Армии.
2. Запрещаю переход к следующему упражнению экипажа звена и эскад¬рильи, не отработав полностью предыдущего упражнения и не получив по нему оценку.
3. Командирам дивизий и полков пересмотреть уровень подготовки каждого экипажа, звена, эскадрильи и своими приказами допустить их в соответствии с подготовкой к выполнению последующих упражнений, программ боевой подготовки.
4. Программы летной подготовки по переучиванию летчиков на скоростном самолете, техники пилотирования на боевом самолете, слепой и ночной под¬готовки выполнять последовательно и полностью, без изменений и сокращений.
5. В каждой эскадрилье составить планы проверки техники пилотирования, в соответствии с сроками, определенными Наставлением по производству по¬летов (§ 69), и строго их соблюдать.
6. Одновременно с регулярной поверкой техники пилотирования у всех летчиков проверять знания материальной части, и особенно ее эксплуатацию, теорию полета и НПП.
Поверка должна определять знания и подготовленность летчика для про¬хождения последующих упражнений программ боевой подготовки.
7. Установить систему экзаменов по дисциплинам боевой подготовки. Эк¬замены проводить: для экипажей — один раз в три месяца; для командиров звеньев и выше — один раз в четыре месяца. Рядовые экипажи и командиры звеньев проверяются комиссией, назначенной приказом командира дивизии.
Результаты проверок с оценками объявлять в приказах. Не сдавшие зачетов к полетам не допускаются до сдачи зачетов не ниже как на “хорошо”.
П. По штурманской подготовке
1. Категорически запретить выпуск во внеаэродромный полет и перелет экипажей, не подготовленных к совершению полетов в данных условиях погоды и местности, без наличия правильно подготовленных карт, расчетов и поло¬женных предметов штурманского оборудования и снаряжения.
2. Установить персональную ответственность проверявшего штурманскую подготовку наравне с непосредственным виновником каждого случая нарушения Наставления по штурманской службе и потери ориентировки.
3. В приграничных округах особо тщательно проверять знание летным составом государственной границы, а в военное время линии фронта, с обя¬зательным точным нанесением их на полетные карты.
4. Строго соблюдать последовательность в летной подготовке по штурманской службе и не допускать к полетам з сложных условиях неподготовленные экипажи.
5. Начальнику ГУ ВВС Красной Армии предусмотреть в Положении о прохождении службы в частях ВВС увеличение срока выслуги лет до очередного военного звания штурманам и летчикам за потерю ориентировки.
III. По огневой подготовке
1. Подготовку по воздушным стрельбам и бомбометанию проводить в со¬ответствии с требованием приказов [НКО] № 120* и начальника ГУ ВВС Красной Армии № 121 1940 г.
2. В частях, имеющих фотокинопулеметы, учебный воздушный бой, про¬веденный без применения фотокинопулсмета, не засчитывать. Все заснятые фильмы хранить и предъявлять инспектирующим частям.
Командир полка отвечает единолично за полное использование фотокино-пулеметов.
3. До 1.10.40 г. привести в порядок и исправное состояние всю трениро¬вочную аппаратуру по стрелковому делу и бомбометанию, использовав ее для тренировки и подготовки к полетам.
IV. По командирской учебе
Занятия по тактике, огневой подготовке, теории полета в эскадрильях проводить только командирам эскадрилий, их помощникам, а в полковой группе — командирам полков, их помощникам и начальникам штабов полков.
Командирам дивизий и полков, используя командиров своего штаба, не реже одного раза в два месяца проводить в эскадрильях и полковых группах тактические занятия с целью показа методики и проверки подготовки эскад¬рилий в тактическом отношении.
V. Разборы полетов
1. После полетов двух и более эскадрилий с одного аэродрома разбор полетов проводить командиру полка. Разбор полетов проводить на другой день полетов после тщательной подготовки.
На разбор привлекать не только летный состав, но и всех командиров, обеспечивающих полеты.
2. Старший командир, присутствующий на полетах, немедленно устраняет все недостатки и нарушения, выявленные им; он обязан быть на разборе и сделать свои указания.
VI. Техническая подготовка
1. С получением приказа организовать занятия с летным и техническим составом по изучению материальной части своего самолета, мотора и принять зачеты, в первую очередь от командиров полетов, эскадрилий, звеньев и соответственно у технического состава.
2. Проверить и привести в порядок к 15.9.40 г. формуляры самолетов и моторов и впредь не запускать их.
3. Работы на самолете и моторе, определенные соответствующими регла¬ментами по данному типу, проводить полностью, не допуская никаких от¬ступлений и обязательно заносить в формуляры произведенную работу.
VII. Боевая готовность
1. Командирам дивизий пересмотреть планы боевых тревог и провести в гарнизонах необходимые переселения летного и технического состава с целью сокращения сроков оповещения и сбора личного состава по тревоге.
2. Составить планы взаимодействия со средствами ПВО и отработать прак¬тические взаимодействия.
VIII. Начальнику ГУ ВВС Красной Армии
1. На 1941 год переиздать программы и курсы боевой подготовки ВВС. В программах особое внимание уделить одиночной подготовке экипажа.
2. Провести по округам сборы командиров полков в период с 10.11 по 10.12.40 г. с задачей обучения методике, организации проведения занятий и планирования боевой подготовки.
3. Представить к 1.10.40 г. проект организации штатных курсов командиров звеньев при авиадивизиях .
IX
Инспекторов по технике пилотирования, как снижающих своей работой ответственность за основной вид летной подготовки с командиров полков, из штатов полков исключить, оставив инспекторов техники пилотирования в дивизиях (бригадах) ВВС округов и армий.
С получением настоящего приказа, по представлению командира полка, приказом командира дивизии прекратить выдачу бесплатных завтраков, обедов, диетпайков и скоростных надбавок летчикам, летнабам и техникам, отстра¬ненным от полетов и работы на самолете по разным причинам и не несущим фактически летную работу, независимо от сроков отстранения.
XI
Военным советам округов по представлению командующих ВВС округов (армий) пересмотреть летный и технический состав, непригодный к службе на летных и технических должностях, и дать свои предложения к 1.10.40 г. через начальника ГУ ВВС Красной Армии о порядке их дальнейшего исполь¬зования, учитывая возможность назначения их в части ПВО, ВНОС и наземные войска округов...
XIV
Уверен, что весь личный состав Военно-Воздушных Сил Красной Армии проникнется глубоким сознанием необходимости поднять мощь и силу нашей авиации, что командиры ВВС всех степеней поймут огромные задачи, стоящие перед нашими авиачастями, и приложат все усилия к устранению отмеченных выше недочетов, дабы сделать наши Военно-Воздушные Силы могучими, ор¬ганизованными, дисциплинированными, готовыми к борьбе с любым врагом. Ограничения полетов, установленные директивой № 02978, отменяются.
XV
Поиказ разъяснить всему начсоставу ВВС Красной Армии.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

ПРИКАЗ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОХОТНИЧЬИХ ДОМОВ ОТДЫХА ДЛЯ НАЧСОСТАВА КРАСНОЙ АРМИИ
№ 383
29 октября 1940 г.


Ежегодно на курорты и в санатории Союза наравне с нуждающимися в специальном лечении направляется значительное число совершенно здорового начальствующего состава, тем самым излишне загружая эти лечебные заве¬дения. Между тем особый лечебный режим этих заведений не только не нужен данному контингенту отдыхающих командиров, но зачастую является прямо вредным для него вследствие своей излишней изнеженности и тешгачности.
Наряду с этим почти совершенно не используются огромные возможности нашей страны, позволяющие создать для отдыха начальствующего состава, не нуждающегося в лечении и санаторном режиме, более подходящие для него условия, обеспечивающие не только интересный здоровый отдых, но одновре¬менно закаляющие его здоровье, укрепляющие волю, развивающие в командире наиболее ценные боевые качества и знакомящие его с различными зонами и естественными богатствами Союза.
Предоставление подобных условий здоровому командиру-отпускнику наи¬более полно может быть достигнуто путем создания на территории СССР ряда простейших охотничьих домов отдыха, расположенных в здоровых, живопис¬ных, интересных по своей природе местах, богатых разнообразной охотой, рыбной ловлей, грибами, ягодами и пр.
Для осуществления этой новой системы оздоровления начальствующего состава Красной Армии посредством активного отдыха приказываю:
1. Начальнику Санитарного управления Красной Армии совместно с заме¬стителем председателя ЦС ВВОО теперь же приступить к организации охот-
ничьих домов отдыха с тем, чтобы еще в текущем 1940 году открыть 5 таких домов, использовав для этого наиболее подходящие охотхозяйства Всеармей¬ского военно-охотничьего общества, в частности: Гавриловское и Прикарпатское КоВО, Кингисеппское ЛВО, Румянцевское МВО и Максатихинское ЦУ НКО и ВМФ.
Главному интенданту Красной Армии обеспечить эти дома питанием и всеми видами имущества по нормам домов отдыха Красной Армии.
Заместителю председателя ЦС ВВОО к 10 ноября 1940 г. представить мне положение об этих домах.
2. Предусмотреть на 1941 год организацию 20 охотничьих домов отдыха, включая в это число 5 домов, вступивших в эксплуатацию в 1940 году.
Заместителю председателя ЦС ВВОО совместно с начальником Санитарного управления Красной Армии к 10 ноября 1940 г. установить пункты располо¬жения домов, открываемых в течение 1941 года.
Главному интенданту Красной Армии, начальникам Финансового и Сани¬тарного управлений Красной Армии совместно с заместителем председателя ЦС ВВОО разработать и не позднее 15 ноября 1940 г. доложить мне свои соображения по развертыванию в 1941 году капитального строительства охот¬ничьих домов отдыха и по материальному обеспечению их эксплуатации.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко,
ПРИКАЗ В СВЯЗИ СО СЛУЧАЯМИ ИЗВРАЩЕНИЯ ДИСЦИПЛИНАРНОГО УСТАВА В 10-м СТРОИТЕЛЬНОМ БАТАЛЬОНЕ ЗабВО
№ 0357 18 декабря 1940 г.
По донесению члена Военного совета Забайкальского военного округа, в 10-м строительном батальоне имел место недопустимый факт извращения Дисциплинарного устава, выразившийся в рукоприкладстве со стороны отдель¬ных лиц командного состава.
Во время уборки помещения батальона при встрече двух красноармейцев в дверях с вещами один красноармеец столкнул другого с дороги. Командир роты старший лейтенант Шичкин, вместо того чтобы разобрать этот случай и сделать правильный вывод, вызвал красноармейца, столкнувшего другого при переносе вещей, перед строем схватил его за грудь и два раза ударил по лицу.
В той же роте старшина роты после подачи команды “Становись” потребовал от одного красноармейца бросить папиросу. Последний, выполнив приказание, высказал недовольство. Вместо того чтобы сделать решительное и твердое внушение красноармейцу, старшина вызвал его из строя и ударил по лицу перед строем.
Указанные недопустимые в Красной Армии факты извращения Дисципли¬нарного устава произошли потому, что начальник политотдела специальных войск гарнизона старший батальонный комиссар Грачев на совещании коман¬диров частей и их заместителей по политчасти, сам не прочитав нового Дисциплинарного устава, дал провокационное разъяснение, что при применении нового Дисциплинарного устава командиры имеют право бить красноармейцев. На основании этого разъяснения командиры и заместители по политчасти, также не прочитав устава дисциплинарной службы, дали указания подчиненным им командирам, что они имеют право применять лом, топор и все то, что попадет под руку.
Все эти факты извращения дисциплины стали возможны благодаря отсут¬ствию руководства делом пропаганды и разъяснения существа Дисциплинарного устава со стороны Управления политпропаганды округа.
Приказываю:
1. Старшего батальонного комиссара Грачева за провокационное разъясне¬ние нового Дисциплинарного устава отстранить от занимаемой должности и передать суду Военного трибунала.
2. Старшего лейтенанта Шичкина, допустившего извращение Дисципли¬нарного устава, распоряжением командующего войсками округа перевести в другую часть со снижением.
3. Члену Военного совета ЗабВО корпусному комиссару т. Гапоновичу и начальнику Управления политической пропаганды Забайкальского военного
округа дивизионному комиссару т. Шманенко за необеспечение ими правиль¬ного разъяснения Дисциплинарного устава объявляю выговор.
4. Приказ объявить всему начальствующему составу Красной Армии, до командира взвода включительно.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко
№ 070 22 февраля 1941 г.
1. Очередные выпуски курсантов из сухопутных военных училищ в 1941 году произвести:
а) весенний выпуск — 1 мая;
б) осенний выпуск — 1 июля вместо 1 октября 1941 г. .
2. Для производства выпускных экзаменов создать в военных училищах выпускные комиссии.
Начальнику Управления военно-учебных заведений Красной Армии разра¬ботать и к 15 марта с, г. представить мне на утверждение инструкцию по
производству выпускных экзаменов в сухопутных военных училищах и пер¬сональный список председателей выпускных комиссий.
3. С курсантами, не допущенными по неуспеваемости к выпускным экза¬менам, а также не выдержавшими выпускных экзаменов, продолжать занятия до 1 октября 1941 г.
4. Начальнику Управления военно-учебных заведений Красной Армии и начальникам соответствующих главных и центральных управлений НКО пе¬ресмотреть учебные планы и программы выпускного курса и построить обучение курсантов так, чтобы в остающийся до выпуска период времени обеспечить полное прохождение программы по основным дисциплинам.
5. Командующим войсками округов (фронта) в соответствии с расчетами распределения по округам начсостава, оканчивающего военные училища в 1941 г., данными Управлением кадров Красной Армии, представить перечень вакантных должностей, на которые надлежит произвести персональные назна¬чения начсостава:
а) на выпускаемых в мае месяце — к 15 апреля 1941 г.
б) ла выпускаемых в июле месяце — к 1 июня 1941 г.
При составлении перечня вакансий учесть потребность в начсоставе как сухопутных родов войск, так и частей ВВС.
6. Начальнику Генерального штаба Красной Армии дать указание об уком¬плектовании к 1 сентября 1941 г. военных училищ курсантским составом до полной их штатной нормы.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

ПРИКАЗ С ПРИВЕТСТВИЕМ ЛИЧНОМУ СОСТАВУ КРАСНОЙ АРМИИ В ДЕНЬ ЕЕ 23-Й ГОДОВЩИНЫ
№ 96 22 февраля 1941 г.
Товарищи красноармейцы, командиры и политработники!
В день 23-й годовщины Красной Армии 193-миллионный советский народ отмечает славный путь героических побед над врагами нашей социалистической Родины, пройденный Красной Армией под руководством партии Ленина — Сталина.
Двадцать третью годовщину своего существования Красная Армия отмечает в исключительно сложной международной обстановке. В огне второй мировой империалистической войны, пылающей во всех концах мира, рушатся и унич¬тожаются не только границы государств, но и самые государства.
Советский Союз, опираясь на свою хозяйственную и оборонную мощь, на морально-политическое единство и сплоченность советского народа, строго проводит мудрую и последовательную внешнюю сталинскую политику — политику мира и нейтралитета. Эта мудрая сталинская внешняя политика обеспечила нам в истекшем году новые замечательные победы: умножились силы Советского Союза, укрепились его рубежи. Обеспечена безопасность северо-западных границ и города Ленинграда. Бессарабия, незаконно захва¬ченная более 20 лет тому назад боярской Румынией, снова стала Советской. Советской стала и Северная Буковина. СССР прочно утвердился на берегах Балтийского моря — Литва, Латвия и Эстония вошли в семью советских народов.
За двадцать три года своего существования Красная Армия, оснащенная новейшей военной техникой, располагающая отличными кадрами, благодаря заботам товарища Сталина, партии, Правительства и всего советского народа выросла в могучую и грозную силу.
Наша задача — не останавливаться на достигнутом, не упиваться успехами, не зазнаваться. Современная война требует, чтобы бойцы и начальники всех степеней умели переносить большое физическое и моральное напряжение на поле боя, чтобы они были воспитаны в духе взаимной выручки и готовности к самопожертвованию. Высокая дисциплинированность, инициативность, сме¬лость, упорство и настойчивость должны быть неотъемлемыми качествами каждого бойца и командира Красной Армии. Учить войска в мирной обстановке только тому, что нужно на войне, и только так, как делается на войне, — первейшая обязанность всех командиров и политработников.
В напряженной международной обстановке, чреватой всякими неожидан¬ностями, каждый красноармеец, командир и политработник должен быть бди¬тельным, упорно овладевать своей военной специальностью и всегда помнить указание товарища Сталина о том, что “нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационной готовности перед лицом опасности военного на¬падения, чтобы никакая “случайность” и никакие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох”.
Красная Армия была, есть и будет могучим оплотом мирного труда народов Советского Союза. Она готова в любую минуту по зову партии и Правительства нанести сокрушительный удар всем, кто посягнет на священные рубежи Со¬ветского Союза, и сумеет мужественно, умело, с достоинством и честью отстоять свободу и независимость нашей Родины.
Боевые знамена Красной Армии овеяны славой ее героических побед на фронтах борьбы с врагами нашего социалистического государства.
Товарищи красноармейцы, командиры и политработники!
Совершенствуйте свою боевую и политическую выучку, крепите советскую воинскую дисциплину, будьте всегда готовы к защите нашей Родины!
Поздравляю Вас с праздником 23-й годовщины Красной Армии.
Да здравствует наша славная Красная Армия!
Да здравствует партия Ленина — Сталина — вождь и организатор побед Красной Армии!
Да здравствует наш родной, любимый и великий Сталин!
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко

(04-10-2005 18:25:12)

Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
ПРИКАЗ О ФАКТЕ БЕСПРЕПЯТСТВЕННОГО ПРОПУСКА ЧЕРЕЗ ГРАНИЦУ САМОЛЕТА Ю-52 15 МАЯ 1941 Г.
№ 0035 10 июня 1941 г.
15 мая 1941 г. германский внерейсовый самолет Ю-52 совершенно бес¬препятственно был пропущен через государственную границу и совершил перелет по советской территории через Белосток, Минск, Смоленск в Москву. Никаких мер к прекращению его полета со стороны органов ПВО принято не было.
Посты ВНОС 4-й отд. бригады ПВО Западного особого военного округа, вследствие плохой организации службы ВНОС, обнаружили нарушивший границу самолет лишь тогда, когда он углубился на советскую территорию на 29 км, но, не зная силуэтов германских самолетов, приняли его за
рейсовый самолет ДС-3 и никого о появлении внерейсового Ю-52 не опо-вестли.
Белостокский аэропорт, имея телеграмму о вылете самолета Ю-52, также не поставил в известность командиров 4-й бригады ПВО и 9-й смешанной авиадивизии, так как связь с ними с 9 мая была порвана военнослужащими. Командование 9-й смешанной авиадивизии никаких мер к немедленному вос¬становлению связи не приняло, а вместо этого сутяжничало с Белостокским аэропортом о том, кому надлежит восстановить нарушенную связь.
В результате командир западной зоны ПВО генерал-майор артиллерии Сазонов и начальник штаба 4-й отд. бригады ПВО майор Автономов никаких данных о полете Ю-52 до извещения из Москвы не имели.
В свою очередь вследствие плохой организации службы в штабе 1-го корпуса ПВО г. Москвы командир 1-го корпуса ПВО генерал-майор артил¬лерии Тихонов и зам. начальника Главного управления ПВО генерал-майор артиллерии Осипов до 17 мая ничего не знали о самовольном перелете границы самолетом Ю-52, хотя дежурный 1-го корпуса ПВО 15 мая получил извещение от диспетчера Гражданского воздушного флота, что внерейсовый самолет пролетел Белосток.
Никаких мер к прекращению полета внерейсового самолета Ю-52 не было принято и по линии Главного управления ВВС КА. Более того, начальник штаба ВВС КА генерал-майор авиации Володин и заместитель начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майор авиации Грендаль, зная о том, что самолет Ю-52 самовольно перелетел границу, не только не приняли мер к задержанию его, но и содействовали его полету в Москву разрешением посадки на Московском аэродроме и дачей указания службе ПВО обеспечить перелет.
Все эти факты говорят о неблагополучном состоянии службы ПВО За¬падного особого военного округа, о плохой ее организации, слабой подго¬товленности личного состава ВНОС ПВО, потере бдительности в 4-й отд. бригаде ПВО и отсутствии должной требовательности со стороны команду¬ющих военными округами и высшего начсостава ПВО и ВВС к четкости несения службы ПВО.
Приказываю:
1. Военному совету Западного особого военного округа тщательно рассле¬довать факт самовольного пролета самолета Ю-52 через территорию округа, выявить всех виновных лиц и наложить на них взыскания своею властью. Немедленно восстановить телефонную связь Белостокского аэропорта с 9-й смешанной авиадивизией и штабом 4-й бригады ПВО и в пятидневный срок проверить состояние связи аэропортов со штабами ПВО. Исполнение донести к 20.6.41 г.
2. Военным советам округов (ДВФ) назначить авторитетные комиссии, которые обязать к 1.7.41 г. обследовать всю систему ПВО на территории округов, обратив особое внимание на ее боеготовность, состояние службы наблюдения, оповещения, связи и подготовку постов ВНОС.
Все недочеты, вскрытые комиссиями, устранить на месте в процессе их работы.
Результаты обследования и о принятых мерах донести мне к 5.7.41 г.
3. Начальнику Главного управления ПВО до 1.7.41 г. обследовать состояние ПВО в Западном особом и Московском военных округах и результаты обсле¬дования доложить мне лично.
Его же распоряжением обеспечить к 1.7.41 г. все посты ВНОС силуэтами самолетов и организовать поверку знаний постами ВНОС силуэтов и умения определять по ним принадлежность самолетов.
4. За плохую организацию службы ВНОС, отсутствие должного воинского порядка в частях ПВО и слабую подготовку личного состава постов ВНОС командующему Западной зоной ПВО генерал-майору артиллерии Са¬зонову, начальнику штаба 4-й бригады ПВО майору Автономову объявить выговор.
5. За самовольное разрешение пролета и посадки Ю-52 на московском аэродроме без поверки прав на полет в Москву начальнику штаба ВВС гене¬рал-майору авиации Володину и заместителю начальника 1-го отдела штаба ВВС генерал-майору авиации Грендалю объявить замечание.
6. Командиру 1-го корпуса ПВО генерал-майору артиллерии Тихонову и заместителю начальника Главного управления ПВО генерал-майору артиллерии Осипову обратить особое внимание на слабую организацию системы наблюдения и оповещения.
Народный комиссар обороны СССР
Маршал Советского Союза
С. Тимошенко
Начальник Генерального штаба
Красной Армии генерал армии
Г. Жуков
№ 0042 19 июня 1941 г.
По маскировке аэродромов и важнейших военных объектов до сих пор ничего существенного не сделано*.
Аэродромные поля не все засеяны, полосы взлета под цвет местности не окрашены, а аэродромные постройки, резко выделяясь яркими цветами, при¬влекают внимание наблюдателя на десятки километров.
Скученное и линейное расположение самолетов на аэродромах при полном отсутствии их маскировки и плохая организация аэродромного обслуживания с применением демаскирующих знаков и сигналов окончательно демаскируют аэродром.
Современный аэродром должен полностью слиться с окружающей обста¬новкой, и ничто на аэродроме не должно привлекать внимания с воздуха.
Аналогичную беспечность к маскировке проявляют артиллерийские и мо¬томеханизированные части: скученное и линейное расположение их парков представляет не только отличные объекты наблюдения, но и выгодные для поражения с воздуха цели.
Танки, бронемашины, командирские и другие спецмашины мотомеханизи¬рованных и других войск окрашены красками, дающими яркий отблеск, и хорошо наблюдаемы не только с воздуха, но и с земли.
Ничего не сделано по маскировке складов и других важных военных объектов.
Приказываю:
1. К 1.7.41 г. засеять все аэродромы травами под цвет окружающей мес¬тности, взлетные полосы покрасить и имитировать всю аэродромную обстановку соответственно окружающему фону.
2. Аэродромные постройки до крыш включительно закрасить под один стиль с окружающими аэродром постройками. Бензохранилища зарыть в землю и особо тщательно замаскировать.
3. Категорически воспретить линейное и скученное расположение самоле¬тов; рассредоточенным и замаскированным расположением самолетов обеспе¬чить их полную ненаблюдаемость с воздуха.
4. Организовать к 5.7.41 г. в каждом районе авиационного базирования 500-км пограничной полосы 8—10 ложных аэродромов, оборудовать каждый из них 40—50 макетами самолетов.
5. К 1.7.41 г. провести окраску танков, бронемашин, командирских, специальных и транспортных машин. Для камуфлированного окрашивания применить матовые краски применительно к местности районов располо¬жения и действий. Категорически запретить применять краски, дающие отблеск.
6. Округам, входящим в угрожаемую зону, провести такие же мероприятия по маскировке складов, мастерских, парков и к 15.7.41 г. обеспечить их полную ненаблюдаемость с воздуха.
7. Проведенную маскировку аэродромов, складов, боевых и транспор¬тных машин проверить с воздуха наблюдением ответственных командиров штабов округов и фотосъемками. Все вскрытые ими недочеты немедленно устранить.
8. Исполнение донести 1.7 и 15.7.41 г. через начальника Генерального штаба.
Народный комиссар обороны СССР Маршал Советского Союза С. Тимошенко Начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Г. Жуков
ПРИКАЗ О МАСКИРОВКЕ САМОЛЕТОВ, ВЗЛЕТНЫХ ПОЛОС, АЭРОДРОМНЫХ СООРУЖЕНИЙ
№ 0043 20 июня 1941 г.
Самолеты, находящиеся в частях ВВС, взлетно-посадочные полосы, палатки и аэродромные сооружения по всей окраске не удовлетворяют требованиям современной маскировки*.
Такое отношение к маскировке, как к одному из главных видов боевой готовности ВВС, дальше терпимо быть не может.
Приказываю:
1. К 20 июля 1941 г. силами авиачастей с привлечением работников ави¬амастерских произвести маскирующую окраску всех имеющихся самолетов согласно прилагаемой схеме окраски, за исключением нижней поверхности, которую оставить с прежней окраской.
2. К 10 июля 1941 г. произвести маскировку всех существующих взлетно-посадочных полос, бетонных рулежных дорожек и якорных стоянок самолетов применительно к фону окружающей местности.
3. К 1 июля 1941 г. произвести маскировку всех аэродромных сооружений применительно к фону местности.
4. К 1 июля 1941 г. замаскировать палатки в лагерях авиачастей.
5. На лагерных аэродромах самолеты располагать рассредоточение под ес¬тественными и искусственными укрытиями, по окраинам летного поля, не допуская расстановки их по прямым линиям.
6. Ответственность за выполнение всех маскировочных мероприятий как по качеству, так и по срокам возлагаю на военные советы и персонально на командующих ВВС округов.
7. План мероприятий доложить 23 июня 1941 г.
О ходе окраски самолетов командующим ВВС округов докладывать еже¬дневно по ВЧ начальнику ГУ ВВС Красной Армии с 21 часа до 23 часов.
Народный комиссар обороны СССР Член Главного военного совета
Маршал Советского Союза Секретарь ЦК ВКП(б)
С. Тимошенко Г. Маленков
Начальник Генерального штаба
Красной Армии генерал армии Г. Жуков

А нижеуказанный документ, похоже, дает ответ на вопросы -Знали-Не знали-Готовились-Не готовились....


ДИРЕКТИВА ВОЕННЫМ СОВЕТАМ ПРИГРАНИЧНЫХ ОКРУГОВ О
ПРИВЕДЕНИИ ВОЙСК В ПОЛНУЮ БОЕВУЮ ГОТОВНОСТЬ В СВЯЗИ С
ВОЗМОЖНЫМ НАПАДЕНИЕМ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
21 июня 1941 г.
Военным советам ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.
Копия: Народному комиссару Военно-Морского Флота СССР.
1. В течение 22—23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах ЛВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО.
Нападение может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск — не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения.
Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киев¬ского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности, встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников.
3. Приказываю:
а) в течение ночи на 22.6.41 г. скрытно занять огневые точки укреп¬ленных районов на государственной границе;
б) перед рассветом 22.6.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, в том числе и войсковую, тщательно ее замаскировать;
в) все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредо¬точение и замаскировано;
г) противовоздушную оборону привести в боевую готовность без дополнительного подъема приписного состава. Подготовить все мероприятия по затемнению городов и объектов;
д.) никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить.
Тимошенко
21.6.41 г. Жуков
(04-10-2005 18:40:16)

 
 
Володя: Ну, Коля, ты и молодец. Читать не успеваешь. Зато интересно. (06-10-2005 00:02:22)

 
 
Сергей воробьев: А мне про Литву понравилось.Еще одно доказательство развития истории по спирали.и смотрю бардак был полный по сравнению даже с нами времен переходного периода. (06-10-2005 02:52:21)

 
 
Николай: С.Воробьеву:
Сережа! Читал Приказ о Ю-52 от15.05.1941?
Оказывается нам что Юнкерс, что Сессна-все по барабану....А в воспаленном мозгу родилась идея найти аналогичный приказ по Сессне и вывесить два приказа рядышком! (07-10-2005 14:21:10)

 
 
Сергей Воробьев: Да я все прочитал.как и говорил все повторяется.наверное по другому быть не может -судьба.... (07-10-2005 17:05:49)

 
 
Николай: Этот материал,найденный С.Воробьевым, по-моему будет интересен для любого, кому небезразлична история нашей Родины...

ДОГОВОР О ПРОДАЖЕ РОССИЕЙ ПОЛУОСТРОВА АЛЯСКА СОЕДИНЕННЫМ ШТАТАМ АМЕРИКИ.
18 (30) марта 1867 г.
Со стороны России подписал Стекль.
Ст. 1. Е. в. имп. всерос. сим обязуется уступить Соединенным Штатам... всю территорию с верховным на оную правом, владеемую ныне его величеством на Американском материке, а также прилегающие к ней острова. Сказанная территория заключается в нижеозначенных географических границах, а именно: восточною границею служит линия разграничения между российскими и британскими владениями в Северной Америке, как таковая линия постановлена конвенциею, заключенною между Россиею и Великобританиею 16/28 февраля 1825 года...
Западная граница... проходит через точку в Беринговом проливе под 65 градусов и 30 минут северной широты в ее пересечении с меридианом, опзделяющим на равном расстоянии острова Крузенштерна... от острова Ратманова.., и направляется по прямой линии безгранично к северу, доколе она совсем не теряется в Ледовитом океане... Граница... включает в уступленную территорию все Алеутские острова, лежащие к востоку от... меридиана (193 градусов западной долготы).
Ст. 2. (Передача одновременно с территорией права собственности на все публичные здания. Церкви, воздвигнутые русским правительством, остаются собственностью членов православной церкви).
От. 3. Жители уступленной территории могут по своему желанию возвратиться в Россию в трехгодичный срок, сохраняя свою национальность. Но если они предпочитают оставаться в уступленной стране, то они, за исключением, однако, диких туземных племен, должны быть допущены к пользованию всеми правами.., предоставленными гражданам Соединенных Штатов... Дикие же племена будут подчинены законам и правилам, которые... могут быть постановляемы Соединенными Штатами в отношении к туземным племенам этой территории. (...)
Ст. 6. На основании вышеустановленной уступки, Соединенные Штаты обязываются заплатить... дипломатическому представителю или иному е. в. имп. всероссийским надлежаще уполномоченному лицу, семь миллионов двести тысяч долларов золотою монетою...
Ключников Ю.В., Сабанин А. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. 1. С. 194-195.
________________________________________
* Стекль - барон, российский дипломат, посланник в Соединенных Штатах Америки.
________________________________________
Treaty concerning the Cession of the Russian Possessions in North America by his Majesty the Emperor of all the Russias to the United States of America : June 20, 1867

March 30, 1867
Treaty concerning the Cession of the Russian Possessions in North America by his Majesty the Emperor of all the Russias to the United States of America; Concluded March 30, 1867; Ratified by the United States May 28, 1867; Exchanged June 20, 1867; Proclaimed by the United States June 20, 1867.
BY THE PRESIDENT OF THE UNITED STATES OF AMERICA

A PROCLAMATION.
Whereas a treaty between the United States of America and his Majesty the Emperor of all the Russias was concluded and signed by their respective plenipotentiaries at the city of Washington, on the thirtieth day of March, last, which treaty, being in English and French languages, is, word for word as follows:
(the French version is omitted for brevity)
The United States of America and His Majesty the Emperor of all the Russias, being desirous of strengthening, if possible, the good understanding which exists between them, have, for that purpose, appointed as their Plenipotentiaries: the President of the United States, William H. Seward, Secretary of State; and His Majesty the Emperor of all the Russias, the Privy Councillor Edward de Stoeckl, his Envoy Extraordinary and Minister Plenipotentiary to the United States.
And the said Plenipotentiaries, having exchanged their full powers, which were found to be in due form, have agreed upon and signed the following articles:
ARTICLE I.
His Majesty the Emperor of all the Russias agrees to cede to the United States, by this convention, immediately upon the exchange of the ratifications thereof, all the territory and dominion now possessed by his said Majesty on the continent of America and in the adjacent islands, the same being contained within the geographical limits herein set forth, to wit: The eastern limit is the line of demarcation between the Russian and the British possessions in North America, as established by the convention between Russia and Great Britain, of February 28 - 16, 1825, and described in Articles III and IV of said convention, in the following terms:
“Commencing from the southernmost point of the island called Prince of Wales Island, which point lies in the parallel of 54 degrees 40 minutes north latitude, and between the 131st and the 133d degree of west longitude, (meridian of Greenwich,) the said line shall ascend to the north along the channel called Portland channel, as far as the point of the continent where it strikes the 56th degree of north latitude; from this last-mentioned point, the line of demarcation shall follow the summit of the mountains situated parallel to the coast as far as the point of intersection of the 141st degree of west longitude, (of the same meridian;) and finally, from the said point of intersection, the said meridian line of the 141st degree, in its prolongation as far as the Frozen ocean. “IV. With reference to the line of demarcation laid down in the preceding article, it is understood -

”1st. That the island called Prince of Wales Island shall belong wholly to Russia,” (now, by this cession, to the United States.)

”2d. That whenever the summit of the mountains which extend in a direction parallel to the coast from the 56th degree of north latitude to the point of intersection of the 141st degree of west longitude shall prove to be at the distance of more than ten marine leagues from the ocean, the limit between the British possessions and the line of coast which is to belong to Russia as above mentioned (that is to say, the limit to the possessions ceded by this convention) shall be formed by a line parallel to the winding of the coast, and which shall never exceed the distance of ten marine leagues therefrom.”
The western limit within which the territories and dominion conveyed, are contained, passes through a point in Behring’s straits on the parallel of sixty-five degrees thirty minutes north latitude, at its intersection by the meridian which passes midway between the islands of Krusenstern, or Ignalook, and the island of Ratmanoff, or Noonarbook, and proceeds due north, without limitation, into the same Frozen ocean. The same western limit, beginning at the same initial point, proceeds thence in a course nearly southwest through Behring’s straits and Behring’s sea, so as to pass midway between the northwest point of the island of St. Lawrence and the southeast point of Cape Choukotski, to the meridian of one hundred and seventy-two west longitude; thence, from the intersection of that meridian, in a south-westerly direction, so as to pass midway between the island of Attou and the Copper island of the Kormandorski couplet or group in the North Pacific ocean, to the meridian of one hundred and ninety- three degrees west longitude, so as to include in the territory conveyed the whole of the Aleutian islands east of that meridian.
ARTICLE II.
In the cession of territory and dominion made by the preceding article are included the right of property in all public lots and squares, vacant lands, and all public buildings, fortifications, barracks, and other edifices which are not private individual property. It is, however, understood and agreed, that the churches which have been built in the ceded territory by the Russian government, shall remain the property of such members of the Greek Oriental Church resident in the territory, as may choose to worship therein. Any government archives, papers, and documents relative to the territory and dominion aforesaid, which may be now existing there, will be left in the possession of the agent of the United States; but an authenticated copy of such of them as may be required, will be, at all times, given by the United States to the Russian government, or to such Russian officers or subjects as they may apply for.
ARTICLE III.
The inhabitants of the ceded territory, according to their choice, reserving their natural allegiance, may return to Russia within three years; but if they should prefer to remain in the ceded territory, they, with the exception of uncivilized native tribes, shall be admitted to the enjoyment of all the rights, advantages, and immunities of citizens of the United States, and shall be maintained and protected in the free enjoyment of their liberty, property, and religion. The uncivilized tribes will be subject to such laws and regulations as the United States may, from time to time, adopt in regard to aboriginal tribes of that country.
ARTICLE IV.
His Majesty the Emperor of all the Russias shall appoint, with convenient despatch, an agent or agents for the purpose of formally delivering to a similar agent or agents appointed on behalf of the United States, the territory, dominion, property, dependencies and appurtenances which are ceded as above, and for doing any other act which may be necessary in regard thereto. But the cession, with the right of immediate possession, is nevertheless to be deemed complete and absolute on the exchange of ratifications, without waiting for such formal delivery.
ARTICLE V.
Immediately after the exchange of the ratifications of this convention, any fortifications or military posts which may be in the ceded territory shall be delivered to the agent of the United States, and any Russian troops which may be in the territory shall be withdrawn as soon as may be reasonably and conveniently practicable.
ARTICLE VI.
In consideration of the cession aforesaid, the United States agree to pay at the treasury in Washington, within ten months after the exchange of the ratifications of this convention, to the diplomatic representative or other agent of his Majesty the Emperor of all the Russias, duly authorized to receive the same, seven million two hundred thousand dollars in gold. The cession of territory and dominion herein made is hereby declared to be free and unencumbered by any reservations, privileges, franchises, grants, or possessions, by any associated companies, whether corporate or incorporate, Russian or any other, or by any parties, except merely private individual property holders; and the cession hereby made, conveys all the rights, franchises, and privileges now belonging to Russia in the said territory or dominion, and appurtenances thereto.
ARTICLE VII.
When this convention shall have been duly ratified by the President of the United States, by and with the advice and consent of the Senate, on the one part, and on the other by his Majesty the Emperor of all the Russias, the ratifications shall be exchanged at Washington within three months from the date hereof, or sooner if possible.
In faith whereof, the respective plenipotentiaries have signed this convention, and thereto affixed the seals of their arms.
Done at Washington, the thirtieth day of March, in the year of our Lord one thousand eight hundred and sixty-seven.
[L. S.] WILLIAM H. SEWARD.
[L. S.] EDOUARD DE STOECKL.
And whereas the said Treaty has been duly ratified on both parts, and the respective ratifications of the same were exchanged at Washington on this twentieth day of June, by William H. Seward, Secretary of State of the United States, and the Privy Counsellor Edward de Stoeckl, the Envoy Extraordinary of His Majesty the Emperor of all the Russias, on the part of their respective governments, Now, therefore, be it known that I, Andrew Johnson, President of the United States of America, have caused the said Treaty to be made public, to the end that the same and every clause and article thereof may be observed and fulfilled with good faith by the United States and the citizens thereof.
In witness whereof, I have hereunto set my hand, and caused the seal of the United States to be affixed.
Done at the city of Washington, this twentieth day of June in the year of our Lord one thousand eight hundred and sixty-seven, and of the Independence of the United States the ninety-first.
[L.S.] ANDREW JOHNSON
By the President:
William H Seward, Secretary of State

________________________________________
Source:
Treaties, Conventions, International Acts and Agreements Between the United States of America and Other Powers 1776-1909.
Compiled by William M. Malloy
Under Resolution of the Senate of January 18, 1909
Washington : Government Printing Office, 1910.
Далее см. перевод английского текста:
________________________________________
Соглашение относительно уступки Российского Имущества в Северной Америке между Его Величеством Императором всея Росии и Соединенными Штатами Америки
20 июня, 1867
________________________________________
Объявление:
Принимая во внимание, что соглашение между Соединенными Штатами Америки и Его Величеством Императором всея России, которое было заключено и подписано их соответствующими представителями в городе Вашингтоне, в тридцатый день марта этого года, на Английском и Французском языках, сформулированно следующим образом:
В целях стремления укрепления, насколько возможно, хорошего взаимопонимания, существующего между ними, Соединенные Штаты Америки и Его Величество Император всея России назначают своих представителей:
Президент Соединенных Штатов - Уильяма Х. Севарда, Госсекретаря;
и Его Величество Император всея России - Тайного советника Эдварда Стоскла, Посланника Его Величества, чрезвычайного посла в Соединенных Штатах.
И представители сторон, обменявшись их полномочиями, которые были определены, как соответствующие всем правилам, согласовали и подписали следующие статьи:
Статья I
Его Величество Император всея России соглашается уступить Соединенным Штатам, в соответствии с этим соглашением, немедленно с момента ратификаций, всю территорию и доминион, которым теперь обладает его Императорское Величество на Американском континенте и прилегающих островах, находящихся в географических границах, определяемых так:
восточная граница - соответствует разграничению между владениями России и Британии, определенному в соглашении между Россией и Великобританией, от 28 февраля 1825, и описанный в Статьях III и IV данного соглашения, в следующих границах:
« Начиная от самой южной точки Острова Принца Уэльсского , соответствующей 54 градусу 40 минут северной широты , и между 131-ым и 133-м градусом западной долготы, (по меридиану Гринвича) указанная граница должна подняться на север по Портландскому каналу, dвызвал Portland канал, до 56-го градуса северной широты; от этот последнее-упомянутой точки, граница должна следовать за максимальной высотой расположенных гор до точки пересечения с 141-м градусом западной долготы, (того же самого меридиана) и наконец, от этой точки пересечения, указанная граница по 141-му градусу меридиана продляется в Ледовитый океан. « IV. Со ссылками к строкам установления границ, указанных в предшествующей статье, это понято -
1. То, что остров Принца Уэльсского должен полностью принадлежать России (теперь, с этой уступкой - Соединенным Штатам.)
2. Это всякий раз, высший уровнь гор, которые простираются в направлении, параллельном двигающемуся по инерции от 56-го градуса северной широты к пересечению с 141-м градусом западной долготы, оказывается на расстоянии больше чем десяти морских лиг от океана, граница между Британскими территориями и принадлежащими России (то есть уступаемыми по этому соглашению) продолжается по инерции паралельно
Западная граница, в пределах которого находится передаваемая территория проходит через пролив Беринга от точки пересечения пралели 65 градуса 30 минут северной широты с меридианом, который проходит на полпути между островами Крузенштерна, или Ignalook, и острова Ратманова, или Noonarbook, и продолжается на север, без ограничения, в Ледовитый океан. Та же самая западная граница, начинающиеся в том же самом начале следует почти на юго-запад через проливы Беринга и море Беринга, чтобы проходить на полпути между северо-западной точкой острова st. Лоренс и юго-восточной точкой Чукотского Мысом, к меридиану 172 западной долготы; Отсюда, от пересечения этого меридиана, в южно - западном направлении, проходит на полпути между островом Attou и островом Copper Командорского архипелага на севере Тихого океана, к меридиану 193 градуса западной долготы, чтобы включать на передаваемой территории все Алеутские острова к востоку от этого меридиана.
СТАТЬЯ II.
В уступке территории , сделанного предшествующей статьей включены права собственности на все общественные площади, свободные земли, и все общественные постройки, укрепления, бараки, и другие здания, которые не являются частной личной собственностью. Однако, понято и согласовано, что церкви, которые были встроены на уступленной Российским правительством территории, должны остаться владением управляющего Греческой Восточного Церкви на территории, которого могут выбирать прихожане этих церквей. Любые правительственные архивы, документы, и документы относительно высшеупомянутой территории, которые могут находится там, будут оставлены во владении агента Соединенных Штатов; но заверенная копия их, когда потребуется, будет всегда, выдана Соединенными Штатами Российскому правительству, или Российским офицерам или подданным по их запросам.
СТАТЬЯ III.
Жители уступленной территории, согласно их выбору, могут возвращаться в Россию в пределах трех лет; но если они предпочитают остаться на уступленной территории, то они, за исключением нецивилизованных племен, должны быть допущены ко всем правам, преимуществам, и зашите граждан Соединенных Штатов, и должны поддерживаться и защищатся в обеспечении их свободы, обычаях, и религии.
Нецивилизованные племена будут подчиненны тем законам и правилам, которые Соединенные Штаты будут время от времени принимать в отношении коренных племен этой страны.
СТАТЬЯ IV.
Его Величество Император всея Руси должен назначить, отправив в удобное время, агента или агентов с целью формальной передачи подобному агенту или агентам, назначенным от имени Соединенных Штатов, территории, собственности и аксессуаров, которым уступают как выше, и для выполнения любого
другого действия которое, может быть необходимо для этого Но уступка, с правом немедленного владения, должна однако считать законченной и абсолютной по ратификации, без необходимости ожидать такую формальную передачу.
СТАТЬЯ V.
Немедленно после того, как будут ратифицированно это соглашение, любые укрепления или военные посты, которые могут быть на уступленной территории, должны быть переданы агенту Соединенных Штатов, и любые Российских отряды, которые могут быть на территории, будут убраны, как только может быть разумно и удобно реалено.
СТАТЬЯ VI.
С учетом вышеупомянутой уступки, Соединенные Штаты соглашаются оплачивать в казначействе в Вашингтоне, в пределах десяти месяцев после ратификаций этого соглашения, дипломатическому представителю или другому агенту его Величества Императору всея России, должным образом уполномоченного, чтобы принять , семь миллионов двух сотен тысячи долларов в золоте. Уступка территории и здесь сделанная, объявляются, что является свободной и незаложенной от любых резерваций, привилегий, предоставленй, или имущества, любыми дочерними компаниями, или общей или объединений, Русских или любых других, или любыми группами, кроме просто частных держателей личной собственности; и уступка, тем самым сделанная, передает все права и привилегии, теперь принадлежащие к России на указанной территории и ее аксессуарах.
СТАТЬЯ VII.
Когда это соглашение будет должным образом ратифицировано Президентом Соединенных Штатов, с уведомлением и согласием Сената, с одной стороны, и в другой его Величеством Императором всея России, ратификации должны быть обменены в Вашингтоне в пределах трех месяцев с даты этого, или ранее если возможно.
В доверии, соответствующие представители подписали это соглашение, и к тому присоединили свои подписи.
Составленно в Вашингтоне, тридцатый день марта, в 1867 году .
[L. S.] УИЛЬЯМ Х. SEWARD.
[L. S.] EDOUARD STOECKL.
И принимая во внимание, что сказанное Соглашение было должным образом ратифицировано на обеих частях, и соответствующие ратификации тот же были обменены в Вашингтоне в этот двадцатый день июня, Уильямом Х. Севардом, Госсекретарtv Соединенных Штатов, и Тайным Советником Эдвардом Стоскла, Посланником Его Величества, чрезвычайного посла в Соединенных Штатах , со стороны их соответствующих правительств, поэтому становится известным я, Джексон Эндрю, Президент Соединенных Штатов Америки, имею основание обнородовать данное Соглашение, чтобы каждое предложение и статья его может соблюдаться и выполнятся с честными намерениями Соединенные Штаты и гражданами их.
В удостоверение чего, я подписываюсь.
Сделанно в городе Вашингтоне, 20 июня 1867 года рождества Христова и 91 года Независимости Соединенных Штатов .
[L.S]. Джексон Эндрю Президент
Уильям Х Севард, Госсекретарь
________________________________________
Перевод выполнен Андреем Раковским


(09-10-2005 02:19:05)

 
 
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай: Два материала по"Польскому вопросу" 1939-1940 гг.

"НОВОЕ СЛОВО" О НАШЕЙ ИСТОРИИ
Что такое оппортунизм в широком смысле слова
Виктор Анфилов

Об авторе: Виктор Александрович Анфилов - доктор исторических наук, профессор,
участник Великой Отечественной войны, полковник в отставке
ПЯТОГО мая в составе делегации Росзарубежцентра я отправился в Берлин на
конференцию "Современный взгляд на Вторую мировую войну, ее итоги, уроки и
пути построения системы международной безопасности". В самолете, в розданной
стюардессой прессе, мне попалась запись беседы ее обозревателя с известным
историком, ректором РГГУ Юрием Афанасьевым. Не скрою, что его статьи
интересны; когда они оказываются в поле зрения, я внимательно читаю, следя за
эволюцией его взглядов.
Впервые он заинтересовал меня программной статьей "Прошлое и мы",
опубликованной в журнале "Коммунист" в 1985 г., заведующим отдела истории
которого он тогда был. "В переломный момент в жизни общества, - указывал он, -
происходит как бы всенародное испытание совести... Ведь даже профессионально
подготовленные историки подчас не отвечают такому требованию". Как говорится,
что правда, то правда. Читаем дальше: "Плохо понятая история - вещь крайне
опасная, - как с этим не согласиться. -... Подлинное воспитательное значение
истории было всегда огромным".
Следует ли сам историк изложенным им и, как мне представляется, относительно
верным постулатам? В 1987 г. в журнале "Наука и жизнь" # 9 было опубликовано
его вступительное слово на чтениях, посвященных 70-летию Октября в Московском
государственном историко-архивном институте, ректором которого он уже был.
"Что такое оппортунизм в широком смысле слова? - ставил он вопрос и отвечал: -
Это когда приспосабливаются к тому, что есть теперь".
Наряду с другими проблемами в 90-е годы происходила эволюция во взглядах
историка на Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в целом.
"Скажем ли мы, к примеру, когда-нибудь - какая это была война, Великая
Отечественная? - поставил он вопрос, обращаясь 15 сентября 1993 г. к
обозревателю "Литературной газеты", и ответил: - Отечественной мы ее назвали
по сталинской версии. А на самом деле? Разве это не была схватка двух
тиранов?" "Вы хотите сказать, что целью войны было насаждение
коммунистического режима в Европе?" - спросил обозреватель. "Именно к этому
готовился Сталин, - к войне наступательной, агрессивной, - ответил собеседник.
- Все факты говорят об этом. Дислокация войск, профиль военных училищ,
характер оружия. (Чтобы судить об этом, надо иметь хотя бы среднее военное
образование, какого у Афанасьева нет. - В.А.) И выходит, что мы вели не свою
войну..."
И вот 55-я годовщина окончания Второй мировой войны в Европе и победа
советского народа в Великой Отечественной войне дали ему повод развить взгляды
на эти выдающиеся события истории. Развернув газету и увидев его статью,
подумал, что на сей раз скажет он? Главным содержанием ее, что с трудом
удалось установить, является "новая" периодизация Второй мировой и Великой
Отечественной войн. "Когда Советский Союз фактически вступил во Вторую мировую
войну и на чьей стороне находился (уже формально) с августа 1939 по июнь 1941
г.? - ставит он вопрос и отвечает: - Многие исследователи вполне правомерно
выстраивают в ряд такие факты: подписание пакта Молотова - Риббентропа в
августе 1939 г.; парад советских и немецких войск в Бресте осенью того же
года; оккупация Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии
в 1940 г.; поздравления Сталиным Гитлера с каждой из одержанных побед в Европе
вплоть до июня 1941 г.; тосты в честь фюрера в Кремле. В совокупности, -
заключает автор, - все эти события выглядят не иначе как фактическое участие
СССР до середины 1941 г. в войне на стороне Германии против западных
союзников". Дают ли перечисленные им факты и фактики основание для заключения
о том, что СССР с августа 1939 г. до середины 1941 г. "находился в войне на
стороне Германии"? На заключение договора с Германией Советское правительство
было вынуждено пойти потому, что в тот критический момент Чемберлен и Даладье
не шли навстречу призывам Москвы: "Англичанам дано понять, что фюрер после
разрешения неизбывного для Германии польского вопроса еще раз обратится к
Англии с предложениями, - записал 14 августа 1939 г. в служебном дневнике
начальник генерального штаба сухопутных войск генерал Гальдер. - В Лондоне
поняли. Париж также знает о нашей решимости. Поэтому весь большой спектакль
приближается к своему концу. Англичане уже теперь зондируют почву на предмет
того, как фюрер представляет себе дальнейшее развитие обстановки после
разрешения польского вопроса".
Вопреки домыслам Афанасьева Советское правительство не намеревалось вести
военные действия в Польше. Свидетельством этого является следующая запись
Гальдера в дневнике 11 сентября: "Молотов не может сдержать данного им
обещания. Россия хочет помочь Западной Украине". Советское правительство
заявило протест в связи с продвижением немецких войск на территорию Западной
Белоруссии и Западной Украины. Но еще 12 сентября Гитлер в беседе с
главнокомандующим сухопутными войсками генерал-полковником Браухичем заметил,
что "русские, очевидно, не хотят выступать... Русские считают, что поляки
будут согласны заключить мир". (запись Гальдера в тот же день. - В.А.). Но
вследствие того, что польское правительство бежало, а немецкие войска
продолжали двигаться на восток, наше руководство решило ввести части Красной
Армии и взять под защиту население Западной Белоруссии и Западной Украины.
Таковы были называемые Юрием Афанасьевым "совместные военные действия"
германских и советских войск в Польше. Спекулятивным до сих пор остается и
повторенный профессором вопрос о так называемом "параде победы" в Бресте,
который "принимали" генерал Гудериан и комбриг Кривошеин. Об этом эпизоде
свидетельствует приказ, составленный в штабе 20-й немецкой дивизии 21
сентября. Он гласит: "1. По случаю принятия Брест-Литовска советскими войсками
22.9.1939 г. во второй половине дня предварительно между 15.00 и 16.00
состоится прохождение маршем у здания штаба 19 армейского корпуса перед
командиром 19 АК Гудерианом и командиром советскими войсками... В прохождении
маршем участвуют германские и советские подразделения".
Из этого документа видно, что инициатором "парада" была немецкая сторона. Для
Красной Армии он был "дипломатическим" шагом во избежание нежелательных
последствий. Эту же цель преследовали все тосты и поздравления Сталина
Гитлеру.
Совершенно по иному, чем полагает Афанасьев, решался вопрос и с Прибалтикой.
Осенью 1939 г. СССР предотвратил порабощение нацистами не только западных
белорусов и украинцев, но и народов прибалтийских стран. Вторгаясь в Польшу,
фашистское руководство намеревалось захватить также значительную часть
Прибалтики. "Позиция лимитрофных государств будет определяться исключительно
военными потребностями Германии, - указывалось в приложении к директиве о
единой подготовке вооруженных сил к войне от 11 апреля 1939 г. - С развитием
событий может возникнуть необходимость оккупировать лимитрофные государства до
границы старой Курляндии и включить эти территории в состав империи". 25
сентября Гитлер приказал: "Держать в Восточной Пруссии наготове силы,
достаточные для того, чтобы быстро захватить Литву, даже в случае ее
вооруженного сопротивления". В конце сентября-начале октября 1939 г. Советское
правительство предложило руководству прибалтийских стран заключить пакты о
взаимопомощи, которые были подписаны после непродолжительных переговоров.
Договаривающиеся стороны обязались оказывать друг другу всяческую помощь, в
том числе военную, в случае угрозы нападения на каждую из них.
Так что перечисленные Юрием Афанасьевым события в Советском Союзе и пребывание
наших войск за пределами Родины с августа 1939 г. до середины июня 1941 г.
никак не отнесешь ко Второй мировой войне, тем более на стороне фашистской
Германии. Все они были направлены на подготовку к отражению гитлеровской
агрессии. В отличие от Афанасьева, Черчилль, оценивая действия Советского
правительства в рассматриваемый период, заключил: "В пользу Советов нужно
сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно
дальше на Запад некоторые позиции германских армий, с тем чтобы русские
получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи.
Если их политика и была холодно рассматриваемой, то она была также в тот
момент в высокой степени реалистичной".
Даже немецкие государственные деятели, как, например, министр финансов Крозиг,
считали, что СССР выполняет все условия договора и не создает, как в былые
времена славяне, никакой угрозы Германии военной силой. В докладной записке
Герингу 19 апреля 1941 г., которая была впервые опубликована в "НГ" 19.04.2000
г., он аргументированно и настоятельно просил не начинать войну против
Советского Союза, могущую пагубно отразиться на судьбе немецкого народа. Ее я
демонстрировал 8 мая на Международной конференции в Берлине и на "круглых
столах" в Дрездене и Айхштедте. Германские, американские, английские,
французские историки были удивлены вводом в научный оборот столь ценного
источника. Но его, по-видимому, не читал профессор Афанасьев.
Последуем дальше за его рассуждениями. "Вспомним трагическую страницу начала
Великой Отечественной войны - в ее первые дни немцы уничтожили и пленили более
3 млн. советских солдат и офицеров (эти потери Красная Армия понесла в течение
лета и осени 1941 г. - В.А.)... Причину такого тяжелого поражения, - указывает
он, - до недавнего времени усматривали в "преступной халатности" сталинского
режима, допустившего "внезапность гитлеровского нападения на СССР". Иными
словами, многочисленные жертвы и отступление первых дней объясняли
тривиальными ошибками и недоглядом". Просчет Сталина в оценке момента
вторжения противника, безусловно, сыграл весьма отрицательную роль, позволив
немцам достичь внезапности. Но кроме этого были другие объективные и
субъективные причины наших неудач.
Афанасьев же считает: "Для понимания истинных причин трагедии в первую очередь
следует обратить внимание на текст речи Сталина на заседании Политбюро 19
августа 1939 г. Вот характерные выдержки из нее: "Опыт двадцати последних лет
показывает, что в мирное время невозможно иметь в Европе коммунистическое
движение, сильное до такой степени, чтобы большевистская партия смогла бы
захватить власть. Диктатура этой партии становится возможной только в
результате большой войны. Мы сделаем свой выбор, и он ясен... Первым
преимуществом, которое мы извлечем, будет уничтожение Польши до самых
подступов к Варшаве, включая украинскую Галицию". Политбюро 19 августа
действительно состоялось, но на нем рассматривались другие вопросы.
Приписанные Сталину слова являются злобной фальшивкой, давно гуляющей по
свету. Приведенные слова не соответствуют даже стилю языка Сталина. Дальше
профессор привлекает внимание читателя к речи Сталина 5 мая 1941 г. Приводя
высказывания других руководителей партии и государства о воспитании войск в
наступательном духе, он заключает: "все свидетельствует об одном: СССР решил
готовить упреждающий удар, имея стратегической целью сокрушение капитализма
военным путем. Это ведет к серьезному выводу: колоссальный масштаб потерь и
поражений Красной Армии летом-осенью 1941 г. дает достаточно оснований
полагать, что нападение Германии произошло в тот момент, когда в СССР один
план развертывания войск - оборонительный - был отменен, а другой -
наступательный, упредительный - хотя и действовал, но еще не был доведен до
всех тех, кто должен был его реализовать. Тому есть свидетельства известных
военачальников".
Прочитав этот "вывод", я растерялся, не зная, с чего начать опровержение всего
накрученного в нем. Во-первых, о каком решении "сокрушения капитализма военным
путем" могла идти речь, если на западных и восточных границах СССР весной 1941
г. сосредоточивались и развертывались многомиллионные армии противника? Тут
уж, как говорится, не до жиру, быть бы живу. Во-вторых, ни "оборонительных",
ни "наступательных" планов войны вообще не бывает. Агрессор, как это делала
Германия в двух мировых войнах, предусматривает в плане начинать войну с
наступательной операции, а миролюбивая страна - с оборонительной, а затем -
нанесения ответного удара, как это предусматривал наш план войны. В-третьих,
идея упреждающего удара возникла у военных руководителей в середине мая 1941
г. и была оформлена в документе, разработанном генералом Василевским. Однако
Сталин ее отверг. В-четвертых, "упредительный" план не действовал и не
доводился до войск. Что же касается выдвижения войск из глубины страны, то они
готовились для нанесения ответного удара после отражения вторжения противника.

Предложенная Юрием Афанасьевым периодизация кратко формулируется так: с 1939
по 1941 гг. Советский Союз вынашивал и стремился реализовать "агрессивные
планы" с целью "расширения социализма"; с 22 июня 1941 г. он вел
освободительную войну до вступления в Европу в 1944 г.; с этого времени
"характер войны очевидно снова существенно изменился".
Из дальнейших рассуждений Афанасьева следует, что нам следовало выдворить
врага со своей территории и зачехлить оружие. Но ведь мало-мальски сведущий в
военном деле человек понимает, что война завершается лишь полным разгромом
врага и капитуляцией.
Сегодня американцы делают все, чтобы доказал свое право на гегемонию в мире,
отстоять так называемую однополярность. И тут очень к месту попытки Афанасьева
извратить смысл Второй мировой войны, чтобы представить нашу страну как угрозу
мировой цивилизации, ту самую "империю зла", заслон которой поставили-де
доблестные американские воины.

ИМПЕРСКИЕ АМБИЦИИ
В 1939 году офицеры вермахта и РККА поднимали бокалы за "совместную победу
советского и германского оружия над панской Польшей"
Михаил Семиряга

ГЕРМАНСКОГО посла в Москве фон Шуленбурга не удивило, когда в 2 часа ночи 17
сентября 1939 г. он был вызван в Кремль к Сталину. Шуленбург ехал с надеждой
наконец получить от Сталина конкретный ответ на долгожданный вопрос: когда же
Красная Армия вступит в Польшу и совместно с вермахтом "окончательно решит
польскую проблему"? Ведь германские войска уже достигли окраин Варшавы и
пересекли согласованную линию, разделявшую "государственные интересы СССР и
Германии" в Польше по рекам Нарев-Висла-Сан. Ответ был получен, и с утра 17
сентября 1939 г. на территории Польского государства в боевом взаимодействии с
гитлеровским вермахтом начала действовать и Красная Армия.
С тех пор прошло 60 лет. Однако наши представления об этой советской военной
акции были весьма односторонними - освобождение западных украинцев и западных
белорусов, их радость по этому поводу и единодушное голосование за вступление
в состав СССР. В стороне оставались такие важные аспекты проблемы, как роль
предварительных секретных советско-германских договоренностей, боевое
взаимодействие советских и германских войск на территории Польши и некоторые
другие.
РАЗГРАНИЧЕНИЕ
ИНТЕРЕСОВ
Русско-польские отношения на протяжении веков развивались весьма сложно.
Коренного изменения не произошло и после Октябрьской революции, когда
Советская Россия приветствовала провозглашение независимости Польши. В 20-30-е
гг. эти отношения не имели стабильного характера, сказывались старые
предрассудки и стереотипы.
В 1932 г. между СССР и Польшей был подписан договор о ненападении, который
признавал, что мирный договор 1921 г. по-прежнему остается основой их взаимных
отношений и обязательств. Стороны отказывались от войны как орудия
национальной политики, обязывались воздерживаться от агрессивных действий или
нападения друг на друга отдельно или совместно с другими державами. Такими
действиями признавался "всякий акт насилия, нарушающий целостность и
неприкосновенность территории или политическую независимость" другой стороны.
В конце 1938 г. оба правительства еще раз подтвердили, что основой мирных
отношений между странами является договор о ненападении от 1932 г., продленный
в 1934 г. до 1945 г.
В начале 1939 г. Гитлер предпринял попытку привлечь Польшу к планируемому им
"крестовому походу" против СССР. 5 января 1939 г. министр иностранных дел
Польши Бек с большой помпой был принят Гитлером в Берхтесгадене. Беку было
сказано, что существует "единство интересов Германии и Польши в отношении
Советского Союза". Поэтому Германия заинтересована в сильной Польше, ибо
"каждая использованная против СССР польская дивизия означает экономию одной
немецкой дивизии". Польский министр, однако, не согласился участвовать в
какой-либо антисоветской акции.
Необходимость существенного улучшения советско-польских отношений приобрела
особую актуальность с весны 1939 г., когда стали ясно просматриваться
агрессивные намерения Германии в отношении Польши: в апреле, как позже стало
известно, Гитлер принял решение о военном способе удовлетворения своих
претензий к этой стране. Польское правительство в то время в целом устраивали
советско-польские отношения.
Однако позиция правящих кругов Польши в отношении СССР была в целом не только
явно непоследовательной, но и враждебной. Во время визита к Беку 25 мая 1939
г. советский посол в Варшаве Шаронов заявил о готовности Советского Союза
оказать военную помощь Польше. Но предложение принято не было. Близорукость
польских руководителей наглядно проявилась в ходе англо-франко-советских
военных переговоров, когда Польша категорически воспротивилась проходу
советских войск через ее территорию в случае агрессии Германии. Как известно,
эта позиция явилась одной из причин срыва трехсторонних переговоров, что, в
частности, привело к заключению 23 августа 1939 г. советско-германского
договора о ненападении, 28 сентября 1939 г. - договора о дружбе и границе, к
другим договоренностям и секретным протоколам к ним. Эти документы имели
прямое отношение к судьбам польского государства.
Вступление советских войск в восточные воеводства Польши и их продвижение до
линии рек Нарев-Висла-Сан в принципе были предопределены содержанием
секретного протокола от 23 августа. Но германская сторона была, естественно,
заинтересована в совместных действиях с Красной Армией с самого начала войны
против Польши.
Верховное командование германской армии допускало возможность вступления в
Польшу советских войск, но не знало его сроков. Что же касалось командующих в
действующей армии и особенно командиров передовых частей, то они совершенно не
были ориентированы в общей обстановке и планировали свои действия на глубину
до границы с Советским Союзом.
Используя задержку вступления на территорию Польши советских войск, германское
командование с 1 по 16 сентября продвинуло свои войска до 200 км восточнее
согласованной линии Нарев-Висла-Сан. Передвижение германских войск к дважды
менявшейся линии "государственных интересов" на территории Польши было
завершено лишь 14 октября 1939 г.
Существовала реальная опасность вмешательства в события западных держав.
Чемберлен и Галифакс 24 августа публично заявили, что Великобритания будет
воевать за Польшу. Советскому правительству эта позиция стала известна уже на
следующий день, когда министр иностранных дел Великобритании и польский посол
в Лондоне подписали пакт, устанавливающий, что стороны будут оказывать друг
другу помощь в случае нападения третьей страны. Сталин и Молотов не могли не
понимать последствий того, если бы Советский Союз с самого начала вмешался и
германо-польский конфликт на стороне Германии. На соответствующий запрос
Риббентропа Молотов через Шуленбурга ответил, что в подходящее время Советский
Союз начнет конкретные действия, но "мы считаем, однако, что это время еще не
наступило. Возможно, мы ошибаемся, но нам кажется, что чрезмерная поспешность
может нанести нам ущерб и способствовать объединению наших врагов".
Советскому руководству необходимо было выждать время до окончательного
выяснения обстановки в Польше. Лишь 17 сентября 1939 г. в 5 часов 40 минут
советские войска перешли советско-польскую границу.
Для операции была создана довольно крупная группировка войск - 28 стрелковых и
7 кавалерийских дивизий, 10 танковых бригад и 7 артиллерийских полков резерва
Главного командования. В двух фронтах насчитывалось более 600 тыс. человек,
около 4 тыс. танков, свыше 5500 орудий и 2 тыс. самолетов.
Вступление советских войск на территорию Польши оказалось для польского
руководства неожиданным. Однако оно не сочло возможным рассредоточивать силы
для борьбы на два фронта и предпочло сражаться только против немецких войск.
СВЯЗАННЫЕ ПОЛЬСКОЙ КРОВЬЮ
Заслуживает внимания вопрос, какие же задачи были поставлены перед войсками в
ходе акции в Польше. Например, командующий войсками Украинского фронта
командарм 1 ранга Семен Тимошенко в приказе отмечал, что "польское
правительство помещиков и генералов втянуло народы Польши в авантюристическую
войну". Примерно то же говорилось и в приказе командующего войсками
Белорусского фронта командарма 2 ранга Ковалева. В них содержался призыв к
населению повернуть "свое оружие против помещиков и капиталистов", но ничего
не говорилось о судьбе западных областей Украины и Белоруссии. Это
объяснялось, видимо, тем, что после Рижского мирного договора 1921 г.
Советское правительство никогда не ставило вопрос о воссоединении западных
областей Украины и Белоруссии. Но в последующих документах отмечалась такая
задача войск, как спасение украинского и белорусского народов от угрозы
"разорения и избиения" со стороны врагов, подчеркивалось, что советские войска
идут в Польшу не как завоеватели, а как освободители белорусов, украинцев и
трудящихся Польши.
Действия Красной Армии на территории Польши продолжались 12 дней. За это время
войска продвинулись на 250-300 км и заняли территорию общей площадью свыше 190
тыс. кв. км с населением более 12 млн. человек, в том числе более 6 млн.
украинцев и около 3 млн. белорусов.
Хотя состояние войны между СССР и Польшей не было объявлено, но, по существу,
боевые действия против польских воинских частей имели место. Молотов в докладе
на сессии Верховного Совета СССР 31 октября 1939 г. говорил о "боевом
продвижении Красной Армии" и о захвате боевых трофеев, которые составляли
значительную часть вооружения и боевой техники польской армии. В той же речи
глава советского правительства заявил, что Польша развалилась благодаря удару
сначала германской армии, а затем и Красной Армии". 26 декабря 1939 г. в
ответе Гитлеру на поздравление по случаю 60-летия Сталин также отмечал, что
советско-германская дружба скреплена совместно пролитой кровью". В приказе
наркома обороны Ворошилова от 7 ноября 1939 г. утверждалось, что польское
государство, "как старая сгнившая телега", разлетелось за 15 дней.
"Стремительным натиском части Красной Армии разгромили польские войска,
выполнив в короткий срок свой долг перед Советской Родиной".
Общие потери польских войск в ходе боев в основном против вермахта составили
убитыми около 66 тыс., ранеными около 133 тыс. человек. В немецком плену
оказались около 350 тыс. солдат и офицеров (по данным верховного командования
вермахта, в плен были взяты около 600 тыс.).
После вступления советских войск на территорию Польши отношения Англии и
Франции с Советским Союзом резко обострились. 19 сентября в Москве была
получена англо-французская нота, в которой требовалось прекратить продвижение
и вывести советские войска из Польши. В противном случае, говорилось в ноте, в
соответствии с польско-французским союзническим договором объявление войны
Советскому Союзу может произойти автоматически.
Сталин и его окружение не могли не понимать, что характер советско-германских
отношений и акции Советского Союза в Польше могут произвести крайне негативное
впечатление на мировое общественное мнение. Поэтому в совместном
германо-советском коммюнике, принятом по предложению Риббентропа 18 сентября
1939 г., но опубликованном лишь 20 сентября, было сказано, что целью
германских и советских войск является "восстановить в Польше порядок и
спокойствие, нарушенные распадом польского государства, и помочь населению
Польши переустроить условия своего государственного существования".
Еще дальше в отношении "польского вопроса" советское руководство пошло во
время переговоров и заключения договора о дружбе и границе от 28 сентября 1939
г. Эти переговоры, посвященные уточнению границы "государственных интересов"
СССР и Германии на территории Польши, начались по инициативе советской
стороны. 20 сентября Шуленбург сообщал Риббентропу, что, по мнению Молотова,
наступило время совместно решить судьбу Польши и что Сталин склоняется к тому,
чтобы разделить ее по линии Тисса-Нарев-Висла-Сан: "Советское правительство
желает немедленно решить этот вопрос на переговорах в Москве с участием самых
высоких государственных деятелей обеих стран. В ответной телеграмме Молотову
23 сентября Риббентроп сообщил, что "русская точка зрения о прохождении
будущей границы по четырем рекам приемлема". Об атмосфере, в которой проходили
переговоры в Москве, свидетельствует сам Риббентроп, заявивший, что в Кремле
он "себя чувствовал, как среди старых партайгеноссе".
В принятом документе устанавливалась граница "государственных интересов" обоих
государств на территории Польши, хотя в германо-советском коммюнике от 22
сентября 1939 г. она еще именовалась "демаркационной линией между германской и
советской армиями" и должна была проходить гораздо восточнее линии,
согласованной 23 августа 1939 г.
Небезынтересно заметить, что оба текста договора - на немецком и русском
языках - были признаны аутентичными. Но при этом становится непонятным, почему
в названии договора на немецком языке слово "дружба" поставлено после слова
"граница", а в тексте на русском языке - наоборот. Действительно ли это
объясняется различием в стилистике обоих языков или здесь скрывается
политический смысл: что Сталин был более заинтересован в предложенной им
"дружбе", чем Гитлер?
В одном конфиденциальном и двух секретных протоколах, приложенных к договору
от 28 сентября, были уточнены некоторые территориальные изменения в полосе от
Балтийского до Черного морей. В частности, территория Литвы была включена в
сферу "государственных интересов" СССР, а территория Люблинского и части
Варшавского воеводств отходила в сферу "государственных интересов" Германии.
Стороны согласились и в том, что они будут пресекать действия польского
населения, направленные против другой стороны.
В договоре от 28 сентября нет ни слова о праве польского народа на
государственное существование; объявленное в нем "переустройство" Польши
рассматривается только с точки зрения "дальнейшего развития дружественных
отношений" между СССР и Германией. В некоторых советских исследованиях
утверждается, будто советское руководство решительно воспрепятствовало
продвижению германских войск восточнее согласованной линии границы с Советским
Союзом.
Однако в свете немецких документов вырисовывается иная картина. Так, еще 5
сентября 1939 г. Молотов сообщал Риббентропу, что советское руководство
понимает, что "в ходе операций одна из сторон либо обе стороны могут быть
вынуждены временно пересечь демаркационную линию между своими сферами влияния,
но подобные случаи не должны помешать непосредственной реализации намеченного
плана". 15 сентября Риббентроп вторично сообщил Молотову, что Германия связана
разграничительными сферами влияния в Польше и поэтому будет приветствовать
скорое выступление Красной Армии, которое "освободит нас от необходимости
уничтожать остатки польской армии, преследуя их вплоть до русской границы".
В Берлине еще в начале боевых действий возникла идея о возможности в качестве
буфера создать где-то в зоне между линиями интересов Германии и СССР
"остаточное польское государство". По этому вопросу генерал Гальдер 7 сентября
записал в дневнике: "Поляки предлагают начать переговоры. Мы к ним готовы на
следующих условиях: разрыв Польши с Англией и Францией; остаток Польши будет
сохранен; районы от Нарева с Варшавой - Польше; промышленный район - нам;
Краков - Польше; северная окраина Бескидов - нам; области Западной Украины -
самостоятельны". Как явствует из записи от 10 сентября, германское руководство
подготовило специальное обращение к населению Западной Украины, в котором
обещало ему "независимое государство" под эгидой Германии.
О вариантах расчленения Польши 12 сентября говорил и Риббентроп. Со ссылкой на
Гитлера он заявил, что при таком варианте "решения польского вопроса" можно
будет в случае необходимости вести переговоры о заключении "восточного мира".
Одновременно Риббентроп не исключал и варианта, который предусматривал бы
расчленение Польши на отдельные составные части, включая Западную Украину.
Но Гитлер еще не знал, какова же будет позиция Сталина и Молотова по данному
вопросу. Шуленбург выяснил это только на следующий день и сообщил фюреру, что
Сталин решительно против сохранения "польского остаточного государства" и за
раздел Польши. 28 сентября Сталин заявил, что расчленение областей с чисто
польским населением неизбежно вызовет его стремление к национальному единству,
что может привести к трениям между СССР и Германией.
Решение германского и советского правительств от 28 сентября о разделе
территории Польши вызвало серьезную озабоченность польского народа и
официальных лиц. Так, польский посол в Париже, по сообщению агентства Гавас,
выразил правительству Франции протест, назвав советско-германский договор
нарушением прав суверенного государства и народа, международных обязательств и
человеческой морали.
Положение польских патриотов усугублялось тем, что существовала
советско-германская договоренность о сотрудничестве в борьбе против польской
агитации. Это была не формальная декларация; такое сотрудничество военных
властей Германии и СССР в польской кампании, как заявил германский военный
атташе в Москве генерал Кестринг, было реальностью и протекало на всех уровнях
безукоризненно. Для установления сотрудничества между гестапо и органами НКВД
в декабре 1939 г. в г. Закопане, т.е. на польской территории, оккупированной
Германией, был создан совместный учебный центр.
"УМНОЖИТЬ ЧИСЛО
СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК..."
После того как делегации СССР и Германии провели делимитацию границы между
"сферами интересов", к середине октября 1939 г. была осуществлена ее
демаркация. Таким образом, если раньше граница СССР с Польшей была
протяженностью 1446 км, то граница с Германией составила 1952 км, т.е. на 506
км больше - от села Мариново (южная точка границы СССР с Латвией) до села
Казачувка (северная точка на советско-румынской границе). Сохранив за собой
нефтеносный район Львов-Дрогобыч, который был занят германскими войсками еще в
первой половине сентября, Сталин обязался поставлять Германии из этого района
по 300 тыс. тонн нефти ежегодно.
21 сентября был подписан секретный протокол, по которому, в частности,
немецкое командование обязано было обеспечить сохранность и передачу советским
войскам всех оставляемых объектов. Было также согласовано, что "для
уничтожения польских банд по пути следования советские и германские войска
будут действовать совместно".
Наглядным примером взаимодействия вермахта и Красной Армии в то время может
служить договоренность об использовании радиостанции Минска для наведения
германских бомбардировщиков на польские города. Нелишне напомнить, что Геринг
в знак признательности за боевое взаимодействие в борьбе против общего врага
подарил наркому обороны СССР Ворошилову самолет.
В ходе военных действий командиры передовых частей германской и советской
армий обменивались офицерами связи. Было также установлено сотрудничество с
командованием ВМС Германии на Балтике. В Гродно, Бресте, Пинске и в ряде
других городов еще до капитуляции Варшавы состоялись совместные парады.
Например, в Гродно вместе с германским генералом парад принимал комкор Чуйков,
в Бресте - генерал Гудериан и комбриг Кривошеин.
Высказывания высокопоставленных советских политических и военных руководителей
свидетельствуют о том, что акции Советского Союза в Польше, а позже в
Прибалтике и против Финляндии рассматривались главным образом с точки зрения
расширения территории, увеличения населения СССР и других
военно-стратегических преимуществ. Именно такую концепцию еще на XVIII съезде
ВКП(б) сформулировал Мехлис, ссылаясь на мнение Сталина: "Если вторая
империалистическая война обернется своим острием против первого в мире
социалистического государства, то нужно перенести военные действия на
территорию противника, выполнить свои интернациональные обязанности и умножить
число советских республик".
На торжественном собрании по случаю годовщины Октября 6 ноября 1939 г. Молотов
особо подчеркнул, что после присоединения Западной Украины и Западной
Белоруссии население СССР выросло со 170 до 183 млн. человек. В июне 1941 г. в
проекте директивы Главного управления политпропаганды "О задачах политической
пропаганды в Красной Армии на ближайшее время" говорилось: "Весь личный состав
Красной Армии должен проникнуться сознанием того, что возросшая политическая,
экономическая и военная мощь Советского Союза позволяет нам осуществлять
наступательную внешнюю политику, решительно ликвидируя очаги войны у своих
границ, расширяя свои территории... При обсуждении проекта на Главном военном
совете Жданов говорил: "Мы стали сильнее, можем ставить более активные задачи.
Война с Польшей и Финляндией не были войнами оборонительными. Мы уже вступили
на путь наступательной политики".
В свете приведенных фактов неизбежно напрашивается вывод, что акция Советского
Союза в Польше в рассматриваемое время вытекала из секретных протоколов к
договору от 23 августа 1939 г. с Германией, которые позволяли Сталину
действовать в великодержавной манере. Это означало, что Сталин и его окружение
руководствовались прежде всего имперскими амбициями.
Эта акция являлась нарушением советско-польского договора о ненападении 1932
г., который 17 сентября 1939 г. еще был в силе. Вместе с тем в политическом
отношении она имела неоднозначный характер. С одной стороны, воссоединение
украинских и белорусских земель приобретало для народов действительно
историческое значение. Но с другой стороны, то, что восстановление
справедливости по отношению к Украине и Белоруссии соседствовало с
"территориально-политическим переустройством" в других землях, не смущало
Сталина.
А ведь речь шла о фашистском закабалении 22 млн. поляков, проживавших западнее
линии Керзона. Очевидно, что с такой категорией международного права, как
мораль, эти действия не имели ничего общего.
Фашистская агрессия против Советского Союза сделала народы СССР и Польши
союзниками. Солдаты наших армий вместе сражались за свободу и независимость
против общего врага. Но некоторые моменты прошлого, по выражению польского
писателя Жукровского, сидели в памяти, как осколок. Мы "прикрыли" его завесой
молчания, вместо того чтобы "прооперировать" и "удалить".




(10-10-2005 14:24:15)

 
 
Дикан Вадим: Николаю.
Коля, тебе пора уже всё оформить в книгу и показать её на сайте в "Библиотке". Молодец! Снимаю шляпу. Очень интересно. Ещё меня волнует тема российского офицерства. Тех офицеров, которые стрелялись за Россию. Тех, которые были даже и не за царя, а за Отчество. Тех, про кого слагали песни. Образ поручика Голицына - нарицательный. Он мне очень дорог. В России всегда так - настоящие офицеры первыми принимают бой и стоят насмерть. Чем больше времени проходит после Гражданской войны, тем ярче высвечивается страница русского офицерства. Ведь они воевали не за мифические идеалы, они не могли видеть как глумятся над их Родиной. "Интернационал" не был их застольной песней. В этой связи мне представляется, что такая выдающаяся фигура, как Колчак, ещё далеко не изучена. Жаль, что всё вышло именно так... (10-10-2005 21:29:28)

 
 
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай: Кажется, это наиболее достоверный материал о захоронении тела Гитлера

Мечтая о мировом господстве и собственной мировой славе, еще в 1938 году Адольф Гитлер разработал сценарий собственных похорон. Он желал покоиться в Линце, в усыпальнице здания руководства нацистской партии, которая должна была иметь высоту 355 метров, диаметр 1500 метров. В центре - золотая гробница, украшенная драгоценными камнями с Урала. 60 лет назад обугленное тело Гитлера было найдено в воронке от бомбы, упавшей в сад имперской канцелярии. Его останки перезахоранивали восемь раз и в конце концов окончательно уничтожили

"Доигрался, подлец"

Первый раз германского фюрера похоронили 30 апреля 1945 года в саду имперской канцелярии вместе с новоиспеченной супругой Евой Браун и двумя собаками.

Второй раз - днем 4 мая, когда солдат 3-й ударной армии Иван Чураков обнаружил два неопознанных трупа в воронке. Останки были извлечены, но снова закопаны, так как считалось, что Гитлера уже нашли.

Третий раз - 5 мая - эти же останки были снова выкопаны и перевезены в город Бух и помещены в подвал местной клиники. Это было временное погребение до медицинской экспертизы, состоявшейся 8 мая.

Четвертый раз - в городке Финов, куда передислоцировался отдел "СМЕРШ" 3-й ударной армии.

Пятый раз - 17 мая, в связи с перепроверкой данных, доложенных Сталину. Ее проводил прибывший из Москвы специальный уполномоченный генерал Мешик. Отчет генерал увез в Москву, равно как и челюсти Гитлера и Браун, снятые еще в Бухе. Тела закопали снова в том же лесу близ Финова.

Шестой раз - в связи с передислокацией штаба 3-й ударной армии в город Ратенов.

Седьмой раз - в связи с очередной передислокацией когда штаба армии в город Стендаль.

И, наконец, в восьмой раз - когда 3-я ударная армия обосновалась в Магдебурге. Именно сюда были привезены гробы и захоронены во дворе дома N 36 по улице Вестэндштрассе (ныне Клаузенерштрассе). Именно здесь 5 апреля 1970 года останки Гитлера были окончательно уничтожены - сожжены на костре, истолчены вместе с углем в пепел и выброшены в реку Бидериц.

В деле опознания останков Гитлера с самого начала было много проблем - разнились даты их обнаружения, не сходились показания свидетелей, да и самих свидетелей еще надо было найти. Искали все. Сам же Сталин узнал о смерти Гитлера еще 1 мая из донесения Жукова: "Товарищу Сталину. На участке 8 гвардейской армии явился начальник генерального штаба сухопутных сил генерал от инфантерии КРЕПС, который заявил следующее: 1. 30.4. в 15.50 по берлинскому времени Гитлер покончил жизнь самоубийством". Как впоследствии вспоминал Жуков, когда он этой же ночью позвонил Сталину, тот сказал: "Доигрался, подлец. Жаль, что не удалось взять его живым".

"Колченогий" труп

К поиску останков Гитлера были привлечены отделы "СМЕРШ" армий, вступивших в Берлин, - 3-й и 5-й ударных, 47-й, 8-й гвардейской, 1-й и 2-й гвардейских танковых армий. Особая роль выпала отделу "СМЕРШ" 3-й ударной армии. По разным данным, заместитель начальника отдела опытный чекист полковник Василий Горбушин получил личное задание заместителя командующего 1-м Белорусским фронтом генерал-полковника Ивана Серова приступить к розыску трупа Гитлера.

Среди искавших бытовала легенда, что комендант Берлина генерал Берзарин пообещал звание Героя Советского Союза тому, кто найдет тело фюрера. Но сначала нашли трупы Геббельса и его жены.

Это произошло 2 мая 1945 года. Тот факт, что у трупа была явная "колченогость" подтверждала, что это останки Геббельса. Обугленные тела отвезли в тюрьму в Плетцензее, где находился отдел "СМЕРШ" 79-го стрелкового корпуса. Первый акт был написан начальником отдела "СМЕРШ" 79 корпуса Иваном Клименко 2 мая вечером от руки. В нем говорилось, что найдены 8 трупов членов семьи Геббельса.

Первым опознавателем был вице-адмирал Фосс, представитель гросс-адмирала Деница при ставке фюрера, который был задержан контрразведкой 3-й ударной армии. Он уверенно опознал Геббельса и его детей. То же самое сделали и другие опознаватели.

Гитлера узнали по коронкам

4 мая в саду имперской канцелярии бойцы 3-й ударной армии нашли воронку от снаряда, из которой вытащили два трупа - один мужской, другой женский, оба сильно обожжены. Офицеры же из штаба 3-й ударной армии были почему-то уверены, что труп Гитлера уже найден, и в этот момент идет его опознание. Находку приказали завернуть в одеяла и закопать снова.

Очевидно, что какие-то ранее найденные останки не принадлежали Гитлеру. Поэтому рано утром 5 мая начальник отдела "СМЕРШ" 79-го корпуса Ивана Клименко вместе со своим заместителем капитаном Дерябиным и шофером Цибочкиным вернулся в сад. Воронку снова разрыли и извлекли оба трупа, о чем составили акт, датированный 5 мая, хотя "находка" была фактически сделана 4-го: "Мной, гв. старшим лейтенантом Панасовым Алексеем Александровичем и рядовыми Чуриковым Иваном Дмитриевичем, Олейником Евгением Степановичем и Сероухом Ильей Ефремовичем в г. Берлине в районе рейхсканцелярии Гитлера, вблизи места обнаружения трупов Геббельса и его жены, около личного бомбоубежища Гитлера были обнаружены и изъяты два сожженных трупа, один женский, второй мужской. Трупы сильно обгорели, и без каких-либо дополнительных данных опознать невозможно. Трупы находились в воронке от бомбы, в 3-х метрах от входа в гитлеровское бомбоубежище и засыпаны слоем земли. Трупы хранятся при отделе контрразведки "СМЕРШ" 79 стрелкового корпуса".

По факту обнаружения останков была создана комиссия, проведены судебно-медицинская экспертиза и вскрытие найденных тел "предположительно Гитлера и его жены". Но они настолько сильно обгорели, что опознать их без дополнительных данных было невозможно.

Сразу после обнаружения трупов группа контрразведчиков в составе заместителя начальника отдела "СМЕРШ" 3-й ударной армии полковника Василия Горбушина, майора Бориса Быстрова и старшего лейтенанта Елены Каган (Ржевской) стала искать свидетелей и вскоре им удалось найти Кете Хойзерман, ассистентку личного дантиста фюрера. С ее помощью были обнаружены рентгеновские снимки, записи о лечении зубов и изготовлении зубных протезов для верхушки рейха. Она же уверенно опознала золотые зубные мосты Гитлера и Браун.

Экспертиза по идентификации останков Гитлера проводилась 8 мая 1945 года, но в акте о ее проведении есть удивительная фраза о том, что экспертиза проводится по приказу члена военного совета 1 Белорусского фронта Телегина от 3 мая 1945 года, а труп Гитлера был обнаружен только 5-го (по другим данным 4-го) мая.

Политическая игра с трупом

В те дни по Берлину ходило много слухов о двойниках Гитлера, о версиях его бегства то ли в Аргентину, то ли в Испанию, то ли на самолете, то ли на подводной лодке, то ли на яхте. Масла в огонь подлил Жуков, который 10 июня 1945 года на пресс-конференции заявил: "Опознанного трупа Гитлера мы не нашли. Сказать что-либо утвердительное о судьбе Гитлера я не могу. В самую последнюю минуту он смог улететь из Берлина, так как взлетные дорожки позволяли это сделать".

О том, что труп был найден и опознан, Жуков узнал только при подготовке к изданию книги "Воспоминания и размышления". Об этом факте, ему рассказала Елена Ржевская, тоже готовившая к изданию свои воспоминания. Союзники не информировали друг друга о ходе поисков останков Гитлера. Более того, даже Жуков не знал, что труп Гитлера был обнаружен еще 4 мая. На Потсдамской конференции Сталин заявил, что Гитлера "нет в наших руках". Вероятно, смерть Гитлера и все обстоятельства, связанные с обнаружением его останков были элементом политической игры Сталина с западными союзниками.

Так или иначе, но разглашать сведения о результатах поиска Гитлерах было запрещено, а документация засекречена. О подробностях розысков их участникам было приказано молчать, а так как это были кадровые сотрудники органов госбезопасности, то приказ выполнялся безоговорочно.

Все документы о ходе расследования попали к Сталину только 16 июня 1945 года. В этот день Лаврентий Берия доложил Сталину и Молотову об актах опознания останков фюрера и результатах экспертиз, а также о показаниях свидетелей из числа задержанных немцев. Официального заявления Советского правительства об итогах работы по поиску Гитлера и его окружения сделано не было. Может быть потому, что уже в Москве выяснилось, что представленных актах и показаниях свидетелей имеются серьезные противоречия.

В январе 1946 года Начальник Главного управления по делам военнопленных и интернированных (ГУПВИ) А.Кобулов, подписав аналитическую справку о версии самоубийства Гитлера, предложил объединить все имеющиеся материалы оперативного управления ГУПВИ, Главного управления контрразведки "СМЕРШ" НКО СССР и аппарата Серова в Берлине для "тщательной и жесткой перепроверки всей группы фактов.

Особенно сильно всех смущал тот факт, что после захвата имперской канцелярии, 4 мая 1945 года был обнаружен труп двойника фюрера - Густава Велера.

"Миф" о живом фюрере

История обнаружения останков Гитлера довольно запутанная. Не случайно еще одно расследование, проведенное в 1946 году по инициативе Кобулова получило наименование "Миф". Спустя девять месяцев после описанных событий сотрудники НКВД/МВД снова искали в Германии Гитлера. Живого или мертвого. В 1946 году следственная бригада дела под названием "Миф" получила беспрецедентное задание - вести изучение всех обстоятельств так, словно смерть фюрера не признанный факт, а лишь одна из возможных версий. Дело "Миф" стало вторым расследованием обстоятельств смерти Гитлера.

В результате на месте обнаружения трупов Гитлера и Евы Браун были проведены дополнительные раскопки. Следователям удалось найти фрагмент черепа, в левой теменной части которого имелось пулевое отверстие. Следует отметить, что в акте экспертизы от 8 мая 1945 года при обследовании останков обгоревших трупов было отмечено, что " крышка черепа частично отсутствует". В ходе дополнительного расследования в бункере нашли следы крови на обивке дивана, на котором Гитлер покончил жизнь самоубийством.

Результаты, полученные в ходе повторного исследования, также не оглашались. Найденный череп и части дивана привезли в Москву; в настоящее время эти "вещдоки" хранятся в Государственном архиве Российской федерации. Челюсти Гитлера, сохранившиеся после первого расследования в мае 1945 года, находятся в архиве ФСБ.

Мало кто знает, но в 1961 году проводилось еще одно практически неофициальное расследование, в ходе которого экспертизе подвергались "фотографии мертвого Гитлера", еще раз допрашивались свидетели. Этим занимались сотрудники отдела истории Великой Отечественной войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. К сожалению, их расследование никаких сенсационных результатов не дало, а путаницу внесло.

Гитлера уничтожил Андропов

В конце концов, 13 марта 1970 года председатель КГБ Юрий Андропов направил на имя генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева письмо с пометкой "особо важное". Секретность письма подчеркивалась специальной формальностью: самые важные фразы были не напечатаны, а вписаны от руки в текст, чтобы даже засекреченные машинистки не знали, о чем идет речь.

Андропов сообщал: "В феврале 1946 г. в г. Магдебург на территории военного городка, занимаемого Особым отделом КГБ при 3-й ударной армии ГСОВГ, были, захоронены трупы Гитлера, Евы Браун, Геббельса, его жены и детей (всего 10 трупов).В настоящее время указанный военный городок, исходя из .служебной целесообразности, отвечающей интересам наших войск, командованием армии передается немецким властям. Учитывая возможность строительных или иных земляных работ на этой территории, которые могут повлечь обнаружение захоронения, полагал бы целесообразным произвести извлечение останков и их уничтожение путем сожжения. Указанное мероприятие будет произведено строго конспиративно силами оперативной группы Особого отдела КГБ и должным образом задокументировано".

6 марта на письме появилась резолюция: "Согласиться". Подписи: Брежнев, Косыгин, Подгорный, то есть вся правящая тройка: генсек ЦК, председатель Совета Министров, председатель Президиума Верховного Совета CCCP.

Дело по уничтожению останков получило кодовое наименование "Архив". Специально созданная опергруппа из отнюдь не архивных работников тщательно выполнила все указания: ночью с 4 на 5 апреля выкопала захоронение, сложила кости в ящики и утром 5 апреля произвела "физическое уничтожение останков".
(11-10-2005 10:03:54)

 
 
Николай: Откликаясь на последние события в России, выкладываю материалы об А.И.Деникине.

Советую внимательно прочитать интервью правнука(!) генерала

Из письма генерала А.И. Деникина начальнику Русского Общевоинского Союза
генералу А.П. Архангельскому.


...Началась война. Вы отдали приказ 1 сентября 1939 г.: “Чины РОВС-а должны исполнить свое обязательство перед страной, в которой они находятся, и зарекомендовать себя с лучшей стороны, как подобает русскому воину”. Что касается принявших иностранное подданство — это дело их совести. Но призывать служить одинаково ревностно всем — и друзьям и врагам России — это обратить русских воинов-эмигрантов в ландскнехтов.
Советы выступили войной против Финляндии. Вы “в интересах (якобы) русского национального дела” предложили контингенты РОВС-а Маннергейму. Хорошо, что из этого ничего не вышло. Ибо не могло быть “национального дела” в том, что русские люди сражались бы в рядах финляндской армии, когда финская пропаганда каждодневно поносила не только большевиков и СССР, но и Россию вообще, и русский народ. А теперь уже нет сомнений в том, что при заключении перемирия Ваши соратники, соблазнившиеся Вашими призывами, были бы выданы Советам головой, как выдают теперь “власовцев”.
Допустим, что это были ошибки. Всякий человек может добровольно заблуждаться. Но дальше уже идут не ошибки, а преступления.
Челобития Ваши и начальников отделов РОВС-а о привлечении чинов его на службу германской армии, после того, как Гитлер, его сотрудники и немецкая печать и во время войны, и задолго до нее высказывали свое презрение к русскому народу и к русской истории, открыто проявляли стремления к разделу и колонизации России и к физическому истреблению ее населения,— такие челобитные иначе как преступными назвать нельзя.
Пропаганда РОВС-а толкала чинов Союза и в немецкую армию, и в иностранные легионы, и на работу в Германию, и в организацию Шпеера, вообще всюду, где можно было послужить потом и кровью целям, поставленным Гитлером. Уже 23 апреля 1944 г., когда не только трещали все экзотические легионы, но и сама германская армия явно шла к разгрому. Вы еще выражали сожаление: “даже к участию в “голубой испанской дивизии” не были допущены белые русские... Для нас это было горько и обидно...”
Но самое злое дело — это “Шютцкор” — корпус, сформированный немцами из русских эмигрантов, преимущественно из чинов РОВС-а в Югославии. Он подавлял сербское национальное восстание против немецкого завоевания. Тяжело было читать ростопчинские афиши главных вербовщиков и Ваше “горячее пожелание всем сил и здоровья для нового подвига и, во всяком случае, для поддержания зажженного ген. Алексеевым света в пустыне”. Должно быть, праведные кости ген. Алексеева, покоящиеся на сербской земле, перевернулись в гробу от такого уподобления.
У Вас не могло быть даже иллюзии, что немецкое командование пошлет “Шютцкор” на Восточный фронт, ибо оно никогда такого обещания не давало.
В результате почти весь “Шютцкор” погиб. Погибло и множество непричастных русских людей не только от злодейства чекистов, но и благодаря той ненависти, которую вызвали в населении Югославии недостойные представители нашей эмиграции. Русскому имени нанесен был там жестокий удар.
Правда, в 1944 г. Вы охладели к “Шютцкору”, “из которого стали уходить здоровье и хорошие элементы”, но было уже поздно. Ваши устремления направились на РОА, или так называемую “Армию Власова”. И в то время, как несчастные участники ее, попав в тупик, проклиная свою судьбу, только и искали способов вырваться из своей петли, Вы с сокрушением писали: “нас не только не допускают в РОА, но, во многих случаях, даже ограничивают наши возможности общения с ними” (...).
Теперь, в свете раскрывшихся страниц истории, невольно встает вопрос: что было бы, если бы все призывы руководителей РОВС-а были услышаны, если бы все намерения их были приведены в исполнение? Только недоверие к нам немцев и пассивное сопротивление большинства членов Союза предохранило их от массовой и напрасной гибели.
Вот те мысли, которые были высказаны мною на закрытом собрании, по возможности щадя Вас, и которые, по словам ген. Ионова (начальники отдела РОВС-а в Северной Америке), вызвали “общее негодование лучшей части Белого воинства против ген. Деникина”.
Позвольте мне не поверить ни Вам, ни ген. Ионову.
После четверти века небывалых в истории испытаний уцелевшее русское воинство, раскиданное по всему земному шару, в большинстве своем и “в лучшей части” сохранило русский дух и русское лицо.
Ваше Превосходительство! Когда-то, в роковые дни крушения Российской империи, я говорил:
- Берегите офицера! Ибо от века и доныне он стоит верно и бессменно на страже русской государственности.
К Вам и к тем, что с Вами единомышленны, эти слова не относятся.
ОБРАЩЕНИЕ ГЕНЕРАЛА А. ДЕНИКИНА К ДОБРОВОЛЬЦАМ 15 НОЯБРЯ 1917-1944 гг.

Двадцать седьмую годовщину основания Добровольческой армии мы вспоминаем в обстановке, весьма отличной от той, которая существовала последние четыре года. Но не менее сложной, вызывающей целую гамму противоречивых чувств и застающую русскую эмиграцию опять на распутьи. А подонки ее - вчерашние мракобесы, пораженцы, гитлеровские поклонники - уже меняют личины и славословят без меры, без зазрения совести новых господ положения...
Обстановка в международном масштабе в корне изменилась. Враг изгнан из пределов Отечества. Мы - и в этом неизбежный трагизм нашего положения - не участники, а лишь свидетели событий, потрясавших нашу родину за последние годы. Мы могли лишь следить с глубокой скорбью за страданиями нашего народа и с гордостью — за величием его подвига. Мы испытывали боль в дни поражений армии, хотя она и зовется “Красной”, а не Российской, и радость - в дни ее побед. И теперь, когда мировая война еще не окончена, мы всей душой желаем ее победного завершения, которое обеспечит страну нашу от наглых посягательств извне.
Но не изменилась обстановка внутрироссийская. В дни, когда весь мир перестраивает свою жизнь на новых началах международного сотрудничества, социальной справедливости, освобождения народного труда и самодеятельности от эксплуатации капиталом и государством, не могут народы российские пребывать в крепостном состоянии. Не могут жить и работать без самых хотя бы необходимых условий человеческого существования:
1) Основных свобод,
2) Раскрепощения труда,
3) Упразднения кровавого произвола НКВД,
4) Суда - независимого, равного для всех, основанного на праве, законе, чуждого партийного лицеприятия и административного воздействия.
Пока этого нет, мы будем идти своим прежним путем, завещанным нам основоположниками Добровольчества, какие бы тернии ни устилали наш путь.
Ибо судьбы России важнее судеб эмиграции.

Подполковник Деникин защищает главкома Деникина от скандала

Заместитель полпреда Президента в ЦФО, наследник громкой офицерской фамилии, остановил грязные спекуляции вокруг возвращения на Родину праха своего знаменитого родственника
- Виктор Иванович, кем вы доводитесь главкому Добровольческой (Белой) армии генералу Антону Деникину?
- Мой прадед - родной брат отца Антона Ивановича.
- Получается, что вы - из известного дворянского рода?
- Вообще-то род Деникиных никогда дворянским не был. Это были обыкновенные государственные крестьяне. Мой прадед, Иван Ефимович, дослужился из рядового до офицера и за воинские заслуги царь-батюшка пожаловал ему дворянское звание.
- Наверняка после революции всех родственников генерала Деникина, оставшихся в России, репрессировали?
- Не знаю, как насчет всех, а вот мою семью чаша сия миновала. Более того, отец всю войну прослужил в контрразведке СМЕРШ, а его младший брат служил в КГБ.
- С такой фамилией - в СМЕРШе, в КГБ?!
- Да. И здесь, конечно, больше вопросов, чем ответов. Для меня этот ответ в том, что Сталин, как это ни странно звучит, уважал Антона Ивановича Деникина. В то время в Париже, где жил генерал, в эмигрантской среде было очень много агентов ВЧК- НКВД, которые непрерывно докладывали о том, что там происходит. И Сталин знал, что Деникин не входит ни в какие блоки и не занимается политическими интригами. Потому-то его чекисты не выкрали и не расстреляли, как многих лидеров Белого движения в эмиграции. А когда в начале войны два немецких генерала пришли к Деникину с предложением возглавить антисоветское движение, Антон Иванович просто выгнал их из дома. В свое время Антанта отказала в помощи Белой армии именно потому, что Деникин наотрез отказался делить с ней Кавказ. Умирая, он говорил: "У меня ничего не осталось, кроме чести. Умираю с незапятнанной совестью и с чистыми руками".
- А я припоминаю другое изречение генерала: если бы в России не нашлись люди, попытавшиеся спасти Россию от большевизма, то тогда бы это была не нация, а навоз для удобрения полей Западной Европы.
- Здесь я хотел бы высказать свое собственное отношение... Я считаю, что в Гражданской войне правых нет. Если же говорить о более позднем периоде советской власти, то я в эту власть камня никогда не брошу: она мне дала образование и воспитала как гражданина и человека.
- И все же, Виктор Иванович, неужели с такой фамилией не возникало никаких неудобств?
- У моего отца было шесть братьев. Тех из них, кто родился после революции, записывали под фамилией Горшковы. Но когда они пошли в школу, дед настоял, чтобы они учились под своей настоящей фамилией. Что же касается меня, то за 25 лет безупречной службы в Вооруженных Силах СССР дослужился только до подполковника. Связано ли это с фамилией, не знаю...
- Вы стали военным, чтобы поддержать традицию рода?
- В армию я пришел не сразу. После школы работал на судах дальнего плавания простым матросом. Перед смертью отец завещал мне стать офицером-артиллеристом. В нашем роду все мужчины, в том числе и Антон Иванович, служили в артиллерии. Я окончил Ленинградское высшее военное артиллерийское училище. Начинал служить в Чехословакии. Затем - Афганистан. Награжден боевыми орденами и медалями. Был ранен, контужен. Год провалялся по госпиталям. С первых дней был ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС. Дослуживал уже в своем родном ленинградском училище - готовил разведчиков.
- В июле этого года Президент наградил вас орденом Мужества, да и во власть вы пришли из Питера. Причисляете ли вы себя к питерской команде?
- Знаете, сейчас появилось столько охотников причислять себя к питерской команде, что уже тошно становится. Поэтому ни к каким кланам и группировкам я себя не причисляю. Но, разумеется, как человек государственный состою в команде Президента. Но не в питерской, а в российской.
- Каково боевому офицеру в чиновничьей шкуре?
- А я не чиновник. Я как был, так и остался русским офицером. На этом месте я так же служу Родине, как служил там, в Афганистане. В моей квартире до сих пор перевалочная база для моих бывших сослуживцев. Цену настоящему офицерскому братству знаю. Я два раза в клинической смерти побывал. Не для того же Бог меня уберег, чтобы я стал хапугой и сволочью...
- Тем не менее из обыкновенного офицера-воспитателя в замы полпреда - взлет необычный.
- Я не предпринимал для этого никаких особых усилий. Когда ушел из армии, меня пригласили работать в правительство Ленинградской области. Затем два года проработал в Правительстве России - председателем Комитета по молодежной политике (в ранге министра). А уж потом попал сюда...
- Виктор Иванович, а с чего возникла идея перезахоронения останков генерала Деникина?
- Первоначально это была идея не моя, а московского Дворянского собрания. Они первые вышли года полтора назад на дочь генерала Деникина, Марию Антоновну. Мария Антоновна - в прошлом известная журналистка, редактировала личную газету президента Франции де Голля, была другом его семьи. Ее муж - французский монархист, автор 30 книг. Их сын Михаил сейчас занимает не последний пост на государственном французском телевидении. В общем, семья во Франции известная. Когда в марте этого года я впервые встретился с Марией Антоновной в Париже, она рассказала, что искала нас много лет. Но в советское время на все ее запросы никакого ответа не последовало. В свою очередь, я, естественно, поддержал идею перезахоронения. Во-первых, это - дело политическое: примирение расколовшейся 85 лет назад на красных и белых нации. Во-вторых, семейное: род Деникиных в России - мощный. Будет кому ухаживать за могилой.
- А где сейчас могила находится?
- В сорока километрах от Нью-Йорка, на кладбище у автодороги. Кому она там нужна?
- А где предполагается захоронить его в России?
- Так получилось, что господа из Дворянского собрания (у которых, к слову, нет ничего - ни влияния, ни финансов), опережая события, проинформировали общественность через СМИ, что похоронят Деникина вместе с Врангелем у Кремлевской стены и поставят часовню. Но, во-первых, где хоронить отца, должна решать только Мария Антоновна. Во-вторых, я считаю, что хоронить их у Кремлевской стены, где лежат лидеры советской эпохи, было бы некорректно по отношению к их памяти. Когда один из руководителей Дворянского собрания - господин Зуев - был у меня, то я сказал, что это сугубо семейное дело и я попытаюсь решить его сам. По моей просьбе Мария Антоновна написала письмо Президенту России, в котором она просит перезахоронить останки отца. Все шло нормально до тех пор, пока в дело опять не вмешались "доброхоты" из Дворянского собрания. Когда я недавно вновь посетил Марию Антоновну в Париже, она с возмущением показала мне письмо от господ дворян, в котором они просят на перезахоронение Деникина десять миллионов долларов.
- За такие деньги не то что часовню - дворец можно построить!
- Разумеется! Афера чистой воды! Конечно, Мария Антоновна была возмущена. Она живет очень скромно, на пенсию, и потому с моральной точки зрения подобный пассаж я иначе как бесстыдством назвать не могу. Мало того, в письме эти люди имели наглость сообщить, что "с нами согласен Виктор Иванович Деникин". Естественно, Мария Антоновна обиделась на меня. И мне стоило больших трудов объяснить ей, что я к этому письму не имею никакого отношения. Но дело было сделано: насторожившиеся господа из эмигрантской среды уговорили Марию Антоновну заявить, что она будет согласна на перезахоронение только после того, как к ней с соответствующей просьбой обратится Правительство России. Но это - нонсенс! За рубежом похоронены сотни выдающихся русских людей (Шаляпин, Рахманинов, Ильин, Солоневич и т.д.). И что же, по каждому поводу нужно обращение Правительства?
- И что же, теперь все заглохло?
- Пока - да. Остается только надеяться на лучшее. Тем более что и господа эмигранты, и Мария Антоновна должны помнить: сам Антон Иванович, умирая, завещал перезахоронить его в России после падения большевизма. Сейчас, чтобы выправить положение, мы хотим требуемое от нас обращение провести через структуру МИД, допустим через посольство во Франции. Кстати, в Америке уже готовы с почетом проводить прах Антона Ивановича, даже соответствующие документы у них на руках. Осталось только утрясти этот вопрос с Марией Антоновной и, по всей видимости, с ее парижскими советчиками, что не так-то просто.
- Да, помогли вам господа дворяне, нечего сказать...
- Да какие они дворяне! Профанация одна. В царской России начиная с Петра дворянское звание давали за заслуги перед Отечеством, преимущественно воинские. Потому и рвались люди, какого бы они ни были сословия, послужить России не щадя живота своего. У меня есть такая идея - и я хочу представить ее Президенту - о восстановлении этой традиции. Ведь возрождаются же у нас сейчас сословия - казачество, духовенство. Почему бы не возродить дворянство. И присваивать его нужно не по кровному родству с теми фамилиями, что были до революции, а по заслугам. Отпахал на воинской службе 25 лет, понюхал пороху в окопах, пролил кровь в Чечне - получай дворянское звание. Вот тогда высший свет у нас будет состоять из честных людей, патриотов России, а не из тех, кто ездит на шестисотых "мерседесах" и имеет особняк на Рублевском шоссе. И тогда никакие олигархи не смогут влиять на судьбы государства.
- Боюсь, Виктор Иванович, что самыми заслуженными перед Отечеством в данном случае опять окажутся те, у которых деньги...
- Знаете, извратить можно любую, даже самую замечательную идею. Разумеется, и идея возрождения дворянства на принципах, о которых я сказал, возможна только при контроле государства, при твердой воле и принципиальности людей, облеченных властью.



(11-10-2005 10:20:12)

 
 
Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

Оффлайн Володя

  • Координатор
  • Старейшина форума
  • *******
  • Сообщений: 1592
  • Пол: Мужской
  • это я в 1983 г.
    • Просмотр профиля
    • E-mail
Николай : А это-действительно хронология Русской морской авиации

Б. Драшпиль
КРАТКИЙ ОБЗОР ИСТОРИИ АВИАЦИИ В РОССИЙСКОМ ИМПЕРАТОРСКОМ ФЛОТЕ (1890-1917)
В армии интерес к воздухоплаванию возник раньше чем во флоте благодаря чисто географическим условиям и признанной необходимости воздушной рекогносцировки. В 1890 г. были основаны воздушные школы для обучения полетам на аэростатах. В середине 90-х годов прошлого столетия на Черном и Балтийском морях были учреждены морские воздухоплавательные парки и производились опыты со сферическими баллонами, змейковыми аэростатами и воздушными змеями. Пионерами в этой области были лейтенанты: М. Н. Большев, командовавший Севастопольской воздухоплавательной базой, Н. Н. Шрейбер, разработавший систему полетов привязных змеев, и М. И. Лавров.
С началом русско-японской войны лейт. Шрейбер был командирован на Дальний Восток, где он производил в Маньчжурии воздушную разведку при помощи воздушных змеев. Во Владивостоке, по инициативе контр-адм. К. П. Иессена был организован морской воздухоплавательный парк. Командиром его был назначен армейский инженер капитан флота Постников, окончивший Школу Воздухоплавания в Петербурге в 1897/8 гг. В помощь ему были назначены морские офицеры: лейт. Алексеев, мичм. Н. А. Гудим, инж.-мех. Берг и прапорщики Вагнер и Колк. Мичм. Гудим позже перевелся в подводное плавание и, командуя подводной лодкой «Акула», погиб со всем экипажем лодки в 1915 году. Во Владивостоке уже был крепостной воздухоплавательный парк, помогший в организации Морского Парка, как людьми так и материальной частью.
В рапортах Ф. А. Постникова, до сих пор сохранившихся и находящихся в США, есть много интересных описаний газодобывания, полетов, свободных и на привязи, и опытов буксировки, первой в истории флота «Авиоматки», транспорта «Колыма» и крейсера «Россия». Капитан, а позже подполковник Ф. А. Постников, в своих заключениях к рапортам, рекомендовал оснащение специального судна под «авиоматку» со всем нужным оборудованием для обслуживания воэд. шаров, металлическими баллонами для хранения газа (чего в то время не было) и помещения для офицеров и команды парка.
Очень возможно, что эти рекомендации были использованы при оснащении парохода Сев. Германского Ллойда «Lhan», купленного на пожертвование (700 000 рублей), сделанное графом Сергеем Строгановым, морским офицером в отставке, и переименованного в «Русь». Зачисленный в списки судов флота и прикомандированный к 3-ей Эскадре Тихого Океана как крейсер 2-го ранга, корабль этот, как и переделанный под «авиоматку», оказался в таком плачевном состоянии по машинной части, что о посылке его на Дальний Восток не могло быть и речи. По окончании войны он был вычеркнут из списка судов флота и продан в частные руки.
Морские воздухоплавательные парки тоже были переданы армии. Подполк. Постников, проявивший большую энергию и способности, к сожалению оказался замешанным в революционном движении и вынужден был бежать в США после Владивостокского бунта, в октябре 1905 года.

Опыты братьев Райт в США в 1903 г. положили начало «аэродинамической» авиации, и интерес к аэростатам пошел на убыль. Воздухоплавательные школы однако не были закрыты. Известная школа генерала Кованько существовала еще в 1910 году. Успехи авиации в 1908 и особенно в 1909 году, когда Блерио перелетел Ламанш, обратили внимание председателя «Комитета по Усилению Флота на Добровольные Пожертвования» великого князя Александра Михайловича, на возможное будущее значение авиации в военном деле. Обращение к жертвователям с предложением использовать оставшиеся от постройки военных судов средства на создание Воздушного Флота было встречено с одобрением. Шестого февраля 1910 г. Государь повелел:
1. Сумму в 900 000 рублей и дальнейшие поступления обратить на
создание Воздушного Флота.
2. Сбор пожертвований продолжать.
3. Сооружение Флота оставить в ведении Комитета, а в случае войны
передать его Военному и Морскому Ведомствам.
В марте того же года были командированы во Францию: в школы Блерио, Антуанет и Фарман 6 офицеров и 6 нижних чинов для подготовки в мотористы. Из моряков были посланы: капитан корпуса корабельных инженеров Лев Макарович Мациевич — в школу Фарман, лейтенант Григорий Викторович Пиотровский — в школу Блерио и поручик Михаил Семенович Комаров — в школу Антуанет. В то же время этим заводам был дан заказ на 11 самолетов со срокм доставки к июню месяцу. Только семь были доставлены к осени. Этой же осенью в Петербурге был устроен «Всероссийский Праздник Воздухоплавания», в котором приняли участие возвратившиеся из заграницы офицеры-летчики.

В Гатчине был оборудован аэродром и построены сараи для предполагаемой авиационной школы. Поздняя доставка аппаратов и неблагоприятные климатические условия, не позволявшие производить занятия зимою, заставили Комитет искать место на Юге, где занятия могли бы вестись круглый год. Выбор пал на Севастополь, а в Гатчине решено было заниматься только летом с обучающимися высшего курса. Однако и это было отменено, и оба класса, общий и специальный, были оставлены в Севастополе.
К ноябрю 1910 г. в Севастополе было закончено оборудование школы и аэродрома, доставлены самолеты, и занятия начались. Инструкторами были офицеры, возвратившиеся из заграницы: на Блерио — Мациевич (погиб в апреле 1911 г.) и Г. В. Пиотровский; на Антуанет — Зеленский и М. С. Комаров, и на Фармане погибшего Мациевича заменил поручик Руднев.

Первым председателем школы в Петербурге был капитан 2р. Н. Ф. Фогель. С переводом школы в Севастополь председателем был назначен кап. 2 р. Вячеслав Никанорович Кедрин. В мае 1911 г. начальником школы был назначен подполк. Ген. Штаба С. И. Одинцов, а с 8 ноября 1912 г.—подполк. Ген. Штаба князь А. А. Мурузи.

В школу были посланы для обучения 10 офицеров и 20 нижних чинов, и были оставлены кондуктор флота Жуков и нижние чины, получившие обучение заграницей. Вскоре выяснилось, что аппараты типа Антуанет являются непригодными для службы в армии, и два аппарата были переданы Морскому Ведомству.

Обучение в школе продолжалось на бипланах Фармана и монопланах Блерио. По мере развития техники воздухоплавания и расширения школы приходилось разрабатывать новые программы и положения. Особая комиссия под председательством В. Князя Александра Михайловича выработала новое положение об отделе Воздушного Флота, утвержденное 14 марта 1911 г. Новые требования для летчиков наблюдателей определяли продолжительность полета вместо 15 мин. на высоте 500 метров до 1 часа 45 мин. на аппарате Блерио и до 2-х часов на Фармане, на высоте 600 метров, при дальности полета 100 верст.
Для военных летчиков непрерывный полет был увеличен до 6 часов, при расстоянии 400 верст, причем летчик должен быя уметь летать на высоте в 1500 метров над высшей точкой данной местности, а также в туман, в дождь, ночью и при ветре более 8 метров в секунду.
(Примечание: Американские военные летчики, заменившие частных пилотов, когда последние забастовали и отказались перевозить почту в 1935 или 1936 гг., не были обучены ночным полетам. После гибели нескольких из них полеты были прекращены.—В. Д.)

В результате правильной постановки обучения, дружной и энергичной работе как инструкторов, так и учеников, отряды летчиков могли принять участие в маневрах С.-Петербургского, Варшавского и Киевского военных округов в 1911- 12 гг. Самолеты были типа Фарман и Блерио. Были совершены полеты на дальние расстояния: Севастополь-Одесса-Петербург—шт. кап. Андреади, Севастополь-Петербург—лейт. Дыбовский. По мнению авторитетных лиц, русская авиация заняла к этому времени (1911-12 гг.) второе место в авиации Европы, и только отсутствие средств не позволяло стать ей на первое место.

Конечно, этого невозможно было достичь, не имея налаженного отечественного производства аэропланов и в особенности моторов. Не обошлось и без жертв. Из моряков погибли: Корпуса кораб. инженеров кап. Лев Макарович Мациевич во время полета 24 сентября 1910 г. в Петербурге в дни «Всероссийского Праздника Воздухоплавания», а в 1912 году погиб мичман Валериан Михайлович Кудрявцев и, возможно, другие моряки.

В связи с широким развитием военной авиации в Европе в 1911- 12 гг. решено было довести число обучающихся в школе офицеров до 60 человек, а на теоретических курсах до 30, и заказать самолеты новейших образцов. Особое внимание было обращено на аппараты системы «Ньюпор», обладавшие скоростью свыше 100 верст в час, прочной конструкцией и наиболее безопасной из всех существовавших системой. Решено было заказать 12 боевых и 2 учебных самолета этого типа. Увеличение посадочной и взлетной скоростей новых типов аэропланов и необходимость расширения помещений школы заставили администрацию подыскивать другое место. Подходящее поле было найдено в 12 верстах от Севастополя, в долине реки Качи, близ деревни Мамшай. Нужная площадь земли была определена в 650 десятин, а средства, необходимые для покупки земли и возведения построек, определялись в размере 1 050 000 рублей. Казна отпустила Комитету 400 000 рублей, и постройка постоянных зданий была начата весной 1912 г. с намерением закончить ее в 1913 г.
Пока не были закончены жилые помещения, ученики-офицеры и другие жили в пустых ящиках от аэропланов, привезенных из заграницы. Жизнь была примитивная, без многих удобств, но желание будущих летчиков овладеть летным искусством преодолевало все неудобства и лишения. Курс обучения продолжался 2-3 месяца.

АВИАЦИЯ БАЛТИЙСКОГО МОРЯ

В 1912 г. начальник морских сил Балтийского моря адмирал Н. О. фон Эссен поручил начальнику службы связи Балт. моря кап. 2 р. Адриану Ивановичу Непенину организовать при службе связи отдел морской авиации. Для этой цели А. И. Непенин выбрал себе помощником Бориса Петровича Дудорова, с которым он был знаком еще по Порт Артуру. В помощь Б. П. Дудорову, в качестве специалистов, были прикомандированы два летчика: инженер МЕХ. кап. 2 р. Д. К. Александров и лейтенант Г. В. Пиотровский, имевшие опыт полетов на сухопутных аэропланах системы Фарман.

Приглашен был также, как специалист по технической части, И. И. Сикорский. Он был зачислен на службу по Морскому Ведомству в качестве инженера по авиационной части службы связи Балтийского моря.
В авиационную школу на Каче были командированы 6 офицеров флота, желающих обучаться летному делу. В начале на авиацию Балт. моря возлагалась прибрежная воздушная разведка. Для этой цели служили воздушные базы (станции) 1-го разряда. Аппараты того времени имели запас горючего только на 3-4 часа полета и скорость около 60 узлов. Станции 2-го разряда являлись промежуточной связью между станциями 1-го разряда. Гидропланы сводились в отряды по 6 аппаратов из расчета, что в боевой обстановке необходимо будет высылать по два аппарата одновременно. Отряд имел 3 дозора. Предполагалось, что на станции 1-го разряда должны были базироваться несколько отрядов, сведенных в Воздушные Дивизионы.

Следующей задачей было усовершенствование и приобретение аппаратов, могущих садиться на воду и с нее подниматься. Для этой цели до этого пользовались аппаратом системы Фарман, поставленном на поплавки, для морской службы почти непригодные.
Тут помог И. И. Сикорский, спроэктировав аппарат «С-10» поплавкового типа. Строились эти аппараты Русско-Балтийским заводом и были использованы для учебных целей, а с начала войны целый год несли боевую службу.

В 1913 году И. И. Сикорский, будучи занят проектированием первого в мире 4-х моторного самолета, вынужден был оставить службу во флоте. На его место был приглашен инж. П. А. Шишков, только что окончивший курс аэродинамики и кораблестроения в С.-Петербургском политехникуме (он является автором проекта авиоматки, имеющей скорость в 30 узлов). Весной 1913 года в Монако предстоял 1-ый мировой конкурс гидропланов, и туда, для наблюдения, были откомандированы Б. П. Дудоров, инж. мех. кап. 2 р. Д. Н. Александров и лейтенант И. И. Стаховский.

Имея разрешение на посещение других государств для ознакомления с состоянием в них гидроавиации и не найдя там ничего интересного, Дудоров, возвратясь в Париж, познакомился с известным французским летчиком, лейтенантом запаса французского флота Бомоном (Beaumont). Бомон являлся членом Франко-Британской Компании (Ф.Б.А ) и предложил Дудорову посмотреть на строющуюся у них на заводе летающую лодку. Лодка эта, типа «Donnet Leveque», Дудорову очень понравилась, и, при посредничестве морского агента кап. 1 р. В. А. Карцева, она была приобретена для Балтийского флота. По возвращении Дудорова в С.-Петербург с фирмой Ф. Б. А. был заключен контракт на постройку 12 лодок этого типа, и сам Бомон был приглашен в Россию конструктором. Выполнение заказа однако сильно затянулось, и, с началом войны, эти лодки были реквизированы для нужд французской морской авиации.

Осенью 1912 года на взморье С.-Петербургского порта были устроены деревянные спуски и парусиновые ангары, и начались пробные полеты. К весне (1913 г.) стали прибывать из Качи молодые летчики, не имевшие еще опыта полета на гидро, которых очевидно тогда в Каче еще не было. При станции был заведен быстроходный катер, на обязанности которого лежало «вылавливание» из воды летчиков и подача помощи аппаратам, потерпевшим аварию. Первый выпуск Качинской школы в Балт. море, весной 1913 г., состоял из следующих офицеров:
лейтенанта Б. А. Щербачева, мичманов: П. Ваксмут, И. И. Кульнева, П. Э. Липгарт, В. А. Литвинова и инж. мех. мичмана В. Е. Зверева. Командовал станцией кап. 2 р. Д. Н. Александров.

На С.-Петербургской станции производились испытания и сдача новых аппаратов Сикорского «С-10», давших отличные результаты. Там же находилась лодка Бомона, позже немного поврежденная во время учебного полета. Завод Лебедева, ее чинивший, снял с нее чертежи, что и послужило к озданию более усовершенствованного типа летающих лодок, известных во флоте вод литерой «Щ» (Щетинин) или «М» (морской).
Началось строительство ангаров, спусков, мастерских и жилых помещений, по мере организации новых станций, причем в этом оказал огромную услугу строитель маяков Балтийского моря, инженер подполковник Я. И. Ярон. С весны 1913 г. началась постройка станций 1-го разряда на о. Эзель, в бухте Кильконд. Летом того же года испытательная станция была переведена из С.-Петербурга в Порт Александра 111-го. Были получены удобные помещения для офицеров, команды и канцелярии. Станции был передан Пост Службы Связи с есо наблюдательными постами и радиостанцией.
С постройкой ангаров дело однако задержалось из-за бюрократизма строительной части, и постройка началась только к весне 1914 г., и к началу войны не был закончен даже ангар. Большой спуск был все-таки готов к июлю 1914 г., и на нем производились испытания «Ильи Муромца», поставленого на поплавки.
В то же время в Виндаве была оборудована, своими средствами, воздушная станция 2-го разряда, служившая промежуточной базой между Либавой и Килькондом. В 1914 г. была открыта станция 1-го разряда в Або, а И. И. Сикорский продемонстрировал своего «Илью Муромца». Имея на борту 12 человек, он выказал превосходные летные качества. Аппарат этот был приобретен авиацией Балт. моря весной 1914 г., и на нем были произведены переделки, применяемые к гидропланам, что привело к его перегрузке и вытекающим из этого уменьшению запаса горючего и замедлением полета на высоту.

К «Муромцу» был прикомандирован летчик 2-го Качинского выпуска лейтенант Лавров. Этот аппарат был готов к испытаниям только в июле 1914г. В авиации остро ощущался недостаток моторов, задерживающий постройку аэропланов. Моторы, заказанные во Франции и Англии, поступали очень медленно, а отечественные заводы не были подготовлены к их производству. В результате не хватало аппаратов для обучения и практических полетов, и летчикам приходилось «стоять в очереди» чтобы получить самолет.

Лето и осень 1913 г. прошли на 1-ой Воздушной Станции в учебных полетах, и ноябре погиб во время такого полета талантливый молодой летчик П. Ваксмут. Зима 1913-14 года прошла в учебных занятиях и подготовке авиационных механиков. Начальник станции кап. 2 р. Д. Н. Александров добился командировки, зимой 1914 года, в распоряжение кап. 2р. Б. А. Вилькицкого для участия с гидропланом в Полярной Экспедиции. Летать ему там не пришлось, и от длительного бездействия он заболел нервным расстройством и был списан на берег. Летом 1917 г. он погиб на фронте во главе Морского Ударного Батальона.

Ввиду угрозы войны, решено было перевести Либавскую станцию на о. Эзель. Это было сделано 16 июня. Миноносцы «Искусный» и «Прозорливый» были нагружены авиационным имуществом, которое могло быть вывезено, а отряд в составе летчиков: Щербачева, Липгардта, Литвинова и Кульнева вылетел на о. Эзель в 5 часов утра. Аппарат мичмана Любицкого, из-за повреждения пропеллера, мог подняться только в 4 часа дня. «Илья Муромец» получил предписание лететь прямо в Кильконд. Тут оказался небольшой запас горючего. Израсходовав его преждевременно из-за противного ветра, лейт. Лавров был вынужден сесть на воду у Цереля. Ошибочно приняв приближающиеся посыльные суда Дирекции Маяков и Лоции, снимавшие вехи, за неприятеля, Лавров сжег аппарат. В результате этой потери И. И. Сикорский решил сосредоточиться на работе только для армии, а лейт. Лавров, прекрасный летчик, был также переведен в армейскую авиацию.

В ночь на 18 июля был получен приказ организовать воздушную разведку.
У лейт. Любицкого к этому времени произошла поломка мотора, и ему было приказано доставить аппарат в Ревель, а самому поступить в распоряжение кап. 1 р. Непенина. Пока не была готова радиостанция, донесения разведки приходилось передавать по телеграфу, т.ч. сведения приходили с запозданием и были бесполезны, что очень раздражало адмирала Н. О. Эссена. В июле (25-го) в Аренсбурге была открыта новая станция. 28 июля было получено приказание усилить разведку ввиду ожидаемого выхода в море нашего флота.
При свежем ветре был произведен учащенный надзор морем до о. Гогланда. В течение 16 часов приходилось посылать по одному аэроплану каждые 2 часа. Донесения передавались по радио со станции прямо во флот.
В большинстве случаев разведка была безрезультатна. Однако 20 августа в море был обнаружен неприятельский крейсер, а к вечеру Щербачев увидел отряд из 9 кораблей. 24-го вечером был замечен 2-х трубный крейсер стрелявший по какой-то цели.
Кульнев тоже обнаружил суда мористее. Единственное вооружение аппаратов в то время было:
маузер летчика и карабин механика-наблюдателя, так что об атаке неприятеля нельзя было и мечтать.

В. П. Дудоров был поврежден в автомобильной аварии в ноябре 1914 г. и, выздоравливая в Петрограде, сделал доклад, в результате которого решено было сформировать следующее: станцию 1-го разряда в Ревеле для подготовки летчиков и снабжения боевых станций и учредить с весны (1915 г.) станции 2-го разряда на Цереле, Аренсбурге, Гапсале, на о. Даго и в бухте Кунда. Остров Эзель был включен в план обороны Рижского залива, и весной на нем уже была морская бригада под командой контр.-адм. В. В. Шельтинга 1-го.

Делопроизводство по авиации в Морском Ген. Штабе было поручено лейт. А. А. Тучкову. Позже при Морском Ген. Штабе было учреждено особое отделение под его начальством, ведавшее снабжением авиации Бальтийского и Черного морей.
В 1916г. А. А. Тучков основал летную школу в Баку, освободив этим Балтийцев от обузы обучения летчиков на гидропланах. Он также наладил производство заводом Щетинина усовершенствованных лодок Щ-9, называемых во флоте «Девятками». (Советские историки называют аппараты Щетинина—лодками Григоровича и лодками типа «М».) Администрация завода С. С. Щетинина пригласила в 1910 г. инженера Д. П. Григоровича, жившего в Киеве, как проектировщика летающих лодок. Им была спроектирована первая летающая лодка русского флота М-1. Он, весьма возможно, воспользовался чертежами, снятыми с лодки Бомона, и их усовершенствовал.
Из 20-ти серийных номеров лодок Григоровича самыми удачными были М-5 (Щ-5), которых было построено 105, и М-9, улучшенная и увеличенная версия М-5. (Всего за время войны заводом Щетинина было построено более 200 лодок типа М-5 и М-9, составивших 12 авиационных отрядов.)

Щербачев был назначен начальником воздушного дивизиона в Ревеле, и ему было поручено оборудование воздушной станции на Бригитовке и прочие организационные дела.
Для создания плавучей базы Дудоров, в содействии с инженером Шишковым, выбрали в декабре 1914 г. пассажирский пароход «Императрица Александра», стоявший в Петроградском порту. Пароход этот, делавший раньше рейсы между Петербургом и Англией, был приобретен в казну и перестроен в авиоматку с переименованием в «Орлицу». Он был зачислен во 2-ой ранг судов и в разряд учебных судов, т.к. категории авиоматок во флоте тогда не было и, возможно, с целью скрыть его настоящее назначение. Б. П. Дудоров был назначен командиром «Орлицы». Судно стояло во льду, недалеко от Гутуевского о-ва, на котором Путиловский завод, ее перестроивавший, устроил временные мастерские.
Офицерский состав «Орлицы» был следующий: старший офицер, ст. лейт. Л. С. Кавелин, ст. штурман, лейт. Кунаков, ревизор—мичман Прозоров, ст. инж. мех. кап. 2 р. Н. Н. Щапкин, вахтенные начальники: мичман В. Ролль и подпор. В. Петров, старший врач—доктор А. Мясоедов.
Корабль имел на борту «действующий» отряд из 4-х готовых к спуску лодок и 4-х запасных, находившихся в трюмах со снятыми крыльями. Этим «Судовым Авиационным Отрядом» командовал лейт. И. С. Краевский при летчиках: инж. мех. лейт. В. Е. Звереве и мичманах П. А. Туржанском и В, А. Штральборн. Летчики и их механики были посланы на завод Щетинина для наблюдения за постройкой лодок. «Орлица» была вооружена 4-мя 75 мм орудиями и одной 40 мм «зениткой» (советские источники приписывают ей 8 75 мм противоаэропланных орудий и 2 пулемета. Судя по фото 1917 г. она действительно имела это вооружение). Для подъема и спуска гидро были установлены электрические лебедки и стрелы Темперлея, оставшиеся после русско-японской войны. На палубе были установлены постоянные ангары с парусиновыми обвесами вместо дверей.

В помощь преполагаемому наступлению нашей армии на Мемель, в марте 1915 года, был выработан план, по которому авиация должна была вести воздушную разведку. В Либаву были посланы 2 аппарата, поставленные на лыжи. Полет был очень трудный, т.к. моторы работали плохо, и масло замерзло. Аппараты базировались на льду озера близ Либавы. Метели заносили снегом летную дорожку, которую приходилось все время расчищать. При отступлении от Мемеля аппараты даже не могли подняться из-за непогоды, и их буксировали людьми.

В том же году погиб на ревельском рейде летчик И. И. Кульнев, ставший жертвой своей лихости.
Предыдущие выговоры начальства и дисциплинарные взыскания в данном случае не помогли. Кульнев первым в истории авиации проделал мертвую петлю на гидроплане (С-10) 15 декабря 1913 года.

В начале июля «Орлица» перешла в до к для окраски днища и приема снабжения, а 23-го она вышла в Котку для обучения личного состава. К этому времени немецкая авиация, базировавшаяся на Виндаву, начала проявлять активность, атаковывая наши миноносцы и подводные лодки бомбами, правда безрезультатно. «Орлица» была отправлена в рижский залив, и 7 июля перешла в бухту Папонвик для прохождения курса артиллерийской стрельбы.

Личный состав морской авиации постигло еще одно несчастье. На аппарате летчика мичмана А. Н. Прокофьева-Северского при посадке взорвалась 10-ти фунтовая бомба; А. Н. Северский был ранен с повреждением ноги, которую пришлось частично ампутировать, и общей контузией. Его механик у.-о. Блинов был убит. По выздоровлении мичман Северский был послан на завод Щетинина наблюдателем за производством аппаратов и вскоре стал опять летать. В 1917 году он был начальником отряда истребителей на о. Эзель.

В середине июня авиация Рижского залива поступила в оперативное распоряжение начальника Минной Дивизии кап. 1 р. П. Л. Трухачева. 19 июля летчики С. Лишин и В. Литвинов произвели воздушную разведку у Михайловского маяка. 20-го авиация вела корректировку стрельбы «Амура» и миноносцев по берегу. Сигнализация производилась при помощи пистолета Верн и выбрасывания цветных вымпелов. Утром 20-го, в 3 часа, были замечены 2 немецких аппарата, летевшие к Михайловскому маяку. Летчики Лишин и Зверев поднялись им навстречу. Литвинов и Краевский не могли завести моторы своих аппаратов. Мотор Зверева сдал, и он сел на воду, после чего его взял на буксир миноносец. Оставшись один, Лишин атаковал Альбатрос немца, летевшего к «Москвитянину», стреляя из маузера, а его механик из карабина. Немец был очевидно подбит и, снижаясь, пошел к берегу. Другой аппарат противника, после короткой перестрелки, последовал за товарищем.
Заметив входящую в Ирбенский пролив нашу подводную лодку, он переменил курс, и Лишин, видя это, несмотря на мотор, дававший перебои, пошел навстречу немцу и, после короткого боя, заставил его повернуть на Виндаву.

Б. П. Дудоров решил пойти в контратаку и произвести внезапный налет на Виндаву, пользуясь неподготовленностью противника, аппараты которого возможно были без горючего. В 8 час. утра туда были посланы Литвинов и Краевский. Дудоров летел с Литвиновым наблюдателем. Были захвачены бомбы и стрелы. Налет прошел удачно, и было сброшено несколько бомб в порту. Наши аппараты были обстреляны трассирующими пулями. Вернувшись к Ирбеню, Литвинов сел среди минного поля и был отбуксирован катером в базу.

20-го же был обнаружен цеппелин, шедший по направлению к Ирбеню. Навстречу ему вылетели Литвинов, Лишин и Краевский. Отстреливаясь из 2-х пушек, он повернул на север. Вылетевший из Кильконда Нагурский заставил его повернуть на юг. Из-за недостаточной скорости и малого запаса горючего, преследовать его не было возможности. За этот день летчики были представлены к наградам. Лишин получил орден св. Георгия 4-й степени, став первым георгиевским кавалером Морской авиации; Литвинов и Краевский были награждены орденом св. Владимира с мечами, а Зверев и Нагурский орденом св. Анны 4-й степени.
Механик Лишина унтер оф. Смолин был награжден Георгиевским Крестом, а остальные механики Георгиевскими Медалями. Б. Дудоров позже получил орден св. Владимира 3-й степени и был произведен в капитаны 1-го ранга.

26 июля мичман Галибин был вынужден сесть в море из-за порчи мотора и был взят в плен немцами, которые известили об этом русских летучкой, сброшенной с аэроплана.
«Орлица» перешла в Моонзунд из Ревеля ночью 30-го. Во время попытки форсирования Ирбенского пролива, Церельская Воздушная станция подверглась обстрелу тяжелой артиллерией. Только один аппарат (Лишина) был поврежден. В это время остро ощущался недостаток аппаратов, т.к. заводы Short и AVRO прекратили доставку, и поэтому потеря хотя бы одного аппарата была очень чувствительна. Потерян был еще один гидро (Ф. Б.-15), причем летчик лейт. Любицкий сломал колено, а ученик-летчик поручик Онтаржевский— ребро. Погода 3 августа не благоприятствовала полетам, и «Орлица» отошла на линию Абра-Руно чтобы не задерживать своим малым ходом другие суда в случае их отхода под натиском больших сил немецкого флота, появившегося у входа в Рижский залив.

Несмотря на преждевременный отход гарнизона о. Эзель, летчики Кильконда под командой лейт. Лишина не оставили свои позиции, и воздушная станция продолжала свое существование еще около 2-х лет.
Мичман Штральборн сделал вынужденную посадку у маяка Лайдуюин и был благополучно подобран.

Дежурства на Цереле не возобновлялись из-за недостатка аппаратов, да и станция была слишком открыта и для нападения с моря. Несколько позже, ввиду бездействия неприятеля, полеты из Цереля возобновились. «Орлица - перешла туда 21 августа, в более укрытое место у деревни Менто. На Виндаву был произведен налет 20 августа. Вылетели летчики 1-го судового отряда «Орлицы»:
лейт. Краевский, лейт. Зверев, мичманы Туржанский и Штральборн и летчики 2- го авиационного отряда: лейтенанты Литвинов, Лишин и Нагурский и авиационный кондуктор Еременко. Старший офицер «Орлицы» ст. лейт. С. Л. Кавелин пошел наблюдателем. Два из вылетевших аппаратов не долетели до Виндавы. Гидро мичмана Штральборн вернулся из-за порчи мотора, а аппарат лейт. Лишина сел на воду недалеко от «Прозорливого». Атакующие гидро были обстреляны сильным шрапнельным огнем. Лейт. Зверев был вынужден сесть на воду близ Виндавы. После уничтожения аппарата Зверев и Кавелин были взяты в плен.

12 сентября гидро «Орлицы» корректировали огонь «Славы» и миноносцев по неприятельским позициям около Риги. «Орлица была безрезультатно атакована немецкими аэропланами, сбросившими на нее 4 бомбы. Шрапнельный огонь ее 75 мм орудий был недействителен также, как и огонь ее единственного зенитного орудия. После стрельбы выяснилось, что ударом газов от 75 мм орудий были повреждены аппараты в открытых ангарах «Орлицы», так что они не могли быть пущены в действие. В октябре гидро «Орлицы» прикрывали высадку у маяка Домеснес, проиводя разведку берега. Десант был удачен, и был захвачен в плен немецкий отряд (19 октября). Из-за осенних штормов и ранних заморозков «Орлица» ушла на зимовку в Гельсингфорс, закончив кампанию 1916 года.

5 декабря морская авиация произвела воздушную разведку до Виндавы.

В 1915 году личный состав авиации Балтийского моря пополнился следующими летчиками. Прибыли: лейт. В. В. Дитерихс, мичманы Б. П. (?) Берг, А. Н. Гарковенко, братья Олег и Игорь Зайцевские, мичманы Петров, А. И. Макаревич, прапорщик из студентов Политехникума Антоненко, волонтер студент Матвеев и др. Лейтенант А. А. Тучков, будучи по делам службы на Кильконде, захотел обучаться летному делу и при посадке сильно разбился. Б. П. Дудоров сдал командование «Орлицей» кап. 2 р. С. Ф. Тыртову. Было пересмотрено Положение о Службе Авиации и Службы Связи, учрежденное в 1914 г. Новое положение «О Службе Морской Авиации и Воздухоплавания», утвержденное 30 ноября 1916 года, отменяло прежнюю организацию, и взамен ее сформировывало 2 Воздушные Дивизии, по одной в Балтийском и Черном морях.

Балтийская Дивизия состяла из 2-х Бригад: 1-ая состояла из 3-х воздушных дивизионов, в 3 воздушных отряда, по 6 самолетов в каждом, 3-х воздушных станций и 6-ти воздушных постов. 2-я Бригада (Ботнического Водного района) состояла из 3-х воздушных дивизионов, 2-х по 3 и одного в 2 воздушных отряда при 3-х воздушных станциях и 6 постах. Начальником Дивизии был офицер в чине адмирала, и 2 начальника бригад были тоже в адмиральских чинах. При Дивизии предполагалось иметь 13 штаб-офицеров, 168 обер-офицеров, 4 инж. механика в штаб-офицерских чинах, 16 офицеров по адмиралтейству, 22 медицинских чина и 2498 нижних чинов всех званий.
Начальником 2-ой бригады был назначен летчик Черноморской авиации кап. 2 р. С. Ф. Дорожинский.

Численность боевого состава Воздушной Дивизии Балтийского флота определялась в начале 1916 года в 106 самолетов. С весны этого года немецкая ывиация пополнилась более быстроходными фоккерами, вооруженными пулеметами. Несмотря на то, что наша авиация стала получать «девятки», тоже вооруженные пудеметами, немецкая авиация стала брать перевес. Станция Кильконд была неоднократно атакована противником. Налеты цепеллина было почти невозможно отражать, т.к. у нас на «Орлице» была только одна 75 мм противоаэропланная пушка, а наши гидро поднимались с недостаточной скоростью для атаки. К июню прибыл новый контингент летчиков из Школы Морской авиации в Баку. Среди прибывших были: Алферьев, Изверков, Иванилов, Микоев, Миссинский, Понятов, Румянцев и Шитаков. «Орлица» несла службу главным образом в Куйвасте, по охране судов.

13 июня произошел бой 3-х наших аппаратов с 2-мя немецкими. С Цереля вылетели Штральборн и Корольков, а Зайцевский вылетел из Аренсбурга. Штральборн вынужден был сесть на воду из-за порчи мотора и, будучи на буксире у катера, был атакован уже 4-мя немцами, сбросившими на него бомбу и обстрелявшими его из пулемета. Вылетевшие на подмогу из Цереля Туржанский и Величковский атаковали немцев, подбив один Альбатрос, севший потом на воду, подобрали товарищей и сожгли аппарат.

В середине июня «Орлица» перешла к острову Руно, а 21-го четыре немецких самолета сделали попытку ее атаковать. Подпоручик А. Н. Изверков поднялся первым и, не ожидая других летчиков, вступил в бой с 3-мя аппаратами противника. У него был пробит бак с бензином, аппарат загорелся, упал в море и перевернулся. Летчик, привязанный ремнями, утонул. Атака на «Орлицу» была отбита, и один немецкий аппарат был сбит, а летчик взят в плен. Пленный немец проговорился, что новая гидро-база неприятеля находится на озере Ангерн. Решено было эту базу атаковать.

Тем временем наша морская авиация была занята атаками немецких тральщиков, работавших у Ирбеня. Во время одной из таких атак, аппарат мичм. Зайцевского был поврежден, и он вынужден был сесть недалеко от неприятельских миноносцев, которые открыли по нему огонь из орудий. Два наших аппарата сели рядом и, снявши летчика и механика и утопивши аппарат, благополучно вернулись на станцию.
12 июля, с наступлением темноты, немцы сбросили до ста бомб на Церельскую станцию и повторили налет 16-го. Повреждения были незначительны. 18 июля лейт. Гарковенко и поручик Телепнев произвели разведку у Виндавы.

Немецкая авиация, вылетевшая с о. Ангерн, атаковала Аренсбургскую станцию 20 июля. На обратном пути немцы были атакованы церельскими летчиками лейт. Гарковенко, пор. Телепневым и пор.Алферьевым, которые преследовали немцев до самого о. Ангерн, где их отогнали поднявшиеся самолеты противника. Пор. Телепнев вел бой с 2-мя самолетами противника 28 июля и, повидимому, подбил одного.

Для атаки на о. Ангерн «Орлица» подошла к о-ву Руно, где уже был отряд с о-ва Эзель. Ночной налет был удачен. Видны были разрывы 2-х пудовых бомб на станции и зарево пожара. С нашей стороны потерь не было. Во время ответных налетов противника Телепнев сбил один аппарат. Воздушные отряды на Даго и Дегере все время вели разведку.
13 сентября лейт. А. Н. Гарковенко с мичманами Сафоновым а Зайцевским, будучи в дежурстве на о-ве Руно, совершили налет на озеро Ангерн, где они были встречены превосходными силами фоккеров. Идя на выручку Сафонову, аппарат Гарковенко был подбит, упал в море и утонул. Команда его не была спасена.
М. П. Телепнев, В. А. Литвинов и другие летчики были награждены Георгиевским оружием.

Видя нужду в быстроходных истребителях, А. А. Тучков старался получить их от армии, и, для обучения полетам на них, морские летчики откомандировывались в Гатчину. Среди них был А. Н. Северский, после командовавший отрядом истребителей на о-ве Эзель. Морская авиация нуждалась в лучших бомбах, прицелах для бомбометания и радиостанциях. Осенью 1916 года производились опыты установки 37 мм пушки Гочкиса на аппараты Щетинина. Опыт стрельбы был удачен, но вес пушки с аммуницией оказался слишком велик.
Б. П. Дудоров имел в виду вооружить аппараты Сикорского (С-10?) минами Уайтхеда катерного типа, но провести это в жизнь не удалось.
По положению от 30 ноября 1916 г., наконец утвержденному, Б. Дудоров был назначен начальником Воздушной Дивизии Балтийского моря. Начальником 1-ой Бригады был назначен Б. А. Щербачев (в Ревеле) и 2-й Бригады С. Ф. Дорожинский (в Або). Началась штабная организационная работа, результатом которой явилась «Инструкция для Ведения Воздушного Боя».

Февральская революция мало повлияла на авиационные части Балтийского моря. На Бригитовке (в Ревеле) дело было хуже, т.к. там было много запасных. Колоссальные работы, производимые полковником Ярон в Порту Императора Александра 111-го по сооружению железо-бетонных ангаров, авиационной гавани и др. остановились.
В Кильконде началась пропаганда против офицеров. В Або было тоже неспокойно. Появилось стремление «кончать войну». Все начало разлагаться.
Б. Дудоров временно сдал Дивизию Щербачеву, пока не был назначен новый начальник, кап. 1 р. Ковальский. Вскоре дошло до того, что летчикам не позволяли делать полеты, боясь ответного налета немцев. Станция Кильконд, которой командовал шт. кап. Вавилов, 29 сентября 1917 г. была разрушена огнем неприятеля.

(11-10-2005 17:24:44)

Володя Бурейко.   Выпуск 1986 г.

 

Сайт выпускников ЕВВАУЛ
Статистика посещений Карты посещений сайта